Регистрация Вход
Библиотека /
Поиск по библиотекеМоя библиотекаИскать книгу(обмен)

Антон Носик. Копирайт что дышло (СМИ в Интернете)

Антон Носик. Копирайт что дышло (СМИ в Интернете)


* Несколько выдержек из "Вечернего интернета об авторском праве *


Заметка триста восемьдесят пятая
КОПИРАЙТ ЧТО ДЫШЛО


--------------------------------------------------------------- Оригинал этой статьи расположен в "Вечернем Интернете" Антона Носика http://www.cityline.ru/vi/23mar1998.htm

© Copyright 1998 Антон Носик


--------------------------------------------------------------- В ПЭБ могут быть помещены только те произведения, свободное воспроизведение и использование которых не ограничено авторскими и иными правами авторов, издателей и других лиц. Именно по этой причине в ПЭБ в настоящий момент отсутствуют существующие в изобилии электронные тексты произведений братьев Стругацких, поэтов-бардов, переводы иностранных авторов-фантастов и т.д. - все они по-прежнему находятся под защитой российского или международного права. Поэзия Ахматовой, "Мастер и Маргарита", произведения Виктора Пелевина - все это также под охраной закона. Публичная электронная библиотека - Абрам! Нас, кажется, учат коммэрции! Анекдот
Как читатель мог легко догадаться из эпиграфа, сегодняшняя наша заметка посвящена авторскому праву. Эта тема является предметом бурного обсуждения в русской и мировой Сети, однако мало кто из спорщиков, обсуждающих этот вопрос в публичных форумах Интернета, реально представляет себе положение дел de jure - будь то в отечественной или международной практике. В результате о копирайте в сегодняшней Сети сложено не меньше мифов, чем о компьютерных вирусах или хакерах. Оно и немудрено: правовые нормы, связанные с авторским правом, постоянно меняются. В США то и дело принимаются новые законы по этому поводу, то есть по старой привычке принять многолетнюю американскую практику за отправную точку тут не удастся. Но и руководствоваться при трактовке различных аспектов копирайта статьями национального законодательства тоже не всегда получится: ведь абсолютное большинство стран, подключенных к Интернету, подписало те или иные международные конвенции по авторскому праву. А смысл всех этих конвенций - в том, что при наличии разногласий между национальным и международным законодательством последнее имеет преимущество. То есть любой закон РФ, посвященный авторским и смежным правам, может оказаться недействителен, если в нем сыщутся отличия от требований той или иной международной конвенции... Короче, минное поле, а не тема.

Было бы и наивно и самонадеянно с моей стороны пытаться разрешить все эти проблемы и устранить все существующие неясности одной заметкой. Поэтому постараюсь ограничиться более скромными задачами. Есть ряд важных обстоятельств, связанных с копирайтом, знание которых может оказаться одинаково полезно как для создателей объектов авторского права (то есть для тех, чьи права защищает соответствующий закон), так и для потребителей авторского труда (которые в общем случае выступают потенциальными нарушителями законных прав авторов).

В текущей заметке я ограничусь беглым обзором тех прав, которыми обладает каждый российский автор, но которыми, к сожалению, мало кто сегодня пользуется - полагаю, что происходит это скорее от незнания закона, чем от иных причин.

На сегодняшний день на Сети можно видеть электронные версии многих отечественных СМИ некомпьютерного профиля (МК, Коммерсант, Известия, Итоги, Русский Телеграф, АиФ и проч. и проч.) - причем в абсолютном большинстве случаев доступ к их текстам является платным, и по этой прискорбной причине текст подшивок не проиндексирован в поисковых машинах. Впрочем, это еще полбеды. Еще хуже - когда у издания вообще нет своей электронной версии (как, например, у покойного журнала "Столица", или у ныне здравствующих Новых Известий). Любое периодическое издание - это мясорубка текстов. Если нет механизма выкладывания материалов на Сеть (за деньги или бесплатно) по мере публикации, то задним числом поднять в редакционном компьютере подшивку выпущенных статей и выложить ее на веб - задача абсолютно нереальная. Единственное место, где могут сохраниться тексты, появившиеся в периодических изданиях неделю, месяц или год назад - это личный (домашний) компьютер автора этих текстов. Поэтому единственный способ попадания уже опубликованных на бумаге материалов на веб - самопубликация силами автора, на его личной странице (как у в.а. Александра) или в составе какого-либо сборника, куда он может свои труды предоставить.

Мне неоднократно случалось обсуждать с коллегами вопрос о выкладывании их ранее напечатанных текстов на Сеть - не ради славы или денег, но ради их сохранения после того, как на типографских складах истлеют последние бумажные экземпляры. В ответ на мой недоуменный вопрос "Почему б вам не выложить эту статью в Интернет?" я много раз слышал стандартный ответ: "Я же ее продал издателю, он ее сам выложил на каком-то платном сервере"... Или - без конкретизации - "Я продал права на эту статью издательскому дому такому-то".

Тем авторам, которые в самом деле так думают, полезно было бы ознакомиться с Законом РФ об авторском праве и смежных правах. Поскольку там написана масса интересных вещей по этому поводу.

Во-первых, публикация в СМИ - единственный случай, когда разрешение автора на издание его произведения может выдаваться в устной форме, то есть не требует письменного договора.

Во-вторых, в устной форме по законам РФ могут быть переданы только неисключительные права. То есть право на одноразовую публикацию в специально оговоренном выпуске издания. Газета, заплатившая автору гонорар на основании устной договоренности, не имеет права на повторную публикацию его текста даже в той же бумажной рубрике, где этот текст впервые появился. Для любой повторной публикации необходимо заключение повторного договора, с отдельной оплатой.

Тем более публикатор не имеет ни малейшего права переиздавать авторские статьи в другом издании (сборник, подшивка) или на другом носителе (компакт-диск, вебсайт) без специального, отдельно заключаемого, договора с автором. Поэтому все перечисленные выше веб-версии российских СМИ нарушают действующее законодательство в части охраны права авторов распоряжаться судьбой своих произведений после той однократной публикации, которая была оплачена однократным же гонораром.

В силу сказанного выше об устных соглашениях и неисключительных правах, не существует никакой лазейки для СМИ, чтобы выдать договор на однократное издание за широкие права самовольных повторных перепечаток. Если с автором специально не заключали дополнительного договора с дополнительной оплатой - переиздание его статьи на бумаге, вебе или магнитном носителе не может ретроактивно покрываться условиями того устного договора, на основании которого осуществлена первая публикация его произведения.

Опять же, в силу неисключительности прав, издатель не может влиять на свободное решение автора о том, где и сколько раз он захочет повторно издавать свое произведение. Зато автор обладает абсолютным правом вето на любое использование своих текстов, за которые ему однажды уже был заплачен гонорар. Таковы положения действующего закона.

Поэтому, скажем, в.а. Александр имеет полное законное право выложить на вебе свои статьи, публиковавшиеся в "Столице", ни у кого не спрашивая. Зато Издательский дом Коммерсант, издававший "Столицу", не имеет права те же самые статьи включить в собственный сайт, либо лицензировать эти тексты перекупщикам, которые продают доступ к изданиям Коммерсанта в розницу.

Есть мнение, будто бы определенную лазейку для изданий оставляет статья 14 российского копирайтного законодательства - "Авторское право на служебные произведения". Будто бы исключительные права на текст, написанный журналистом в рамках исполнения служебных обязанностей (то есть, например, за зарплату, а не за гонорар, на основании служебного контракта, а не устной договоренности) принадлежат изданию, где данный автор работал на полную ставку в момент создания своих материалов. В самом деле, если читать только первые два раздела 14-й статьи, такое впечатление может создаться:

1. Авторское право на произведение, созданное в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания работодателя (служебное произведение), принадлежит автору служебного произведения.

2. Исключительные права на использование служебного произведения принадлежат лицу, с которым автор состоит в трудовых отношениях (работодателю), если в договоре между ним и автором не предусмотрено иное. Размер авторского вознаграждения за каждый вид использования служебного произведения и порядок его выплаты устанавливаются договором между автором и работодателем.

Но только вот ведь беда: у этой статьи есть еще и пункт четвертый, где сказано:

4. На создание в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания работодателя энциклопедий, энциклопедических словарей, периодических и продолжающихся сборников научных трудов, газет, журналов и других периодических изданий (пункт 2 статьи 11 настоящего Закона) положения настоящей статьи не распространяются. (подчеркнуто мной - А.Н.)

То есть даже в отношении тех статей, которые созданы штатными сотрудниками СМИ за зарплату, републикация на вебе по закону требует отдельного договора и отдельной оплаты для каждого случая (многие газеты лицензируют свою подшивку для продажи через веб сразу несколькими перекупщиками - всякий раз по закону они должны получать на это согласие автора).

Читатель вправе мне заметить, что здесь налицо серьезное противоречие между буквой закона и повсеместно принятой практикой. Я, разумеется, соглашусь, тем более, что число моих собственных статей, хранящихся на сайтах с платным доступом без моего согласия, исчисляется по меньшей мере трехзначной цифрой. Серьезные коммерческие структуры Российской Федерации - будь то издательские дома, или крупные контент-провайдеры с платным доступом - занимаются в данном случае вульгарным копирайтным пиратством, по сравнению с которым проделки завсегдатаев Митинского радиорынка выглядят невинными шалостями. Вся бурно расцветшая в последние два-три года в РУНЕТе индустрия торговли подшивками московских журналов и газет - незаконна вдвойне. Во-первых, публикаторы не делают попытки заручиться согласием авторов на перепечатку их текстов. Во-вторых, доходы от продажи незаконно опубликованных статей - это деньги, которыми в любой цивилизованной стране издатель делится с держателем копирайта. То есть с автором. А оправдание в жанре "так поступают все" - это то же самое объяснение, согласно которому и все иные формы пиратства в РФ законны, поскольку носят эпидемический характер.

С единственной оговоркой, которую трудно формализовать, но очень легко объяснить на пальцах. Когда студент Вася ворует у Microsoft, не уплатив за лицензию - это, конечно, нехорошо и предосудительно. Однако у Васи нет других вариантов, а Microsoft не обеднеет. Поэтому ситуация судебной тяжбы Microsoft против Васи выглядит абсолютно нереально, несмотря на существование статьи 146 УК РФ. Зато когда Microsoft ворует у студента Васи - тут и с практической, и с юридической точки зрения есть о чем разговаривать. Так уж случилось, что принцип социальной справедливости (лежащий в основе любых демократических законов) в первую очередь защищает сильного от произвола слабого.

Тут напрашивается естественный вопрос: что дальше? Какой совет можно дать авторам, права которых систематически попираются несанкционированной и не оплаченной публикацией их творений? Вариантов поведения тут, по сути дела, три. Первый - формализовать отношения. То есть для начала поставить всех торговцев чужим товаром в известность о том, что они нарушают закон. И предложить им либо убрать авторские тексты с сервера, либо оплатить использование. Я более чем уверен, что ни один публикатор на это предложение по доброй воле не откликнется - как никто не откликается на призывы лицензировать купленный в Митино софт.

Второй вариант - он же первый, если б мы жили в Америке - просто и тупо судиться. Выше уже достаточно подробно объяснено, что мы тут имеем дело с систематическим и неприкрытым нарушением авторских и смежных прав, в корыстных целях, в особо крупных размерах. Единственным способом легализации электронных перепечаток авторского текста может служить письменное согласие автора на их публикацию - причем для каждого материала в отдельности. Разумеется, ни один онлайновый торговец подшивками бумажных СМИ никогда не пытался заручиться у авторов соответствующими разрешениями.

Третий вариант - оставить все как есть. На некоторое время. Дать сегодняшним пиратам шанс легализоваться - найти форму законного согласования, одинаково приемлемую и для них, и для тех авторов, чей труд их кормит. Слово уже сказано. Имеющий уши да услышит. И да придумает что-нибудь.

В пользу третьего варианта можно привести одно простое соображение. Если сейчас начинать судиться с владельцами всех серверов, где незаконно выкладываются подшивки бумажных СМИ - через несколько месяцев в РУНЕТе вообще не останется таких подшивок. Их создатели, возможно, в состоянии заплатить каждому автору полюбовно по 5-10 долларов за выложенную статью, но в судебном порядке им придется выплачивать много большие суммы, причем за несколько лет - и я не знаю в РУНЕТе ни одного сервера, прибыли которого позволили бы ему выдержать подобные расходы.

Стоит отметить, что по действующему копирайтному законодательству (как российскому, так и международному) согласием авторов на веб-публикацию их статей должны заручиться не только торговцы платной подпиской. Факт взимания платы за доступ к публикуемым статьям не имеет с юридической точки зрения решительно никакого значения. Бесплатное выкладывание чужих текстов на сервер требует в точности той же процедуры согласования, что и платное. То есть все онлайновые архивы в статусе freeware сегодня можно задушить той же самой удавкой, которая годится для торговцев подшивками.

Эту ситуацию довольно легко исправить. Авторы, которые имеют возражения против публикации своих текстов в общедоступных источниках, всегда могут эти свои возражения заявить - поскольку они имеют возможность зайти на сервер, найти там свои статьи и принять меры. А те, кто приветствуют выкладывание своих текстов на веб - полагаю, с легкостью дадут на это свое согласие по всей надлежащей форме. То есть публикаторам freeware достаточно получить надлежащее согласование, выявить возражающих авторов и убрать их тексты с сервера. У создателей платных контент-проектов положение сложней - сразу в нескольких аспектах. Во-первых, они, как правило, не знакомы с авторами, чьим трудом торгуют. Во-вторых, они едва ли могут рассчитывать, что авторы их сами найдут: платные базы защищены паролем, и не существует общего порядка, по которому журналисты получали бы право доступа к своим же собственным опубликованным текстам. В-третьих, мало найти авторов: с ними нужно еще и договориться, то есть получить их согласие на коммерческое использование текстов (либо убрать тексты). Задача не из легких - но таковы требования действующего законодательства.

Вполне может так случиться, что по мере углубленного знакомства отечественных авторов с собственными законными правами вся индустрия нелегальной перепродажи текстов сойдет на нет. Я, честно говоря, не буду по этому поводу сильно расстраиваться, потому что общественной пользы в платных ресурсах не вижу. Публикация текстов в статусе freeware отвечает принципу свободы распространения информации, на которой держится вся Сеть. А торговля чужой собственностью без спроса - сомнительное достижение и с экономической, и с юридической, и с моральной точки зрения.

Но главная идея моей сегодняшней заметки - отнюдь не в том, чтобы призвать создателей платных серверов к ответственности. Этим при желании могут заняться те авторы, чьим трудом там торгуют. Мне кажется гораздо более существенным вопрос об альтернативе. То есть о самопубликации статей силами авторов. Я призываю всех журналистов, у которых сохранились тексты их ранее опубликованных статей, выкладывать эти материалы на веб и сообщать мне адреса. В ближайшее время будет создан специальный авторский сервер, где я размещу ссылки на такие страницы. Виртуально бездомные авторы приглашаются слать мне тексты для выкладывания. Возможно (я еще не выяснял), таким способом удастся возродить в веб-версии хотя бы часть подшивки журнала "Столица". И многие другие публикации, которые хотелось бы перечитывать, можно таким способом спасти от незаслуженного забвения. Поэтому давайте работать вместе. И забудем дурацкий миф о том, что в авторском праве бывает кто-то главнее автора.

Заметка триста девяносто третья
Пять сюжетов по цене одного


--------------------------------------------------------------- Оригинал этой статьи расположен в "Вечернем Интернете" Антона Носика http://www.cityline.ru/vi/08apr1998.htm

© Copyright 1998 Антон Носик


---------------------------------------------------------------
Ешьте же его так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, и ешьте его с поспешностью: это -- Пасха Господня.
Исход, 12:11

Не без риска пробудить скептическую усмешку в устах читателя, вынужден признаться, что писать Вечерний Интернет ежедневно - много легче, чем раз в два-три дня. Ежедневность имеет свою внутреннюю логику, свой ритм, распорядок, режим, она позволяет заметкам попадать в такт Сети и жизни, где что-то непрерывно происходит. А перебои заставляют сбиваться, спотыкаться, пропускать важные темы, забывать про важный followup, которого с каждым днем все больше копится в (на) моем рабочем столе. Читатель терпелив и не злопамятен (а может, просто великодушен или невнимателен), но время от времени он все же о чем-нибудь вспоминает и спрашивает между делом: а где обещанная новая искалка по ВИ, она же усовершенствованный Glimpse г-на Трофимовского с поддержкой CP1251 в среде UNIX? А где Яndex-Site для Вечернего Интернета, об установке которого еще на РИФе было договорено с разработчиком? А где сайт, посвященный листам рассылки? А где сайт об авторском праве? А что добавилось к пресловутой кепке на www.msk.ru? И ответить мне на все эти вопросы особенно нечего. Дежурный ответ насчет under construction - это, конечно, праздник, который всегда со мной. Ссылки на офлайновую занятость иногороднего читателя только зря раздражают - а московскому читателю про офлайн и без меня все известно... Короче, не стоит оправдываться - да я и не буду. Если Вечерний Интернет кто-то еще читает - значит, это кому-то еще по-прежнему нужно, несмотря на раздолбайство автора и его позорный динамизм.

Сегодняшняя заметка - о разных событиях и явлениях жизни, как офлайнового, так и онлайнового свойства. Она получилась втрое длиннее обычного, так что предваряется оглавлением.

МИСТИКА И РЕЛИГИЯ
БОРЬБА СО СПАМОМ
РАЗ УЖ МЫ О СПАМЕ
ЛИСТ SOFT: ПЕРСПЕКТИВА
РУССКИЙ ТЕЛЕГРАФ
О СТАТУСЕ РОСНИИРОС

МИСТИКА И РЕЛИГИЯ

В пятницу вечером у евреев начался Песах. Он же Пасха. Он же по-английски Passover (в отличие от одноименного по-русски христианского праздника, который у англоязычных народов называется Easter). Еврейская Пасха посвящена празднованию очередной годовщины Исхода из Египта - события скорее печального, чем радостного, если вспомнить, чем оно закончилось для всех, кто в этот неближний поход отправился. Хоть Красное море и расступилось, пропуская Моисея с его людьми в Обетованную, дойти до заветной цели суждено было лишь двоим из всего многочисленного племени, вышедшего из Египта. И те двое, вероятно, не раз пожалели о своем участии в экспедиции (и сказали Моисею: разве нет гробов в Египте, что ты привел нас умирать в пустыне? что это ты сделал с нами, выведя нас из Египта? - и были, в общем-то, правы)...

На самом деле, как объясняется в позднейших еврейских комментариях, процесс исхода из рабства мало связан с коллективными перемещениями в пространстве. Перенос порток на другой гвоздок ни из кого еще свободного человека не сделал. Свобода - внутреннее состояние души, а не сумма конституционных гарантий для гражданина той или иной юрисдикции. Поэтому еврейская Пасха, если вдумываться в ее истинный смысл - это не торжество по поводу освобождения, а всего лишь напоминание о том, что несмотря на уже состоявшийся Исход, каждому человеку нужно самому выдавить из себя раба по капле - и это может оказаться занятием на всю жизнь, причем успех никому не гарантирован... Любопытно, что и в христианской традиции заложена та же самая мысль о несостоявшемся освобождении. Вроде бы, Иисус Христос принял мучительную смерть на кресте за всех - и тем самым искупил грехи всего человечества. Но на самом-то деле, грехи никуда не делись, и авансом никто не прощен. Выбор каждого - согрешить или не согрешить в любой отдельно взятый момент времени. А кто согрешил - тому и искупать содеянное. В этом смысле религиозный взгляд мне нравится больше, чем атеистический, согласно которому грешно не красть, а попадаться. Ибо единственный недостаток любого дурного поступка с точки зрения материалиста - в угрозе возмездия (суд, Сибирь, мордобой). Если же можно творить зло безнаказанно - в атеистической системе взглядов нет никакого объяснения, почему этого не следовало бы делать.

Мне, конечно, могут на это возразить, что у любого атеиста могут быть весьма четкие моральные принципы, нравственные ограничители и этические установки, в силу которых он не станет красть, убивать, обижать слабого или произносить ложное свидетельство на ближнего своего. Что многие люди, негативно относящиеся к религии, при этом чтут определенный моральный кодекс, удерживающий их от неблаговидных поступков гораздо надежнее, чем страх прижизненного или посмертного наказания.

Такое мнение основано на банальном нежелании осмыслить проблему. Как говаривал покойный лорд Расселл, some people would rather die, than think. In fact, they do. Если же об этом хоть на минуту задуматься, то можно понять простую вещь. Любое суждение - в том числе нравственное - может опираться на одно из двух оснований. Первое основание - вера, не требующая доказательств, второе - опыт, легко доступный повторению, то есть практическому доказательству. Третьего не дано. Таким образом, существует лишь два возможных ответа на вопрос "Почему не следует красть/убивать?":

  1. Я верю, что это плохо
  2. Я знаю, исходя из практических опытов, что это наказуемо

Первый ответ является однозначно религиозным, как и само понятие добра и зла, дурных и добрых поступков, чести и ответственности. В основе любых крепких нравственных убеждений лежит иррациональная вера, не требующая практического подтверждения. То есть религия, даже если сам сторонник этих убеждений считает себя атеистом, рационалистом, агностиком. Подлинно атеистическим является лишь второй ответ, ибо он основывается на чистой практике (не случайно Ленин объявлял ее критерием истины).

А раз уж нам приходится согласиться, что признание абстрактных категорий добра и зла есть признак религиозного сознания, то для человека, который такими категориями мыслит, вполне естественно, по-моему, проявить интерес к существующим философским системам и учениям, также основанным на фундаменте веры. Потому что в этих системах и учениях за несколько тысячелетий их существования успел образоваться внушительный логический аппарат, который в моральном кодексе строителя чего бы то ни было, как правило, отсутствует... На сем, пожалуй, стоит прервать нашу воскресную проповедь, ибо она и так уже изрядно затянулась.

МИСТИКА И РЕЛИГИЯ
БОРЬБА СО СПАМОМ
РАЗ УЖ МЫ О СПАМЕ
ЛИСТ SOFT: ПЕРСПЕКТИВА
РУССКИЙ ТЕЛЕГРАФ
О СТАТУСЕ РОСНИИРОС

БОРЬБА СО СПАМОМ

В продолжение начатого разговора о борьбе со спамом пришло несколько интересных писем. Воспроизвожу с сохранением языка и орфографии оригинала:

From: Oleg Broytmann 
To: anton@inter.net.ru 
Date: 8 апреля 1998 г. 16:45
Subject: Anti-spam
Добрый день.

Хочу поделится своей антиспамерной практикой. Я считаю, что со спамерами надо бороться активно, т.к. простые фильтры просто не работают - спамеры быстро улавливают тенденции и подхватывают новые технологии. В моем понимании, активная борьба включает 2 составляющих: искоренение спамеров из Сети и активная пропаганда антиспамминговых мер (включая и активное общение со спамерами на тему доказательства им низкой эффективности спама).

Искоренение спаммеров из Сети.
Это значит - контактировать с провайдерами, клиенты которых рассылают свой мусор. Я это делаю с помощью пограммы adcomplain (http://www.rdrop.com:80/users/billmc/adcomplain.html). Отличная программа, написана на перле (и идет где угодно - от Windoze до UNIX). Я, помнится, получал одно время по 10 spam-messag'ей в сутки. После того как начал пользоваться adcomplain'ом - стал получать их все меньше и меньше, сейчас - одну рекламу в 2-3 дня. Я все еще считаю, что это высокий показатель, но уже прогресс на лице.

А вообще на http://spam.abuse.net/spam/tools/index.html есть программы и средства на любой вкус.

Oleg.
----
Oleg Broytmann Comus-Personnel phd@comus.ru
Programmers don't die, they just GOSUB without RETURN.

P.S. Еще по поводу спама - социальные проблемы не очень хорошо решаются техническими мероприятиями. Главный спаммер всей планеты нашел приемлемое для всех решение. Все как всегда упирается в деньги.

NEWS.COM: Cease-fire in spam war?

Нетривиальный прогноз по поводу искоренения спама предложил наш читатель и постоянный автор гостевой книги, известный завсегдатаям этого форума под именем Александра из Атланты. Учитывая непрогнозируемо быстрое заполнение книги, воспроизведу здесь его запись:

0Запись оставил(а) Александр
Атланта, США - Sunday, April 12, 1998 at 02:04:18 (MSD)

Антон,

У нас, в Америках, борьба со спамом, отправленным с реального адреса, происходит просто: обычно достаточно стукнуть на спаммера его Интернет-провайдеру. Конечно, профессионалов спама так не уймешь, но "любители", коих 95%, отсекаются моментально.

Остаются те гении спамового e-mail-а, которые ставят себе в поле From: фальшивый адрес. Ну так вот, во-первых это скоро станет в США нелегальным.
Во-вторых, как показали мои эксперименты на двух разных провайдерах (не связанные со спамом, но долго объяснять), провайдеры тихой сапой ставят новые версии почтовых серверов. И сервера эти не принимают почту от абонента с фальшивым обратным адресом.

То есть если я alexander@atlanta.usa, и дозвонился до своего провайдера, и посылаю письмо с обратным адресом alexander@moscow.ru, то такое письмо почтовый сервер моего провайдера отвергнет.

Проведите эксперимент: измените настройки своей почтовой программы (Eudora, Microsoft Mail, и т.п.), указав в поле From: какой-нибудь забавный адрес, вроде boris@kremlin.ru. После этого напишите и отправьте письмо самому себе. Если вы такое письмо получите- значит ваш провайдер не беспокоится о борьбе со спамом.

Постепенно, в результате таких мер, "дикая дивизия" американских спаммеров иссякнет. Остатки, спрятавшиеся в доменах usa.net, mailexcite.com, yahoo.com, .ru, .il и прочие будут отсекаться фильтром на весь домен. Если сами владельцы доменов не примут меры.

Это я про Америку говорю, не забывайте. В России, я так полагаю, свои особенности.

Тут уже должен вам доложить, что речь идет об угрозе, с которой никакой спам не сравнится по степени серьезности. Александр глубоко заблуждается, полагая, что речь идет о каком-то новом софте. Ровно наоборот. С серверами электронной почты, производящими верификацию обратного адреса отправителя (с последующим убиванием всей почты из "подозрительных" источников), я в своей личной интернетовской практике впервые столкнулся три года тому назад. Речь вообще идет не о какой-то новой модификации софта, а об одной из достаточно древних настроек почтового сервера. Практика показала, что эта настройка не может нормально работать ни при каких условиях. Единственный реальный результат ее использования - потеря важных личных сообщений, без уведомления отправителя или получателя - на том основании, что серверу адресата не удалось верифицировать сервер отправителя (по причинам, не имеющим даже отдаленного отношения к спаму).

О том, что такой способ фильтрации несовместим с нормальным почтовым сервисом, можно было крайне легко догадаться, проведя статистическое исследование настроек SMTP и прописывания /etc/hosts/ на разных машинах. К сожалению, до середины 1990-х годов в Интернете не было принято проводить статистические исследования - их место занимали эксперименты на живых ламерах, они же lusers. Большинство пользователей Интернета составляли служащие крупных организаций, студенты и преподаватели учебных заведений. А настройками ведали сисадмины, которые зачастую - в лучших традициях BOFHовской ментальности - слабо интересовались мнением жалких lusers по поводу ценности их личной переписки. Сисадмины просто ставили на общем почтовом сервере те фильтры, какие считали нужным. И пользователи теряли до половины адресованных им личных сообщений из-за того, что местный POP-сервер на входе не сумел верифицировать удаленный SMTP-сервер на выходе. В каждом отдельном случае наличие фильтра на пути почты выяснялось окольными путями - как правило, по внеинтернетовским каналам. После чего сисадмину задавали прямой вопрос, а иногда получали даже прямой ответ: мол, в /etc/hosts/ на сервере вашего коллеги (студента, профессора, любимой девушки, российского друга детства) не был прописан тот хост, который указан в поле From - а потому мы всю корреспонденцию из этого источника складывали аккуратно в /dev/null/ от греха подальше... Последующее развитие событий зависело от должности и агрессивности пользователя, чью почту таким способом фильтровали. Если luser оказывался начальником сисадмина, или просто склочником - сисадмину мылили шею, а почтовый фильтр отключали. Если luser был бедным студентом или деликатным тихоней по складу характера - он просто заводил себе отдельный счет для почты, подальше от родимых BOFHов, поближе к коммерческому сектору.

Вся эта бодяга длилась до тех пор, пока отношения "сисадмин - пользователь" строились по лагерной схеме "надзиратель - зэк". С пришествием коммерческого сервиса практика тихушного фильтрования пользовательской почты сошла на нет. Потому что провайдера, пойманного на убивании личной корреспонденции пользователей, ждала такая публичная экзекуция и такой отток клиентов, после которого расходы на damage control перекрывали возможный ущерб от спама на ближайшую пятилетку. Удивлявшая меня в 1995-96 годах популярность таких сервисов, как usa.net, среди знакомых мне пользователей академических сетей, в значительной мере объяснялась именно бегством в коммерческий сектор от подобной сисадминской заботы. Сегодня серверы, убивающие почту пользователей без их ведома и согласия, являются реликтом в Интернете.

Однако мнение Александра из Атланты о полезности подобных фильтров настораживает. Александра мы знаем как человека здравого и вменяемого - независимо от его идеалистической веры в волшебные свойства почтовых фильтров. Если даже он купился на миф об эффективной технологии борьбы со спамом путем уничтожения до 70% входящей полезной почты, то мне страшно подумать, скольким безответственным сисадминам и нечистоплотным провайдерам эта идея тоже может понравиться - и они снова возродят традицию чистки пользовательской корреспонденции без ведома и согласия своих клиентов...

Я вижу лишь один способ противостоять этой угрозе. Раз и навсегда покончить с такими поползновениями поможет публикация черного списка тех провайдеров, которые без ведома своих пользователей фильтруют почту. Алгоритм проверки на наличие фильтра Александр описал довольно четко: нужно отправить самому себе (или попросить знакомого отправить Вам) письмо с обратным адресом, домен которого не соответствует динамическому или статическому адресу текущего подключения отправителя. Для доказательства явно вредительского характера фильтра следует указывать в обратном адресе реально используемые Вами почтовые псевдонимы, они же aliases (чтобы, в частности, убедиться в отсутствии уведомления о невручении). Такими псевдонимами могут служить, например, альтернативные домены Вашего провайдера - скажем, anton@inter.net.ru идентичен anton@cityline.ru, а nosik@sharat.co.il указывает на тот же ящик, что и nosik@israel.ru, или nosik@bialik.co.il; фильтр же будет трактовать все эти адреса как фальшивые, если домен хоста-отправителя не совпал с адресом в поле From. Если Вы застали своего провайдера за тихим убиванием почты - воздайте ему по делам его. Можете воспользоваться для этого моей помощью, но лучше для начала опубликуйте сообщение о проведенном эксперименте в провайдерских конференциях WWW и USENET, поместите описание опыта на своей домашней странице. Авось сама мысль о подобной возможности заставит любого отечественного провайдера подумать дважды - перед тем, как экспериментировать с почтой пользователей.

РАЗ УЖ МЫ О СПАМЕ

За прошедшую неделю я получил через Интернет толстую стопку извещений о новых компьютерных вирусах, пожирающих диски и процессоры при чтении электронной почты, о введении платы и перерегистрации пользователей ICQ, об открытии неонацистской телеконференции USENET и иных столь же ужасающих перспективах. Это явные отголоски первоапрельского веселья, но поражает та готовность, с которой вполне разумные и трезвомыслящие люди бросаются рассылать немыслимую чушь по всем адресам, какие только приходят им в голову (а мой адрес почему-то часто оказывается близко к началу таких списков). Я никого не осуждаю: легковерные люди, движимые заботой о ближнем, вызывают у меня скорее сочувствие, чем антипатию. Наивность - не такой порок в моих глазах, как цинизм. И все же я бы очень просил читателей думать перед тем, как бомбардировать чужие почтовые ящики небылицами, полученными из недостоверного источника.

Вот самое простое на свете правило, позволяющее отличить злостную дезинформацию от правдивого известия:

Правдивая информация о вирусах (или об изменении условий сервиса коммерческой фирмы) никогда не сопровождается призывом распространять это сообщение дальше. Если в письме, которое Вы получили - за любой подписью, хоть от Мирабилиса, хоть от Касперского, хоть от Клинтона с Гейтсом - содержится призыв please forward this message - значит, Вас пытаются использовать в очередном социальном эксперименте по тиражированию заведомо ложных сведений. Не поддавайтесь на провокацию. Если подметное письмо пришло от кого-либо из Ваших знакомых, объясните ему этот простой принцип. Упорствующих смело отправляйте за подробностями к Розенбергеру на http://kumite.com/myths/.

МИСТИКА И РЕЛИГИЯ
БОРЬБА СО СПАМОМ
РАЗ УЖ МЫ О СПАМЕ
ЛИСТ SOFT: ПЕРСПЕКТИВА
РУССКИЙ ТЕЛЕГРАФ
О СТАТУСЕ РОСНИИРОС

ЛИСТ SOFT: ПЕРСПЕКТИВА

Масса новостей и изменений в жизни листа SOFT. Во-первых, число подписчиков перевалило за четырехтысячную отметку. Во вторых, там новый приятный дизайн a la Microsoft Office, работы небезызвестного Миши Константинова (того самого, чья кепка на www.msk.ru уже упомянута выше). В-третьих, подписка на SOFT теперь передана в ведение Ситикотика - вместе со всей адресной базой. Пару месяцев тому назад городские коты предлагали и Листовому Интернету влиться в дружную семью их рассылок. Я согласился, но почему-то дальше обсуждения дело не пошло. Впрочем, учитывая периодичность рассылок ЛВИ, пострадавших нет.

Вернемся, однако же, к СОФТу. В последнем его выпуске приведены ссылки на пригоршню разнообразных программ, способных успешно конкурировать с NetInfo - и по функциональности, и по размерам, и по красоте интерфейса. Старик Ромуальдыч их все себе сгрузил и аж заколдобился: все, что я до сих пор любил делать через UNIX shell, теперь прекрасно доступно из-под развесистого 95/NTшного GUI. Читатель приглашается сходить, почитать, сгрузить и впечатлиться:

  1. WFinger
  2. Dial-Up Networking Monitor (95/98 only)
  3. Internet Maniac
  4. NeoTrace
  5. Internet Anyware ToolKit
  6. NetLab

Это - далеко не все программы для сетевой диагностики из свежего выпуска СОФТа, но не буду же я у Димы хлеб отбирать, тем более, что все равно не получится. Могу лишь посоветовать добавить в какой-нибудь следующий выпуск ссылку на WWWWhat Server - самое компактное на моей памяти средство диагностики для Windows любой битности. Да еще напомнить про компанию PY Software, у которой теперь есть свой домен по адресу www.pysoft.com и весьма удобная страница с полным перечнем продуктов для отгрузки.

Вернемся, однако же, к любимой рассылке. Когда-то лист СОФТ упрекали в неуловимом сходстве с NewApps - да и сам Дима пребывал в некотором огорчении по поводу очевидного сходства двух списков. Однако сегодня надо заметить, что СОФТ далеко ушел вперед от своего американского прообраза. Потому что в NewApps - примерно так же, как в список TUCOWS New Software за любой день - сваливаются ссылки на все программы по мере выхода их новых версий. Никакого отбора, никакой критики, никакого, да простят меня поборники литературной русской речи, added value. У Димы же основным (публикуемым) источником сведений о программах являются рекомендации его собственных читателей, то есть в первую очередь туда попадают лишь те утилиты, которые кто-то испробовал, и они понравились, пригодились, пришлись ко двору. Кроме того, каждое наименование в листинге сопровождается комментарием, обобщающим опыт знакомства самого составителя с рекомендуемым продуктом. Своего рода cool tool of the day, но без кибер-журналистского выпендрежа и ламерских эпических соплей - все конкретно, по делу, в точку.

Теперь - о грустном. По моей собственной оценке, лист SOFT очень скоро закроется. То есть я спокойно ставлю сто долларов против десяти, что в нынешнем своем виде он до осени не доживет. По причине, которую можно определить одним хорошим английским словом overqualified. Этот лист слишком хорош, а офлайновый спрос на подобную литературу сегодня слишком высок, чтобы можно было долго писать такой текст специально для веба, по принципу donationware, или даже платной подписки. Придет одно, потом три, пять, десять бумажных изданий, которые захотят иметь у себя такую рубрику (даже не требуя эксклюзива) - и сетевая версия станет вторична. Не факт, что она исчезнет напрочь - скорее наоборот, вернется в виде веб-версий своих бумажных клонов, но нынешняя роскошь онлайна скоро останется в прошлом. Это - мое личное мнение, основанное на оценке сегодняшнего бумажного рынка. Имею право ошибаться. Но чует мой персик, что не ошибусь.

МИСТИКА И РЕЛИГИЯ
БОРЬБА СО СПАМОМ
РАЗ УЖ МЫ О СПАМЕ
ЛИСТ SOFT: ПЕРСПЕКТИВА
РУССКИЙ ТЕЛЕГРАФ
О СТАТУСЕ РОСНИИРОС

РУССКИЙ ТЕЛЕГРАФ

Есть у Потанина такая приятная газета. Со скромнейшим заявленным тиражом в 30.000 экземпляров, но необычайно влиятельная в правильных кругах города Москвы. С отличным авторским коллективом, добротной аналитикой, завидной оперативностью (одна статья Кондратьева о Дейторе чего стоила!), да и вообще приятная глазу.

Давеча я эту газету навестил, дабы изъять из недр ее бухгалтерии некоторое количество денег - а заодно посмотреть, как люди живут. О впечатлениях и встречах, которыми ознаменовался мой краткий визит, можно было бы написать репортаж на пару выпусков ВИ. Но этого я не стану делать, потому что не хочется впадать в столь злостный offtopic, пусть даже и интересный в смысле бытописательства. Расскажу о другом - в порядке followup к заметкам об авторском праве.

Газета Русский Телеграф, как мы уже докладывали, блюдет копирайтные строгости. То есть оформляет с каждым автором трехстраничные договоры, где прямо сказано о передаче исключительных прав, обязанностях и ответственности сторон в связи с такой передачей. И я почитал эти договоры внимательно - видя в них прецедент законного присвоения издателем эксклюзивных прав, в противоположность общепринятой практике.

Больше всего меня поразило то, что на каждом договоре в нескольких местах стояла самоличная подпись главного редактора газеты. Но это к копирайту прямого отношения не имеет - просто штрих к вопросу о серьезном подходе к правовой документации. Зато прямое отношение к копирайту имеет тот факт, что в подписанных мною договорах были поименно и раздельно перечислены все те мои статьи, права на которые я передавал издателю. Включая коротенькие новостные заметки по 15-20 строк, названия которых я со времени публикации много раз успел забыть.

Этот опыт передачи эксклюзивных прав (первый за все время моего сотрудничества с российскими бумажными изданиями - как до, так и после принятия Закона РФ об авторском праве и смежных правах) убеждает в одном: предложенное в ВИ толкование буквы означенного закона полностью совпадает с практическими выводами потанинских юристов (надо полагать, достаточно квалифицированных в копирайтном деле). Да и Завалишин в выпуске от 7 апреля пришел к тем же выводам. Каковые пора просуммировать, для устранения последних неясностей:

  • любые права, кроме прав одноразовой публикации произведения, должны передаваться издателю на основании письменного соглашения, которое без подписи автора не может быть действительно
  • эксклюзивные права на произведение не могут быть отчуждены от автора ни оптом, ни впрок (статья 31, п.5-6). По каждому отдельному тексту должен быть составлен и подписан отдельный договор, где параметры произведения прямо указаны
  • пока договор не скреплен подписью автора, издатель не вправе пользоваться правами, которые он получает на основании этого договора (ст. 31 п. 2)
  • автор не обязан подписывать договор. Если он его не подписывает, то это не может задним числом отменить легитимность состоявшейся публикации, потому что для нее достаточно было устной договоренности (когда речь идет о СМИ). Но отказ автора от передачи эксклюзивных прав издателю лишает последнего законной возможности распоряжаться текстом впредь по единоличному своему усмотрению, без отдельной договоренности с автором по каждому случаю перепечатки или веб-публикации.

И еще одна интересная подробность - все из того же закона, статья 30, пункт 2 (выделено мной):

Авторский договор о передаче исключительных прав разрешает использование произведения определенным способом и в установленных договором пределах только лицу, которому эти права передаются, и дает такому лицу право запрещать подобное использование произведения другим лицам. Право запрещать использование произведения другим лицам может осуществляться автором произведения, если лицо, которому переданы исключительные права, не осуществляет защиту этого права.

Для веб-публикаций этот пункт имеет весьма нериторическое значение. Например, все та же газета Условия авторского договора, противоречащие положениям настоящего Закона, являются недействительными.

После всех этих уточнений настало время вернуться к исходной точке разговора об авторском праве. И сформулировать одно существенное отличие американской практики от российской, при тождественном (а то и едином) законодательстве.

С нашей, российской точки зрения, отраженной и в наших взглядах на копирайт, и в нашей практике, цель закона - защитить автора от злоупотреблений со стороны издателя и от использования текста против его воли. Закон, таким образом, становится и применим, и актуален при возникновении конфликтных ситуаций. А отнюдь не для создания на ровном месте поводов для судебных исков всех ко всем. В России принято судиться, когда нет другого способа договориться. И вся судебная система построена вокруг именно такой традиции - как последнее прибежище для гражданина, права которого ущемлены.

В Америке же все устроено с точностью до наоборот. Там если есть повод судиться, то это обязательно нужно сделать - даже если ответчик является твоим лучшим другом, врачом, спасшим тебе жизнь, или любимой фирмой, на благо которой ты много лет самозабвенно трудишься.

Поэтому нельзя механически переносить американские законы или трактовки на русскую почву. Я не хочу сказать, что американская практика возбуждения десятков миллионов имущественных исков ежегодно - хуже российской привычки постоянного закрывания глаз на нарушения буквы закона. Американская практика, насколько я понимаю, хорошо работает для Америки, где все со всеми готовы судиться: подчиненные - с нанимателями, едоки - с ресторанами, авторы - с издательствами, заказчики - с поставщиками, покупатели - с продавцами, курильщики - с производителями сигарет, басисты - с вокалистами, сценаристы - с режиссерами, и все вместе - с телекомпанией... Там все общество под такой образ жизни заточено. И оно умеет выживать в условиях этой постоянной судебной угрозы. Макдональдс знает, что любой посетитель вправе вылить себе горячий кофе на детородные органы, а затем вчинить иск на 10 миллионов долларов - но Макдональдс от такого иска не прогорит, даже если однажды проиграет (кстати, проиграл). Каждый производитель табака в курсе, что против него будут возбуждены сотни представительных исков людьми, которые совершенно добровольно каждый день покупают сигареты. Это знание увеличивает расходы каждого агента рынка на адвокатские услуги - но потом эти расходы включаются в цену товаров и услуг, так что покупатель может обращаться в суд со спокойной уверенностью, что он уже оплатил это право, купив товар...

В России возможность вчинить иск по какой-либо статье (издателю или тому же Макдональдсу) не означает, что иск непременно вчинят. А следовательно - правовой основой для нормального (то есть неконфликтного) функционирования здешнего рынка и общества являются консенсуальные практики. То есть не вызывающие нареканий у тех сторон, которым буква закона дает гипотетические основания судиться. Если автор не возражает - то его согласие подразумевается. Такая схема вполне жизнеспособна до тех пор, пока она работает, и нет достоверной информации об ущербе, который причинен авторам незаконной публикацией их произведений. Три года публикаторских практик России онЛайн, ЗАО Гарант-Парк и других аналогичных структур свидетельствуют, что самим авторам не слишком нужна та защита, которую им дает закон. А кроме авторов никто - включая Госдуму или Самого - не вправе призвать самочинных публикаторов к ответу, или запретить их деятельность...

Но если мы готовы называть вещи своими именами и ставить консенсуальные практики выше буквы закона - то надо идти в этом вопросе до конца. Если столпы отечественного контент-провайдинга, продающие тексты за деньги, готовы исходить из подразумеваемого согласия авторов, обходясь без необходимого по закону авторского договора - то высшей формой лицемерия является требование, чтобы публичные электронные библиотеки бежали впереди паровоза, подписывая договоры с авторами каждого выкладываемого у них текста.

МИСТИКА И РЕЛИГИЯ
БОРЬБА СО СПАМОМ
РАЗ УЖ МЫ О СПАМЕ
ЛИСТ SOFT: ПЕРСПЕКТИВА
РУССКИЙ ТЕЛЕГРАФ
О СТАТУСЕ РОСНИИРОС

О СТАТУСЕ РОСНИИРОС

Недавно на листе ru-zone вновь подняли тему о регистрационном сборе, взимаемом РосНИИРОС при делегировании доменов в зоне RU. С одной стороны, задавался вопрос о законности этого сбора в свете постановления американского суда, с другой - о правомочности расходования полученных средств. Моя собственная точка зрения - что деньги за домены третьего уровня брать, безусловно, надо, и регистрирующее ведомство должно из этих денег финансировать свою работу. Иначе правовой и имущественный статус русского NIC будет расплывчат - и эту структуру (а с нею и всю зону RU) можно будет закрыть одним постановлением госчиновника об инвентаризации ее материальной базы или прекращении финансирования НИИ из бюджетных средств. Русский регистратор должен быть финансово независим и защищен конституционными гарантиями прав собственности на те компьютеры, которые исполняют функцию "диспетчера" для всей зоны RU. Поэтому содержать национальный сетевой регистр нужно не на бюджетные средства, а на наши кровные регистраторские деньги. Что касается негативных эффектов - я их, честно говоря, не вижу: ведь все домены третьего уровня в России по-прежнему бесплатны. Кому жалко полтинника - тот может стать *.msk.ru или *.spb.ru или *.org.ru и не плакать по этому поводу. Никакого конституционно гарантированного права на домен второго уровня для каждого россиянина нет и не нужно.

Что же касается конкретных расходов, заявленных RIPN, они не представляются мне ни астрономическими, ни взятыми с потолка. Единственное, что с этим финансовым отчетом проблематично - размеры бюджета брутто, которые по определению не могут быть соотнесены с потребностями NIC. Люди регистрируют домены без оглядки на материальное положение RIPN. Если во втором полугодии 1997 года собрано 126.400 долларов - и ими покрыты все расходы РосНИИРОС за тот же период - то это позволяет судить о себестоимости работы NIC, но не дает нам никакой индикации насчет того, сколько денег будет собрано за первое полугодие 1998го. Моя смелая оценка - легко может поступить и полмиллиона долларов (включая плату за уже существующие и вновь создаваемые домены). Тут РосНИИРОС окажется перед щекотливым выбором. Либо вчетверо увеличить свои текущие расходы, что, разумеется, вызовет нарекания со всех мыслимых сторон, либо отложить "излишек" поступлений в сторону, создав русский аналог пресловутого Intelectual Property Fund. После чего встанет вопрос о полномочиях распорядителя такого фонда. И о его подотчетности вкладчикам: деньги-то общественные... Впрочем, это вопрос гипотетический, и станет актуален не завтра.

Директор РосНИИРОС доктор Алексей Платонов прислал на лист ru-zone письмо, где объясняется юридический статус его ведомства и излагаются планы на будущее. Полагаю, что это письмо дает исчерпывающий ответ на многие вопросы о российском NIC, задававшиеся нашими читателями. Воспроизвожу этот документ в подлиннике, с моим гипертекстом:

*** RU ZONE DISCUSSION ***
Добрый день,

Всего несколько замечаний.

1) РосНИИРОС - государственное предприятие (в соответствии с учредительным договором). Правопреемники - Минобразования, Курчатовский Институт, ВЦ Курчатовского Института (отдельное юр. лицо). В настоящее время планируется введение в состав соучредителей Миннауки.

2) Если вспомнить предысторию - введение оплаты было проведено решением Координационной группы по двум причинам (фактически)

  1. в связи с невозможностью предоставлять качественные услуги за счет бюджета (как это было до того)
  2. чтобы ликвидировать "халяву".

3) Не надо удивляться насчет необходимости покупки компьютеров - ранее использовалась техника, купленная в рамках бюджетного финансирования, по другим проектам. В настоящее время расчеты по данному конкретному проекту ведутся в рамках отдельного счета. Мы РЕАЛЬНО строим службу "заново", именно чтобы не зависеть от бюджета.

4) Я неоднократно обращал внимание на то, что не следует валить в одну кучу РосНИИРОС (РИПН на жаргоне ru-zone), КГ и все что под руку попадется (вроде КИ АДЭ). Если Вы следите за процессом, то должны заметить, что РосНИИРОС старается все больше дистанцироваться от политики, сосредоточившись на технических проблемах. Поэтому вопрос о тарифах будет решаться КГ - именно ею, после того, как будет оформлен институт "Регистраторов". Что касается КИ АДЭ - это разработка нормативных документов.

После введения института Регистраторов (первое полугодие 1998) зарабатывать в основном будут ISP, а РосНИИРОС будет в основном формировать бюджет за счет ФИКСИРОВАННЫХ взносов Регистраторов. Соответственно, и вопрос монополизма отпадет. Да впрочем и сейчас каждый может зарегистрировать домен через своего сервис-провайдера. Кстати, RIPE никто не обвиняет в монополизме только потому, что они поддерживают центральную БД.

Собственно, наверное и все. Я понимаю желание трудящихся, чтобы сразу "сделать красиво", но к сожалению так не бывает. Система строится, и направление движения по-моему правильное. А что касается заработать миллионы долларов, то вряд ли это получится, о чем свидетельствует и опыт NSI.

И еще последнее очень маленькое замечание. К сожалению, в переписке по ru-zone иногда сквозит некоторый намек, что деньги мы мол кушаем, а отчеты наши есть в общем и целом липа. Хочется напомнить, что РосНИИРОС начал администрирование домена RU в период "до исторического материализма", когда не было и намека на то, что здесь есть какие-то возможности зарабатывания денег. К счастью, "дух чистогана" нас еще не окончательно развратил и нашей основной задачей остается построение четко работающей службы. Надеюсь, что имеющиеся механизмы коллективного контроля и дальше не дадут свернуть с намеченного пути :-)

А отчет все же представлен реальный, иначе какой смысл?

С уважением,
А.Платонов


* Выдержка из "Русского журнала *


Оцифрованный мир. Выпуск 2: Неисполнимый закон


--------------------------------------------------------------- Оригинал этой статьи расположен на сайте Русский Журнал. Сетевая жизнь. 27.04.98 http://www.russ.ru/journal/netlife/98-04-27/nosik.htm

© Copyright 1998 Антон Носик


anton@cityline.ru --------------------------------------------------------------- Тема авторских прав неизменно всплывает при всяком серьезном разговоре про Интернет. Недавнее выступление Роберта Крюгера из BSA, сообщившего о ежегодном 700%-ном приросте сетевого пиратства и назвавшего Интернет "сетью грабителей" - взгляд, конечно, очень варварский, но верный. По крайней мере с собственной точки зрения Крюгера и его организации. Проблема BSA (или наша проблема с BSA) заключается в том, что эта структура по определению не может быть конструктивна в своих оценках и рекомендациях насчет авторского права, ибо она выражает взгляды картеля, интересы которого диаметрально отличаются от общественных. Члены BSA с легкой душой проголосовали бы сегодня за коммерческое патентование законов физики и за длительные сроки тюремного заключения для пиратов, посмевших ознакомиться с правилом буравчика без предварительно оплаченной лицензии. Об этом полезно помнить, читая пресс-релизы BSA и оценивая деятельность организации в целом. Если лоббируемые BSA законы об авторском праве когда-нибудь окажутся внедрены на практике, это будет означать прямой переход от информационного общества к эпохе средневековья. Норвежский Лесной тут не сильно преувеличивает. Впрочем, на каких бы позициях ни оказался Business Software Alliance, проблемы авторского права в Интернете реально существуют. И обсуждаются. В Америке - чаще, у нас - реже, но тоже достаточно живо. Закон РФ об авторском праве и смежных правах гласит: "Если международным договором, в котором участвует Российская Федерация, установлены иные правила, чем те, которые содержатся в настоящем Законе, то применяются правила международного договора". К счастью, Бернская конвенция не учитывает последних заокеанских законотворческих новаций. И поэтому не обязывает Россию бежать впереди американского паровоза в этом вопросе. Что было бы для нас катастрофично, ибо российские условия от американских заметно отличаются. Почему в России не могут - и не должны - применяться законы против компьютерного пиратства, лучше всех на моей памяти объяснил создатель фирмы ABBYY (BIT Software) Давид Ян в недавнем интервью еженедельнику "ИнфоБизнес". Излишне объяснять, что для фирмы Яна убытки, причиняемые российскими пиратами, раз в миллион ощутимее, чем для Гейтса. Продукты ABBYY на российском рынке давно и хорошо известны, оборот незаконных копий исчисляется сотнями тысяч экземпляров. Тем не менее Ян считает пиратство неизбежным злом для российских условий - поскольку 70% пользователей неплатежеспособны. Добавлю от себя: и никогда не станут платежеспособны, если будут лишены доступа к компьютерным программам, за которые они сегодня не могут позволить себе заплатить. Таковы законы периода первоначального накопления. Перепрыгнуть через этот период на пути к современному капитализму не удалось еще ни одной стране на свете, включая Монголию. Завтрашним легальным пользователям у нас неоткуда взяться, кроме как из сегодняшних пиратов. Лиши россиян возможности сегодня пользоваться нелицензированным софтом - и они никогда не купят лицензию. Ни завтра, ни через пятьдесят лет. Однако программное пиратство является хоть и усиленно выпячиваемым, но далеко не единственным аспектом копирайтных проблем в Интернете. Не менее важен вопрос об использовании в Сети других объектов авторского права - таких, как литературные или музыкальные произведения, рисунки и фотографии. Если следовать букве законодательства, то добрая половина всех авторских произведений, доступных в русской Сети, оказалась там на незаконных основаниях. То есть без письменного (или как-либо иначе зафиксированного) согласия авторов. И это относится не только к пресловутым электронным библиотекам, создаваемым в большинстве своем энтузиастами на общественных основаниях, но и ко вполне солидным, корпоративным контент-провайдерам, вроде России он-Лайн, EastView, RussianStory или Гарант-Парка. Все они торгуют электронными версиями российских бумажных изданий, то есть собраниями авторских текстов, не только не заручившись согласием авторов, но даже не ставя тех в известность о факте публикации. Они думают, что этого и не нужно делать, имея подписанный договор с тем изданием, веб-версией которого они торгуют. Но если бы они (или их юристы) потрудились заглянуть в статью 30 или 31 действующего российского закона - это заблуждение было бы развеяно с исключительной легкостью: авторское право по российским законам делегированию не подлежит. Преследовать веб-публикаторов по закону - много легче, чем митинских пиратов. Тут не нужно ни слежки, ни рейдов, ни ОМОНа: вещественные доказательства выставлены в Интернете на всеобщее обозрение. Фокус в том, что преследование публикаторов противоречит интересам самих авторов, чьи номинальные права ущемлены. Именно поэтому (а не по какой-либо иной загадочной причине) российская практика не знает ни одного случая возбуждения дел по факту незаконной публикации в Интернете. В Америке число таких исков исчисляется по меньшей мере сотнями. Можно, конечно, помечтать о том, чтобы эта особенность нашей ситуации нашла отражение в копирайтных законах. Однако то сочетание смелости, здравомыслия и честности, которое необходимо для выработки соответствующих законопроектов, несовместимо с высоким званием российского законодателя. Поэтому строгость российских законов и впредь будет компенсироваться необязательностью их исполнения...

Что в имени тебе моем


С тех пор как Координационная группа Российского НИИ развития общественных сетей (РосНИИРОС, в просторечье - РИПН) торжественно анонсировала переход от диктатуры к свободному рынку в деле регистрации русских доменных имен (зоны RU), в российском именном пространстве начался легко предсказуемый разброд и шатание. Спекулянты доменными именами подняли голову, любители столбить козырные адреса расправили богатырские плечи, а люди, внимательно читавшие исторический протокол от 12-24 февраля, насупили брови, ибо ни одно из прежних обещаний по либерализации так и не нашло до сих пор отражения в нормативных документах РосНИИРОС... Например, обещали разрешить регистрацию доменов физическим лицам - так и не разрешили. Обещали решить судьбу абсурдного стоп-листа - тоже забыли. Кто будет разбираться с новыми проблемами, возникшими на почве "великого скачка" от тоталитарных практик к беспределу вседозволенности - тоже не есть понятно. Слабое утешение российским регистраторам доменных имен может заключаться в том, что и в Америке на этой почве возникает немало проблем и недоразумений. Все чаще доменные имена становятся там предметом судебных разбирательств. ИнтерНИК пересматривает прежнюю свою ницшеанскую политику вседозволенности, но введение строгостей в американскую практику порождает больше проблем, чем решает... Не пытаясь в нынешней заметке дать углубленный анализ тенденций и перспектив регулирования доменного пространства, упомянем несколько актуальных событий и адресов, относящихся к теме. - Комитет Интернет при Ассоциации документальной электросвязи - правопреемник Координационной группы. - Сервер RTM.RU - здесь держатель зарегистрированной торговой марки может зарегистрировать доменное имя третьего уровня, типа mgts.rtm.ru или rowenta.rtm.ru. - Сервер DA.RU - здесь можно бесплатно зарегистрировать домен третьего уровня. - DNSmarket - смелое предприятие провайдерской компании Дукс по столблению всех значимых доменных имен в географической зоне SPB.RU с целью спекуляции. После вмешательства представителей РосНИИРОС лавочка была (временно) прикрыта. - netscape.ru и microsoft.spb.ru - первые злоупотребления на почве новой политики вседозволенности. - Калифорнийский суд признал незаконной практику "столбления" доменов, нарушающих права держателей торговых марок. - Онлайновая служба регистрации WorldNIC позволяет зарегистрировать домен в зонах COM, ORG, NET за несколько минут, с оплатой через Сеть - Краткий курс доменной истории - по материалам TBTF - Альтернативные регистраторы доменных имен - включая Туркмению (TM) и Армению (AM) - Домен pokey.org в итоге достался 12-летнему Кристоферу Ван Аллену, несмотря на попытки корпорации Prema Toys Co. запретить ребенку использование торговой марки Pokey.

Альтернатива для Windows


У комментаторов компьютерного мира нет единого мнения о том, какие дни настали сегодня для Microsoft: трудные или триумфальные. В пользу последней оценки говорит статистика о распространенности Windows, Internet Explorer, формата MS-Word и других торговых марок фирмы на мировом компьютерном рынке. Однако монополия de facto, захваченная сегодня корпорацией на рынке операционных систем, может в любой день оказаться признана монополией de jure, после чего Microsoft лишится ощутимой части собственных завоеваний. В недавнем обзоре Дмитрия Завалишина о десяти путях борьбы против Империи зла (комментарий к заметке на InfoWorld Electric) приводится немало практических рекомендаций по сворачиванию монополистических практик Microsoft. Однако со времени выхода этих материалов произошло важное событие, поставившее вопрос об одиннадцатом способе борьбы - не менее болезненном для Редмонда, чем все остальные десять, вместе взятые. Речь идет о судебном постановлении по иску Integraph, где микропроцессоры Интел провозглашаются "предметом насущной необходимости в общественном пользовании" (essential facility). Такой лестный статус означает отчуждение от компании Интел монопольных прав на собственную разработку и ее использование - тут корпорации не помогли ссылки на Альфу, Сан, Apple/PPC, IBM, AMD, Cyrix и другие "альтернативы" Пентиуму. Очевидно, что при постановке аналогичного вопроса в отношении Windows (с оглядкой на демографию продукта) любимые Гейтсом ссылки на ужасающую конкуренцию со стороны Явы, полуоси, Рапсодии или Соляриса тоже могут оказаться оставлены судом без внимания... Не менее серьезная угроза для Редмонда происходит "снизу". То есть со стороны конечных пользователей, мнение которых выразил прославленный компьютерный обозреватель Симсон Гарфинкель, написавший в своей колонке для Boston Globe: "Само по себе убогое качество операционных систем, производимых Microsoft, является достаточной причиной, чтобы пользователи возненавидели создателя этих программ". Вопрос об общественном отношении к Microsoft не сильно волновал Редмонд до тех пор, пока вся политика корпорации строилась на убеждении, что пользователь никуда не денется. "Нельзя любить компьютеры и не любить Microsoft!" - произнеся эту сентенцию несколько лет назад, Гейтс в свое время "закрыл тему" - и открылась она заново лишь в связи с нынешним половодьем судебных исков по поводу монопольных практик. Силу антимонопольного ведомства США, стоящего за этими исками, и противники, и сторонники Microsoft видят в широкой поддержке действий властей среди компьютерно грамотного населения США (опросы ZDNet и C|Net показывают, что в Интернете от 60 до 80% пользователей поддерживают жесткий курс борьбы с монополией). В этой связи в Редмонде разработан остроумный план, вызывающий в нашей памяти странные аналогии. Навстречу майским судебным слушаниям по иску министерства юстиции Microsoft заказал в американской прессе сотни статей, призванных создать у судей и законодателей ощущение "всенародной поддержки" корпорации со стороны пользователей. Информацию об этом плане добыли из своих источников корреспонденты газеты Los Angeles Times, направившие по этому поводу запрос пресс-секретарю корпорации Грегу Шоу. Тот сперва с негодованием опроверг информацию, затем вынужден был ее подтвердить. Правда, Шоу заверил, что речь не идет об уже развернутой кампании, а только об обсуждениях в самом общем ключе. Однако рекламисты, через которых газета добыла информацию о готовящейся кампании, имеют другие сведения. По их словам, "письма трудящихся" в редакции всех американских газет с требованием "руки прочь от Microsoft" уже заказаны и оплачены, а штаб по их рассылке приступил к работе в двенадцати штатах. В Иллинойсе его возглавляет Джефф Эллер, бывший советник Клинтона по связям с прессой... Нынешнее стремление Microsoft создать видимость общественной поддержки может решить проблемы с судом, Конгрессом или антимонопольным ведомством. Однако стремление конечных пользователей поближе познакомиться с существующими на рынке альтернативами продуктам Microsoft от этого никуда не денется. Не случайно и в заокеанской, и в российской прессе в последнее время эта тема стала столь популярна. Подборки об альтернативных платформах, опубликованные в московском журнале Hard'n'Soft и на американском сервере C|Net, являются удачными, но далеко не единственными примерами серьезного обращения к этой теме. Которое возникло не на ровном месте, а отражает вполне реальную склонность сегодняшних пользователей считать немайкрософтовское происхождение программы существенным ее достоинством. Могущество Microsoft на сегодняшний день слишком серьезно, чтобы можно было рассчитывать его поколебать отдельными судебными исками, сенатскими слушаниями или журнальными публикациями. Однако сегодня шансы Microsoft одним ударом выпутаться из всех проблем с судами, законодателями, прокурорами, прессой и пользователями выглядят куда менее внушительно, чем год или полгода назад.

Ссылки статьи:


BSA http://www.bsa.org/ Пресс-релизы BSA http://www.algo.ru/pressroom/ Норвежский Лесной: Лицензия на справедливость http://inter.net.ru/5/17.html Закон РФ об авторском праве и смежных правах http://www.cityline.ru/vi/copyrightlaw.htm Бернская конвенция http://www.wipo.org/eng/general/copyrght/bern.htm Электронные библиотеки - http://www.russ.ru/biblio/ Россия он-Лайн http://www.online.ru/emain/enews/ EastView http://www.eastview.com/ RussianStory http://www.RussianStory.com/ Гарант-Парк http://www.park.ru/ Координационная группа РосНИИРОС http://www.ripn.net/nic/DNS/ru-domain-coord-gr.txt.ru Российский НИИ развития общественных сетей (РосНИИРОС) http://www.ripn.net/ Все домены зоны RU http://www.neystadt.org/russia/ Стоп-лист http://www.ripn.net/nic/DNS/ru_stoplist.txt ИнтерНИК http://rs.internic.net/ Дмитрий Завалишин о десяти путях борьбы против Microsoft http://dz-online.excimer.ru/online/on-09-04-98.htm Заметка в InfoWorld Electric http://www.infoworld.com/cgi-bin/displayStory.pl?98048.ec10points2.htm Судебное постановление по иску Интеграф против Интел http://www.intergraph.com/intel/order.htm Иск Integraph http://www.intergraph.com/intel/highlights.stm Колонка Гарфинкеля для Boston Globe http://www.boston.com/dailyglobe/globehtml/015/The_firm_we_love_to_hate.htm Антимонопольное ведомство США http://www.usdoj.gov/atr/ Журнал Hard'n'Soft, февраль 1998 http://www.hardnsoft.ru/ARCHIVE/1998_2.html C|Net: сравнение альтернативных ОС http://www.cnet.com/Content/Reviews/Compare/AltOS/ -- (c) Русский Журнал. Перепечатка только по согласованию с редакцией. Подписывайтесь на регулярное получение материалов Русского Журнала по e-mail: сообщение subscribe RussianJournal по адресу list@russ.ru Russian Journal mailto:russ@russ.ru http://www.russ.ru/

* Антон Носик. Тайна авторского права ("Известия" июнь 1998) *


Недавно заспорили ученые из исследовательских отделов двух крупных корпораций - NEC и Digital. В лаборатории NEC провели исследование, согласно которому в Интернете насчитывается 326 миллионов уникальных документов, открытых для свободного публичного доступа. А исследователи из Digital считают (опираясь в этом своем утверждении на поисковую базу AltaVista), что документов в Сети насчитывается значительно меньше - всего лишь 275 миллионов. Покуда они спорили, объем информации, хранящейся в Интернете, вырос на четверть, так что обе оценки устарели... Но кто бы ни был прав из этих спорщиков, одно очевидно: всемирная компьютерная Сеть является крупнейшим в истории собранием предметов интеллектуальной собственности. И одной из главных проблем, стоящих перед Интернетом сегодня, является вопрос о защите этой самой собственности - с учетом того, что любой авторский текст, благодаря своей электронной публикации, становится доступен миллионам потенциальных читателей (которые при других условиях могли бы заплатить деньги за бумажную копию того же самого текста). Контроль правообладателей за судьбой принадлежащей им информации в компьютерных сетях - давно и бурно обсуждаемая в Америке тема. Причем обсуждениями дело не ограничивается. На прошлой неделе американский Конгресс принял поправку к действующему копирайтному законодательству, согласно которой на Интернет распространяются в полном объеме все те же нормы защиты авторского права, применявшиеся до сих пор к предметам интеллектуальной собственности в их некомпьютерной форме. Новое законодательство предусматривает штраф до миллиона долларов и тюремное заключение на срок до 10 лет для лиц, незаконно размещающих в Интернете чужие произведения (это относится не только к текстовой информации, но и к изобразительному искусству, кинопродукции и музыкальным записям). Не стоит, однако, думать, что до принятия этой поправки тиражирование предметов интеллектуальной собственности в компьютерных сетях считалось законной практикой. С середины 90-х годов в Америке возбуждены сотни судебных дел в связи с нарушением авторских прав в Интернете. Большинство таких дел заканчивается внесудебным урегулированием, в рамках которого защищенные копирайтом материалы удаляются из Сети. В редких случаях для достижения того же результата требуется приговор суда и вмешательство исполнительной власти. Следует заметить, что американский опыт защиты авторских прав в самих США является предметом весьма острой полемики. Общий принцип копирайтного законодательства состоит в охране прав авторов на плоды своего труда; но трудно назвать удачной и справедливой такую практику, при которой товаропроизводитель имеет все права, а потребитель - никаких. До сих пор абсолютное большинство американских законов о копирайте принималось под давлением лоббистов, представляющих интересы правообладателей, то есть издательств, киностудий, фирм грамзаписи и т.п. Их интерес состоит в том, чтобы каждый доступ читателя, зрителя, слушателя или пользователя к предмету интеллектуальной собственности был оплачен по полной стоимости лицензии. Однако общественный интерес заключается в том, чтобы обеспечить максимально широкое распространение знаний и культурных ценностей, не ограниченное имущественным положением их потребителя. С точки зрения общественной пользы недопустимо, чтобы произведения искусства и технические знания стали "удовольствием только для богатых". Копирайтное законодательство, ограничивающее свободный публичный доступ к культурным ценностям и полезным знаниям, бьет по учебным заведениям и библиотекам, создает ситуацию информационного неравенства и противоречит принципам построения эгалитарного общества. Поэтому в академических кругах США существующее копирайтное законодательство подвергается жесткой критике. В России ситуация прямо противоположна американской. De jure, поскольку РФ ратифицировала Бернскую конвенцию об авторских правах, у нас действуют те же законы, что и в Америке. На практике в России понятие об авторских правах и их защите находится в эмбриональном состоянии. В русской части Интернета эта тенденция весьма отчетливо прослеживается: у нас в Сеть выкладывают абсолютно любой текст, не советуясь с автором или правообладателем. Как правило, отечественные авторы, узнав о распространении своих произведений в Сети, реагируют на это известие благосклонно, считая его признаком читательского признания, а не источником убытков. Есть и иные примеры, но они единичны. Особенностью российской ситуации является некоммерческий характер большинства Интернет-ресурсов, где публикуются объекты авторского права. Создатели таких серверов не взимают с посетителей платы за доступ, и при всем желании не могут себе позволить делиться с автором прибылью, за неимением таковой. Можно предположить, что по мере коммерциализации электронной издательской деятельности в России эта ситуация изменится. Если какому-либо автору станет известно, что доступом к его произведениям без его ведома и согласия торгуют за деньги - едва ли он найдет причину, чтобы закрывать на это глаза... Во всяком случае, в теории. На практике, вопреки распространенному мнению, самыми главными пиратами русского Интернета являются не создатели публичных электронных библиотек (М. Мошков, А. Фарбер и их последователи), а "солидные" фирмы, торгующие доступом к электронным версиям российских газет и журналов (Россия онЛайн, ЗАО Гарант-Парк, Russian Story, EastView и другие). Ни одна из этих фирм не имеет соглашений с авторами тех изданий, электронными версиями которых она торгует. Нет даже процедуры уведомления авторов о том, что их произведения публикуются в Сети. Согласно действующему Закону РФ об авторском праве и смежных правах, подобная практика является серьезным копирайтным нарушением. Единственная причина, по которой ни один российский автор до сих пор не предпринял шагов к защите собственных прав от коммерческого сетевого пиратства - элементарное незнание закона. Большинство российских журналистов и издателей убеждено, что при публикации текста на страницах СМИ все права на его дальнейшее использование отчуждаются от автора и передаются публикатору в неограниченное, единоличное и бессрочное владение. Чтобы убедиться в обратном, достаточно заглянуть в текст Закона об авторском праве (например, в статьи 30-31). Но на сегодняшний день эта идея не слишком популярна среди отечественных авторов.

* Письмо в "Ежи". Moshkow (880) vs. Academy (140) *


Subject: Re: [EZH] OFFTOPIC: Moshkow (880) vs. Academy (140)
   Date: Thu, 7 Jan 1999 15:38:37 +0300
   From: "Anton Nossik" 
     To: ezh@cdru.com


From: Anatoly Levenchuk 

> Есть еще большие собрания российских электронных текстов:


> пиратские CD-библиотеки, и там, похоже, уже наберется пара Гбайт.


Я бы не стал тут пользоваться множественным числом. Насколько я понимаю, речь идет об одном-единственном Harry Fan CD-ROM объемом 1,6Гбайт.

> Как я понимаю, каждый из нас мог бы выложить их в Сеть в пять минут.


Я так понимаю, что не мог бы. Во-первых, не у каждого из нас есть 1,6Гбайт дармового вебспейса, или возможность получить такой царский подарок. Во-вторых, выкладывание 1,6Гб текстов при высокой по московским дайлапным понятиям скорости FTP upload (типа 3Кбайт/сек) займет 150 часов непрерывного коннекта. В-третьих, поверстать эти 1,6Гб в HTML-ный индекс - тоже не вполне автоматическая задача. Тот, кто все эти проблемы решит, упрется в необходимость платить провайдеру за потребляемый bandwidth. Полезно вспомнить, что единственной причиной исчезновения из Сети сервера people.weekend.ru явился отнюдь не Коготь, а неготовность ЗАО Город-Инфо оплачивать своему провайдеру (Демосу) канал для этого сервера. Так что в пять минут с этой задачей вряд ли кто уложится.

> Вопрос не в объемах, я думаю, а в легальности такой выкладки.


Я-то как раз думаю, что вопрос в ноу-хау и трудозатратах, ибо насчет легальности действий Мошкова до сих пор никаких внятных сомнений никто не высказывал. По существующему законодательству вопрос "легально-нелегально" в отношении любого отдельно взятого текста вправе решать только ПРАВООБЛАДАТЕЛЬ, он же держатель копирайта по данному тексту. Не Носик, Левенчук или Пескин, а только Виктор Олегович Пелевин вправе судить, законно ли присутствие "Чапаева и Пустоты" в библиотеке Мошкова. Всем остальным (включая и коллег Мошкова, и правоохранительные органы) при попытке трактовать этот вопрос надлежит руководствоваться презумпцией невиновности в отсутствие неопровержимых доказательств обратного. Таков Закон, и он во всем цивилизованном мире одинаков. Печально памятные попытки Пескина публично формулировать copyright policy в отношении текстов Пелевина и Стругацких (да еще и в некотором противоречии со взглядами самих авторов на этот вопрос) были весьма серьезным нарушением права Пелевина/Стругацкого решать, как им распорядиться собственными текстами, что разрешить, а что запретить. В конце концов, как мы знаем, Пескин сам же и убрал из своей библиотеки copyright notice, в котором любые существующие онлайновые публикации Пелевина и Стругацких объявлялись незаконными apriori. И правильно сделал, честь ему за это и хвала. На мой взгляд, это был очень серьезный прогресс для копирайтного правосознания в масштабах РУНЕТа. Не всякого можно называть пиратом, если ты не проверял у него квитанции. Нет ни малейшей нужды придумывать новое, более строгое и запретительное копирайтное законодательство взамен существующего. Американские юристы, трактующие свой Copyright Act (который не в пример строже нашего) уже давно все продумали и формализовали. Если некий автор или издатель возражает против присутствия его текстов в некоем электронном собрании - он в первую очередь должен заявить свой протест публикатору. Таков совет, даваемый всем американским правообладателям на сайтах авторских профсоюзов. Если публикатор проигнорирует поступившее требование - тогда есть основания обращаться в суд по поводу нарушения законодательства. Но не раньше. И никак не по умолчанию. И никто, кроме правообладателя, не имеет права судить, законна ли та или иная публикация. Вот совет адвоката по издательским делам Стива Гиллена, юрисконсульта и члена правления TAA (www.winonanet.com/taa/) по поводу возможных действий авторов, возражающих против использования их текстов в электронной базе данных (нарушителем выступает поисковая машина Northern Light, не платящая авторам за коммерческое использование их произведений): If authors hold the copyright, Gillen suggests they: <неактуальные для России формальности skipped...> * Serve Northern Light with notice that any use is an infringement and demand that the article be pulled from the database or that a license for its continued use be obtained. "Any continued use after that point would arguably constitute willful infringement..." Как видим, даже о СПОРНОМ (arguable) случае правонарушения можно говорить лишь ПОСЛЕ ТОГО, как публикатор получил от правообладателя предупредительное письмо и проигнорировал его. Не раньше. Это свидетельство эксперта тем более ценно, что адвокат представляет интересы пострадавшей стороны (авторов), а не предполагаемого правонарушителя (Northern Light). У Гиллена нет никаких оснований подыгрывать хозяевам Northern Light или объявлять их практику законной. Наоборот, он предполагает срубить свою капусту именно на судебных исках к этой текстовой базе. Но для этого ему нужно (Закон требует), чтобы авторы сперва заявили хозяевам Northern Light свой протест, а те проигнорировали. Обойти эту фазу американский копирайтный адвокат не видит никакого способа. Точно так же, когда United Media заимели копирайтные претензии к Теме Лебедеву, они не в суд его вызвали, а написали ЕМУ письмо с призывом К НЕМУ убрать пародию на Дилберта со своего сайта. Любые дальнейшие телодвижения адвокатов United Media зависели от реакции Лебедева на этот призыв. Именно в этот момент - когда заявлен формальный протест правообладателя публикатору - последний может нарушить авторское право, проигнорировав поступивший протест. Но до получения формальных претензий все разговоры о "пиратстве" являются, мягко говоря, напраслиной на публикатора.

> Интересно, политика акад. институтов и Мошкова со товарищи по копирайтам


> различается? Если нет - то в чем разница этой политики?


Существует весьма обширный корпус текстов, по которым копирайтная проблема решена чисто хронологически. По истечении определенного срока со времени создания произведения оно попадает в public domain. Проект Гутенберг только такими текстами и питается. У них даже есть график обобществления копирайтов по разным авторам и разным их произведениям. Существуют также тексты, по которым у Мошкова имеется явным образом засвидетельствованное согласие авторов на публикацию (у Гутенберга нет ни таких текстов, ни такой практики btw, что ставит Гутенберг на 10 эволюционных ступеней ниже Мошкова). Презумпция в данном случае заставляет нас предположить, что под категорию разрешенных подпадают 100% non-PD текстов, опубликованных в библиотеке Мошкова. Исключение могут составлять лишь случаи, когда нам достоверно известно о запрете автора на публикацию его текстов. Но когда нам такое известно - то следует известить Мошкова, и он уберет (либо получит разрешение от автора, как это случалось в случаях с разными передумавшими). Кстати, я тут давеча был в гостях у Владимира Петровича Вишневского (одного из передумавших по поводу библиотеки Мошкова), и он меня порадовал известием, что Войнович уже тоже давно передумал, и больше не возражает.

> Я лично активно договариваюсь с издательствами.


Строго говоря, права издательства на текст в каждом отдельном случае гадательны. Они оговорены в издательском договоре с автором, и, чтобы быть уверенным в полномочиях издательства, - нужно этот договор читать собственными глазами. Высшим судьей в вопросах публикации является автор текста (перевода), чьи исключительные имущественные и неимущественные права на произведение возникают по факту его создания и передаче в общем случае не подлежат. Так что договариваться лучше не с издательствами, а с авторами. По закону, во всяком случае. По совести, кстати, тоже. Понятно, что с издательствами удобнее. Но юридическая состоятельность разрешений, выдаваемых издательствами от имени автора (без его ведома, согласия и участия), в каждом отдельном случае нуждается в проверке. Классический пример - публикация моих текстов в базе ЗАО Гарант-Парк, якобы санкционированная издательским домом Семь дней. Так что механизм предварительных согласований лучше все-таки отрабатывать на истинных правообладателях, а не на мнимых.

> > но, если честно, Гутенберг -- не более, чем курьез, им редко кто


> > пользуется.


> Почему редко? Я искал как-то охоту на снарков, и нашел как раз в


> Гутенберге...


Просто известны какие-то цифры про этот проект. Гутенберг существует с 1971 года. В него вложены сотни тысяч долларов, часов машинного времени и человекочасов труда добровольцев. Его цель была - к 2000 году поверстать и выложить в Сеть 10.000 электронных текстов. Из них по последнему графику предполагалось выложить 1584 документа до конца декабря 1998 года. http://sailor.gutenberg.org/GUTINDEX.ALL Сравнивая три этих показателя (время, затраты и результаты), приходится признать этот проект полностью провальным. Объективных причин для этого провала лично я не вижу в упор. Зато субъективные общеизвестны. Охота на Снарка - это, конечно, замечательно, но это работа на 100 долларов (OCR+proof) по самым либеральным американским расценкам для такого труда. Я уж не говорю о том, что Охоту на Снарка можно было не набирать, а попросить в формате уже вычитанного e-text в любом из издательств, которые ее публиковали за последние 28 лет. В обмен на упоминание собственного имени они бы охотно прислали файл, совершенно бесплатно (все равно копирайт им не принадлежит). Просто профессору Харту было интересно идти другим путем, продавать отчий дом для покрытия расходов, бить в колокола, созывая добровольцев со всего света, писать пространные трактаты о копирайте и plain vanilla ASCII, выкручивать мозги инвесторам/бенефакторам и заниматься всевозможной другой эксцентрикой. В результате он истратил на свой проект сотни тысяч долларов и человеко-часов, а до Мошкова ему далеко, как до луны. И до своих собственных заявленных планок ему точно так же далеко. При всем уважении к Снарку.

> Все подобные усилия хороши: все-таки сеть гораздо распределенней, чем это


> может показаться.


Все усилия хороши, но у некоторых весь пар ушел в гудок. И это - тоже ценный опыт, нужно просто его адекватно осмысливать.

> Есть люди (или моменты времени), которым (или когда) именно Гутенберг


> полезен, а АН и Мошков - не очень


Существуют такие системы отсчета, относительно которых 1584 книги лучше, чем 10.000 Например, Царь Соломон говаривал, что во многой мудрости много печали, и кто умножает познания - умножает печаль. Но если отвлечься от этой философии, то библиотека тем полезней для своего читателя, чем в ней больше шансов обнаружить нужный нам текст. В июле минувшего года я посвятил заметку Вечернего Интернета списку Top100 лучших книг XX столетия - и давал ссылки на электронные тексты, где мог их обнаружить: http://www.cityline.ru/vi/23jul1998.htm Я был поражен тому, какую ничтожную часть доступных в Сети e-texts удалось обнаружить в Гутенберге. Такие собрания, как bibliomania и literature.org оказались полезней в разы.

> (про полезность пиратских дисков я умолчу;)


Вообще про "пиратство" лучше умалчивать, покуда нет внятных юридических определений.

> И еще важно про международные проекты: там кроме самих текстов есть еще


стандарты их

> представления (чаще всего SGML-based, хотя теперь пошел сдвиг к XML).


Ну, вообще-то у Майкла С. Харта написано по этому поводу с последней прямотой: This has created a need to present these Project Gutenberg Etexts in "Plain Vanilla ASCII" as we have come to call it over the years. The reason for this is simple. . .it is the only text mode that is easy on both the eyes and the computer http://promo.net/pg/history.html#thepgphil То есть там на часах по-прежнему 1971-й год, и никакой реформы календаря не планируется.

> А ведь проблемы распределенности решаются именно стандартизацией.


> Кто-нибудь занимался этим?


Майкл С. Харт занимался. Провозгласил ASCII как единственно возможный формат, и на том стоит.

> Ключевое слово: непериодическая литература. Очччень интересно...


ИМХО, удачная находка, если произносящий этот термин и его слушатели понимают смысл сказанного одинаково. Мне легко представить себе, что имел в виду Делицын под непериодической литературой: тексты, существующие на момент электронной публикации в своей законченной форме. Или: тексты, актуальность которых не связана с конкретными обстоятельствами последней бумажной публикации. Под это определе ние подходит весь корпус текстов у Гутенберга, Пескина и Мошкова.

> Я как-то разучаюсь пользоваться


> бумажным лексиконом: в Сети вроде понятие _периодичности_


> тихонько расползается (ну не считать же периодикой маркетинговый


> прием, когда какая нибудь Рут Диксон сканируется и


> редактируется вся за один вечер, а потом аккуратно по главке


> выкладывается раз в сутки. Война и мир, выкладываемый по


> главам еженедельно, или по томам ежемесячно :)


> Тут у меня много вопросов: как несетевой книжный мир обсуждать в Сети.


Вопрос, конечно, интересный, но только к Сети он ИМХО не имеет даже отдаленного отношения. Практика дробления самостоятельных литературных произведений на несколько выпусков периодического издания возникла одновременно с первым литературным журналом (бумажным, не электронным) - то есть по меньшей мере лет 300 тому назад. Тут просто не следует путать жанр произведения со способом его издания. Доктор Живаго или Secret Agent Джозефа Конрада - литература однозначно непериодическая. Хотя первый впервые опубликован в России в четырех последовательных номерах Нового мира, а второй изначально писался для журнала и публиковался на бумаге по мере написания. Для нужд электронной публикации оба этих текста можно считать непериодической литературой. Как выкладывать эти тексты в Сеть - по мере верстки, или после полного ее завершения - всегда остается свободным выбором публикатора, не способным повлиять на жанр самого публикуемого произведения.

> Для начала нужно договориться о классификации - а для этого нужно


> договориться


> о цели подобной классификации. И уже потом оценивать.


Зачем усложнять простые вещи? Когда профессор Майкл С. Харт создавал Проект Гутенберг, он ориентировался на людей, которым электронная библиотека могла бы быть полезна. Он полагал (и правильно, ИМХО, полагал), что со временем миллионы людей скажут спасибо, получив доступ к электронным версиям Шекспира, Библии, Конституции США, Алисы, Илиады и Одиссеи. Тут налицо совпадение целей Харта и наших ожиданий от его проекта. На основе этого консенсуса и стоит оценивать Гутенберг образца 1999 года, или сравнивать его с Пескиным, Мошковым, bibliomania.com и другими текстовыми собраниями. Сравнение явно не в пользу профессора Харта.

> Я не удивлюсь, ежели оценки _примерно_ совпадут с оценками, сделанными


> по пиратским дискам. Такие оценки сделать совсем нетрудно: только зачем?


Затем, что если есть явление - то есть и возможность его оценить. ИМХО не стоит здесь притягивать за уши пиратские диски. У профессора Харта было 28 лет, икс денег, игрек машинного времени и зет человеко-часов труда добровольцев. За эти годы с этими ресурсами он поверстал 1584 текста, полный список которых известен. Каждый из нас может теперь спросить себя: а если бы я делал то же самое, то чего и за какое время сумел бы достичь? Вопрос ИМХО непраздный. Просмотрев 511 заявок на гранты от соросовской программы Electronic Publishing, смею заверить, что тут до ясности еще три дня на собаках. Там есть, например, заявка на 3000 долларов от академической структуры, обещающей на эти деньги подготовить к электронной публикации и выложить в Сеть около 2000 оригинальных текстов (фольклор), никогда раньше не публиковавшихся ни в какой форме. И тут же рядом есть заявка на 7000 долларов, которые некоторый временный творческий коллектив предполагает истратить на веб-публикацию ОДНОЙ-ЕДИНСТВЕННОЙ КНИГИ страниц на 500. Причем эта книга УЖЕ ИЗДАНА теми же самыми людьми на бумаге (на деньги Сороса), то есть весь ее электронный набор находится у временного творческого коллектива в руках. Тот же коллектив является правообладателем, и у него хватило скромности не заводить в стоимость проекта такую графу как "Покупка авторских прав на перевод у самих себя". По сути дела, за 7000 долларов эти ребята отдадут в Ворде команду Save As HTML.

> Памятник Мошкову и его клонам не поставят (кстати, насчет клонов: тут это


> понятие


> совершенно неуместно. Это же естественное дело, книжки помещать в Сети.


Несмотря на "естественность" такого дела, ни одна книжка в Сети на моей памяти не самозародилась волшебным образом. Всегда присутствовал человек, который не пожалел своего времени и труда, чтобы ее добыть (набить, отсканировать), поверстать и выложить. Конечно, академическая номенклатура никому никаких памятников ставить не будет, да и не ее это дело. Но Мошкову уже сегодня воздвигли неслабый виртуальный памятник в виде 25 зеркал его библиотеки. Такому признанию можно, ИМХО, только позавидовать.

> И даже приоритеты


> тут неважны - и Пескин этим занимался с 1994, и у меня Библиотечка


> Либертариума


> появилась в Сети примерно тогда же. Объемы у Мошкова, конечно, придают


> некоторую


> "первость" - но так и про многоэтажки можно договориться, что это клоны


> египетских пирамид).


Конечно, если оценивать автомобиль по расходу овса, то лошадь окажется сильнее. Но Мошков силен отнюдь не объемами. Не скажу за Библиотечку Либертариума, но Пескин с 1994 по 1998-й год греб исключительно под себя, реализуя антиинтернетовскую (или доинтернетовскую) модель "нигде кроме, как в Моссельпроме". Его ПЭБ - это не вебсайт в бесконечной цепи взаимосвязанных звеньев Паутины, а в чистом виде BBS, рассчитанный на пользователя прямой модемной дозвонки. Формула ПЭБ - "здесь и больше нигде". Я нисколько не осуждаю Пескина, напротив - я его чрезвычайно уважаю, ценю его библиотеку и его заслуги перед РУНЕТом, и лично питаю к Евгению глубочайшую симпатию. Но это не мешает мне трезво оценивать исторические особенности позиционирования его публичной библиотеки. Она является полностью замкнутым и изолированным пространством, dead end of the Web. Оттуда нельзя попасть ни на один альтернативный ресурс. Чего Пескин не выложил сам, того он нам не поможет нам найти. А раньше еще и предупреждал: другие библиотеки, кроме нашей - это пираты по определению. Заслуга Мошкова - не в том, сколько ОН ЛИЧНО поверстал или выложил. Вполне допускаю, что его собственная верстка составляет не более 0,1% от общего объема библиотеки. А заслуга Мошкова в том, что его библиотека - это продукт и отправная точка коллективной содружественной работы тысяч русских веб-публикаторов. Это уникальный в своем роде опыт интеграции разрозненных усилий. Именно в этом его приоритет. А не в количестве. По количеству байт Harry Fan CD-ROM как был, так и остался представительней всех. И еще одна важная заслуга Мошкова - в том что он ПЕРВЫМ в русской Сети предложил действенную формулу для учета авторских пожеланий. В отношении многих авторов его ресурс действует как публичный copyright clearance center. Если мне интересно, например, как отнесется Александра Маринина к выкладыванию ее текстов на моем сайте, то я могу поинтересоваться у Мошкова. У Пескина - не могу. И у Майкла С. Харта не могу.

> Я бы еще ставил вопрос о непериодической литературе, которая _не выходила в


> бумаге_.


> Я вот договорился на десяток книжек с издательством "Catallaxy", и


> потихоньку выпихиваю их в Сеть.


Журнал Vivos Voco Александра Моисеевича Шкроба практикует нечто подобное. Он собирает тексты из редакционных портфелей умирающих бумажных научно-популярных журналов и кладет к себе на сайт. У Знания-Силы, например, цикл подготовки номера составлял 5 месяцев от формирования портфеля до выхода в продажу. В августе этот журнал протянул ноги, то есть портфель, собранный, на 5 месяцев вперед, ухнул в никуда. А у Шкроба все это есть, опубликовано, и люди читают... Еще он, насколько я помню, берет рукописи, которые авторы не имеют возможности издать.

> Но у них в издательском плане есть Хайек, который в бумаге, похоже, так и


> не выйдет. Но выйдет в Сети.


> Вот это самое интересное явление. Я бы начинал считать эти мегабайты


> новодела.


По-моему, это очень перспективный сюжет: электронная публикация как способ пробиться к читателю.

> А сколько в Сети лежит "библиотек" из одной-двух, но крайне интересных


> книг? Есть оценки?


> Может оказаться, что еще на гигабайт...


Мошков такими библиотеками и питается. Что находит - то к себе тащит, ставя ссылку на источник. За исключением случаев, когда веб-публикатор возражает. Но в моем представлении о здравом смысле, возражать не должен никто. ИМХО, ссылка с Мошкова - лучший способ раскрутки сайта-публикатора. Человек, заинтересованный в распространении литературы, едва ли откажется от возможности вывалить ее одним ударом на 25 популярных зеркал. Это и дешевле, чем самому раскручиваться до мошковской славы, и эффективней, и быстрей.

> А что делать с узкоспециализированными подборками (типа


> той же Библиотечки Либертариума)? Или это не _литература_?


По-моему, никто тут не утверждал, что это не литература. У того же Мошкова есть масса узкоспециализированных подборок.

> Леонид затронул очень больную тему. Спасибо ему.


Тема действительно больная, но нельзя сказать, чтобы она тут поднималась впервые. По-моему, не стоит абстрагироваться от всего, что уже написано по этой теме - в частности, здесь: http://www.russ.ru/biblio/ http://kulichki.rambler.ru/moshkow/COPYRIGHT/ http://www.russ.ru/journal/media/97-10-03/moshkw0.htm Примечательно, что люди, громче всех сетующие в последней дискуссии на попранные права авторов - это люди, менее всего имеющие право говорить от имени этих самых авторов, никогда ни с какими авторами этих вопросов не обсуждавшие, сами никогда не потерявшие ни копейки за счет деятельности электронных библиотек, но движимые (и это звенит у них в голосе) то ли обидой, то ли завистью, то ли естественным человеческим желанием найти соринку в глазу у ближнего.

> Но я наступаю на горло собственной песне: у меня у самого столько вопросов


> накопилось


> и по доступу к "выложенным" (перезиданным;)книжкам, и по "выкладыванию" их,


> что боюсь


> вызвать гнев _периодического_ сообщества этого списка.


Среди периодического сообщества есть немалое количество библиотек, библиотекарей и публикаторов. Даже Паравозов этим когда-то грешил, создав свою собственную библиотечку. И тема выкладывания текстов на этом листе обсуждается не первый год, причем всякий раз достаточно бурно. Так что продолжайте, полковник :)

> Кстати, ОFFTOPIC: если я обязуюсь выдавать ежедневно в Сеть по 50К книжного


> текста


> "поглавно" - будет ли это ЕЖЕ? Или все-таки лучше по-старинке -- три раза


> в месяц по 500К одной книжкой? ;)))


Есть, например, такой ресурс: http://kulichki.rambler.ru/stixiya/ Там в день публикуется по стихотворению. Кому-то интересен процесс (в день читать по одному поэтическому тексту), кому-то важней результат: http://kulichki.rambler.ru/stixiya/poets.html Или вон Паравозов написал 24 декабря 12К текста, разбил на 6 порций по 2К, выложил шестью файлами (25dec98.html, 26dec98.html и т.д.), потом кроном их раз в день перед полуночью анонсировал как свежие сегодняшние выпуски. А я написал 31 декабря те же 12К текста и озаглавил их "выпуск от 15-31 декабря". Кому что ближе. Вопрос об оптимальном способе публикации - поглавно, постранично или одним ударом - в каждом отдельном случае находится на усмотрении создателя ресурса и решается, исходя из его сугубо личных соображений. А устав ЕЖЕ-движения вообще ставит прием сайта в зависимость от личных прихотей координатора. Не понравится Лимберману светлый лик кандидата - он и журнал Итоги в еженедельки не пропустит. Безотносительно к любой литературе, периодической или одноразовой. Антон

Наша библиотека является официальным зеркалом библиотеки Максима Мошкова lib.ru

Реклама