Регистрация Вход
Библиотека /
Поиск по библиотекеМоя библиотекаИскать книгу(обмен)

Александр Костинский. По краям "Голубого сала"

Александр Костинский. По краям "Голубого сала"


Александр Костинский. По краям "Голубого сала"


--------------------------------------------------------------- © Copyright Александр Ю. Костинский Email: kostinsky@mail.ru Origin: http://www.svoboda.org/programs/SC/1999/SC1026.shtml Date: 22 Mar 1999 --------------------------------------------------------------- С начала лета в русскоязычной части Всемирной паутины разразились два примечательных скандала. В первом участвовал Шингарев, руководитель адвокатской конторы "Арбитражсудправо", застолбившей множество Интернет - адресов. Во втором директор издательства "Ад Маргинем" Александр Иванов потребовал от Андрея Чернова, известного в Сети человека, создателя русской кодировки KOI-8, снять со своего сайта электронную версию полного текста романа Владимира Сорокина "Голубое сало", а потом ссылку на него. Иванов утверждал, что издательству принадлежат все права на это произведение. В обоих случаях обсуждение по сути правового вопроса сопровождалось бранью, угрозами и взаимными оскорблениями. Язык дискуссии изобиловал словами из уголовного жаргона. Веер предложенных решений конфликта состоял по большей части из бандитских "понятий". На эти "разборки" не стоило бы обращать внимание, ведь уже оброс бородой анекдот, где "два симфонических оркестра спорят чья "крыша" круче", если бы они не затрагивали самых основ существования творческого сегмента русского Интернета и не свидетельствовали о его кризисе. Первой причиной кризиса, по нашему мнению стало упорное нежелание старожилов русского Интернета осознать, что современный профессиональный и возрастной состав жителей Сети -- творческая интеллигенция, студенты и тинэйджеры, - стремительно меняется. Экспоненциальный рост пользователей Всемирной паутины означает, что в самом скором времени Сеть будет населена всеми слоями общества, которые придут в нее, естественно, со своими представлениями и нормами. Высказывание Анатолия Левенчука и Виктории Егоровой, отчетливо обнаруживает это нежелание: "Сегодняшняя ситуация - типичная для диктатуры: большинство населения против существующего положения дел, а меньшинство ему навязывает свое понимание авторского права при помощи силовых органов". Удивительно, но многие лидеры российской Сети смотрят назад в "прекрасное вчера". Андрей Чернов, отвечая на угрозы "Ад Маргинем", с сожалением пишет: "Я вообще за старые времена. В старые добрые времена в подобной ситуации достаточно было переслать провайдеру Иванова его письмо ко мне, чтобы их бандитскую контору выкинули из Интернета и нигде больше не подключили. Нынешний же провайдер такой пошел, что отвечает что-то типа: "Ну а кто сейчас не бандит? Все бандиты кругом!" (конец цитаты). Но надо сразу сказать, что Андрею Чернову есть о чем сожалеть и что защищать. В "старые времена" (не более десяти лет назад), когда создавался русский Интернет, главенствовали, как ни прячься за иронией или цинизмом, творческий труд и сознание строительства среды добровольного объединения людей для достижения Высших целей. Недаром Андрей Чернов призывает издателей философской литературы лучше познакомиться с глубокой концепцией свободно распространяемой информации, удачно реализованной в проектах GNU Software, Sendmail, FreeBSD или Linux. А следующие слова Чернова нельзя назвать иначе, чем творческим манифестом: "...по большому счету у Сорокина никаких прав на его текст нет, он не может даже, оставаясь интеллектуально честным, утверждать, что именно он является автором данного текста. Вообще, попытки извлечь из своего творчества специальную, а тем более материальную выгоду недостойны и унизительны. Творчество рефлекторно и тождественно, например, чиханию или семяизвержению в их необходимости и невозможности их остановить. А если вы еще хотите денег за каждый ваш чих, вы просто собака последняя. Разъясняю очевидное: не "автору" должны платить, "автор" сам должен приплачивать за ознакомление со своими "произведениями"" (конец цитаты). Яростная полемика показывает, что продвинутая часть российского Интернета считает Сеть не средством связи, а творческой лабораторией или даже монастырем, где избранные, прошедшие посвящение, служат Высшей цели. Изгнанием торгующих из храма звучит отповедь Чернова вторгшимся в их обитель чужакам: "Господа Ивановы, Сорокины, Курицины и их подпевалы в сети НИКТО и звать их НИКАК. Со своими цивилизованными нормами идите в цивилизованную задницу и стройте там себе отдельную цивилизованную сеть" (конец цитаты) Согласитесь, странно было бы услышать абоненту от телефонного мастера или даже главного инженера телефонного узла во время ссоры предложение построить свою собственную телефонную сеть. Но, честно говоря, наиболее тягостно наблюдать, что конфликты интересов в русском Интернете даже между образованными людьми просто разрушительны. Все идет строго по "Словарю сатаны" Амброза Бирса: "Спор это способ каждого спорящего утвердиться в его собственных взглядах". Если в Сети не будут выработаны приемлемые процедуры и механизмы решения конфликтов, то "старые времена", о которых с ностальгией вспоминает Андрей Чернов, увы, навсегда канут в Лету. По нашему мнению, последние "разборки" показали, что любой заинтересованный человек или организация могут без труда вызвать громкий скандал в русском Интернете с продолжением и развитием его в бумажных изданиях. Для этого нужно только покрепче обругать и обозвать кого-нибудь из известных сетевых людей (лучше нескольких) и регулярно отвечать на их реплики личными оскорблениями, угрозами и нападками на устоявшиеся в сети представления. Если вспомнить, что уже сейчас немало желающих подрегулировать Интернет в духе СОРМ-2, то им ничего не стоит инициировать десяток таких скандалов, осветить их в подведомственной прессе и всем станет ясно, что русский Интернет -- это просто большая коммунальная кухня, где без старосты и графика дежурств не обойтись. Можно ли избежать подобных сценариев развития событий? Нам кажется, что можно. Но творческой части нашей Сети необходимо от саморазрушения вернуться к самоорганизации. Для этого можно попробовать следовать принципам, которые ведут к решению возникающих задач и согласованию интересов спорящих сторон. В обычной жизни это называется правовой процедурой. Лучше, если она будет писанной. Записанный текст позволяет вносить улучшения и дополнения и доносить их без искажений до всех, вовлеченных в процедуру. Право -- это не абсолютная категория, а модель, задающая рамки поведения. Как любая модель действительности право - несовершенно, но может улучшаться и изменяться, развиваясь в конструктивных обсуждениях. Попробуем пояснить это на примере конфликта "Ад Маргинем" с Андреем Черновым. Как и большинство подобных столкновений, он протекал по сценарию позиционного торга, когда каждая сторона подчеркивает свою позицию и настаивает на ее правильности. Закономерной стадией такого сценария становятся вопросы: "А ты кто такой?" Роджер Фишер и Уильям Ури, известные переговорщики, замечают, что "Те, кто спорят по поводу позиций, сами себя ограничивают рамками этих позиций. Ваше "я" отождествляется с вашей позицией. У вас появляется новая заинтересованность в "спасении лица" -- в примирении будущего действия с прошлыми позициями, - что делает все более и более невозможным достижение любого соглашения, которое в разумной степени примиряет первоначальные интересы сторон" (конец цитаты). Если заинтересованных сторон несколько, то трудности позиционного торга только усугубляются. Не спасает его даже дружелюбие сторон. Но существует и другой путь. Путь переговоров по существу затрагиваемой темы. Он предполагает: Во-первых, сразу же отделить в обсуждениях личности участников спора от предмета споров и переговоров. Это исключает личные оценки и оскорбления. И ведет просто к постановке задачи. В нашем случае спорщики сразу же обнаружили бы, что у них много общего. Они признают наличие самого института авторского права. Считают, что нельзя использовать чужие произведения в коммерческих целях без разрешения. Что автор имеет право на имя и целостность текста при любых публикациях, включая электронные. Единственное в чем не согласны стороны: можно ли создавать условия для некоммерческого чтения и копирования электронных версий книг? Во-вторых, при обсуждениях нужно сосредоточиться на интересах сторон, а не на позициях. Автор и издатель, наверное, боятся, что возможные читатели, познакомившись с электронной версией книги, не станут покупать бумажный оригинал, и не удастся вернуть вложенные средства. Кроме того, они не уверены, что при публикациях в Интернете текст останется неискаженным, а электронные публикации не принесут косвенных доходов создателям сетевых сайтов, например, при помощи рекламы. Создатели Интернет -- узлов наоборот, обеспокоены, видимо, тем, что введение строгих авторских прав ограничит их творчество, ведь авторские произведения -- часть их сетевых проектов. Им кажется, что авторы и издатели будут категорически против публикаций в Интернете. Если бы участники спора не были так поглощены друг другом, то они бы услышали голос Максима Мошкова: "Самое то главное - автора забыли спросить". Нам известен первый опыт Российской Государственной Библиотеки в обращении к десяткам авторов с просьбой разрешить выставить их произведения в Интернет. Все без исключения выразили свое согласие. Может быть сделать это нормой или хотя бы к ней стремиться? Цифровые издатели могли бы обсудить со своими книжными коллегами реальное влияние публикаций во Всемирной паутине на продажи новых изданий. А может быть и провести совместный эксперимент. Это бы избавило колеблющихся авторов от смутных опасений. Ведь, существуют данные, что прибыль от известности значительно перекрывает возможные убытки от чтения Интернет -- версий. Кстати, Андрей Чернов высказал интересную мысль: "Если даже предположить, что электронная версия, понравившись, не вызывает желания купить такую же бумажную книжку, то уж во всяком случае вызывает желание купить другие книжки того же автора" (конец цитаты). В-третьих, необходимо искать несколько взаимопригодных вариантов. Стремление отыскать единственно правильное решение нередко заводит в тупик. Здесь важен именно совместный процесс поиска решения. При этом часто более внимательное изучение предмета спора приводит к серьезному сближению взглядов сторон. Фишер и Юри замечают по этому поводу: "В конечном счете, однако, причиной конфликта является не объективная реальность, а происходящее в головах людей. Истина -- это просто еще один дополнительный аргумент, возможно хороший, а возможно, и нет, который помогает справиться с расхождениями. А сами расхождения существуют <...> в мышлении людей. С этой точки зрения опасения, даже необоснованные, являются реальными, и с ними необходимо разбираться. Надежды, даже нереалистические, могут вызвать войну. Факты, даже установленные, могут не иметь никакого отношения к решению проблемы". В-четвертых, взаимовыгодные варианты можно искать только на основе объективных критериев. Обсуждение и выработка таких критериев, вместо настаивания на своих позициях, подготавливает площадку для решения, которое будет приемлемо для сторон. Самоорганизация в творческой части Сети одержит верх, на наш взгляд, когда ее обитатели поймут, что все зависит от их желания и воли находить выходы из тупика. Пока же большинство "людей сети" исповедует марксистский принцип "бытие определяет сознание". Вот он в изложении Вадима Гущина: "Поскольку сеть не книжный шкаф, а, извините за банальность, гипертекст, то самоцитирование сети, множественность копий - есть способ ее существования". То есть, не люди решают, как им вести себя в Интернете, а Интернет диктует людям нормы поведения. Если рассуждать так, то стрельба -- способ существования автомата Калашникова и человек, получивший его, сразу же начинает палить очередями. Да, цифровые технологии поразительно облегчили копирование и тиражирование текстов, но надо все-таки помнить, что в каждом конкретном случае делает это конкретный человек, опираясь на свои взгляды о границах дозволенного. Валентин Турчин писал по подобному поводу: "Технология, как таковая меняет только среду обитания для каждого индивидуума и больше ничего". Нам кажется, не будет преувеличением сказать, что будущее творческой части российского Интернета зависит от ответов на вопросы: "Как превратить конфронтацию в Сети в совместный поиск решений, а борьбу мнений в решение проблем?"

Александр Костинский. Все вокруг колхозное -- все вокруг мое


--------------------------------------------------------------- © Copyright Александр Ю. Костинский Email: kostinsky@mail.ru Date: 8 Jul 1999 Доклад на семинаре "Проблемы интеллектууальной собственности в Интернет" --------------------------------------------------------------- (Не рано ли хороните авторское право, товарищи!) Авторское право и Интернет. Снова волна публикаций прокатилась по известным Интернет -- узлам. В нее втянулись и бумажные журналы "Мир Интернет", "Компьютерра". Дискуссия прошла и на радио "Свобода". По мнению могильщиков авторского права, жить ему осталось считанные годы. Основные аргументы таковы: Если текст попадет в Интернет, то продать его будет невозможно. Кто станет платить, если в Сети все есть бесплатно. "Информация хочет быть свободной". И найдется много охотников, которые освободят ее от назойливой опеки авторов, оцифровав и разместив на вольных библиотечных сайтах. Крах авторского права неизбежен. Если, книжные феодалы и ретрограды станут применять устаревшее законодательство и наказывать сетевых людей, то свободолюбивые пираты уедут на острова, где не только "с похмелья не болит голова", но и не действуют международные законы авторского права. Там они развернут могучие сервера, откуда и будет народ черпать бесплатную информацию, под зубовный скрежет авторов -- паразитов, которые хотят халявно жить за счет одной-двух изданных книжек. "Собственно, чем писатель лучше токаря, получающего зарплату пропорциональную числу и качеству сделанных им деталей?.. или адвоката, врача, консультанта, менеджера, получающих деньги разово за "конкретные случаи"?" - строго спрашивают Анатолий Левенчук и Виктория Егорова. Вот журналисты же пишут каждый день. Они -- трудовая интеллигенция. Кроме того, приводятся оригинальные юридические аргументы. Если в США "воруется" до 35% лицензионного программного обеспечения, а в России до 94%, то принцип "неотвратимости наказания" не работает. Если невозможно отслеживать каждый случай нарушения закона, то такой закон не должен существовать. Слушая музыку революции, Левенчук и Егорова ставят диагноз: "Сегодняшняя ситуация - типичная для диктатуры: большинство населения против существующего положения дел, а меньшинство ему навязывает свое понимание авторского права при помощи силовых органов". (конец цитаты) Но недовольство большинства таким порядком вещей растет, и, значит, "день твой последний приходит" гнилое авторское право. Но честным авторам надо радоваться. Все будет по справедливости. В работе есть для них интересный социологический прогноз. Хотя сетевые пираты подобно своим морским собратьям будут начисто лишать авторов всего их интеллектуального имущества, они в то же время, подобно библиотекарям, будут неукоснительно соблюдать личные неимущественные права (право на имя и не искажение текста). Чудесен в футурологических Интернетовских статьях дух революционной пропаганды. Здесь нет места сомнению. Цели определены. Задачи ясны. Ни разу не встречаются фразы типа "по нашему мнению", "на наш взгляд", "можно предположить". О чем речь, господа?! Революция на дворе! Рискуя оказаться на обочине Интернет -- пробега, заметим, что, по нашему мнению, некоторые принятые по умолчанию предположения нуждаются, по крайней мере, в обсуждении. Первое, подразумевается, что современный профессиональный и возрастной состав пользователей Интернета -- тинэйджеры, студенты и творческая интеллигенция - останется неизменным. Это крайне смелое предположение. По многим прогнозам в скором времени Сеть будет населена всеми слоями общества. И они привнесут в нее собственные твердые представления о праве и частной собственности. Сейчас же настроения во Всемирной паутине определяет мятежная часть общества, что видно и по книжному репертуару. Самый большой сегмент -- фантастика. Не будем даже говорить о тинэйджерах, еще не прошедших процесс социализации, но ведь и творческие люди сродни поэтам. А как точно заметили Вайль и Генис: "Один поэт -- поэма. Много поэтов -- революция". Так что ссылки на большинство населения Сети, которому меньшинство навязывает авторское право силовыми органами не убедительны. Нынешняя сетевая Интернет - общественность также похожа на будущую, как велосипедное первенство Московского университета на "Тур де Франс". Второе, основным критерием при приобретении товара сторонники свободы от авторских прав считают цену. Бесплатно -- это предел, к которому стремится крайне низкая цена. Надо сказать, что в рамках этого достаточно упрощенного представления о маркетинге трудно объяснить, почему из всех кол покупают именно Кока -- колу, хотя она в несколько раз дороже местных аналогов, а без наклеек по вкусу покупатели их не различают. Попробуем разобраться. Сейчас в Интернете основная, борьба идет на рынке программного и аппаратного обеспечения. Когда он будет поделен центр тяжести переместится в область содержания Интернет - пространства, в область контента. И тогда с новой силой грянет мощная рекламная компания по раскрутке крупных легальных информационных ресурсов. Упор будет сделан на качественность текстов, их авторскую идентичность. Вспомнят кажущиеся ненужными сейчас текстологию и источниковедение. Ведь, беря файл в библиотеке уважаемого Максима Мошкова, никто не знает, насколько он соответствует своему названию. Будут созданы мощные торговые марки, брэнды серьезных цифровых библиотек с огромным выбором практически любых книг и туда перейдет подавляющее большинство пользователей. Коммерческий информационный рынок, по многим оценкам, в скором времени превзойдет по объему продаж нефтяной, следовательно, денег на рекламу и стимулирование продаж хватит. Но не надо забывать и еще одно обстоятельство. Книжный рынок (неважно бумажный или электронный) нуждается в ярких авторах -- героях и, конечно, антигероях для придания драматизма литературному процессу. Тиражи -- реальное измерение популярности. Если Стивен Кинг будет консультировать газетных журналистов и рекламщиков, то потеряет от этого литература в целом. Вспомним, что случилось с шахматами при расколе Каспаровым Международной шахматной федерации. Разве можно сравнить сегодняшнее жалкое состояние с временами Таля, Фишера и противостояния тех же Карпова и Каспарова. Нет общего брэнда - упал интерес к шахматам вообще. Хоть и неловко, но стоит вспомнить, что хорошая книга требует серьезной многолетней работы и этим она отличается от поверхностных газетных статей. Все это время автор должен как - то жить. Поэтому его гонорар размывается на большой промежуток времени. Такие, даже малотиражные издания часто оказывают гораздо большое влияние на общество, чем многомиллионные газетные тиражи. Почему-то все предсказатели дружно забыли о психологических проблемах среднего человека в эпоху взрыва информации. Проблема осла Буридана -- самая насущная при огромном переизбытке информации. Ослу нужно, чтобы кто-то, к кому он испытывает доверие, избавил его от ощущения, что он не попал в русло основных течений современности. И он с радостью бросится в их объятия. Этим кто-то и станут несколько информационных мегапроектов, где весьма раскрученные многотиражные авторы будут аналитическими обзорами и книгами переводить информацию в знание. Это четко сформулировал Джон Нейсбитт: "Мы утопаем в информации, но жаждем знания". Безусловно, появятся новые формы организации информационного рынка. Можно предложить хоть такую. Собрав сто миллионов клиентов единая большая библиотека может взимать по сто долларов с каждого, предоставляя неограниченный доступ к своим ресурсам. Будет собрано десять миллиардов долларов в месяц. Можно отдать половину собранных средств на гонорары авторам, но пропорционально востребованности их текстов. Таким образом, и Стивен Кинг останется чемпионом и деньги, потраченные на рекламу его произведений вернутся тем, кто их в него вкладывает. Не стоит забывать, что авторское право не только залог оплаты труда авторов, но и способ корпоративного продвижения текстов, как товара. Авторское право позволяет осуществить такие механизмы продвижения товара, как, например, "приманка" - фиктивная защита не раскрученных продуктов. "Если продукт защищен, - значит, там есть что-то ценное". При этом умышленно оставляют слабые места в защите, чтобы не создавать своим бесплатным рекламщикам и распространителям лишних проблем. "Добавленная стоимость" -- когда купив программу, или легализовав ее пиратскую версию, клиент бесплатно получает новые модификации или новую информацию. "Лизинг", когда оплата производится повременно или по мере получения результата. "Паравоз" -- включение бесплатно в получаемый продукт других, возможно тоже полезных потребителю, которые связаны с главным продуктом и могут быть оплачены клиентом по мере надобности. Да и стоит все -- таки вспомнить Била Гейтса, который, несмотря на "пиратство", создал самую дорогую коммерческую фирму, стоимость которой превосходит весь годовой российский бюджет на порядок. Он мастерски пользуется авторским правом, как инструментом получения прибыли, применяя его на разных рынках по-разному. Россия, Китай и Индия начнут приносить доходы в будущем и требуют вложения в них средств, а не получения приблыли. Вот Гейтс и не требует закрыть Горбушку и Митино, а направляет в правильное русло крупнейшие восточные государственные компании, создавая прецедент, и привнося правовые понятия в головы азиатской политической элиты. Третье, и может самая главная произвольность нашей Интернет - футурологии - распространение на весь мировой Интернет нравов и обычаев русскоязычной части: "Все вокруг -- колхозное, все вокруг -- мое". Вы задумывались: Почему снова и снова не удаются российские реформы? Почему так криминален и уродлив российский бизнес? Почему власть так часто совершает ужасные промахи, но не несет за это никакой ответственности? Так было при царе, так было при Генеральном секретаре, так остается при Президенте. Значит, существуют более глубокие причины, чем политическая воля или безволие политиков. Многие, кто пытается разобраться в сути происходящего, называют главную причину: НЕУВАЖЕНИЕ К ЛИЧНОСТИ, ЗАКОНУ, ПРАВУ. В этом народ и власть -- едины. Потому что интересы государства, интересы общины всегда в России ставились гораздо выше прав граждан, а авторское право -- одно из самых основных прав личности. Насколько заблуждения всеобщи видно из того, что Лев Толстой и Лева Задов стоят по одну сторону баррикад -- "единица -- вздор", "единица -- ноль". По ту же сторону стали и пламенные борцы за отмену авторского права, как такового, выдавая вековые национальные заблуждения за требования нового информационного Интернет--общества. О том, что мы непохожи на законопослушный мир хорошо говорят и постоянные снисходительные сравнения проекта Гутенберг с нашими сетевыми библиотеками. У них даже в студенческой среде нет такого правового беспредела. Восхитительно конечно звучит, что 35% нарушений у них и 94% у нас - одно и тоже. Этим, товарищи, мы и отличаемся. Именно средний человек определяет климат в стране, как средние по скоростям молекулы соответствуют реальной температуре в комнате. Кстати скажем, что рукоприкладство в американских семьях достигало в некоторые периоды, по тем же опросам населения, 25-30 процентов. Не следует же по этому отменить уголовные наказания за побои. И последнее, мечта о вольных от авторского права островах. Когда закончится передел информационного рынка и будут созданы великие торговые марки сетевых библиотек с прибылями в миллиарды долларов, тогда частные библиотеки займут подобающее им место. Люди будут в своем узком кругу обмениваться книгами и текстами в той мере, в какой они не будут мешать основным информационно-финансовым потокам. Если же они выйдут за отведенные им рамки, то Сенат снова отдаст приказ Гнею Помпею или Уэсли Кларку и поплывут к пиратским островам галеры и полетят самолеты. Все кончится, нам кажется, гораздо быстрее, чем в приведенных исторических примерах. Вместо двух месяцев хватит пары недель. Или Вы считаете иначе? Так что. Не рано ли хороните авторское право, товарищи! 8 июля 1999 года.

Наша библиотека является официальным зеркалом библиотеки Максима Мошкова lib.ru

Реклама