Регистрация Вход
Библиотека /
Поиск по библиотекеМоя библиотекаИскать книгу(обмен)

Кевин Найт, Хитров Андрей. Смерть Ембера

Кевин Найт, Хитров Андрей. Смерть Ембера


(Пародия на "Хроники Амбера", с извинениями Роджеру Желязны) --------------------------------------------------------------- Date: 14 Jan 1997 From: "Andy V. Hitrov" Файл из библиотеки "ЗимбабвЕ" Андрея Хитрова (AHitrov@mail.ru) ---------------------------------------------------------------

Глава I


Я пробуждался медленно, запах пива пробивался сквозь мои носовые каналы. Мне показалось, что я находился в этой позе -- распластанным на спине -- в течение уже некоторого времени: возможно, недели. Я медленно открыл глаз. Затем второй. Белые плитки ванной комнаты -- это все, что мне удалось разглядеть. Я знал в тот момент одно: кто-то там снаружи хотел достать меня. Мой череп едва не раскололся, когда я попытался сесть. Мои усилия лишь частично увенчались успехом, так как, врезавшись головой в стальную трубу, я снова оказался на холодном выложенном плиткой полу. Кто бы там ни был, ему придется подождать. Вокруг повсюду были разбросаны пивные бутылки. Потолок медленно вращался. Наконец, я сумел встать. -- Корбин? -- Это был голос женщины, и он проник в самое ядро мозга. Я помусолил это слово и выплюнул обратно. -- Корбин? -- Голос стал более громким и болезненным. Мне пришлось сесть на край ванной. В этот момент в ванную вошла сногсшибательно красивая женщина. Она казалась невооруженной. На ней была одета лишь тонкая туника. Я продолжал одной рукой держать свою голову, делая указательным пальцем другой руки движение "т-с-сс". Она кивнула, улыбаясь. -- Я пыталась передвинуть вас вчера вечером, Корбин, но вы оказались куда более тяжелым, чем можно было подумать. Пол ванной, должно быть, очень неудобен. Корбин... Корбин. Имя звучало знакомо. Но было ли это мое имя? Мне были нужны факты! -- Что произошло перед тем, как я... потерял сознание? -- спросил я. -- Ну, вы пожелали всем хорошо провести время и сказали мне, что я выгляжу потрясающе. Я осмотрел ее снизу вверх. В последнем я ошибиться не мог. -- Подожди! Ты говоришь, ВСЕМ? -- Всем на вечеринке. Это было уже что-то! Да, действительно была вечеринка. Несколько человек пытались достать меня, но я, от природы очень подозрительный, сумел устранить их прежде, чем они получили возможность сделать какую-нибудь гадость. Но, во-первых, зачем я там был? Почему я подозрителен? Где я жил? Кто мои родители? Сколько денег я делаю в год? Ни на один из вопросов ответа не было. -- Хотите я положу вам лед на голову? -- спросила она. -- Нет! -- я схватил женщину за пояс туники. -- Сообщите мне, как я попал на вечеринку вчера вечером. Она испуганно посмотрела на меня. -- Ваша сестра принесла вас. ...Сестра?.. -- Я знаю это. Которая? -- я импровизировал. -- Которая, что? -- Которая сестра? -- У вас только одна. Так или иначе, я знал, что она лгала. У меня было шесть сестер, две из которых были мертвы. -- Вы лжете. У меня шесть сестер, две из которых мертвы. -- Ну, хорошо.Во всяком случае, это было Флорида. Вам сделать завтрак? Пока что эта женщина вела себя хорошо, и кроме того, я был голоден. Так что я сказал, "Конечно", и позволил ей делать все, что заблагорассудится. Женщину, как я запомнил, звали Джекки, и она приготовила превосходный омлет. Пока она им занималась, я тайком просмотрел ее записную книжку. В ней имелась ссылка на Флориду, и я запомнил адрес. Во время завтрака, Джекки сказала: "Вы кажетесь человеком, от природы подозрительным. Почему это? " Первым, что у меня вырвалось было: "Это семейная черта." И эти слова несли печать правды. После завтрака я привязал Джекки к креслу и забрал все деньги из ее кошелька. Я знаю, что должен был убрать ее, но последние годы сделали меня более мягким. Моей первой остановкой была парикмахерская на Девятой Улице. После этого я купил новую рубашку и переоделся, потому что я ненавижу, когда остатки волос под рубашкой щекочут мне спину, к тому же я не понимаю, почему это вообще должно тебя интересовать. Еще я купил пистолет. Я знал не много. Джекки называла меня Корбин, но я был твердо уверен, что это мое ненастоящее имя. Я должен был пользоваться псевдонимом. Но почему? Я рассмотрел свой пистолет. Он лежал в руке легко и удобно. Предположений относительно этого у меня было немного. Я вспомнил, что у меня прежде был такой же. Во время прогулки по парку я разобрал и собрал его. Потом снова разобрал и собрал. И снова, пока пожилая леди, прогуливавшая ребенка, не убежала, бросив сумочку и крича о помощи. Какова моя профессия?.. Военный?.. Антиквар?.. Нет! Может быть, шпион?.. Теперь что-то начинало возвращаться. Имя "Джейсон" возникло в моем мозгу. Это было то самое! Я был Джейсон Бурн, супершпион, посланный в Европу в качестве приманки для Карлоса, наемного убийцы... Я прибыл во время шторма на лодке со стороны побережья Франции... Меня использовало ЦРУ. За мной охотились КГБ и Интерпол. Я похитил девушку на конференции по экономике, влюбился в нее, открыл счет в швейцарском банке... Затем пришла мысль, снова выбившая меня из колеи: "Все это полное дерьмо". Это было знакомо, почти слишком знакомо. Я проверил мое тело на наличие шрамов. И не нашел ни одного. У меня никогда не было микрофильма, встроенного в тело. У кого-то еще был, я чувствовал, но этот кто-то был не я. В конце концов я добрался до дома своей сестры. Дверь мне открыла ее служанка. -- Привет, -- сказал я. -- Я давно потерянный брат Флориды, и я хотел бы видеть ее. Через мгновение показалась высокая блондинка. Я смутно опознал ее. -- Корбин, -- воскликнула она. -- Я... удивлена. -- Я тоже... -- Но это -- мой дом. С чего бы тебе быть удивленным? Я пробовал сфальшивить, но это было не просто. -- Не против, если я войду? -- Отчего же. Пожалуйста, входи. Я вошел. Место было прекрасно обставлено, и я внезапно вспомнил, что моя сестра имела слабость к таким вещам. Мы расселись вокруг тяжелого дубового стола. -- Почему ты пришел... сюда? -- спросила она. Казалось, что она обладала той же самой природной подозрительностью, которую я заметил у себя. -- Я думаю, что ты знаешь, -- сказал я. -- Не знаю, -- парировала она. -- Ты лжешь, -- сказал я. В течение минуты мы сидели в тишине. Мне нужны были факты, и я не собирался получать их подобным образом. -- Я пришел, потому что... был голоден, -- наконец сказал я. Это, в общем, было правдой. Я отметил, что, кроме природной подозрительности, я, казалось, обладал редкостным аппетитом. -- О! -- просветлев, сказала она. -- Я прикажу Кармел сделать нам завтрак. Мы сидели во взаимоподозрении, пока Кармел не принесла еду. Там были хлеб, фрукты, вино, и сардельки, настолько толстые, насколько это вообще возможно для сарделек. Флорида внезапно очень серьезно посмотрела на меня и сказала: -- Корбин, ты действительно собираешься попробовать это? Я посмотрел на сардельки. Они были розовые и сочные. И я был действительно очень голоден. -- Ты что, шутишь? Конечно, я собираюсь попробовать ЭТО, -- сказал я и потянулся вилкой к сарделькам. Внезапно она поцеловала меня. -- О, я знала это! Удачи тебе, Корбин, она тебе очень понадобится. Ты можешь рассчитывать на любую мою помощь. Эрик силен, но, возможно, ты сможешь достать его с помощью Булиана, или Крейна, а затем к тебе переметнется Джерри, как только увидит, что происходит. Ембер нуждается в тебе, и я сделаю все, что смогу... -- Все что можешь? Тогда заткнись на минуту, хорошо? -- оборвал я ее. Мне было необходимо подумать. Ембер! Это означало что-то большое. Да, это был ключ! Там что- то было! Что-то невероятно важное! После завтрака Флорида отправилась за покупками. Я прогуливался по дому в поисках зацепок, которые позволили бы мне установить мою личность. Я начал с библиотеки. Библиотека Флориды состояла в основном из комиксов. Она не была особенно проникновенным читателем. Но меня больше всего заинтересовал ее письменный стол. В нем валялось несколько газет, счетов и оберток от презервативов, но позади ящика нашлось секретное отделение. Оно было заперто, и от него шли провода к трем независимым системам сигнализации, но я быстро отключил их. В отделении лежала колода карт. Я вытащил их. Карты были очень холодными. Я отнес их на кухню и поместил на некоторое время в духовку, пока они не достигли комнатной температуры. Затем я начал их рассматривать. На первой карте был портрет высокого человека, одетого в коричневое. Его имя было Бенедикт. У меня возникло неясное ощущение, что он мог бы вытрясти все дерьмо из меня. Он был моим братом. Со второй карты на меня взирал человек, облаченный в белую броню. Это был мой брат Булиан. Я мог вытрясти дерьмо из него. На следующей карте был Эрик. У него были темные волосы и мокрая борода. Я очень интенсивно думал, но так и не смог вспомнить, почему его борода была мокрой. Я знал, что он мог вытрясти дерьмо из меня, потому что он уже проделал это раз или два. Я ненавидел его. Затем шел Блейз, мой следующий брат. Воспоминания пронеслись в моей голове. Блейз был очень похож на меня, так что я заключил, что никто из нас не смог бы выбить дерьмо друг из друга, хотя мы могли бы с удовольствием попробовать. Далее шли Рэнди, Банд, и Крейн. Я помнил, что Рэнди играл на барабанах и в карты. Банд увлекался магией, а Крейн имел свои собственные далеко идущие амбиции. Амбиции? Куда идущие? Я не знал. Затем я увидел себя. Я был одет в черное и серебряное, с заколкой для галстука в форме серебряной розы. Я выглядел сильным, уверенным. Потом я почувствовал, что должен быть там, с моими братьями в Ембере! На следующей карте был изображен грузный мужчина. Это был Джерри, медленный но сильный. Я мог легко произнести "На дворе трава, на траве дрова" и "Клинтону не видно, ликвидны ли акции или не ликвидны", что Джерри не удалось бы даже после года обучения, но это никак не повлияло бы на тот факт, что он мог по- настоящему надрать мне задницу. На следующих четырех картах были мои сестры: Флорида, Лоу Эллен, Дайда, и Фелона. Я мог бы надрать задницы любой из них, но не стал бы, потому что в этом не было бы стиля. Кроме того, я вспомнил, что Дайда была моей любимой сестрой. Фелона была в некотором роде колдуньей. Лоу Эллен имела зеленые волосы, которые были сильно похожи на морские водоросли. В общем, напрягаться было не из-за чего... Я понял, что все мы были большой семьей, важной семьей. Мне необходимо было вернуться к центру всех дел, в Ембер. Ембер был местом, в котором мы жили... Телефон зазвонил. Я подождал немного. Затем поднял трубку. -- Привет? -- сымпровизировал я. -- Привет. Флорида там? -- Нет, -- сказал я. -- Могу я узнать, кто звонит? -- Да. -- Кто звонит? -- Это Рэнди. А это кто? -- Корбин. В течение некоторого времени стояла тишина. -- Много времени прошло, -- выдавил он после. -- Да, -- ответил я. -- Ты знаешь... э-э... я просто звоню, чтобы спросить Флориду, мог бы я зайти сегодня вечером с парой-тройкой моих друзей. Нам нужен стол для покера. -- У вас найдется дополнительное место для меня? -- спросил я. -- Верное дело, брат, -- ответствовал он. -- Увидимся в восемь. -- О'кей, пока. -- Пока. Хотел ли Рэнди достать меня? Работал ли он на них? Мне так не казалось, но на всякий случай я проверил пистолет. Затем я услышал какой-то шум, доносившийся с передней стороны дома. Я торопливо вернул карты на прежнее место в секретном отделении и встретил Флориду, поднимающуюся по лестнице. Она выглядела утомленной. -- Дорога в Ембер... тяжела, -- сказала она, избегая моих глаз. -- Конечно. Ты, кажется, потеряла несколько карт, -- сказал я. Она посмотрела на меня, и ее лицо стало красным. Потом синим. Потом зеленым. И, наконец, снова красным, -- Ты забрал их, мерзкий вор! -- Нет, сестра, я положил их обратно, -- ответил я. -- Почему? -- Не знаю. -- я уже успел пожалеть об этом. -- В любом случае, сегодня вечером у нас будет компания. -- Кто? -- Рэнди. Он притащит с собой несколько друзей для игры в покер. -- Нет. -- Да. -- Нет, -- сказала она. -- Да, -- сказал я. Так мы препирались минут сорок... -- Последний раз, когда он заглядывал сюда, его приятели, разграбили здесь все и на два месяца провоняли весь дом сигарным дымом. -- Это -- не моя проблема. Она хмыкнула и скорым шагом ушла к себе. -- Что на обед? -- бросил я вслед. Я слышал, как она заперлась в своей комнате, и это было последнее, что я услышал от нее в течение последующих двух книг. Пока я ждал прибытия Рэнди, я сделал себе обед. В конце концов в дверь постучали, и я открыл. На пороге стоял небольшого роста молодой человек с бегающими глазами. Он выглядел искренне потрясенным, увидев меня с шашкой в одной руке и пистолетом в другой. Мне приходилось разыгрывать крутого и быть очень общим в своих замечаниях. -- Классный жилет, -- начал я. -- Спасибо, -- сказал он. -- Рэнди, -- сказал я, -- Скажи своим друзьям, чтобы они шли домой. Мы собираемся совершить небольшую поездку. -- О'кей, брат. Валите, парни. Куда мы собираемся? -- Куда же еще? -- Ты хочешь вернуться? "Возможно", -- подумал я. -- Возможно, -- сказал я. "Возможно", говорил весь мой вид. То же самое было написано на плакате над дверью. Я сорвал автомобильные ключи с крючка на двери кухни. -- Флорида? Можно, я позаимствую машину? -- Ответа не было, что я квалифицировал как "да". Мы прыгнули в "Мерседес" Флориды. Я позволил Рэнди вести. Возможно я и вспомнил бы, как добраться до Ембера, выехав на шоссе, но не было никакой уверенности, что я выберу правильный поворот, когда придется съезжать с дороги. -- Ты со мной? -- спросил я его. -- Я всегда могу определить, куда дует ветер. И не хочу плыть против него, -- ответил он. -- Что это значит? -- спросил я. -- Это -- навигационная аналогия, которую я стянул у Крейна. Это означает "да", но звучит гораздо лучше. Я выглянул в окно. Небо было зеленое, а деревья отливали бледно-синим. Я наблюдал за лицом Рэнди. Чем больше он концентрировался, краснея и отдуваясь, тем больше менялась окружающая нас действительность. Нам пришлось остановиться, чтобы заправить автомобиль бензином. Когда бак был полон, Рэнди вытащил пистолет и пристрелил дежурного, диспетчера и двух женщин около автомата с колой. Я был озадачен, но ничего не сказал. Мне показалось, что в данных обстоятельствах Рэнди действовал несколько суетливо, но, возможно, годы действительно сделали меня мягче. -- Рэнди, -- сказал я. -- У меня есть для тебя одно признание. Внезапно его "Магнум '44" оказался около моего лица. -- Если ты планируешь какую-нибудь шутку, я вышибу тебе мозги. Он был моим братом. Вам может показаться странным, что мы время от времени угрожаем вышибить друг другу мозги. Что делать? Это обычный для нас образ мышления. -- Я не знаю, кто я, -- категорически заявил я. Машина заскрипела и остановилась. -- Что? -- спросил он, стирая с лица осколки лобового стекла -- Я потерял свою память. Все это время я блефовал. На самом деле я не знаю, кто я. -- Ты все-таки шутишь. -- Это не шутка. Куда мы теперь едем? -- Ну, я думаю, есть способ восстановить твою память, но это может быть опасно, особенно, если ты -- не тот, за кого себя выдаешь. -- Я воспользуюсь им. -- Ты должен пройти через Проект. Проект! Само слово наполнило меня страхом, исходящим из самой глубины моего существа, моем сердце -- холодом, исходящим оттуда же, а мои штаны -- чем-то мокрым... -- В Ембере? -- спросил я. -- Нет, Эрик держит Емберский Проект под охраной. Мы должны попасть в Ребме, подводное королевство. Королева Мора с удовольствием поможет тебе, хотя меня она скорей скормила бы рыбам. Я могу сопровождать тебя до побережья, но не дальше. -- Тогда пойдем, брат, -- сказал я. Рэнди запустил машину. -- Мы путешествуем через Отражения, -- сказал он. -- Ты помнишь, что это такое? -- Не имею представления, -- сказал я. -- Ембер имеет бесконечное количество Отражений, -- сказал он. -- Звучит, как аксиома, -- ответил я. -- Все пути ведут в Ембер, -- сказал он. -- Еще одна аксиома, -- сказал я. -- Сохраненный пенни -- это заработанный пенни, -- сказал он. -- Я УЖЕ слышал нечто подобное. -- Чайник, на который смотришь, никогда не закипит. Кстати, сейчас мы находимся в Гарденском Лесу, совсем недалеко от Ембера, -- сказал он. -- Классная пословица. А кто этот парень с огромным мечом и на лошади? -- спросил я. За окном "Мерседеса", сохраняя с нами один темп, на лошади величиной с мамонта ехал человек с длинными черными волосами, одетый в белое. Рэнди выглянул на мгновение и сказал: -- Это Булиан. Однажды ты порушил его почти легендарное самообладание. С тех пор он тебя ненавидит. -- Останови машину, -- сказал я. Мы замедлили ход и остановились. Булиан спешился, а мы вышли из машины. -- Корбин? -- сказал он. -- Ты ли это? -- Точно, я -- это я. Я вернулся, чтобы... чтобы... --...Захватить трон Ембера! -- Закончил Рэнди. Трон Ембера? Это звучало, как хороший план, и кроме того, я навряд ли мог придумать занятие получше. -- Да! -- сказал я. Булиан всматривался в меня. Он не улыбался и не хмурился. Я принял агрессивную позу. Я показал ему язык. Я пихнул его в плечо. Я издевался над его длинными волосами. Я обзывался. Но он не двигался. Через полчаса он заговорил. -- Корбин, я вижу, что ты опять продолжаешь испытывать мое почти легендарное самообладание. Это бесполезно. -- Ну ладно, мне было просто интересно попробовать, -- сказал я. -- Кто хозяин в округе? -- В Гарденском Лесу управляю я, -- сказал Булиан. -- Нет, я имею в виду Ембер. -- В настоящее время всем командует Эрик. -- А где отец? -- Исчез. -- Так ты сообщишь Эрику, что я иду, чтобы достать его? -- Я сделаю это. -- с этими словами, Булиан забрался по лестнице на коня и ускакал. Рэнди сказал мне: -- Нам лучше добраться до Ребме прежде, чем он сообщит Эрику, что ты идешь достать его. Пора выбираться отсюда. -- Почему? -- Порох не работает в Ембере, -- сказал он. -- Скажи, есть ли книга, где записаны все эти аксиомы? -- спросил я. -- Все это вернется к тебе, -- сказал он. Некоторое время мы шли пешком по лесу, затем вышли на чистое место. Я уже мог видеть впереди берег. Рэнди указывал дорогу. Вдали слева показались солдаты в красном. -- Люди Эрика! -- крикнул Рэнди. -- Следуй за мной! Я проследовал за ним к берегу, и далее в воду. Мы стояли на странного вида лестнице. Я чувствовал свой вес в воде. -- Дл-др-дл-иш-ши грудью, -- пробулькал Рэнди. Я обнаружил, что могу легко дышать. Спуск по лестнице занял минут пятнадцать. Лестница, как я вспомнил, называлась Феллоу-Бионикс, по причинам, которые выпали из моей головы. Нас приветствовали два водных солдата и привели в тронный зал Ребме. Рэнди поклонился. Я тоже. -- Вы можете подняться, -- сказала женщина на троне. -- Королева Мора, -- начал Рэнди, -- я знаю, что Вы ненавидите меня, но я должен просить об одном одолжении. Находящийся здесь Корбин потерял память, и ему необходимо пройти через Проект, чтобы получить ее обратно. Что Вы скажете на это? -- Как смели Вы прийти сюда! -- Она вскочила. Рэнди глумливо посмотрел на меня. -- Я сказал, что прошу прощения, -- промурлыкал он. Мора перевела внимание на меня. -- Корбин, это действительно ты? -- Да, моя леди. -- Мое высочество. -- Твое что? -- Мое высочество. Не "моя леди", -- сказала она. -- О чем она толкует? -- спросил я у Рэнди. -- Наверное надо называть ее "ее высочество", а не "ее леди", -- предположил он. -- А кто ее леди? -- Хватит! -- закричала Мора. -- Рэнди, я рассмотрю вашу просьбу, но не думай, что ты сможешь избежать наказания. Корбин, я хочу переговорить с тобой в своих покоях. Я поклонился и проследовал за ней в комнату. -- Корбин! Наконец-то, мы одни. -- Мы когда-нибудь встречались? -- О, да. Последний раз, когда мы разговаривали, ты сказал, что ты любишь меня, что никогда не оставишь меня, и что хотел бы иметь от меня ребенка. -- Серьезно? Вот это да!.. -- Да. Разве ты не помнишь? Ты собирался свергнуть Эрика и сделать меня Королевой Ембера. -- Ты уверена? -- Конечно, я уверена. Подойди к кушетке и позволь мне обновить твою память. Я знал, что она бессовестно лгала. Но в любом случае к кушетке я подошел. Возможно, тебя заинтересовали подробности нашего пребывания под водой и все такое прочее. Забудь об этом. На следующее утро я обнаружил себя в большой комнате, рассматривающим ярко освещенный и выгравированный пол. Это и был Проект. Рэнди и Мора стояли рядом. Неподалеку от моей правой ноги на камне были выгравированы два слова: "НАЧАЛО ЗДЕСЬ". Вокруг по стенам были развешаны мерцающие рекламные плакаты, приглашавшие посетителей попробовать пройти "СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНЫЙ" аттракцион "ПРОЕКТ". Прошедшего ждал приз -- путешествие куда угодно с билетом в один конец. -- Как только ты ступишь в Проект, ты не сможешь повернуть обратно, -- сказал Рэнди. -- Почему нет? -- спросил я. Он смутился. -- Я не знаю, может быть и сможешь. Я просто пытаюсь нагнать побольше тумана. Тут так положено, чтобы побольше мистики, и все такое прочее. Я повернулся к Море. -- Что станется с Рэнди? Она улыбнулась и сказала: -- Он приговорен к заточению в Ребме на шесть месяцев. В течение этого времени ему придется присматривать за одной особой из моего окружения. Ее имя -- Виала. Она рыба. -- Рыба? -- спросил я. -- В чем же заключалось преступление Рэнди, что теперь в течение полугода он должен присматривать за твоим аквариумом? -- Он навел здесь ужасный беспорядок. Он растворил в воде бочку спирта, превратив праздничное шествие в ужасную попойку. Он замусорил канализацию окурками, пеплом и консервными банками. Он совратил двух совершенно юных рыб. Он... -- О, нет! -- О, да! Он и его вонючие дружки по покеру. Я покачал головой. Рэнди смотрел в сторону, пряча глумливый взгляд за маской раскаяния. Теперь я окинул долгим взглядом Проект. -- Такой малый шаг для человека, -- сказал я. Что это значило, я не знал, но звучало красиво. Я поставил ногу на место, указанное жирной стрелкой и начал движение. Сначала сопротивление было небольшим, но по мере дальнейшего продвижения оно возросло. Скоро вокруг моих сапог возникли голубые искры. Память! Ембер! Золотой Город на вершине горы Ривлок... Память! Гарденский лес, Река Пойзен, сказания, истории, моя жизнь в Ембере... Память! Я видел себя прячущим иголку в сэндвич Рэнди много лет назад. Однажды мы с Блейзом заперли его в шкафу... Память! Я проходил Проект прежде, очень давно. Доркин дал мне Козырь и рассказал, как им пользоваться. Память! Я внезапно вспомнил, что у Рэнди и у меня была одна мать, что вовсе не являлось правдой. Память! Я вспомнил, почему у Эрика была мокрая борода... Память! Эрик и я боролись, и я проиграл. Он оставил меня в Отражении Земля, подыхающим от чумы. Будь он проклят! Я горел ненавистью. Все те годы на Земле, незнание... Незнание... К моменту достижения центра Проекта, я вспомнил, кем я был, и какова моя цель. Я также вспомнил, что, находясь в центре Проекта, я мог перенестись в любое место во Вселенной, просто представив его. Я увидел промелькнувшую тень, но проигнорировал ее. Я закрыл глаза и перенесся в Ембер.

Глава II


Я стоял в центре библиотеки Ембера, величественной комнате, в которой хранилось гораздо больше комиксов, чем в библиотеке Флориды. Я сразу заметил несколько Колод в стеклянном ящике около дальней стены. Я разбил ящик и взял одну. На стене над ящиком висела шпага. Я вынул ее из ножен. Она легко легла в мою руку. Я попрактиковался, помахав ею направо и налево. Да, я знал, как пользоваться этой вещью. Внезапно я услышал голос позади меня. -- Какого черта ты здесь делаешь, брат? Я обернулся. Это был Эрик. Он уже вытащил тонкий клинок из пояса. -- Я пришел э-э... -- начал я. -- Захватить трон? -- предположил он. -- В общем, да. Это входило в мои планы. -- Для начала тебе придется убить меня! -- взвыл он и бросился на меня. -- Как насчет пожизненного заточения -- я парировал его выпад, а он парировал мой. Я попробовал перейти в контратаку, но именно в этот момент он вошел с маневром в quarte. Ответив ему sixte и переместившись, я занял оборону. Я сделал выпад. Он отступил, однако, и я не сумел войти в контакт. Эрик захватил мою руку. Мне пришлось броситься назад, и я почти потерял равновесие. Было уже слишком поздно проводить feint-lunge-riposte, которую я планировал секунду назад, так что я остался на месте. -- Кажется, ты помнишь достаточно много о фехтовании, -- сказал Эрик, обливаясь потом. -- Ты уже труп, брат, -- ответил я. Наши шпаги снова скрестились. Я маневрировал вокруг стола. -- Даже теперь я наступаю, -- пробормотал я. Он был загнан в угол. Мне нужно было закрыть дверь... На двери была щеколда! -- Стража! Помогите! -- закричал Эрик, парируя мои выпады. У меня было мало времени. У них должны быть арбалеты... Я отскочил назад. Подбежал к двери. Закрыл щеколду, надел два висячих замка, задернул цепочку и для верности припер всю конструкцию шкафом. Эрик не стал преследовать меня. Я сбежал через задний ход. К моменту, когда до меня донесся треск ломающейся двери, я был уже далеко. Я достал Колоду. Для начала мне необходимо было сбежать из Ембера. Но кому я мог доверять? Я не мог идти в Ребме, так как там находилась стража Эрика. Булиан ненавидел меня. Я ненавидел Крейна. Джерри? Банд? Блейз? Да, Блейз! Он ненавидел Эрика, так же, как и я. Он смог бы вытащить меня отсюда. Я вытянул его Козырь. -- Блейз? -- сказал я. Передо мной появился высокий мужчина с пламенно-красными волосами, глазами и ногтями. Его глаза расширились. -- Корбин? Ты жив? -- Да, братан. Вытащи меня к себе. Он вытащил. Я стоял рядом с ним на утесе. -- Спасибо. Я только что дуэлировал с Эриком в Ембере. Однако, он все еще жив. -- Жаль, -- сказал Блейз. -- Мне бы очень хотелось увидеть его мертвым. Он вытер пот с бровей и продолжил. -- У меня есть предложение для тебя, брат. Давай соединим наши армии и двинем войной на Ривлок. Ембер падет перед нашей объединенной мощью! -- Но у меня нет армии, -- сказал я и почувствовал всю глупость своего высказывания. -- Нет армии? -- Нет армии. Блейз вздохнул и отвернулся. -- Но я могу достать одну, -- сказал я. -- Хорошо, -- сказал он спокойно. -- Я могу! Могу! -- О'кей. Доставай армию и возвращайся. Я развернулся. Ты можешь подумать, что мы жестоко третируем друг друга, но я должен сообщить тебе одну вещь. Это -- наш способ общения. Я знал, что в любом случае армия будет мне нужна, так что я оставил лагерь Блейза и отправился путешествовать через Отражения. Мне была нужна большая рать. Возможно, целый мир должен лечь у моих ног. Да, где-то так. Я искал Отражение, в котором я был бы мессией, пришедшим, чтобы вести жителей на священную войну против Зла... Я передвигался в отражениях, изменяя окружающую действительность по мере продвижения, добавляя элементы, вычитая их, умножая и деля по модулю два... Зеленое небо... Синее солнце... Фу, какая мерзость. Как насчет фиолетового солнца... Нет, не то... Красное солнце, да... Деревья, тянутся вверх, образуя навес высоко надо мной... Нет, это красное солнце явно не смотрится на зеленом небе, поэтому я меняю цвет неба на синий... Лучше. Наконец-то я там, где надо. Вдали я увидел город и двинулся в его сторону. -- Эй, мерзавец, -- сказал кто-то. Я обернулся. Ко мне обращался высокий, тощий человек. Его волосы торчали в центре головы, совершенно лысой по бокам. Он носил длинную блестящую серьгу в левом ухе. Он был облачен в кожаный доспех, но, казалось, не носил никакого оружия. -- Почему ты так назвал меня? -- спросил я. Он только окинул меня свирепым взглядом. -- Посмотри, -- сказал я, -- Разве это не та земля, что сотни лет ждала прихода мессии, который должен спасти ея? -- Нет, это -- анархо-коммунистический панковский мегаполис. Тебе надо пройти два отражения вперед и одно налево. Он указал направление. -- О, спасибо, -- сказал я и двинулся в указанном направлении. -- Эй, -- окликнул меня он. -- Ты Емберит? -- Нет, -- крикнул я в ответ. Врагам Ембера в Отражениях имя -- легион. Еще одна аксиома. По мере продвижения я концентрировался на конечном пункте моего маршрута. Отражения проплывали слева и справа. Я остановился. Передо мной была группа людей. Человек восемь или девять на углу улицы. Я поднял свой меч и начал говорить: -- Мои приветствия. Я... Они повернулись на запад и сказали в унисон: -- Ваше отражение следующее! Я слабо улыбнулся. -- Спасибо. Я поместил меч обратно в ножны. Я был уже близок. Наконец, я пришел в мир с густыми зелеными лесами и широкими зелеными равнинами. Я стоял на вершине холма, и вокруг меня толпились тысячи патетически настроенных аборигенов. Каждый подобострастно смотрел мне в рот. -- Я -- Корбин! -- возопил я. Толпа взорвались аплодисментами. Они кричали. Они сжигали свои жилища. Они приносили в жертву девственниц. Я был их богом. В течение многих месяцев, я тренировал их для миссии. Они рвались выйти на борьбу со Злом, но сначала их было необходимо организовать. Наконец, я стал обладателем боевой силы, которой мог бы гордиться. Я чувствовал себя несколько неловко, обманывая их подобным образом, но я хорошо помнил слова Обелиска, моего отца и Короля Золотого Города: "Никогда не обеспечивай наивных индивидов информацией, которая могла бы привести к конкуренции с тобой на равных условиях". Я решил сыграть небольшую шутку с моим братом Блейзом. Приведя свои силы в его Отражение, я окружил долину, в которой располагалась его армия. На рассвете я отправил своих людей в долину и отправился сам, сохраняя полное инкогнито. Когда мы подошли ближе, я увидел фигуру, одетую в фиолетовую с желтыми лампасами шелковую пижаму, вышедшую в поле, держа фонарь и меч. Она выглядела сонной. -- Кто там идет? -- крикнула фигура. Это был Блейз. Мои капитаны вышли вперед, и Блейз был быстро окружен двадцатью солдатами. Он бросил фонарь и занял боевую позицию. Блейз всегда был слегка глуповат и поспешен. Шутку не следовало затягивать. Я выехал вперед. На белом верблюде в белой верблюжьей шубе и с пачкой "Кэмела" в руке. -- Это я! -- воскликнул я, и сорок хлопушек и шутих одновременно выстрелили, подчеркивая всю важность заявления. -- Будь ты проклят, Корбин! Мы обнялись, и он хлопнул меня по спине, отчего я потом долго кашлял. -- Ты сделал это, -- сказал он. Мы прошли к его палатке. Там мы сели планировать нападение на Ембер. На это ушло несколько дней. Мы распечатали бутылку старого вина, чтобы отпраздновать нашу грядущую победу. -- Так кто из нас получает трон после того, как мы победим? -- спросил Блейз. -- Мы бросим монетку, -- предложил я. Он улыбнулся. Он думал так же, как и я, и выглядело это примерно так: в тот момент, как я пялился бы на поднимающуюся в воздух монету, кинжал Блейза нашел бы путь в мои кишки прежде, чем я смог бы скрестить пальцы на ногах. Это -- обычная для нас манера думать... -- Это может не иметь значения, так как только один из нас сможет остаться в живых, -- сказал он загадочно. -- Это правда, брат. Но мы оба значимы, сильны и стремительны, и это сильно увеличивает наши шансы на успех. -- Это правда, что я значим, силен и стремителен, но я не стал бы характеризовал тебя таким же образом, -- сказал Блейз. -- Я скорей сказал бы, что ты -- человек вдумчивый, но кроме того чрезвычайно мстительный. Хотя твой характер претерпел некоторую трансформацию в значительной степени благодаря длительному времени, проведенному на Отражении Земля. Эти годы несколько смягчили тебя. -- Ну, что ж. Это -- честная характеристика, -- сказал я. Я занес в свой блокнот несколько замечаний, основанных на словах Блейза, так как собирался написать однажды обо всем этом книгу. Но если мы не доберемся до вершины горы Ривлок, эта книга никогда не будет раскуплена. В конце концов роковой день наступил. Колонны солдат растянулись насколько мог видеть глаз. Казалось, что отряды Блейза и мои продвигались очень хорошо. Я выяснил позже, что во всех моих отряды были самцы, а во всех отрядах Блейза -- самки. Мы маршировали. Блейз и я прокладывали дорогу через Отражения. Я постоянно маялся вопросом, мог ли Эрик ощутить наше присутствие или нет. По всей видимости, он мог. Муссоны и молнии низвергались на нас на каждом шагу. Против нас были подняты немалые силы. Мы продирались через адские болота и ползли через зараженные джунгли, спутанные, как волосы собаки метиса. Путь к Емберу и так был нелегок, и Эрик не делал его проще. Мы потеряли пятьдесят тысяч людей в песчаной буре, и еще пятьдесят тысяч погибло, упав в пропасть, которой не было на карте. Мы с Блейзом поддерживали контакт через Карты, координируя марш и подсчитывая потери. Когда мы пересекли реку Пойзен, у нас осталось около четверти наших первоначальных сил. Там мы разбили лагерь и дрыхли в течение двух дней, подготавливаясь к финальному броску к горе Ривлок. Блейз и я обменивались сомнениями, которыми мы предпочли не делиться с нашими капитанами. Ночью река разлилась, и большая часть нашего лагеря была разрушена. Я знал, что река никогда не разливалась прежде, так что я усмотрел во всем этом руку Эрика. Она была грязная, волосатая и уже начинала пахнуть. Это он должен был управлять всеми этими стихиями: штормами, молниями, ураганами, наводнениями. Откуда он брал эту мощь? Блейз и я собрали тысячу оставшихся людей и двинулись к основанию Ривлока. Мы зашли слишком далеко, чтобы поворачивать обратно. Нам оставалось только идти дальше. Патрули Булиана начали атаку, но мы распугали их с минимальными потерями. В конце концов, я увидел гору и мерцающий золотом город. Ембер! Вдоль восточного склона Ривлока, от основания до вершины, пролегал Эскалатор Ембера. Его начало было нашей конечной точкой. Оттуда мы могли бы магическим образом перенестись непосредственно в Ембер. Нам надо было сделать это. Молнии без дождя осыпали отряды. Сотни людей превратились в дымящиеся столбы из плоти. Проклятье в глаза Эрика! К моменту, когда мы достигли Эскалатора, Блейза и меня сопровождали только двенадцать наших воинов. Мы смело пустили их вперед. Все по очереди шагнули на бегущую лестничную полосу, и пока они неслись вверх, вытянув мечи, мы могли лицезреть людей Эрика, спешащих к нам вниз. Мы встретились бы на половине горы. Я взмахнул своим клинком, названным мною Грейсландер в давние годы, когда я выкрал его из Отражений. Блейз поднял свой прекрасно инкрустированный меч. Я схватился за поручни для пущей безопасности. Наконец, обе группы встретились, и много крови было пролито. Наш авангард сбрасывал солдат Эрика, а мы с Блейзом добивали их по мере того, как они подъезжали к нам. За три часа мы должны были подняться наверх. Но обстоятельства сложились не совсем так, как нам того хотелось. Люди Эрика поднажали, и наши воины покатились с Эскалатора. Скоро остались только мы с Блейзом. Но мы работали превосходно, мой друг! Они падали и падали, и я видел страх в глазах тех, кто еще не достиг нас, ибо они знали, что тоже погибнут. Я оглянулся назад, и увидел мертвые тела, уносимые эскалатором. У подножия Ривлока скопилась и все росла груда солдат Эрика. Блейз уже стал уставать, а свежие солдаты все появлялись и появлялись на встречном Эскалаторе. Один из них сумел поранить Блейзу ухо прежде, чем был снят брошенным мною ножом. Но Блейза это происшествие совершенно выбило из колеи. -- Держись за поручни! -- закричал я, но было слишком поздно. Блейз упал назад за ограждение. Я видел, как смерть подкрадывается к нему, и должен был как-то это остановить. Я швырнул ему свою Колоду, и он схватил ее. Я не знаю, что случилось затем, потому что кто-то уронил меч мне на ногу. Я развернулся и сделал выпад, убив сразу двоих. Я ударил гардой меча по голове следующего воина, и оставил свой кинжал в глотке еще одного. Я ударил в челюсть идущего следом. Тот упал, потянув за собой еще одного. Я убил их обоих ударом меча. Я снял ботинок и бросил его в следующую жертву. Ботинок попал в голову, дезориентировав человека и дав мне время на смертельный выпад. Следующего я придушил шнурком от оставшегося ботинка, еще одному подсыпал яд в вино, которое он так кстати продолжал пить, другого убил тяжелой пряжкой ремня... Они умирали и умирали в течение уже двух часов. Я травил их, я вешал их, я сажал их на кол, который на всякий случай перед атакой прикрепил к спине. А они все шли. Эрик, казалось, обладал безграничным запасом воинов. Но я мог уже видеть вершину! Именно в этот момент, я упал вперед. Эскалатор остановился и теперь двигался в обратную сторону! Я побежал вверх, но не смог продвинуться ни на дюйм. Теперь я был убежден, что Эрик имел власть над силами куда большими, чем можно было себе представить. Эскалатор никогда прежде не менял направления. Но из любой ситуации всегда имеется выход. Я перепрыгнул через ограждение на встречный Эскалатор, который теперь двигался вверх. Солдаты Эрика тоже двигались вверх, но когда они увидели мой прыжок, они бросились ко мне. Через нескольких минут Эскалаторы снова поменяли направление, и я снова перепрыгнул. Я мог бы скакать туда и сюда, пока не добрался бы до верхней точки, независимо от того, как часто Эрик переключал бы Эскалаторы. И я скакал. Лучше бы я споткнулся. По крайней мере пятнадцать тысяч самых лучших воинов Ембера встретили меня у Дворцовых ворот. Я успокоил нервы и поднял свой меч. Это оборачивалось чуть более трагично, чем мне хотелось. Короче говоря, я проиграл. Я сидел в темноте своей камеры. Запах мертвых животных проплывал над вонючими лужами. в которые были погружены мои ноги. Это место напоминало мне о том грязном Отражении, в котором Эрик оставил меня подыхать много лет назад. Конечно, я успел полюбить то место, так что любое напоминание о нем наполняло меня ощущением дома. В любом случае, зачем я пришел в Ембер? Результатом всего похода были несколько зуботычин и приговор о пожизненном заключении в глубоких темницах. Я обшарил комнату в поисках какого-нибудь орудия самоубийства, но не нашел ни одного. Любой из Емберитов предпочел бы умереть, чем провести остаток жизни в тюрьме. Прежде всего из-за того, что мы живем ОЧЕНЬ долго. Я вздыхал и плакал. Я говорил себе, что должен был остаться дома. Через три дня за мной пришли. Мне стало интересно, куда меня потащат. В камеру пыток? Четвертовать? Выжечь мне глаза ГОРЯЧИМИ УГЛЯМИ? Нет, мой друг, ты не угадал бы этого и с пяти попыток. Они потащили меня в знаменитый Емберский Салон Мод. Сначала я расслабился, но затем снова стал подозрительным. Зачем бы Эрику вести меня сюда? Может быть, он немного изменил свои взгляды? Или это результат акции Гринпис? Или, может, его уже сверг кто-то дружественно ко мне настроенный? Я побрился, и затем был доставлен к парикмахеру, где мне завязали глаза и привязали к креслу. В то время как мои конвоиры подначивали меня, парикмахер приступил к работе. Через четверть часа он удалил повязку с глаз. Я сделал попытку спрятаться от существа, смотревшего на меня из зеркала -- Какого черта вы сделали с моими волосами? -- ужаснулся я. Парикмахер усмехнулся, и я заметил: он носил черное и красное -- цвета Эрика. Под мощной охраной, я был выведен из Салона. Несколько раз мы останавливались, чтобы купить одежду. Снова, я ничего не мог поделать. Они приобрели для меня пару перчаток периода упадка Ренессанса, накидку а-ля Дракула, и ботинки, подобные тем, какие отец носил в молодости. Они вынудили меня надеть всю эту дрянь. Я выглядел так, как будто отстал от моды лет этак на четыреста. Внутренний голос постоянно напоминал мне, что за всем этим стоит Эрик. Загадка разрешилась, когда я увидел уличный плакат, который гласил: "КОРОНАЦИЯ БУДЕТ ПРОХОДИТЬ В СРЕДУ. ВСЕМ ОДЕТЬСЯ СООТВЕТСТВЕННО СЛУЧАЮ." Теперь я понял, зачем на меня напялили этот костюм. Я должен был присутствовать на коронации Эрика. Он всегда имел ужасный вкус в одежде. Это пришло ко мне само собой. Большой Зал был заполнен до отказа. Я был прикован цепью к креслу у стола в сотне футов от Эрика. Булиан был усажен слева от меня. Справа от меня сидела весьма привлекательная девушка, которую я немедленно вовлек в беседу. -- Не могли бы Вы передать соль? -- начал я. -- Конечно, -- сказала она. Затем она окинула меня долгим взглядом. Задыхаясь от хохота, она сказала, -- Хороший, э-э-э... плащ. Я покраснел. Булиан обернулся: -- Корбин, мне кажется, что леди находит тебя неприятными и плохо одетым. -- О да? -- прорычал я, -- а что она говорила тебе в течение всего вечера? -- Она говорила, что моя новая белая фарфоровая броня одновременно и стильная, и функциональная, и что она всегда находила людей в униформе очень привлекательными. -- О, -- глубокомысленно произнес я, катая горошину. Теперь мне стало ясно, зачем на девушке был одет шлем образца войны 1812 года и золотые эполеты, на которых красовались петлички всевозможных родов войск. Музыка стала громче. Это было та самая музыка, которая всегда звучит в тех средневековых документальных фильмах по PBS. Булиан встал и выпалил, -- Да здравствует Эрик! -- Да здравствует Эрик, -- крикнули все, кроме меня. Эта вечеринка начала уже утомлять меня. Стражник принес что-то Булиану. Это была зеленая подушка, на которой возлежала Корона Ембера. Булиан положил все это передо мной и сказал: -- Возьми корону и поднеси ее Эрику. -- Не-а, -- сказал я. Он нахмурился. -- Я сказал, возьми эту корону и отнеси ее Эрику. -- Нет. Булиан ударил меня по лицу тыльной стороной ладони. -- Хорошо, -- сказал я. Я взял корону и быстро натянул ее на свою голову. -- Я короную себя Королем Корбиным! В этот момент я почувствовал что-то очень важное, что-то, что не раз посещало меня в моих последующих путешествиях. И вот, стоя здесь перед Вратами Дворов Хаоса и пытаясь сфокусировать свой взгляд на каком-либо объекте, я рассказываю тебе, единственному моему слушателю, свою историю. Короче, я внезапно понял, что "Король Корбин" звучит слишком похоже на "поп-корн", и это было одной из причин, по которой я никогда не носил Корону Ембера. Как это ни странно, Булиан склонился передо мной. Сердитый голос донесся с другого конца стола: -- Встань, ты негодный законопослушник! Он -- не король! Король -- Я! Уберите эту проклятую корону с его головы, и принесите ее мне! Эрик кричал, и его лицо было красней свеклы. -- Но, -- начал Булиан, -- Я имею в виду... я не могу... я хочу сказать, что... если он носит... Эрик подбежал к нам. Он сорвал с меня головной убор и водрузил его на собственную голову. -- Я, Эрик, короную себя Королем Ембера! Вокруг раздались возгласы: "Король Эрик..." Это звучало действительно по-королевски, а не как "поп-корн". Булиан поклонился Эрику. Эрик подозвал ко мне охранников. Когда они оттащили меня за расстояние плевка, он вытерся и скомандовал: -- Бросьте Корбина в темницу, и выжгите ему глаза! Выжечь мне глаза? ВЫЖЕЧЬ МНЕ ГЛАЗА? Ох, е... Наверное, я тотчас же потерял сознание, так как проснулся я уже в своей камере. Темнота окутывала меня. Не темнота подземелья, но темнота моих пустых глазниц. Я почувствовал, что остальные мои чувства обострились, по крайней мере в тот момент я чувствовал Лорда Рейна, моего старого друга, приближавшегося к моей камере. Его ковыляющие шаги становились все громче и громче. От него исходил какой-то отвратительный запах. Он прошепелявил: -- Лорд Корбин? -- Да, Рейн? -- Я принеш вам немного пиччы. -- Какого типа? -- спросил я. -- Ш шошишками и перчами, -- ответил он. -- Я не люблю перцы. -- Вы мошете их выкинуть. И вот, я выбирал перцы, бросая их на сырой пол моей темной обители, которая была моим домом. Время от времени приходили крысы и поедали остатки. Рейн приходил еще несколько раз, пока я не взял с него обещание не появляться здесь более, чтобы не быть схваченным Эриком. Таким образом я избавился от необходимости каждый раз съедать эту ужасную пиццу, чтобы не обидеть лучшего друга. Мне ничего не оставалось, кроме как ждать. -- Жди, -- бормотал я. -- Время идет, -- произнес зловещий Голос, но никого рядом не было. Я уже начал галлюцинировать. Триста шестьдесят пять бессонных ночей пришли и ушли. Стража, выводила меня на первую годовщину коронации Эрика. По этому случаю с меня были удалены скопившиеся за год пыль, грязь, мусор и борода. -- Жди, -- снова бормотал я. -- Время идет, -- сказал Голос. -- Открыть бы дверь, -- попробовал я. -- Ты не сможешь сделать это, -- сказал Голос. -- Почему, черт побери, нет? -- Я не знаю слово "черт",-- следовал ответ. Я подумал некоторое время. Затем: -- Жди, -- сказал я. -- Время идет. Я попал в тупик. Они вывели меня на следующий год, затем еще на следующий. Четыре годовщины пришли и ушли, и это было единственным способом слежения за временем. -- Достань ключ, -- попытался я. -- Я его здесь не вижу, -- сказал Голос. -- Опиши мне комнату. -- Ты находишься в сырой, темной камере в подземелье Ембера. На стене ты видишь... -- Я слеп, -- подсказал я. -- Э..., ну..., это мы можем исправить, -- сказал Голос. В этот момент он доносился справа от меня. Я развернулся. Я услышал щелчок пальцами, и внезапно мое зрение вернулось. Передо мной стоял Доркин, Родоначальник Линии, Изобретатель Карт, Хранитель Королевства, Гуру Гарнет, Мастер Отражений, Отец Демократии и... -- Какого черта я здесь делаю? -- спросил он. -- Я не знаю слово "черт",-- отреагировал я. -- Очень смешно. Есть закурить? -- Издеваешься? -- Ну, ладно, приятно было познакомиться. Я пошел, -- сказал он. -- Погоди! -- закричал я. -- Возьми меня с собой! -- О'кей, -- сказал он просто. -- Пойдем. Я прошел за ним через стену камеры и оказался на открытом воздухе. Мы стояли на деревянном пирсе. Ривлок возвышался в нескольких милях позади меня. Я был свободен! Доркин шагнул в летающую лодку и предложил мне следовать за ним. -- Я направляюсь на Острова Солнца. Я слышал, что у них там появилась партия дешевой видеотехники. Хочешь со мной? -- Нет, спасибо. Но не могли бы Вы забросить меня к Маяку на Карбе? -- Нет проблем. Доркин крутанул винт мотора. -- Я думал, что в Ембере ничего не взрывается! -- крикнул я ему, перекрывая грохот . Он прокричал в ответ: -- Это особый вид взрывчатого вещества! Тушь для ресниц! Ты сможешь достать ее в Отражении под названием Ревлон! Полет прошел без приключений. Доркин оставил меня на камнях Карбы. Оттуда, я мог двинуться в любое Отражение. Мне необходимо было отомстить Эрику, и месть эта должна была начаться в Ревлоне, где мне необходимо былы найти достаточное количество Туши-для-ресниц, чтобы сделать себя Королем Ембера. Я снова чувствовал в себе силы. Я вызвал лимонную канарейку своего желания, и она села мне на голову. Я написал послание и прикрепил его к ноге птицы. Записка гласила: "Эрик -- Обдолбанный Мудак. Подписано: Лорд Корбин, Терминатор". Птица захлопала крыльями и улетела к Ривлоку. Я вытер голову. Я начал сдвигать Отражения.

Глава III


Мой пункт назначения: Ембер. Моя цель: корона и трон. Мой метод транспортировки: прогулки в Отражениях. Мое имя: Лорд Корбин. Мой рост: 13.5 попугаев Первая остановка -- Ревлон. Ах, благодатный Ревлон. Отражение, которое я когда-то так хорошо знал. Я правил там много лет в Старые Добрые Времена. Ревлон был моим домом вдали от Ембера, и я превратил это место в могущественную твердыню. Пологие холмы, могучие леса, честолюбивые мужчины, благородные девы... Благородные девы, вооруженные косметикой. Как бы странно это ни звучало, Ревлоновская косметика даст мне возможность начать массированную атаку на Ембер и вернуть себе то, что по праву было моим. Я вспомнил, что несколько лет назад, я принес в Ембер набор Ревлоновской помады в подарок своей сестре Дайде. Ей не понравилась расцветка коробочки, и в гневе я бросил помаду в камин. Она взорвалась, очень красиво и шумно. Первой моей мыслью было: "е...". Второй: "Это удача, что Дайда отвергла подарок. Она ведь иногда курит". Третьей: "Подожди секунду, в Ембере ничего не взрывается!" Таким образом и возник план создать оружие, основанное на этих химикалиях, оружие, которое однажды сделает меня самым могущественным человеком в Ембере. К сожалению, реализация этого плана в последнее время несколько раз откладывалась. Блейз свалился с утеса, а я получил четыре года из-за того же. Не в этот раз, брат. Я начал свой путь в Ревлон через Отражения. По дороге я натолкнулся на семерых людей: шесть из них были мертвы, а один сидел, прислонившись спиной к стволу толстого дуба и держась за живот. Картина мне совершенно не понравилась, поэтому я, как истинный Принц Крови переместился в близлежащее Отражение, где тоже было семь человек, но только один из них был мертв. Остальные шесть стояли и хохотали, держась за животы. Они заметили меня, когда я приблизился. -- Хто це таке? -- сказал один. Их рубашки свисали лохмотьями, возможно из-за сражения, которое привело к смерти того, кто валялся на земле. -- Воины,-- спросил я. -- Знает ли кто-нибудь из вашего числа дорогу в Ревлон? Они лукаво смотрели друг на друга. -- На чьей стороне вы воюете? -- спросил я. -- ? -- был ответ. -- Кто...... Ваш... Лидер? -- Це -- мене, хлопчик, -- сказал самый высокий. -- Ты зробишь с нами? До Ревлону, мы иде... -- Прекрасно, прекрасно! -- сказал я. -- На каком струменте ты граешь? -- спросил он. -- Я немного играю на гитаре, а почему вы спрашиваете? -- Мы -- Хеви-Металльная Группа, сынку! И Господь в курсе, нам нужон ще один гитарист! -- У нас всего три, -- вставил один из коротышек. -- Ты принят! -- сказал лидер, и хлопнул меня по спине. Я был не сильно расположен связываться с металлическим ансамблем, но надо было признать, что я уже давно не практиковался, и пару джем-сейшенов помогли бы мне вернуть былую форму. Я двинулся с ними в Ревлон. -- Я был в отключке, -- объяснил я. Они пошушукались друг с другом на своем тяжелом диалекте. Я мог разобрать только слова "свиньи" и "колеса". Наутро я обнаружил, что мой меч Грейсландер принял форму серебряного "Стратокастера". Я поднял его взял аккорд C. Затем G. Гитара прекрасно строила. Я нагнул шею и включил дисторшн. Да, я знал, как пользоваться этой штукой. Снаружи музыканты настраивали инструменты. Двое барабанщиков дуэлировали. Басист/вокалист носился между колонок. Я выдвинулся вперед и проревел Стоунзовский риф. Другие гитаристы откатились назад. Они вошли в какой-то быстрый ритм, и один из них попытался оспорить мое лидерство. Но я все-таки мог брать больше нот в секунду, и он быстро уступил. Я переключился на более тяжелые вещи. Через час двое гитаристов положили свои инструменты и пошли покурить. Последний поиграл со мной еще час, но и он устал. Я только начинал чувствовать себя снова в форме, и хотел еще потренироваться. Я сыграл несколько песен с барабанщиками, затем вовлек басиста/вокалиста в навороченный вариант "Лестницы в небо". В ту ночь я съел огромное количество пищи и спал около десяти часов. Я повторял те же самые упражнения в течение следующих нескольких дней, пока мы добирались до Ревлона. На четвертую ночь я встретил Лору. Я с удовольствием рассказал бы тебе, что мы встретились в патио на берегу озера, когда полная луна играла блестками на ее волосах и серебристом платье. Но это было бы полным враньем. Я видел ее прежде несколько раз, сначала с басистом/вокалистом, затем с одним из гитаристов, и позже с обоими барабанщиками. Однако, первый раз я заговорил с нею после концерта. Она пришла в мою раздевалку и спросила меня, хочу ли я ее. Я сказал, да, пожалуй. Она сказала, что любит меня. Я сказал, дерьмо. Но она все равно начала околачиваться вокруг меня. Мы провели вместе несколько ночей, и она рассказала мне много интересных вещей. -- Я видела твою игру. Ты крут, -- сказала она. -- Я видел круче, -- ответил я. -- Парни в группе уважают тебя. А еще они боятся. -- Почему? Потому что я могу брать несколько больше нот на моем Страте? -- Они думают, что тут есть что-то связанное с нечистой силой. Ты знаешь, они поклоняются Дьяволу. Этого я не знал, но когда я вспомнил человеческие скелеты, пиротехнические штучки и вдохновленную адом лирику, на которой было поставлено наше шоу, фрагменты головоломки начали складываться вместе. Возможно и не было случайностью то, что я, человек, которого не единожды называли демоном, попал в такую компанию. Я громко засмеялся, чтобы скрыть свои мысли. -- Я не демон, -- сказал я. -- Я лишь второй лучший гитарист в мире. Вот и все. -- А кто первый? -- Бенедикт из Ембера, если он еще жив, -- ответил я. Бенедикт однажды обскакал Moonpeople из Ghinesh, дав четыре концерта за одну ночь. Мы -- очень музыкальная семья. -- Хочешь сделать это? -- спросила она. -- Конечно, -- ответил я. -- Я люблю тебя. -- Дерьмо. В образе Лоры было что-то очень печальное, хотя я и наслаждался временем, проведенным с нею, и взаимно. Однажды ночью она сообщила мне, что она скоро умрет. Я спросил, почему. Она сказала, что группа скоро развалится, а без нас, она -- ничто. Я промолчал, так как знал, что группа действительно развалится. Я бы ушел первым, как только мы достигли Ревлона. У меня не было никакого выбора. Моей судьбой было стать Королем Ембера, а не лидером группы людей дьявола. С несколькими гигами в поясе, я чувствовал себя лучше чем когда-либо. Физическое и психическое напряжение последних четырех лет в Большом Доме оставило меня. Лора лежала рядом со мной в полудреме. Внезапно ее глаза расширились. -- Ты находишься в опасности, -- сказала она категорически. Прежде, чем я смог сформулировать ответ, дверь в комнату моего отеля распахнулась. На пороге стояло уродливое существо шести футов в высоту, серое и обнаженное. Вокруг его головы было обернуто полотенце, слабо напоминающее чалму в которой выступали факиры в Ембере. В правой руке оно держало длинный серебряный клинок, вид которого мне нисколько не понравился. -- Мое имя -- Стригаллдвиннирдриллбинир. Только попытайся колдовать с ним, и я сожру твой язык. -- Колдовать с ним? Да я вообще не смогу произнести его, -- солгал я. -- Кто ты? -- потребовало оно. -- Майсли, гамми гра'дил, Стригаллдвиннирдринбиллир, -- сказал я. -- Не правильно. Надо произносить "Стригаллдвиннирдриллбинир", -- сказало оно. -- Извини. Майсли, гамми гра'дил, Стригаллдвиннирдрибллнир. -- Нет, не "-дрибблнир", а "-дриллбинир". Я никогда не был силен в иностранных именах. Еще одна попытка: -- Майсли, гамми гра'дил, Стригаллдвиннирдриллбинир. -- Ты хочешь спровадить меня таким простым заклинанием? Я -- не из слабаков. Я должен спросить тебя снова, кто ты? -- Это не честно. Мое имя намного проще в произношении. -- Три раза должен я спросить тебя ... Это были его последние слова, так как именно в этот момент сзади проскользнул человек и поместил свой кинжал в солнечное сплетение твари. Тварь тихо испустила дух. Человек вошел в комнату. -- Прогони сучку, -- сказал он. Лора собрала свои пожитки и быстро вымелась. -- Спасибо, сэр, -- сказал я. -- Как ваше имя? Он смутился. -- Обещаю, я не буду пытаться заколдовать вас, -- пообещал я. -- Мое имя -- Галенон, и если бы я мог дать тебе некоторый отеческий совет, я бы предложил превратить эту гитару обратно в меч. Времена меняются. Я улыбнулся и сделал то, что он сказал. Большую часть ночи мы проговорили о наших путешествиях. Галенон тоже направлялся в Ревлон, и, раз все так обернулось, я решил бросить группу и присоединиться к нему. Я упаковал свои вещи, и той же ночью мы ушли. Я был прям с Галеноном, так как доверял ему. Я рассказал ему об Ембере и моих планах взятия трона. Он слышал об Ембере и попросил сделать его лейтенантом в грядущем сражении. Я принял его предложение. В конце концов мы достигли Ревлона. Меня заинтересовал вопрос, помнят ли еще жители их владыку пятисотлетней давности. На границе, нас остановил страж. -- Эй, парень! Ты кажешься мне знакомым, -- сообщил он мне. -- Ты выглядишь точь в точь, как тот мудила на старых монетах. -- Джордж Вашингтон? -- спросил я. -- Нет, нет, другой парень. -- Линкольн? -- Нет. -- Кеннеди? Он выгравирован на полудолларовых, -- предположил я. -- Забудь об этом. Вы можете проходить. -- Может быть Джефферсон? Томас Джефферсон? Галенон одернул меня. -- Я не хочу сказать, что говорю тебе по-отечески, -- сказал он, -- но не кажется ли тебе, что мы должны достать взрывчатую смесь? -- Точно,-- сказал я. Мы вошли в город, где к нам приблизились местные копы. Они настаивали на том, чтобы мы встретились с человеком, известным здесь, как Защитник, в Здании Муниципалитета. Мы прошествовали к этому месту. Удивлению моему не было предела, когда внутри я увидел, что человек за столом был моим собственным братом, Бенедиктом из Ембера. Мои глаза расширились. Его тоже. -- Брат! -- воскликнул он. -- Брат! -- ответил я. -- Как твои дела? -- спросил он. Я не хотел сообщать ему о своих планах. -- Прекрасно, а как ты? -- спросил я. -- Я устал, и как ты мог бы заметить, у меня нет рук. Это была правда, у него действительно не было рук. -- Это правда, у тебя действительно нет рук. Как же такое могло случиться? -- Это долгая история. Но в конце концов я воссоединил Ревлон и вымел отсюда всех демонов. -- Демонов? ДЕМОНОВ ЕМБЕРА? -- Нет, демонов Ревлона. И среди них особенно противные создания, известные как Кикиморы. Холодные, ледяные, упрямые животные, они бьют стекла, и, того хуже, всегда путают содержимое тумбочек. Их атаки начались три года назад. Ты можешь себе представить, какой они вызвали переполох. В целях разрешения конфликта я встретился с их лидером, женщиной по имени Линда. К сожалению, мне пришлось убить ее после того, как она отрезала мои руки. Позже я воспылал любовью к ней и начал контратаковать ее отряды. Только в прошлом месяце мы вышвырнули их из города. Я собираюсь продолжать патрулировать район в течение еще двух сотен лет на тот случай, если мы упустили одну или две из них. -- Разумно, -- сказал я. -- Но достаточно обо мне. Я слышал, что ты сбежал из темниц Эрика. Я хотел бы, чтобы ты поподробней рассказал об этом. -- Туннели..., -- загадочно сказал я. Он поднял брови. Он знал, что я лгу, но не стал обвинять меня. Если бы он обвинил меня, мне пришлось бы вызвать его на дуэль на шпагах, а это было той вещью, которой я делать не хотел. Ибо даже без рук он мог все еще перефехтовать любого из нас. Я действительно боялся его. -- Корбин, ты волен оставаться в моем доме. Но если ты планируешь использовать Ревлон как стартовую площадку для нападения на Ембер, то ты явился в очень неудачное время. Я не разрешу тебе этого. -- Какие проблемы! -- сказал я. -- Я высоко ценю твое гостеприимство, Бенедикт. Долгой тебе жизни и процветания. Я хотел побольше расспросить его и о Ревлоне, и о Кикиморах и об их лидере Линде, которую он убил, а позже возлюбил. Но на это не было времени. Я послал Галенона на поиски взрывчатой смеси, а сам начал мысленно прикидывать будущую организацию вооружения и персонала. Пока я прогуливался по лесу, я решил, где и как наберу необходимые материалы в моей войне против Эрика. Внезапно появилась женщина. Она была тонкая и веснушчатая; в правой руке она держала тонкую веснушчатую шпагу. -- Хочешь заняться со мной любовью? -- спросила она. "Господи, опять!" -- подумал я. -- Может, сначала пофехтуем? -- взмолился я. Ее шпага взметнулась. Она была хороша. Очень хороша. Сначала я принял агрессивную тактику, но она с легкостью отклоняла все мои выпады. Я решил стать более формальным. Мы провели ряд стандартных упражнений, после которых я почувствовал, что знаю ее стиль. Я схлестнулся с ней. Наши клинки встретились на уровне глаз, наши лица почти соприкасались. Я задел ей щеку своим мечом. Она отскочила, но я атаковал. Я вынудил ее уйти в глухую оборону. Она задыхалась. Я сделал выпад. Она не парировала. Я снова сделал выпад. Снова. Снова. Она вскрикнула, и я тоже. Мы оба упали на землю. -- Так ты хочешь заняться? -- спросила она снова. -- Дай мне немного отдохнуть. Она дала мне отдохнуть, и затем мы занялись. Я спросил ее имя. Ее звали Дарла. Я рассказал ей все об Ембере. Спросишь, почему? Я не знаю, так как я по характеру вообще-то очень подозрителен. Какова был причина, начисто отвязавшая мне в последнее время язык? Возможно это было какое-то досадное изменение характера... -- Ты возьмешь меня в Ембер? -- спросила она. -- Нет. -- Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста? -- взмолилась она. -- Я не думаю, что ты понимаешь всю опасность этой затеи. Там меня ждут ДЕМОНЫ ЕМБЕРА. -- Какие ДЕМОНЫ ЕМБЕРА? -- спросила она, но я не ответил. Я и сам не знал, что сморозил. Я попрощался и обещал присмотреть за ней. Я нашел Галенона в универмаге, ЖЕСТОКО торгующимся с продавщицей духов. Он держал нож у ее горла. -- Привет, сынок, -- сказал он мне. -- Эта сука говорит, что она ничего не знает про взрывчатую косметику. Можно я зарежу ее? Я заметил страх в глазах женщины, и отозвал своего партнера. -- Она не взрывается ЗДЕСЬ, Галенон, она взрывается в Ембере. Смотри, я вижу кое-что из того, что нам нужно. Мы купили двести двенадцать упаковок этого дерьма. В тот же день мы с Галеноном отчалили. Я нашел Отражение, очень похожее на Землю, которую я населял в течение многих лет, но с маленьким незначительным отличием от моего старого дома. Разница состояла в том, что вся земля была усеяна автоматическим оружием. Мы собрали эти оружие и перенесли их в более знакомое Отражение, туда, где много лет назад я собрал свою армию. Ты должно быть подумал, что жители будут разгневаны на меня, так как ОДНАЖДЫ я уже забрал половину их молодежи и бросил их бесполезно умирать в иноземной войне. Но ведь эти люди почитали меня, как бога, и тысячи из них снова рвались стать добровольцами. Мне нужно было только свистнуть. Мы прибыли. Все общество было в сборе. Старик с короной вышел, чтобы приветствовать нас. -- Я вернулся! -- выпалил я. Старик выглядел рассерженным. Он обвел глазами толпу. -- Не поймите нас неправильно, -- промолвил он, -- но, э-э..., Вы УЖЕ забрали у нас нашу молодежь и заставили их бесполезно умирать в чужой войне. Что вам э-э... нужно теперь? -- Солдаты! -- снова выпалил я. -- Солдаты...,-- пробормотал старик. -- А собираемся ли мы э-э..., победить в этот раз? -- Конечно! Но это будет не просто, так как моего прихода ждут ДЕМОНЫ ЕМБЕРА! -- ДЕМОНЫ ЕМБЕРА? -- Они самые! Но я принес новое оружие! -- я взял автоматическую винтовку и нашпиговал толпу пулями. Многие попадали, мой друг, но оставшиеся скандировали и скандировали. Их бог вернулся обратно. Вербовка прошла гладко. В этот раз мне нужно было только двадцать человек. Я выбрал лучших и хорошо их вымуштровал. Прежде, чем мы отправились, я осмотрел отряд. -- Кто такой Эрик? -- спросил я одного из людей. -- Победивший меня, -- ответил он. Я пырнул его своим мечом. Пролилось много крови. -- Кто такой Эрик? -- спросил я следующего. Он тут же вспотел. -- Эрик -- Лорд... Лорд... -- Так? Так? -- я начал сердиться. -- Лорд... Ембера? -- попытался он. -- НЕТ! НЕТ! ЛОРД ЗЛА! ЛОРД ЗЛА! -- кричал я, втыкая в него меч. -- Кто такой Эрик? -- снова заорал я. -- ЛОРД ЗЛА! -- воскликнули они в один голос, ликуя от того, что я не прирезал их. Мы с Галеноном сделали последние распоряжения, и отправились в Ембер. Теперь я владел Аксиомами Ембера. Например, я знал, что Все Дороги Ведут в Ембер, поэтому я наобум выбрал путь, и мои люди последовали за мной. В этот раз Эрик нас не заметил. Я решил, что это из-за небольшого размера нашей группы. -- Корбин? -- спросил Галенон. -- Да? -- ответил я. -- Ты часто упоминал ДЕМОНОВ ЕМБЕРА, которые ждут твоего прихода, но лично я ничего не знаю о подобных существах. Откуда ты ЗНАЕШЬ, что они ждут нас? -- Это нарисовано на суперобложке, -- ответил я. -- На какой суперобложке? -- На суперобложке к РУЖЬЯМ РЕВЛОНА. Ну, на той, с бестолковым рисунком на первой странице. -- Но суперобложки к книгам подобного сорта как правило никак не связаны с текстом, который находится на страницах. Держу пари, что никаких ДЕМОНОВ ЕМБЕРА не существует, -- начал спорить он. -- Гм-м, возможно ты и прав. Но если ты прав, то совершенно возможно, что РУЖЬЯ РЕВЛОНА не получат ни HUGO, ни NEBULA AWARD WINNER. Японский Бог! Галенон! А ведь я мог бы быть героем не Роджера Желязны -- я мог бы жить в книгах Майкла Муркока! Все пропало! Мне надо было внимательней слушать советы мамочки! Ы-ы-ы... -- Держи себя в руках, сынок! -- Сказал Галенон. -- В конце концов, возможно, ДЕМОНЫ ЕМБЕРА и существуют. И возможно, только возможно, существует еще и ТАИНСТВЕННАЯ НЕЗНАКОМКА В СОВЕРШЕННОМ КОРОЛЕВСТВЕ, которая ПРЕДВЕЩАЕТ ИЗМЕНУ, ПРЕДАТЕЛЬСТВО -- И ЗАБВЕНИЕ! -- Что это значит, "ИЗМЕНА, ПРЕДАТЕЛЬСТВО -- И ЗАБВЕНИЕ"? Никогда не слышал. Я согласен с тобой. Я чувствую, что мы должны доверять Человеку, Который Рисует Книжные Обложки, так как даже если он и не читал эту книгу, то все равно это -- единственная информация, которой мы обладаем. Я лишь надеюсь, что пуль будет достаточно, чтобы остановить ДЕМОНОВ ЕМБЕРА. Ладно, давай поторопимся. И мы спешили, пока Ембер не появился в пределах видимости. -- Ембер в пределах видимости, -- объявил я. -- Я знаю, я его вижу, -- сказал Галенон. -- Ты говоришь так, как если бы ты уже был здесь прежде, -- обвинил я его. -- Это ты сказал, малыш, -- ответил он. -- Я БЫЛ здесь. Ты никогда НЕ БЫЛ. Усек? И почему ты постоянно называешь меня "малыш" и "сынок"? Меня это начинает нервировать. -- Извини, -- сказал он. Затем -- Смотри! Я посмотрел. Вдали уже кипело сражение. Люди Эрика боролись рука об руку против огромной армии тварей из Теней. Отвратительные создания текли вдоль огромной черной дороги, которая вела из дальних Отражений до подножия Ривлока. Я планировал захватить Ембер, уничтожив Эрика, но теперь... В одном из тех мимолетных настроений, о которых потом обычно долго жалеешь, я приказал своим людям напасть не на людей Эрика, а на создания из Отражений. Несколько смутившись, они выполнили приказ. O, как эти твари умирали в тот день! Они горели и корчились, а я хихикал. Я отвлекся от сражения лишь для того, чтобы найти моего брата Эрика. Наконец, я усмотрел его на далекой вершине. Я оставил Галенона присматривать за ходом битвы. Преодолев скалы и ущелья, я добрался до Эрика. Он лежал на спине, истекая кровью. На его шее висел Камень Правосудия, волшебный кулон, часто носимый нашим отцом. -- Я...... уми... раю, -- объявил он. -- Ну, зачем ты так говоришь? -- запинаясь, пробормотал я. -- Это, э-э..., очень плохо, Эрик. Слушай, как насчет твоего Предсмертного Проклятия..., э-э-э..., ты ведь не собираешься, э-э-э..., ну... Ведь тебе даже НЕ НУЖНО делать Смертельное Проклятие. Не то, чтобы ты не хотел... Это ведь совсем не обязательное правило или что-то в этом роде... Даже если бы это было правилом, что они могут с тобой сделать? Я хочу сказать... когда ты уже мертв... и не использовал свое Предсмертное Проклятие, никто уже... -- Заткнись! -- прошипел он, забрызгав меня кровью. -- Иисус Христос, какая мерзость, -- воскликнул я, отряхиваясь. -- Я оставляю свое Предсмертное Проклятие для созданий с Черной Дороги. И я даю тебе этот Камень. С его помощью ты можешь управлять погодой. Ты должен настроиться на него, надев его и пройдя через Проект. Теперь всем здесь заправляешь ты. -- он выкашлял легкое. -- Ты обнаружишь, что дела идут не совсем так, как ты ожидал. Ембер находится в глубокой жопе... Глубокой... -- Он хватал ртом воздух. -- Тебе достать немного воды? Или колы? А, может, виски и девочек? -- ласково спросил я. Он пробормотал свое Предсмертное Проклятие, ужасное и неприличное для слуха. Это произвело мгновенный эффект в ходе сражения. Создания начали отступать. После этого Эрик испустил последний вздох. Я снял Камень с его шеи. Он забавно пульсировал в моих руках. Эрик сказал отнести эту штуку к Проекту. Я просигналил Галенону, чтобы он преследовать тварей, а. сам направился к замку. Внутри, я неожиданно столкнулся с Рэнди. -- Корбин! -- сказал он. -- Там, за лестницей! Что-то происходит! Мы оба сбежали вниз к комнате с Проектом. Кто-то уже проходил через него! Кто бы это мог быть? Я прищурился, но не смог разглядеть лицо. -- Какой-то цыпленок, -- сказал Рэнди. -- Никогда не видел ее. Я снова посмотрел. Это было Дарла. -- Как ты думаешь, что это значит? -- спросил Рэнди. -- Это предвещает ИЗМЕНУ, ПРЕДАТЕЛЬСТВО -- И ЗАБВЕНИЕ! -- сказал я. -- А что это такое, "ИЗМЕНА, ПРЕДАТЕЛЬСТВО -- И ЗАБВЕНИЕ!"? -- Заткнись на секунду. -- я повернулся к девушке и закричал, -- Дарла! Какого черта ты здесь делаешь? Она посмотрела на меня и продолжила обход Проекта. Она уже почти завершила его. Рэнди сказал: -- Стало быть, она должна быть Емберской Крови. Я думал, нас только тринадцать. -- Да нас должно быть несчетное количество. Ты не считаешь Делвина и Сэнди, например. Это уже пятнадцать. -- Ой, да. Как так случилось, что мы никогда не говорим о них? -- спросил он. -- Мы предпочитаем предполагать, что они не существуют. -- До какого времени? -- спросил он. -- Книги так до шестой или около того, -- я поднял руку. -- Подожди! Дарла достигла центра Проекта. Она подняла руки в воздух и сказала: -- Ембер должен быть разрушен! "Дерьмо", -- подумал я. (C) 1988,1997 Редактор: А.Хитрова

Наша библиотека является официальным зеркалом библиотеки Максима Мошкова lib.ru

Реклама