Регистрация Вход
Библиотека /
Поиск по библиотекеМоя библиотекаИскать книгу(обмен)

Алексей Попович. Путешествие по Непалу и Тибету

Алексей Попович. Путешествие по Непалу и Тибету


--------------------------------------------------------------- © Copyright Алексей Ю. Попович Email: ecdizis@com.mels.ru Date: 28 Nov 2000 ---------------------------------------------------------------

Идея путешествия.


Идея посетить Непал и Тибет родилась у меня в голове года полтора-два назад. В первую очередь это касалось Тибета. В то время я активно интересовался буддизмом, и мне захотелось съездить в таинственный Тибет с его древними буддистскими монастырями и прочими экзотическими вещами. Несколько позже я узнал, что в Тибет легче всего попасть через Непал, и тогда я начал наводить справки о Непале. То, что я узнал о Тибете и Непале из разных статей, а также из Интернета, лишь укрепило мою решимость посетить эти далекие страны. Вот, что я узнал (если коротко просуммировать прочитанное мной):

Информация о Непале и Тибете.


Королевство Непал лежит между двумя самыми крупными азиатскими странами - Индией и Китаем. Это небольшое государство расположено на южных склонах самого высокого в мире Гималайского хребта, имеющего в своем составе 8 из 14 величайших вершин планеты. Население Непала представляет собой удивительную смесь этнических групп, так как на этой земле встретились две цивилизации -- китайская и индийская, две расы -- монголоидная и хинду. Непал находится в субтропическом поясе, однако, из-за огромной разницы в высоте здесь представлены все климатические зоны - от субтропических джунглей с носорогами и крокодилами на юге до вечных снегов и высокогорных пустынь на севере. Непал - это единственное в мире государство, где индуизм провозглашен государственной религией. Королевство Непал было традиционно закрытым государством и стало более-менее открытым для туристов лишь с семидесятых годов. Тибет в отличие от Непала не является в настоящий момент самостоятельным государством. Китай оккупировал Тибет в 1949 году, и сейчас это одна из провинций Китая. Тибет примыкает к Непалу с севера. Тибет -- это огромное высотное нагорье площадью несколько миллионов квадратных километров, расположенное на высоте четырех-пяти тысяч метров над уровнем моря. Географическое положение Тибета обусловливает его суровый климат и скудную растительность. Лишь совсем недавно эта территория открылась для иностранцев. Тибет имеет столицу под названием Лхаса. Тибет - это центр тибетского буддизма, веры с древней культурой и самобытными традициями.

Авантюра.


В начале лета 2000 года я обратился в одну из московских туристических фирм с просьбой забронировать мне авиабилеты Россия- Непал- Россия. Вылет из Москвы в Катманду (столицу Непала) был назначен на 1 октября 2000 года, а обратный прилет на 29 октября. Таким образом, у меня было 29 дней для путешествия. Не маленький срок, не правда ли? Я попросил, чтобы турфирма приобрела мне только авиабилеты, но не формировала никакой туристической программы. Забегая вперед, скажу, что никакая российская турфирма не смогла бы сформировать никакой путной туристической программы по Непалу, даже если бы захотела. Дело в том, что в Непале очень мало русских туристов и практически нет русскоязычных гидов. Я уже не говорю о Тибете. А мне хотелось, чтобы это был не быстрый тур с какой-то жесткой типовой программой, а достаточно спокойное, объемное путешествие. Цель, которую я преследовал, - неспешно ознакомится с Непалом и Тибетом, чтобы почувствовать дух и сущность этих стран, а также нравы, обычаи и жизнь людей, их населяющих. Кроме того, я не исключал возможность хорошего отдыха во время поездки, тем более, что я должен был попасть в очень необычную обстановку, которая позволила бы мне отвлечься от текущих дел. Как я теперь понимаю, это было в определенном смысле авантюрой -- отправиться в одиночку в Непал и Тибет, отправиться не в составе какой-то группы, а просто одному. Причем, нужно учесть, что знание английского языка у меня не из лучших, -- как у любого бывшего ученика обычной советской школы или как у любого бывшего студента обычного советского ВУЗа...

Самолет.


Вылетели мы из Шереметьего-2 поздно ночью. Самолет был аэрофлотовский, но европейской модели - огромный аэробус А-310. Перед взлетом из потолков всех трех салонов выдвинулись телеэкраны, по которым прокрутили веселый ролик, -- как действовать пассажирам в случае авиакатастрофы. При этом стюардесса сказала, что наш авиалайнер носит имя русского композитора Александра Бородина. Не думаю, что это меня сильно обнадежило. Лучше бы они назвали самолет именем авиаконструктора Жуковского, что ли... Русских в самолете было мало -- в основном транзитные пассажиры из Лондона и Амстердама. Иностранцы во время полета ведут себя более непосредственно, чем русские -- шумят, кричат, поют, а также громко аплодируют и свистят, после того, как самолет производит посадку... После промежуточной посадки в Дели, наконец-то приземлились в Катманду, после одиннадцати часов лета!

Прибытие.


Катманду оглушило жаром, гамом, пылью, пышной растительностью и огромной толпой таксистов и встречающих с табличками около выхода из аэропорта. Эту толпу сдерживало полицейское оцепление. Ужасно настырные носильщики в виде двух молодых непальцев помогли мне донести мою сумку до такси -- на расстояние около тридцати метров, а потом требовали за это 5, 10, 20, 50 долларов, но затем с легкостью согласились на 1 доллар. Первое, что поразило меня, когда я отъехал от аэропорта, это левостороннее движение автомобилей, подчиняющееся не столько правилам, сколько законам броуновского движения. Все вокруг непрерывно сигналят и чудом не сталкиваются на узких улочках древнего города. Первые пять дней я жил в недорогом отеле в главном туристическом районе Катманду -- Тамеле.

Тамель.


Тамель -- это 1000 дешевых ресторанчиков, 1000 дешевых гостиниц, 10000 маленьких лавочек и магазинчиков, где на улицах, в которые едва пролезает одна малолитражка, толчется миллион народу со всех концов света, едут навстречу друг другу сотни велорикш, моторикш, велосипедов -- и все помещаются, никто друг другу не мешает. Главное, не бояться движения и не отскакивать в сторону от каждого гудка или звонка. А то можешь неожиданно для себя оказаться в лавке -- антикварной или туристического снаряжения. Из какого-нибудь темного угла раздастся негромкое: "Хелло! Намасте! (по-непальски -- здравствуйте). Excuse me, sir, good price, cheap price..." -- и так просто уже обратно на улицу не выберешься. А снаружи на тысячах вывесок, на транспарантах поперек улиц слова из приключенческих фильмов и книжек: Эверест, Аннапурна, Тибет, elephant safari, Бутан... Когда гуляешь по Тамелю, легко можно заблудиться. Рано темнеет. Все блестит и переливается гирляндами огней, курятся благовония, играет национальная музыка... На каждом перекрестке стоит непальский полицейский. Между ними двигаются темные личности и шепотом предлагают райские наслаждения в виде гашиша и марихуаны. Метрдотели в ресторанах браво отдают честь и вкрадчивыми голосами зазывают посетителей. Рассмотрел непальцев. Маленькие, темные, улыбающиеся ребята, часто навязчивые, но навязчивые с улыбкой. Как и предполагалось, йог с обворожительной улыбкой, с ведерком и кисточкой в руке подошел ко мне на улице и поставил мне на лбу священную красную точку -- тику, а потом просил, требуя, сто рупий. Дал ему двадцать рупий (это около 8 рублей). Йог был недоволен.

Впечатления от Непала.


На второй день я начал постепенно приходить в себя и осматриваться. Но все же испытывал настоящий шок -- в хорошем смысле этого слова -- от такой удивительной страны, как Непал. Кажется, что я во сне или в сказке -- так необычно все вокруг. Катманду -- это поистине Столица тысячи храмов. Древние храмы, святилища, статуи, многим из которых не меньше полутора тысяч лет. И все это можно потрогать руками! А рядом с этими древностями -- живые люди, тоже с виду необычные, одетые в национальные одежды, участвующие религиозных обрядах. Кажется, что разыгрывается какое-то специфическое представление, какой-то нереальный, фантастический спектакль на сцене театра. Но то, что для меня кажется театром, для непальцев является их обычной, повседневной жизнью. Их сложная религия с сотнями и тысячами богов и богинь, а также инкарнаций, реинкарнаций и манифестаций этих богов и богинь, неотделима от их жизни. И когда видишь мужчин, женщин, стариков и маленьких детей, поклоняющихся огню, статуям, и храмам, стучащих в колокольчики, делающих поклоны и жертвоприношения прямо на улицах, и поймешь, что это делается уже много веков и даже тысяч лет, то невольно подумаешь, а почему мы считаем христианство и православие единственно верной религией на свете?.. На улицах Катманду тесно, шумно, громко от сигналов авто и мотоциклов, и пыльно от колес этих транспортных средств. Какая-то какофония звуков, образов, запахов... Много попрошаек, псевдойогов, инвалидов и других колоритных личностей. На улицах сидят заклинатели змей с плетеными корзинами и дудками. Узкие улочки, маленькие, закопченные мастерские, забегаловки размером два на два метра и меньше. Торговля кусками мяса с грязных каменных помостов, мешки с зерном и специями. Связки канатов, горы фруктов. Запахи пряной еды, дыма и мусора. Рядом роются свиньи, а по тротуарам и дорогам, не боясь людей и машин, неспешно выхаживают коровы...

Страна, где нет кладбищ.


В один из дней я посетил индуистский храмовый комплекс Пашупатинатх на окраине Каманду. Одной из его достопримечательностей является то, что там, на берегу священной реки Багмати, производят кремацию умерших непальцев. Дело в том, что непальцы (как и индийцы) не хоронят людей в землю как у нас, а сжигают тела на кострах на берегу рек с соблюдением сложных ритуалов. Затем пепел бросают в реку, которая несет свои воды в священный Ганг. Правильно выполненная кремация -- это очень важная штука в конце очередной жизни каждого непальца. Хорошая кремация может помочь душе получить хорошее перерождение в следующей жизни. Я присутствовал на кремации и даже снял эту процедуру на видеокамеру, хотя это было не слишком приятно. Представьте себе ряд круглых каменных площадок на берегу реки у храма. Специальные могильщики укладывают толстые бревна, а затем возлагают на них тело в белом саване. Посыпав все это специями, зажигают костер. Сжечь тело взрослого человека не так уж просто. Требуется большая сноровка и достаточное количество толстых сухих дров. А какой при этом запах!

Горы.


Стыдно побывать в Непале и не погулять по величайшим горам нашей планеты. Я не хотел, чтобы мне было стыдно, и договорился с одной непальской турфирмой, чтобы мне организовали треккинг. Этим термином называется пешее путешествие в горах Непала. Обязательно в сопровождение дают горного гида, который идет вместе с иностранцем или группой иностранцев в горах, страхует от опасностей во время переходов и организует ночлег и питание на маршруте. Мне тоже дали гида -- непальского парня по имени Биссал. Русского языка он естественно не знал, так что в течение всех семи дней треккинга нам пришлось объясняться по-английски. Впрочем, не только эти семь дней, а целый месяц путешествия я был лишен возможности говорить по-русски. Вдвоем с гидом мы начали треккинг из городка Покхары, и конечной целью нашего маршрута был ABC -- это аббревиатура Annapurna Basic Camp -- базовый лагерь Аннапурны. Так называется альпинистский лагерь, находящийся на высоте 4360 метров, откуда группы альпинистов из многих стран выходят на штурм Аннапурны -- одного из самых величественных горных массивов Гималаев. Горы Непала - это нечто невообразимое и завораживающее своей мощью и красотой. Словами это не передать. Представьте себе, что высоко-высоко над облаками висят, как бы паря и не касаясь земли, гигантские ослепительно белые, снежные вершины гор.

Горная деревушка.


В первый же день треккинга мне выпала редкая возможность посетить деревню моего гида Биссала (она была на пути нашего треккинга) и даже прожить один день в непальском доме. Редкие европейцы жили в горных деревушках Непала! В деревне нет электричества, а большинство жителей, видимо, неграмотны. Дома (большей частью, двухэтажные) построены из обоженных глиняных кирпичей. Пищу готовят на очаге, причем вытяжной трубы нет, а дым идет прямо под потолок. Я ужинал вместе с непальской семьей. Семья большая -- мой гид Биссал, его отец (хозяин семьи), его мать, жена, брат, жена брата и трое маленьких ребятишек. Маленькая девочка по имени Южана была очень забавна и смешлива, и пыталась со мной проказничать -- строила рожицы и лезла ко мне на колени. Вообще, дети в Непале очень симпатичны (как, наверное, и везде в мире), проказничают и совсем не боятся европейцев. Ужинали мы в помещении дома на первом этаже, когда уже стемнело. Вместо электрической лампочки используется бутылочка с фитилем, подвешенная под бревном потолочной опоры. Закопченные стены и потолок, мебели почти нет. Стульев тоже нет, и все сидят на циновках, а блюда ставят на земляной пол. Едят руками -- так у них принято. Мне подали сначала что-то типа йогурта, а затем рис с овощами. Хорошо, что мне дали ложку! Было интересно ужинать с ними -- в полумраке, в такой необычной обстановке. На следующее утро, перед выходом в треккинг, когда мы прощались с родителями и родными моего гида, произошла трогательная сцена. Меня пригласили на нижний двор дома, повесили мне на шею красивую гирлянду оранжевых цветов -- маллу (типа тех, которыми украшали Господа Кришну или Господа Чаитанью), а лоб мне помазали красной краской с рисовыми зернами, сделав священную тику. Эта тика означала, что меня освятили, и я вполне приготовлен в виде жертвы для их богов. Малла же означала самое высшее благословение, какое только возможно в Непале. Теперь, когда я шел по горным тропам, и на мне была малла, все местные жители обязаны были кланяться мне, как богу или какому-то высшему существу. Таково действие маллы.

Треккинг.


Наше путешествие представляло собой изматывающие подъемы на холмы высотой метров пятьсот или тысячу, а потом такие же спуски. И так несколько раз за день. Доводилось ли Вам за время около сорока минут или немного больше преодолевать почти непрерывную, ступенчатую лестницу высотой в тысячу метров, то есть в две Останкинские башни? Я думаю, что нет. А мне довелось. Этот подъем от Толку до Дюрали, я не забуду никогда. Настоящая лестница в небо. На треккинге я за шесть дней сбросил около пяти килограммов. Хороший отдых, ничего не скажешь! Названия горных селений экзотичны и звучны: Дюрали, Толку, Чомрунг, Бамбуу, Хималайаа... Удивительна и красива горная природа Непала. Орошаемые террасы по склонам гор, где крестьяне выращивают рис, большое количество водопадов -- больших и маленьких, буйная зелень горных джунглей -- все это завораживает человека, непривычного к такой обстановке. Ночевали мы в небольших отелях, расположенных на перевалах на тропе. Впрочем, отелями их можно назвать лишь с большой натяжкой. Все очень по-спартански: небольшие комнатки с дощатыми или плетеными стенами и потолками, общая столовая, часто нет электричества и горячей воды. По вечерам в очередном отеле путники собираются в столовой за общим столом. Подбираются очень экзотические компании. Например, вечером в горном селении Синьума, на высоте 2340 метров, в столовой отеля я наблюдал следующую картину. Четверо шерпов (горных носильщиков) по левому краю стола играли в карты на деньги. Один из шерпов пил, не угощая других, ром кукри, наливая его в чайную чашку. Бутылка рома стояла рядом с его локтем. Между шерпами и мной сидели и ужинали два француза, кажется, братья. Один из них имел какой-то изможденный вид и постоянно еле слышно кашлял. По другую сторону стола сидели два или три американца, несколько швейцарцев и их носильщики непали. Напротив меня расположились два гладко выбритых корейца и один буддийский монах. Кто-то пишет дневник, кто-то беседует, кто-то читает или пьет виски. Интересно сидеть в таких интернациональных компаниях в горах на большой высоте при ярком свете керосинового светогенератора. Все беседуют на невообразимой смеси английского языка с какими-то местными диалектами и чувствуют себя очень непринужденно. Интересно, что в горах, да и вообще в Непале, продается и покупается буквально все. В отелях во время переходов продаются не только еда, напитки и другие товары, но и вода (кипяченая или просто фильтрованная), а также -- даже теплый воздух для обогрева! В столовых часто можно увидеть написанный по-английски плакат, который переводится примерно так: "Стоимость теплого воздуха под столом -- 25 рупий с человека". Дело в том, что во многих высокогорных гостиницах Непала под общим столом ставят керосиновый нагреватель воздуха, а на стол стелется теплая байковая материя, так что люди, которые садятся за стол, прячут ноги под это одеяло в теплое пространство под столом. За это и платят 25 рупий, о чем я писал выше. ...А базовый лагерь Аннапурны не представлял собой ничего особенного -- природа типа хибинской, несколько "отелей" барачного типа с полным отсутствием комфорта и разреженный воздух...

Встречи в горах.


В горах во время переходов можно встретить много необычных людей. Это горные носильщики -- шерпы, а также туристы из разных стран. Много иностранцев из Европы и Штатов. Эти иностранцы мне не очень приятны. Высокомерные, физически нетренированные, богатые старики и старухи с трудом лезут в горы по крутым тропам в сопровождении шерпов, нагруженных их тяжелой поклажей до отказа. Европейцы и американцы берут в горы очень много вещей для своего комфорта, начиная от зонтиков и кончая ночными горшками... Отдельный разговор о шерпах. Представители этой народности часто встречаются на туристических тропах, груженные тяжелыми плетеными корзинами с плечевыми и налобными ремнями. Шерпы часто идут группами, а иногда -- по одному. Идут они медленно, размеренно, но переносят большие грузы на большие высоты. Среди них можно увидеть и детей -- так рано они приобщаются к этому тяжелому и бессмысленному труду. Это ослиная работа. Организовать переноску грузов с помощью ослов невозможно, -- ноги этих животных не приспособлены к преодолению ступенчатых троп Непала. Поэтому ослов заменяют шерпы. В жизни шерпа нет будущего -- год за годом, пока не состарится, он переносит по горным тропам корзины с грузами -- товары для отелей, бутылки с питьевой водой, вещи путешествующих. Нет конечного смысла в их работе -- только каждодневный, монотонный, тяжелый труд... Насчет русских в Непале. Их здесь практически нет. В одном из горных отелей в Хималайаа я посмотрел гостевую книгу, -- там записываются те, кто идет по маршруту к Аннапурне. Американцы, англичане, немцы, французы, швейцарцы, датчане, индийцы, корейцы, японцы -- всех не перечислишь. Но русских практически нет. Увидел только одну русскую фамилию. Какая-то семья Волковых из России проходила по маршруту к Аннапурне 7 месяцев назад. При подходе к ABC встретили бредущих навстречу трех индийцев. У одного из них началась высотная болезнь. Поэтому индийцы со своим больным товарищем повернули вниз, где больше воздуха. Мы с моим гидом помогли этому индийцу. Отдали воду, а я налил ему дозу настойки эллеутерококка и дал таблетку от высотной болезни. Горная болезнь -- это серьезная вещь, и с ней не шутят. Начинается горная болезнь с тошноты и чувства головокружения. Затем эти грозные признаки нарастают, выступает холодный пот, начинаются обмороки, и все может закончиться быстрой смертью. Самый надежный способ избавится от горной болезни -- спустить потерпевшего как можно быстрее вниз, к нормальному давлению и воздуху, насыщенному кислородом. Кроме того, в горах, на большой высоте нужно пить много воды -- это является хорошей профилактикой против высотной болезни. Я переношу высоту хорошо. Сказывается неплохая тренированность организма.

Лумбини.


Непал знаменит еще и тем, что является родиной Будды. Около двадцати шести веков назад в местечке под названием Лумбини, почти на самой границе нынешнего Непала и Индии, родился один из величайших учителей человечества -- Сиддхартха Гаутама, более известный нам как Будда. Поэтому после треккинга я решил съездить на юг Непала, на родину Будды -- и совершенно не пожалел об этом! Я посетил Лумбини -- место, где государства различных буддийских конфессий построили свои храмы. Я увидел прекрасные храмы Китая, Кореи, Японии, Таиланда, Бутана и многих других государств -- буддийские храмы, построенные на месте рождения Будды. Кроме того, в поездке на юг Непала я отклонился от обычных туристических маршрутов и поэтому узнал, что представляет собой настоящая, дикая Азия!

Настоящая, дикая Азия.


На границе Непала и Индии я был всего три дня, но сразу же, по совету гида, стал пить йодированную воду -- так я пытался нейтрализовать почти полное отсутствие гигиены в городке Байрахава, где я остановился. Вечерами же приходилось пить виски -- не для удовольствия, а чисто в медицинских целях. Только таким образом европеец может выжить там. Это был уже не Непал, а настоящая Индия -- большая влажность, дикость, вонь, нищета, скученность толпы, плохое состояние техники и жилищ. Лучший "отель" в городе, где я остановился, смахивал на студенческую общагу. Но постельное белье было хотя ветхим, но чистым, что очень немаловажно. Если бы Вы знали, в каких автобусах мне пришлось там поездить! Полуразвалившиеся автобусы с фанерными крышами, причем в крыше -- дыры. Автобусы, двигающиеся максимум со скоростью 25 километров в час, очень низкие, так что в них почти невозможно стоять человеку обычного роста. Это так называемый local bus - местный автобус. Я намеренно решил перемещаться не на такси, а на этих автобусах. Так интереснее. Обычный европеец может испытать шок, попав в такой автобус. Представьте себе: скученная толпа темных людей, маленькие сопливые дети, которых не мыли, наверное, с рождения (по крайней мере, так кажется), женщины с золотыми и серебряными украшениями в ушах и в носу, с красной пудрой в волосах и с зернышками розового риса, наклеенными на лоб, с кольцами и браслетами не только на руках, но и на ногах. Особенно меня умилили перстни и кольца на пальцах ног. Если учесть, что ноги у женщин пыльные и грязные, перстни и кольца на пальцах ног выглядели очень забавно. В автобусе кроме людей могут перевозиться козы и другой мелкий скот. Кроме того, еще живые куры связками грузятся на крышу автобуса -- там второй ярус для пассажиров с дешевыми билетами и для багажа. Сама езда осуществляется следующим образом. Водитель непрерывно сигналит, -- это является правилом на узких дорогах Востока. Помощник водителя исполняет роль штурмана. Он высовывается из открытой двери и следит, чтобы левая сторона автобуса ни за что не цеплялась. При этом он с силой стучит кулаком или ладонью по железному корпусу автобуса, сигнализируя водителю, что опасности нет. Этот стук -- тоже правило при движении местного автобуса. Если учесть, что в Непале и Индии левостороннее движение, то поездка на автобусе становится не совсем реальным делом для обычного европейца. Впрочем, европейцев я здесь и не видел. Я находился там один -- белый человек среди азиатов. Но я не жалею. Было интересно. В Сиули (в 5 км от Байрахавы) я без документов перешел через огромную арку из Непала в Индию, -- там граница открыта, и можно ходить туда-сюда без всяких таможенных и пограничных формальностей. Сначала я не понял, что нахожусь уже в Индии, а просто заметил, что вокруг на улицах стало как-то особенно грязно, -- кучи мусора загромождали улицы, а ветер разносил клочки бумаги и пыль...

Экзотика.


Там, где я был, полно экзотики. Начнем с того, что в Непале сейчас не 2000 год, как везде, а 2057! И Новый год непальцы празднуют не 1 января, как в большинстве стран мира, а 26 октября. Вместо одного алфавита в Непале в ходу двенадцать различных алфавитов для различных целей. Один алфавит -- для деловых писем, другой -- для личной и любовной переписки, третий -- для религиозных надписей, четвертый -- еще бог весть для каких целей и так далее. Один непалец мне как-то жаловался, как трудно изучать и запоминать эти многочисленные алфавиты в школе. Даже мимика у непальцев не как у других людей. Когда непальцы хотят сказать "Нет", они кивают, а когда говорят "Да" - отрицательно мотают головой из стороны в сторону... Но главная экзотика Востока не в этом. Утром 15 октября, перед отъездом из Байрахавы в Катманду, я проснулся еще затемно и обнаружил, что в туалете моего номера нет воды, как, впрочем, и во всем отеле. Затем вырубился и электрический свет. Потом, правда, и вода появилась, и свет включили, но произошедшее характеризует Восток, как нельзя лучше. Восток -- это постоянные отключения электричества, перебои с водой, опоздания рейсовых автобусов, контраст между богатыми и бедными, хижинами и дворцами.

Восточный базар и восточная кухня.


Без описания базара и кухни невозможно описание никакой восточной страны. Непал не является исключением из этого правила. Торговля на Востоке -- это настоящее искусство, и я прошел суровую школу восточной торговли сполна. Существует несколько основных правил, без которых нельзя добиться хорошего результата при торговле. Во-первых, торговаться -- это признак хорошего тона. Если ты не торгуешься, а просто сразу же платишь первую цену, значит, ты - нехороший человек, глупый и невежливый. Во-вторых, первая цена, которую говорит продавец в начале торга, не имеет ничего общего с тем товаром, который продается. Эта цена говорится просто так -- просто для завязки беседы, для начала разговора. Цена в процессе торговли может быть снижена в пять раз и даже более. Главное, надо твердо помнить ту цену, на которую сам рассчитываешь. После не очень длительной торговли (долго торговаться нельзя, -- это приведет к худшему результату) нужно сказать свою самую-самую-самую последнюю цену, а потом, после притворного отказа со стороны продавца, нужно сделать вид, что уходишь и уходишь окончательно. Но при этом необходимо быть очень убедительным, и тогда продавец окликнет тебя (когда ты отойдешь уже метров на десять-двадцать) и согласится на твою цену. Есть еще несколько правил торговли, но не буду сейчас на них останавливаться. О непальских и индийских кушаньях. Очень вкусно, очень разнообразно и очень остро -- вот три характерные черты такого удивительного явления, как непальская или индийская еда. Словами это не передать. Это нужно попробовать. Это много маленьких тарелочек с какими-то разноцветными овощами и фруктами -- тушеными, вареными, солеными, маринованными и прочими. Очень вкусен молодой маринованный бамбук. Основу большинства непальских блюд составляет бат -- это рис. Дал -- мясной или овощной соус, которым заправляют бат. Хлеба не бывает. Вместо хлеба дают чапати -- сухие, тонкие хрустящие лепешки своеобразного солоноватого вкуса. Едят непальцы без вилок и ложек, просто правой рукой. Хорошо, что перед этим и после этого моют руки! И хорошо, что иностранцам в виде исключения дают в ресторанах вилки и ложки...

Читван.


После незабываемой поездки в Лумбини я на несколько дней съездил в Королевский национальный парк Читван. После бескрайних полей Лумбини это было погружением в джунгли Непала с их крокодилами, носорогами и слонами. В небольшой деревушке рядом с турбазой, где я остановился, мне позволили поездить на слоне. На следующий день я и другие туристы совершили поездку на слонах в джунгли на места скоплений носорогов и крокодилов. Слон -- это единственное животное, которого остерегается носорог. Поэтому мы без опаски подходили к носорогам на близкое расстояние...

Гималаи.


Когда я вернулся в Катманду с юга Непала, настало время моего путешествия в Тибет. 19 октября около 4 часов дня группа туристов (и я в том числе) перешли пешком из Непала в Китайскую Народную Республику через так называемый Мост Дружбы -- пограничный пункт между Непалом и Тибетом. Этот мост расположен у пограничного китайского городка Далму, который живописно раскинулся на крутом склоне горы и очень походил на наш Кировск. После прохождения упрощенного пограничного и таможенного контроля мы на двух автобусах, которые предоставила китайская турфирма, въехали в горы. На этот раз была настоящая горная дорога и настоящие Гималаи. Эту дорогу я не забуду никогда. Ехали мы допоздна. Колоссальные горы, гигантские пропасти, узкая дорога, прилепившаяся к вертикальному отвесу горы. Колеса нашего автобуса проходили в нескольких десятках сантиметров от края пропасти, причем часто не было никаких столбиков безопасности. ...Когда-то, много лет назад, я сделал несколько прыжков с парашютом с самолета. Теперь же в Гималаях, в этом злосчастном автобусе, я пожалел, что у меня нет парашютного ранца за плечами... Быстро стемнело, и мы, поднявшись очень высоко, въехали в область облаков. Наш автобус шел в туманной темноте. Водитель постоянно переключал свет фар с дальнего на ближний и обратно, пытаясь рассмотреть дорогу впереди. Это ему не слишком удавалось. Но все-таки мы продвигались по узкой дороге, рядом с многокилометровой пропастью -- в туманном мраке, на огромной высоте. Иногда я смутно видел какие-то огромные тоннели, в которые мы въезжали. Довольно часто по сторонам дороги я видел какие-то драные приземистые палатки, в которых люди сидели, грелись у небольших костров и готовили какую-то еду. Все это выглядело очень жалко -- холод, полуголые люди, рваные палатки, кучи сучьев и бревен. Как я понял, то были дровосеки, заготавливающие дрова на обочинах дороги... Это страшное путешествие длилось много часов, и, наконец, поздно ночью мы выехали на Тибетское нагорье. Ну, наконец-то, здравствуй, Тибет!

Тибет.


О Тибете рассказывать очень трудно. Теперь, когда я уже поездил и посмотрел Тибет, я попытаюсь в нескольких предложениях дать ему сжатую характеристику, выделить самые существенные и характерные черты. Тибет -- это Луна, или, может быть, это -- Марс. Такой же разреженный воздух, такие же красновато-желтоватые холмы и округлые горы на плоской, как стол, равнине, такое же отсутствие растительности. Тибет -- это пустота, это камни, это руины буддийских монастырей и ступ на вершинах холмов и гор. Тибет -- это нищие тибетцы, выбравшие своей верой буддизм -- учение, поклоняющееся пустоте и сострадающее всем живым существам. Если Непал -- это очень экзотическая и своеобразная страна, то Тибет -- это просто другая планета. Здесь ярко-синее небо днем и ярко-звездное небо ночью. Здесь луна светит на небе даже в полдень, -- так разрежен воздух над плоскогорьем. Здесь жители -- тибетцы -- не имеют ни древесины, ни цемента и строят свои дома, заборы, загородки, просто накладывая друг на друга плоские камни, даже не скрепляя их цементным раствором. Здесь даже святилища строят в виде пирамидок из камней. Здесь темно-синяя вода в красивейшем озере Ямдрок-Со в оправе из рыжих гор... Я думал, что Тибет -- это снежные пики, нагромождения остроконечных гор и скал. Я спутал Тибет с Гималаями. А Тибет -- это огромная высотная равнина, на которой стоят, большей частью, не остроконечные, а округлые, невысокие горы типа Хибин. Тибет -- это пыль дорог, это много воды в виде рек и озер. Тибет сейчас -- это не только тибетцы, но и китайцы, строящие здесь современные дороги, школы, отели, магазины, коммуникации. В то же время, Тибет -- это древние буддийские монастыри и святилища...

Впечатления от Тибета.


Наше путешествие по бесконечной равнине Тибета заняло около пяти дней. Мы совершали переезды от города к городу, пройдя в общей сложности около тысячи километров от непало-китайской границы до столицы Тибета -- Лхасы. Эти бескрайние пустынные просторы, высотные перевалы, пыль дорог, тибетские города и монастыри я не забуду никогда. Тибетские города Лхатзе, Нагатзе, Шигатзе, Гьянтзе, Лхаса... Тибетские монастыри Ташилунпо, Пон-Чо, Джоханг, Дрепанг... Буддийская Ступа Кумбум... Королевский дворец Потала... Все эти названия мало что говорят непосвященному человеку. Я не хочу углубляться в описание всего, что я видел в Тибете, -- для этого необходимо было бы написать целую книгу. Хотел бы поделиться лишь одним воспоминанием... Большое впечатление произвела буддийская служба монахов храма Ташилунпо. Это было в городке Шигатзе, когда нас повели на экскурсию в этот монастырь. После обычной традиционной экскурсии по помещениям монастыря, нашу группу туристов ввели в просторный зал для буддийских служб и медитаций. Зал в центре высокий, а по сторонам низкий с темными колоннами, изъеденными временем. Чувствуется, что здесь все старое и древнее -- монастырь основан в 1447 году... Весь зал был заполнен молодыми -- не старше 25 лет -- монахами, которые уселись, скрестив ноги в позах лотоса, на широких скамьях, накрытых толстой красной тканью. Один из старших монахов сел на возвышении и начал пение очень низким голосом. Все монахи подхватили пение на более высоких нотах. Пели очень громко. Иногда их пение походило на плач по умершему, иногда темп сильно ускорялся. Периодически старший монах вступал коротко своим низким голосом с новой темой. Все подхватывали эту тему. Многие в такт с пением качались вправо и влево. Пение текстов и мантр длилось около часа. В процессе службы несколько монахов с большими (литров на тридцать) чайниками -- фигурными, из белого металла, с орнаментами -- разливали в чашки монахов то ли чай, то ли суп. Так было дважды. Толстый и важный монах ходил между скамеек с большой курительной свечой и, размахивая, дымил ей в лица монахов, когда они нагибались, чтобы вдохнуть ноздрями этот душистый дым. Хоровое пение ста или более монахов, постоянная смена ритмов, мелодий, раскачивающиеся тела, неяркий свет, аромат благовоний -- все это влияет на чувства человека странным образом, особенно, если длится час или два. Все повседневное и преходящее становится каким-то мелким и не важным, а на передний план выступает нечто важное, нечто вечное... ...Когда я уходил, один из молодых монахов посмотрел на меня (он и раньше периодически смотрел мне в глаза во время службы). Уходя, я махнул ему рукой в смысле прощания. Он также махнул мне в ответ, не прекращая своего пения. Так мы и попрощались -- две скоротечные пылинки в потоке бесконечного времени...

Погребения в Тибете.


В Тибете очень мало древесины, поэтому только богатые тибетцы имеют возможность подвергнуть себя кремации после смерти. В остальных, более бедных семьях поступают следующим образом. Тело обнажают и выкладывают на вершину холма или горы. Затем руки, ноги, ребра и череп умершего разбивают камнями, чтобы раздробить кости. Когда родственники расходятся, к телу на пиршество слетаются птицы и сходятся звери... Когда кости раздроблены, животным и птицам легче растащить и съесть останки умершего. И кто знает, что лучше: кормить могильных червей и личинок, как это делается у нас на кладбищах, или же дать пищу птицам небесным и зверям земным, чтобы хотя бы они насытились...

Наша библиотека является официальным зеркалом библиотеки Максима Мошкова lib.ru

Реклама