Регистрация Вход
Библиотека /
Поиск по библиотекеМоя библиотекаИскать книгу(обмен)

Здравствуйте, я ваш король!

Здравствуйте, я ваш король!


Любимец Богов ЛУЧШЕ-ВСЕХ-СПРЯТАННЫЙ Оригинал этого текста находится здесь - Аллах акбар, начальник! А. Бушков. Анастасия. Арагорна подтолкнули к гильотине, и он пробурчал: - Вешайте, вешайте! Всех не перестреляете!

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


Арагорн проснулся от неудобства в левом кармане. Он сунул туда руку и вытащил бутылку "Мордорской настойки". Хмуро изучив этикетку, он бросил бутылку в угол. "Одно и тоже, вот уже целый месяц!" - подумал он. И, рванув на груди кирасу и задрав забрало, Арагорн вскочил на лежанку. Он прокашлялся и начал: - Люди, которых здесь нет, а также эльфы, гномы и прочие. Я, Арагорн, окончательно погряз в грехах. А ведь как я мог жить... Купаться в этой самой, в роскоши, есть обеды, давать приёмы, ходить в библиотеку, читать умные книги, в гости ходить. Ведь будь я в Гондоре, я бы был принцем или даже королём. Вот. А кто я теперь?! Простой спившийся бродяга. Нет, решено! Надо ехать домой! Но ведь папа был мной недоволен. Как быть? Как? Решено, я паду ему в ноги и поцелую концы его сапог. Если он разрешит. От этих слов проснулся и Сэм. Он посмотрел на Арагорна и спросил: - Ты что, впервые посмотрел на мир трезвым взглядом? - Представь себе! - воскликнул Арагорн. - А зачем представлять? Я уже со вчерашнего дня смотрю трезвыми глазами, - ответил Сэм. - И что? - спросил дунаданец. - Хреново! Если не сказать хуже. Кстати, что ты собрался делать? - был ответ Скромби. - Пойти в Гондор, пасть в ноги папе и поцеловать концы его сапог. - А не будет ли гигиеничней поцеловать свои сапоги? - Я бы рад, но у нас в Гондоре это не принято. - Кстати, о гигиене. Арагорн, ты отращиваешь бороду или просто плохо приклеил? - Ты прав, Сэм! Нам надо привести себя в норму. Где у нас рукомойник? - Насколько я знаю, ближайший рукомойник находится в Мордоре. А у нас есть только Брендидиум. - Отлично! Быстрей к нему! Они вышли на улицы и обнаружили себя рядом с извилиной реки. Сунув ногу в сапоге в Брендидиум, Арагорн брезгливо отдёрнул её. - Единственное, что меня радует - воды у нас больше, чем в Мордоре. Не раздеваясь, они вошли в воду по пояс. Сэм нырнул и вынырнул. Радостно отфыркиваясь, он сказал: - Арагорн, разреши сделать тебе комплимент? - Делай, - милостиво ответил сын Арахорна. - В своих доспехах ты похож на подводную лодку, поставленную на "попа". - Спасибо, друг! - с этими словами Арагорн закрыл забрало и нырнул. Вынырнув, он открыл забрало и вылил воду. Он был зол. - Какой-то дурак надумал просверлить в забрале дырки. И все теперь повторяют ошибку этого идиота. Когда приду в Мо..., пардон, Гондор, повелю запаять в шлемах все отверстия. - А не затруднит ли это процесс дыхания? Арагорн на секунду задумался, но потом, рубанув рукой воздух, произнёс: - Я никого не заставляю ни дышать, ни носить шлем. Поэтому у них будет один вариант из трёх. А это довольно много. Ну, утреннее омовение окончено и пора приступить к завтраку. Выйдя на берег, они сели друг против друга и стали ждать, когда официант принесёт меню. Они хорошо понимали, что в лесу официантов нет. Но изменять многолетним привычкам - ох, как не хотелось. Посидев таким образом часа два, они поняли, что паршивей заведения не видели. Они подошли к своей хижине, и Арагорн, внимательно оглядев её со всех сторон, заявил: - Боже! И это здесь жил король Гондора?!!! Ну ничего. Я ещё сделаю из неё музей. Арагорн взялся за дверную ручку и хотел было открыть дверь. Но неожиданно дверь распахнулась нараспашку, и друзья отскочили от хижины. Но увидев, кто за ней стоит, их лица медленно растянулись в садистских улыбках. За дверью, держа в одной руке авоську с кефиром, а в другой дипломат, стоял Гэндальф. Друзья, на некоторое время потерявшие дар речи, пришли в себя. - Ах ты ж, блин. Гэндальф. Каким муссоном? Арагорн повторял: "Блин, блин" и, не переставая, сжимал и разжимал кулак в железной перчатке. Сэм был более вежлив и не делал никаких воинственных и угрожающих жестов. Он сказал просто: - Ик. Серый! Какими судьбами?! На фиг ты опять встал у нас на пути. Только хотим уйти - здрасьте. Но на этот раз ты уже не втянешь нас ни в какую дерьмовую авантюру. Баста. Гэндальф широко улыбнулся фарфоровыми зубами и, поставив кефир и дипломат на пол, начал: - Я, посланник Гондора, голосом Арахорна, дарованным мне, глаголю... Арагорн издал душераздирающий вопль, и только Скромби удержал его от преждевременных решений. - Какой на фиг ты посланник, с какой стати ты похабишь честное имя моего папы? Да я тебя! Немедленно на колени, сволочь валарская. Гэндальф, сохраняя спокойствие, ответил: - Хрен тебе, золотая рыбка. Я глаголю: Арагорну, выродку гондорскому, следует в течение одного гурта явиться ко мне и пасть мне в ноги. Так как я собрался отдать концы. И, кроме тебя, никому их доверить не могу. Твой папа Арахорн. Сказав последние слова, Гэндальф распахнул плащ, и Арагорн увидел перевязь посланника. Арагорн уж было приготовился плюнуть в гнусную рожу Гэндальфа. Но тот, предугадав намерение, подставил своё лицо под плевок и отчётливо произнёс: - Плюнь в меня - попадёшь в лицо своей страны и особенно своего папочки. Арагорн молча проглотил накопленную обиду. Гэндальф тихо смеялся. Сэм, угрюмо посмотрев на Гэндальфа, спросил: - Мир, дружба? - Мир, дружба. Хочешь кефиру? - спокойно подтвердил Серый. - Хочу! - нахально ответил Арагорн, хотя его и не спрашивали. Через десять минут все трое сидели за столом, и Гэндальф разглагольствовал: - Я был везде, но нигде не кормят так хорошо, как в Гондоре. У Рохан одна конина целый день, у хоббитов один мёд и коврижки, у орков вообще ничего нет. А у энтов я чуть не окочурился - они едят удобрения. Но лучше всего в Гондоре. Вот там настоящая еда. - Угу, - молча подтвердил Сэм, давясь семужным боком. Прожевав бок, он сказал: - Арагорн, я рад, что мы идём к тебе в гости. И особенно рад, если нам там тоже рады. Когда придём, я буду скромно просить у тебя должность при дворе. Так как, по словам Гэндальфа, двор у вас хороший. Арагорн кисло улыбнулся. Сэм тем временем поклонился Гэндальфу и продолжил: - А тебе, Гэндальф, спасибо за то, что ты мне показал мою новую цель в жизни. Теперь это не порядком надоевшие элефанты, а Гондор и бочка балыка. Гэндальф, там есть бочка балыка? - О, да! Огромная бочка балыка стоит на площади, - Гэндальф, как всегда, безбожно врал. Арагорн встал и сказал: - Ну, вроде все поели, пора и в дорогу. Гондор не ждёт. Гэндальф, ты привёз с собой лошадей? От удивления у Гэндальфа глаза вылезли на лоб: - Какие лошади? Откуда? Я же не собирался вас встретить. Мне выписали командировку, дали денег, и я пошёл в Золотой Лес. Больно мне надо было вас искать. С вами ходить - себе дороже. Арагорн сжал кулак, и суставы хрустнули: - Сволочь! Ты посмел ослушаться моего папу. Сэм! Кончай жрать, мы идём к папе. Сказав это, дунаданец скрылся в хижине, с грохотом захлопнув за собой дверь. Сэм удивлённо посмотрел ему вслед: - К какому папе? Ах, да! К Папе! Гэндальф, мы уходим в Гондор пешком! Гуд бай, кизлодда! И Скромби, одержимый азартом, умчался в чащу леса. Вслед за ним туда убежал Арагорн. Гэндальф сочувственно усмехнулся, глядя им вслед. Он положил правую руку на стол и посмотрел на неё. - Глупцы! Они не знают, что я обиды не прощаю. Он опять усмехнулся. И кулон Изиды блеснул у него на шее, а кольцо Стального Генерала на правой руке.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ


Сэм и Арагорн увлечённо бежали по лесу, сшибая поганки. - А всё-таки, Сэм, как хороша жизнь! И сколько пользы приносит бег! Как прибегу в Гондор, всегда по утрам буду бегать трусцой! - Извини, Арагорн, ты будешь бегать до или после завтрака? - А разве это настолько важно? - Это очень важно. Потому что до завтрака ты бежишь натощак, а после - на сытый желудок. И то, и другое очень плохо и неудобно. - Боже, какие мелочи! Буду бегать во время завтрака. Оживлённо беседуя, они выбежали на поляну. И с грохотом свалились в глубокую яму. - Массаракш! Какой идиот вырыл яму посреди поляны. Солнце заслонила огромная тень. - Слишком торопливый народ. Не успеешь укорениться, а в твою яму уже кто-то упал. Хум. Слишком торопливый народ. Друзья удивлённо посмотрели на говорившего. - Шайтан меня раздери! Древобрад! Сколько эпох!!! Энт помог им выбраться из ямы и сказал: - Друзья, я очень рад вас видеть. После того акта мародёрства, который я учинил в Ортханке. Я долго думал. И наконец понял. Во всём виноваты эти невежественные энты. Сэм ошалело посмотрел на энта и осторожно спросил: - А ты разве не энт? - О! Каюсь! В моей жизни были непростительные ошибки. Но теперь я с ними покончил. Со старыми связями и дружбами. И месяц назад я был принят в "Флору". Мне там очень обрадовались и сделали меня почётным фловером. Вот такие дела. А теперь не мешайте мне, я врастаю. С этими словами он сунул свои могучие корни, обутые в новенькие лапти, в яму и,засыпав её, издал вздох облегчения. - А можно один вопрос? - тихо поинтересовался Арагорн. - Можно. - Ты, случаем, не был в Гондоре? - Нет. А где это? - Я бы тоже хотел это знать. Но я знаю одно - все дороги ведут в Гондор. - Бред! Все дороги ведут в Эмбер, - сказал Древобрад и пустил побеги. - Пойдём, Арагорн, нам надо до темна добраться до кого-либо живого. - Да, пойдём. И они пошли дальше. Лес редел, и постепенно они вышли к посёлку гномов. Но к их величайшему удивлению, посёлок был пуст. Весь посёлок был разгромлен. Арагорн сел на пенёк и сухим, официальным тоном сказал: - Дорогие участники симпозиума. Принимаются гипотезы о том, куда делись гномы. - Арагорн, не занимайся глупостями, всё тривиально! Они просто закопались. - Всё бы было так, как ты сказал, но вот почему весь инструмент лежит на поверхности? Не могли же они закопаться без лопат. - Плохо ты знаешь гномов. Они и не на такое способны. А вот, кстати, они выкапываются. Арагорн с удивлением посмотрел на вспучивающуюся землю. Что-то здесь было не так. Из земли показалась чёрная как ночь, лохматая рука. Лицо Арагорна передёрнул испуг. Он толкнул в плечо зачарованно смотревшего на руку Сэма и заорал: - В укрытие! Зомби! Это не гномы! Это зомби! Прячься! Но спрятаться они не успели. Вслед за рукой показалась голова. Она откашлялась и спросила: - Ну и рожи у вас, ребята! Это Искажённый Мир? "Пронесло!" - мелькнула мысль в голове Арагорна. Но вслух он сказал: - Нет, это Средиземье. А ты кто такой? - Чёрт! Опять недополз! А я - барлог! - А почему чёрный? - В Брендидиум упал. Но уже начал восстанавливаться. Вот, смотрите. И барлог выплюнул маленькую шаровую молнию. - Шикарно! - сказал Скромби. - А теперь - марш в Искажённый Мир! Живо! Оторопевший барлог встал по стойке смирно и, ответив: "Здравия желаю!", скрылся под землёй. Закидав яму мусором, друзья пошли дальше. Их уже не волновало, куда делись гномы. Делись, так делись! Так им и надо, бородатым. Молния барлога полетела им вслед. Да, в этот день они много прошли. Сейчас, когда солнце стало спускаться к горизонту, они сели на берегу реки и шаровая молния зажгла им костёр. Арагорн посмотрел на снующую молнию и весело плеснул на неё водой. Молния зашипела и превратилась в чёрную дыру. Над рекой пролетал назгул. Сэм прицелился и кинул в него Андрилом. Назгул дёрнулся и, войдя в штопор, упал в воду. Он нырял и выныривал, когда он выныривал, то покрывал Сэма нецензурной бранью. Сэм кисло улыбнулся и, сказав: - Редкий назгул долетит до середины Брендидиума, - пустил "блинчики". Назгул ругнулся последний раз, и его всё-таки снесло течением. Арагорн подкинул веток в костёр. - Вот, Сэм, сходим в Гондор, стану я королём и присоединю Хоббитанию. И будешь ты ко мне в гости на трамвае ездить. А там и метро проложим. Хорошо заживём. Просто здорово. - А вот мне в голову почему-то такой вопрос пришёл. Ведь ты - принц Гондора, а сам зовёшься дунаданцем. Вы с папой эмигранты? - Да какие мы эмигранты. Просто раньше Гондор был Дунаданьем, а мой папа, большой поклонник чёрных сил, переименовал его в Мордор. А как заварушка с Кольцом началась, быстро переименовал его в Гондор. Чтобы никто не заблудился. Вот такие дела. Неожиданно раздались смех и громкие вопли. На берег выбежала толпа гномов. На носилках они несли свежесрубленный шалаш. Поставив шалаш на землю, они пали ниц. Из шалаша вышла Галадриэль, закутанная в белую простыню. Гномы вскочили с колен и стали громко скандировать: - Нет Бога, кроме Белоснежки! И Гимли - пророк её! Белоснежке - Трижды Ура! Вслед за Галадриэлью из шалаша вышел улыбающийся Гимли. Все опять закричали. Арагорн толкнул Сэма в бок и сказал: - Кажется, я теперь знаю, куда делись гномы из посёлка. Тем временем Гимли взобрался на сооружённый на скорую руку постамент и, подняв правую руку, сказал: - Братья и сёстры! Я глаголю устами Белоснежки! Поэтому первое: старые боги отменяются как отработавшие свой срок годности. Второе: гномы объявляются суперрасой. Ведь подумайте сами: в "Сильмариллионе" написано - гномы созданы первыми. Значит мы должны иметь хоть какие-то привилегии перед другими! Наши цели высоки! Мы будем жестоки! Но цель оправдывает средства! Мы полностью захватим Средиземье! Мы начнём с Гондора и кончим Хоббитанией! Которую можно и не присоединять! Мы захватим Мордор! Но, захватив Средиземье, мы не остановимся! Мы войдём в Земноморье, Эмбер, Хаос, Искажённый Мир! Но, хотя мы так велики, у нас есть враги. С ними надо покончить! Я скажу вам их имена: Илюватар, Саруман, Саурон, Гэндальф, Бомбадил, Арагорн, Скромби и другие действующие лица третьей эпохи. Но кроме них есть эльфы, хоббиты, орки, люди, роханцы, гондорцы, гномы, пардон! Они алчны и их ничего не стоит переманить на свою сторону. У каждого из вас будут сотни рабов! Арагорн, улыбаясь так, что его зубы блестели через забрало, сказал Сэму: - Поздравляю! Отныне мы не принадлежим ни к одной нации. Ты не хоббит, я не гондорец. Хотя я, кажется, остался дунаданцем. И мой Папа тоже! Ну, мы им покажем. Да, точно, прямо сейчас покажем. Только за папой зайдём. С этими словами они убежали с поляны. Но бежать им пришлось недолго. Внезапно опустилась тьма, и могучий вихрь закружил их. Когда ветер утих, они увидели, что стоят перед воротами в Гондор. Арагорн постучал, и на стук вышел сторож. - Кто вы такие, куда идёте, откуда идёте, зачем идёте? - Здравствуйте, я ваш король.

КОНЕЦ ВТОРОЙ КНИГИ?


Go back HTMLized by Leonid Taycher

Наша библиотека является официальным зеркалом библиотеки Максима Мошкова lib.ru

Реклама