Регистрация Вход
Библиотека /
Поиск по библиотекеМоя библиотекаИскать книгу(обмен)

Игорь Тальков

Игорь Тальков


- А теперь мы с тобой притихли


Мы зубами вгрызались в цепи, Мы ногтями впивались в лед, Прорывали стальные сети И взлетали, нас били влет. Припев: А теперь мы с тобой притихли, Истощили нервный запас, К неудачам давно привыкли, А удачи пугают нас. Троп проторенных не искали, Не ходили на компромисс, Мало ели и плохо спали, За фортуною не гнались. П р и п е в. Ну что ж нам делать с метаморфозой, Приключившейся с нами вдруг: Превратилась в скупую прозу Наша бурная жизнь, мой друг. Пр и п е в: И ответил мне друг: - Да брось ты, успокойся, не унывай! Мы с тобою на перекрестке Просто сели не в свой трамвай.- И ответил мне друг: - Да брось ты, успокойся, не унывай! Ну ты же помнишь тот перекресток, Где мы сели не в свой трамвай: Давай! - Метаморфоза...

Бывший подъесаул


Am C Бывший подъесаул уходил воевать. Dm C На проклятье отца и молчание брата A7 Dm Am Он ответил "Так надо, но вам не понять" E7 Am Тихо обнял жену и добавил "Так надо" Он вскочил на коня, проскакал полверсы И как вкопанный встал у речного затона И Река приняла ордена и кресты И накрыла волна золотые погоны И Река приняла ордена и кресты И накрыла волна золотые погоны Сильный ветер подул, вздыбил водную гладь Зашумела листва, встрепенулась природа И услышал казак "Ты идешь воевать За народную власть со своим же народом" И услышал казак "Ой, ты идешь воевать За народную власть со своим же народом" Он вскочил на коня и молитву прочел И коню до костей шпоры врезал с досады Конь шарахнулся так, как от ладана черт От затона, где в ил оседали награды Любо, братцы, любо, любо братцы жить С нашим атаманом не приходится тужить Любо, братцы, любо, любо братцы жить С нашим атаманом не приходится тужить И носило его по родной стороне, Где леса и поля превратились в плацдармы Бывший подъесаул преуспел в той воне И закончил ее на посту командарма Но Природа мудра. И Всевышнего глаз Видит каждый наш шаг по тернистой дороге. Наступает момент, когда каждый из нас У посленей черты вспоминает о Боге. Вспомнил и Командарм о проклятьи отца И что Божий наказ у реки не послушал Когда щелкнул затвор и девять граммов свинца Отпустили на Суд его грешную душу. А затон все хранит в глубине ордена И вросли в берега золотые погоны На года, на века, на все времена Непорушенной памятью Тихого Дона На года, на века, на все времена Непорушенной памятью Тихого Дона Любо, братцы, любо, любо братцы жить С нашим атаманом не приходится тужить Любо, братцы, любо, любо братцы жить С нашим атаманом не приходится тужить

- В океане непонимания


Не смотри на меня в ожидании И не думай, что я умней - В океане непонимания Я давно плыву на бревне. И советы мои вчерашние, Если можешь забыть - забудь. Разлетелись песочные башни, Только ветер успел подуть. Понимаешь, ну не знаешь, Где найдешь, где потеряешь, И не лезь ты в дебри, Душу не трави. Нет, не знаешь, ох не знаешь, Где найдешь, где потеряешь. Слушай лучше сердце, Сердцем и живи. Не смотри на меня с изумлением, Я давно уже стал другим, И вчерашние размышления Взяли и обратились в дым. Этот дым, невесомым облачком Проплывая в небе большом, То смеется лучами солнечными, То грустит проливным дождем. Да не смотри ты на меня с сожалением! Видишь, я улыбаться стал. Ну а вспомни мое настроение В тот момент, когда я <все знал>. И не так уж, поверь, досадно В океане и на бревне. Лучше сядь-ка со мною рядом - Будет нам веселей вдвойне. 1985 г.

- Времени нет


Времени нужно много, Чтоб до конца пройти Дарованную дорогу И не сбиться с пути. Годы толкают в спину, Годы толкают в грудь, А между ними клином Втиснут этот путь. Времени нет на рассуждения, Времени нет на решение проблем, Времени нет и на общение, Времени нет и на то, чтобы понять зачем. Годы толкают в спину И не дают успеть Тем дописать картину, Этим просто допеть. Кто-то несется пулей, Кто-то лежит, устав, А кто этот кросс придумал, Был, наверно, не прав. 1985 г.

- Господа демократы


Вот так! Вот так! Живут Америка с Европой. Вот так! Вот так! Ну а у нас все через... Господа демократы минувшего века, И чего вы бесились, престолу грозя, Ведь природа - не дура, и Бог - не калека, Ну а вы его в шею - ну так же нельзя! Может, вам и хотелось наладить все сразу, Только спешка нужна при охоте на блох, А природа не может творить по приказу И, совсем уж понятно, не может и Бог. Вот так! Вот так! Живут Америка с Европой. Вот так! Вот так! Ну а у нас все через... Господа демократы, вы знали примеры, Когда ваши коллеги учинили террор: Истребили цвет нации мечом Робеспьера, И Париж по сей день отмывает позор. Правдолюбец Радищев после той мясорубки <Путешествие из Петербурга в Москву> Чуть с досады не слопал, повредился рассудком И, ругая масонов, погрузился в тоску. Вот так! Вот так! Живут Америка с Европой. Вот так! Вот так! Ну а у нас все через... Господа демократы, поспешите воскреснуть, Выходите на суд одураченных масс: Пусть ответят за все Чернышевский и Герцен, И мечтатель Белинский, и мудрец Карла Маркс; Пусть ответят и те, что пришли вслед за вами Вышибать из народа и радость, и грусть, И свободных славян обратили рабами, И в тюрьму превратили Велцкую Русь! Вот так! Вот так! Живут Америка с Европой. Вот так! Вот так! Ну а у нас все через... Тернии к звездам! Ура!

- Глобус


Покажите мне такую страну, Где славят тирана, Где победу в войне над собой Отмечает народ. Покажите мне такую страну, Где каждый - обманут, Где назад означает вперед, И наоборот. Не вращайте глобус, Вы не найдете, На планете Земля стран таких не отыскать, Кроме той роковой, В которой вы все не живете, Не живете, потому что нельзя это жизнью назвать. Покажите мне такую страну, Где заколочены Храмы, Где священник скрывает под рясой КГБ-шный погон. Покажите мне такую страну, Где блаженствуют хамы, Где правители грабят казну, Попирая закон. Не вращайте глобус, Вы не найдете, На планете Земля стран таких не отыскать, Кроме той роковой, В которой вы все не живете, Не живете, потому что нельзя это жизнью назвать. Покажите мне такую страну, Где детей заражают, Где солдат заставляют стрелять В женщин и стариков. Покажите мне такую страну, Где святых унижают, Где герои - ветераны войны Живут хуже рабов. Не вращайте глобус, Вы не найдете, На планете Земля стран таких не отыскать, Кроме той роковой, В которой вы все не живете, Не живете, потому что нельзя это жизнью назвать. Нельзя. Июль 1991 г.

- Дядин колпак


Мы родились в комендантский час Под <колпаком>, будто смеха ради, А тот колпак искусно сшил для нас Один веселый дядя. Мы в колпаках и под <колпаком> Ходили строем и слагали песни О том, как мы хорошо живем Под <колпаком> все вместе. Треснул дядин колпак. Треснул, только ветер подул. И стало ясно: Дядя был не дурак, Дядя всех нас надул. Раздался клич: залатать колпак, Предпринимая необходимые меры, Но стало ясно: нет таких затрат, Чтоб залатать химеру. А слуги дяди себе верны: И колпаки охраняют стойко, И затевают на последние штаны Большую пере-пере-кройку. Когда безумствует океан, Ломая мачты судам, как спички, Не прав будет тот капитан, Который скажет: с<Ребята, все отлично>. Ну а когда ребятам все равно, Они легко поверят капитану И вместе с судном уйдут на дно, И станут жертвами обмана. Треснул дядин колпак. Треснул, только ветер подул, И стало ясно: Дядя был не дурак, Дядя всех нас надул.

- Звезда


И небо свой цвет, прежний цвет обретало, Очнувшись от долгого сна. Светила тогда ты всем заблудшим, Теплом согревая остывшие души, Звезда. Звезда. Звездочки те, что не проснулись, Даже во сне к тебе тянулись, Звезда. Звезда. Но вот пролетели быстрые годы, Успевшие все изменить. И ты так внезапно ушла с небосвода, Как будто устала светить. Чем дальше, тем менъше твой свет проникает В сердца полюбивших тебя: Они понимают - не понимая И любят тебя - не любя. Ты светишь себе, себе - и только, Холодный твой свет не греет нисколько, Звезда. Звезда. А свет новых звезд куда вернее, Все ярче они, а ты бледнее, Звезда. Звезда.

- Кремлевская стена


Чем отважнее пресса вгрызается В бестальковые годы застоя, Тем сильнее жалею я, братцы мои, Что не смог стать кремлевской стеною: Я пулял бы, пулял бы каменьями Прямо в лысины, у, твою мать, Тем, кто вел страну к разорению И народ заставлял голодать. Не пришлось бы кастрировать хронику, Если б я был кремлевской стеною, Ведь другой бы была экономика И культура была бы иною. Я ронял бы, ронял бы кирпичики, Помогая тем самым отстаивать Справедливость, и, может быть, нынче Ничего б не пришлось перестраивать! Вот и все - развенчан культ Вождя-тирана, И соратников его Выявлена суть. По реке кровавых слез К берегам обмана Невезучая страна Держала путь.

Летний дождь


Am C E C Память уже не жалит, мысли не бьют по рукам Dm E Am Я тебя провожаю к чужим берегам C E G C Ты перелетная птица \/ счастье ищешь в пути Dm E Am Приходишь чтобы простится и снова уйти Припев: Dm G Летний дождь, летний дождь начался сегодня рано C F Летний дождь, летний дождь моей души омоет раны Dm E Am Мы погрустим с ним вдвоем у слепого окна Летний дождь, летний дождь шепчет мне легко и просто Что придешь ты придешь ты придешь но будет поздно Несвоевременость - вечная драма где есть он и она Ты перестанешь мне снится скоро совсем а потом овой мечтой загорится остывший мой дом Что от любви любви не ищут ты с годами поймешь у а сейчас ты не слышишь и тебя не вернешь

- Метаморфоза


Обрядился в демократа Брежневский <пират>, Комсомольская бригада Назвалась программой <Взгляд>, Минздрав метнулся к Джуне, Атеисты хвалят Глоб, И бомбит жлобов с трибуны Самый главный в мире жлоб. Метаморфоза... Метаморфоза... Перестроились комсорги, В шоу-бизнес подались, И один из них свой орган Называет фирмой ЛИС'С. Стал капиталистом Коммунист из Госкино: Вместо фильмов о чекистах Рекламирует с<порно>. Метаморфоза... Метаморфоза... Может, это и нормально, Может, так и быть должно: Все, что было аморально, Стало не аморально. Перестроиться не сложно, Только вот ведь в чем беда: Перестроить можно рожу, Ну а душу - никогда. Метаморфоза... Метаморфоза...

- Милая


Милая, сегодня праздник. День открытых дверей в забытом доме. Милая, невероятно то, что нам так повезло: Я ощущаю тепло твоей ладони. День, день и ночь, ночь и день ожидал, Я всегда ожидал эту встречу, Тихо скользили года, угасая вдали без следа, А я ждал этот вечер. Пусть между нами - стена: У тебя я - один, у меня ты - одна, даже пусть за стеною, И не наша вина в том, что жизнь так сложна И что я - не с тобою и ты - не со мною. Милая, но мы не будем Дом возводить из песка и улетать в облака с тобой не будем. Милая, но сегодня - праздник. Завтра закружат тебя, нежность твою губя, скупые будни. День, день и ночь, ночь и день ожидал, Я всегда ожидал эту встречу. Тихо скользили года, угасая вдали без следа, А я ждал этот вечер. Пусть между нами - стена: У тебя я - один, у меня ты - одна, даже пусть за стеною, И не наша вина в том, что жизнь так сложна И что я - не с тобою и ты - не со мною.

- Моя любовь


Все как будто шло свлим путем, Медленно и верно: Усиех в делах, семья и дом Лечили раненые нервы, Не будили звездные дожди Мoего воображенья, И превратились виражи В плавное скольженье. Скажи, откуда ты взялась, Моя нечаянная радость, Несвоевременная страсть, Горькая, а сладoсть? Нарушив мой земной покой, Ты от какой отбилась стаи, И чго мне делать с тобой такой, Я не знаю. Вздрогнул, как от выстрела, мой дом, Стены:закачало, Когда в окно твоим крылом Счастье постучало. Понимал ли дом, что он теперь Для меня стал тесен, ()ставив незакрытой дверь И окон не завесив. Скажи, откуда ты взялась И опоздать не испугалась, Моя неведомая страсть, Моя нечаянная радость, Нарушив мой земной покой, Ты от какой огбилась стаи, й что мне делать с тобой такой, Я не знаю. Мой уюгный замок из песка Стал как будто ниже, И заменили облака Рухнувшую крышу. Ты смогрела, как под крышей той Разгорались страсти" Сказав, чго на беде чужой Ыы не посгроим счастья. Да я бы мог, квнечно, оптустить Тебя, но это не поможет Чужому горю, ведь простить Меня мой дом уже не сможет, Расстаться можно и любя, Боль рассосется понемногу, Но только, обманув себя, Мы обмануть не сможем Бога. Скажи, откуда ты взялась'?!! Нарушив мой земной покой, Ты от какой огбилась стаи И что мне делать с тобой такой'? Не знаю!

- Памяти Виктора Цоя


Поэты не рождаются случайно, Они летят на землю с высоты, Их жизнь окружена глубокой тайной, Хотя они открыты и просты. Глаза таких божественных посланцев Всегда печальны и верны мечте, И в хаосе проблем их души вечно светят тем мирам, Что заблудились в темноте. Они уходят, выполнив заданье, Их отзывают высшие миры, Неведомые нашему сознанью, По правилам космической игры. Они уходят, не допев куплета, Когда в их честь оркестр играет туш: Актеры, музыканты и поэты - Целители уставших наших душ. В лесах их песни птицы допевают, В полях для них цветы венки совьют, Они уходят вдаль, но никогда не умирают И в песнях и в стихах своих живут. А может быть, сегодня или завтра Уйду и я таинственным гонцом Туда, куда ушел, ушел от нас внезапно Поэт и композитор Виктор Цой.

- Примерный мальчик


Я в детстве был примерный мальчик, По всем предметам успевал, Решал безумные задачи И все как надо понимал. Читал я правильные книги, Как образцовый пионер, Учителя меня любили И приводили всем в пример. Ну как же всем им плохо стало, А завуч просто занемог, Когда я в руки взял гитару И начал шпарить в стиле рок. Читать неправильные книги Я стал тайком по вечерам, На дискотеках лихо прыгать И посещать на Пасху храм. "Ну что случилось, что такое, Вселился в парня сатана".- <Да>,- Кричали хором педагоги, А завуч плакал у окна. "Ведь был такой хороший мальчик, На скрипке полечку играл, Решал безумные задачи И все как надо понимал>. Но они не понимали То, что понять я сразу смог, На разрисованной гитаре Играя запрещенный рок, Читая книги не такие Тайком от всех по вечерам, На дискотеках лихо прыгая И посещая Божий храм. Когда над миром солнце всходит И пробуждается рассвет, Я наблюдаю за природой И только в ней ищу ответ. Иду себе своей дорогой И, как за флаг, держусь за мысль, Что нет мудрее педагога, Чем наша собственная жизнь. Когда зажигаются звезды в небе ночном, Память непрошеным гостем входит в мой дом, Тихо войдет, свечи зажжет, Музыку включит и беседу начнет. В эту минуту твои оживают глаза, В них, как и прежде, невольно таится слеза, Смотрят с надеждой, смотрят любя, Вот и опять я с тобою и без тебя... Припев: Я приглашу на танец Память, И мы закружимся вдвоем, И вместе с нами, вместе с нами Помолодеет старый дом. Ну а когда погаснут свечи И за окном рассвет вздохнет, Произнесет: <До скорой встречи!> - Мне тихо Память и уйдет. Когда зажигаются звезды в небе ночном, Память непрошеным гостем входит в мой дом, Кружатся даты, свечи горят, В рамке багетной опять оживает твой взгляд. Так продолжается каждую, каждую ночь, Ты далеко от меня и не можешь помочь, Ты так стремишься найти свое счастье с другим, Ты далека от меня и несчастлива с ним. П р и п е в. Я приглашу на танец Память...

- Разве не так?


Ты искал своей надежды остров, Но найти его не так-то просто. Часто пламя всех надежд на свете Задувает беспощадный ветер. Разве не так? Ты искал своей любви приюта - Не нашел и подарил кому-то И, устав, махнул на все рукою... Только счастье не найти в покое. Разве не так? Ты запомни, что в преодоленье Есть всегда надежда на спасенье. И когда устанет ветер злиться, Пламя с новой силой разгорится. Разве не так?

- Родина моя


Я пробираюсь по осколкам детских грез В стране родной, Где все как будто происходит не всерьез Со мной, со мной. Ну, надо ж было так устать, Дотянув до возраста Христа, Господи... А вокруг, как на парад, Вся страна шагает в ад Широкой поступью. Родина моя Скорбна и нема... Родина моя, Ты сошла с ума. В анабиозе доживает век Москва - дошла. Над куполами Люциферова звезда взошла, Наблюдая свысока, как идешь ты с молотка за пятак, Как над гордостью твоей смеется бывший твой халдей с Запада. Родина моя Скорбна и нема... Родина моя, Ты сошла с ума. Родина моя - Нищая сума. Родина моя, Ты сошла с ума. Восьмой десяток лет омывают не дожди твой крест, То слезы льют твои великие сыны с небес, с небес... Они взирают с облаков, как ты под игом дураков клонишься, То запиваешь и грустишь, то голодаешь и молчишь, то молишься... Родина моя Скорбна и нема... Родина моя, Ты сошла с ума. Родина моя - Нищая сума. Родина моя, ты сошла с ума.

- Россия


Листая старую тетрщь Расстрелянного генерала, Я тщетно силился понять, Как ты смогла себя отдать На растерзание вандалам. Из мрачной глубины веков Ты поднималась исполином, Твой Петербург мирил врагов Высокой доблестью полков В век <золотой> Екатерины. Россия! Россия! Священной музыкой времен Над златоглавою Москвою Струился колокольный звон, Но даже самый тихий, он Кому-то не давал покоя. А золотые купола Кому-то черный глаз слепили: Ты раздражала силы зла И, видно, так их доняла, Что ослепить тебя решили. Россия! Разверзлись с треском небеса, И с визгом ринулись оттуда, Срубая головы церквам И славя нового царя, Новоявленные иуды. Тебя связали кумачом И опустили на колени, Сверкнул топор над палачом, А приговор тебе прочел Кровавый царь, великий... гений. Листая старую тетрадь Расстрелянного генерала, Я тщетно силился понять, Как ты смогла себя отдать На растерзание вандалам. О, генералъская тетрадь, Забитой правды возрожденье, Как тяжело тебя читать Обманутому поколенью. Россия!

- Самый лучший день


День воспоминаний лентой голубой Опоясал теплый вечер. Все, что было с нами, можешь взять с собой И хранить до первой встречи. Ну а я скажу тебе: самый лучший день, Самый лучший день у нас сегодня был, И очень хорошо, что он уже прошел И от последних слов меня освободил. Ты не огорчайся, что твои слова Я всерьез не принимаю. Память очень часто бывает не права, То, что бьио, украшая. Так что я скажу тебе: самый лучший день, Самый лучший день у нас сегодня был, И очень хорошо, что он уже прошел И От Послсдних СЛОВ мсня ОСВО6одил. Ну а капля счастья в океане слез Растворилась безвозвратно, И не в нашей власти сладость первых грез Оживить воспоминаньем. Так что я скажу тебе: самый лучший день, Самый лучший день у нас сегодня был, И очень хорошо, что он уже прошел И от последних слов меня освободил. Самый лучший день у нас сегодня был... Самый лучший. Спасибо, милая судьба, Спасибо за старанье. Но слишком долгим было ожиданье... Спасибо, спасибо, спасибо 3а вниманье, Но слишком долгим было ожиданье... Спасибо, спасибо, спасибо За старанье, Но слишком долгим было ожиданье. Спасибо!

- "Совки"


<Совки>, не отдадим мы вам страну1 с<Совки>, мы объявляем вам войну! У них - свои мессии, боги и кумиры В лице Андреевых Нин. У них - свое понятье равенства и мира В виде нелепых доктрин. <Чем хуже, тем лучше> - закон дураков, Вот цель этих штампованных <совков>. <Совки>, не отдадим мы вам страну. <Совки>, мы объявляем вам войну. Они в создании своем не виноваты, Их выпестовала власть, Которой выгодно плодить дегенератов, Чтоб ненароком не пасть. И куда ж мы приплыли за двадцать веков, Если вся Россия стонет от <совков>. <Совки>, не отдадим мы вам страну. с<Совки>, мы объявляем вам войну.

- Спасательный круг


Штормит океан, накалившись от безумных страстей, Гонит ветер тучи смутных вестей По растерянному небу. Со дна поднялась Растревоженная черная муть, Океана потаенная суть И вылезла на гребень. Припев: Спасательный круг, На тебя одна надежда, мой друг. Ты держи меня, не дай утонуть - Океан грозит бедою... Спасательный круг, Ты молитвами моими упруг И, сжимая осторожно мне грудь, Поднимаешь над волною. Спасательный круг, Я вдохнул в тебя труды многих лет, Пусть я трижды неудачный поэт, Но всегда старался мыслить. Бурлит океан, Разрушая все живое вокруг, Да хранит меня спасательный круг Простых и вечных истин. П р и п е в. ' Спасательный круг!!!

- Стоп! Думаю себе...


Стоп! Стоп, думаю себе, Что-то тут не так, Культ развенчан, А тиран спит в земле святой, И в святой земле лежат Палачи и гады Рядом с теми, кто раздавлен Был под их пятой. Что-то тут не так! А затем схватил штурвал Кукурузный гений И давай махать с трибуны Грязным башмаком, Помахал и передал Вскоре эстафету Пятикратному герою - Кумиру дураков. Тот герой, бесспорно, был Страстным металлистом: Облепился орденами С головы до пят, Грабил бедную страну С бандою министров И высокие награды Вешал всем подряд. Стоп! Стоп! Думаю себе, Что-то тут не так, Все кричим: застой, застой, А цветочки-то лежат Под табличкой на стене В доме на Кутузовском, И на бюсте у героя Все иять звезд висят. Что-то тут не так! Вот сверкнул надежды луч: Дождалась Россия, Уж отчаялась и ждать, Что греха таить: Мы теперь должны зажить Честно и красиво, Мы должны зажить счастливо, Правильно зажить. Но... Стоп! Думаю себе, Тут опять загвоздка, Кто вчера стоял у трона, Тот и ныне там: Перестроились, ублюдки, Во мгновенье ока, И пока они у трона, Грош цена всем нам. Перестроились, паскуды, Во мгновенье ока, И пока они у трона - Грош цена всем нам!

- Сцена


Сцена! Я продирался к тебе Сквозь дремучие джунгли закона, Что на службе у тех, Кто не верит ни в черта, ни в Бога. Завязались в узлы мои связки, Стиснут лоб медицинской повязкой, И в душе затаилась на долгие годы тоска. Сцена! А дорогу к тебе Преграждала нечистая сила, И того, кто ей душу запродал, превозносила. Раздавая чины и награды Этим самым продавшимся гадам, Настоящих и неподкупных сводила в могилу. Сцена! Я дошел до тебя И стою, и пою наконец-то!!! И убежден, что занял по праву - свободное место. Ну а происки слуг преисподни Не страшны нам с тобою сегодня - Наше время пришло, Да поможет нам сила Господня! Они не думают, не чувствуют, не слышат, Они не видят ни зги. Они не любят, не страдают, не ишут, Не напрягают мозги. У них руки - лопаты, глаза - пятаки, А вместо лиц - квадратные совки.

- Три дома


Я в одиночестве бездонном В каком-то доме у окна Стою и слышу, как крадется тишина. Тяжелой ношею на плечи Ложится хмурый летний вечер, С немым участием в то окно глядит луна. И вот опять воображенье Рисует без предупрежденья Три разных дома на стекле - Там ждут меня... Я в те дома вхожу без стука, Там мне протягивают руку И предлагают обогреться у огня. Первый дом - родной мой дом - Окутан светом и теплом, В нем живет мое детство. Дом второй, тоже мой. Такой же близкий и родной, В нем живет мое сердце. Третий дом - дом родной, Родной до боли, но не мой, В этот дом вхожу я не дыша... В нем живет моя душа. В каком-то странном исступленьи, Меняя краски без труда, Воображение творит как никогда: Я вижу маму в доме первом, Она надеется, наверно, Что я вернусь к ней и останусь навсегда. Но вот сместилось расстоянье, И воплощенным ожиданьем В притихшей комнате ребенок сладко спит. И, наконец, я в третьем доме: Словно сошедшая с иконы В нем тихо женщина прекрасная грустит. Первый дом - родной мой дом - Окутан светом и теплом, В нем живет мое детство. Дом второй, тоже мой, Такой же близкий и родной. В нем живет мое сердце. Третий дом - дом родной, Родной до боли, но не мой, В этот дом вхожу я не дыша... В нем живет моя душа. Я в одиночестве бездонном Стою один на всей земле, Слежу, как тают все три дома На остывающем стекле... 1985 г.

- Ты опоздала


Не смотри на меня с грустью, Все пройдет, пустяки. Просто нас занесло в устье Фатальной реки. Опьяненные нашей встречей, Мы забыли с тобой, Что день караулит вечер, А отливы - прибой. Все, все происходит В мире не так, По чьей-то неведомой нам воле. А так, как дожно быть,- Только в мечтах, В наших мечтах, но не более. Не смотри на меня с печалью: Час прощанья пробит. Мы же знали про все вначале, Только делали вид. Что не чувствуем чужой боли И что Бог нас простит За классический треугольник И за слезы обид. Но ты опоздала, а не она, Та, что пришла до тебя. А жизнь нам осталась что-то должна, Коль мы расстаемся любя. Все, все происходит В мире не так, По чьей-то, неведомой нам воле. А так, как должно быть,- Только в мечтах, В наших мечтах, но не более. Да, ты опоздала, а не она, Та, что пришла до тебя. А жизнь нам осталась что-то должна, Коль мы расстаемся любя. Ты восходила в небе унылом, Грустившим осенним дождем, И ночь удивилась, когда озарилась Твоим необычным огнем, И все ожило, и все заиграло, Как будто настала весна,

- У твоего окна!


Я жал на все педали, В висках стучала кровь, Я так боялся опоздать в страну С названием <<Любовь>. Я все боялся опоздать в страну С названием <Любовь>. Мне цель казалась ясной, Я так был юн и смел И столько слов напрасных Наговорить успел. Ах, если б знать в ту пору, Что где-то ты - одна... Мне нравится смотреть на город Из твоего окна. Мне нравится смотреть на город Из твоего окна. Исписанных тетрадей В столе не перечесть, В них - пылкими стихами Я выплакался весь. Под солнцем в абажуре Отцвел бумажный куст, И отшумели бури В стакане мнимых чувств. Ах, если б знать в ту пору, Что где-то ты - одна... Мне нравится смотреть на город Из твоего окна. Вот потому, родная, Немногословен я, Когда плывут под нами И небо и земля. Когда стихают споры, И замирает дом, И расцветает город За твоим окном. Когда стихают споры, И засыпает дом, И расцветает город За твоим окном... Я мечтаю вернуться с войны, На которой родился и рос, На руинах нищей страны Под дождями из слез. Но не предан земле тиран, Объявивший войну стране, И не видно конца и края Этой войне. Я пророчить не берусь, Но точно знаю, что вернусь, Пусть даже через сто веков В страну не дураков, а гениев. И, поверженный в бою, Я воскресну и спою На первом дне рождения страны, Вернувшейся с войны. А когда затихают бои, На привале, а не в строю, Я о мире и о любви Сочиняю и пою. Облегченно вздыхают враги, А друзья говорят: с<Устал>... Ошибаются те и другие: Это - привал. Я завтра снова в бой сорвусь, Но точно знаю, что вернусь, Пусть даже через сто веков В страну не дураков, а гениев. И, поверженный в бою, Я воскресну и спою На первом дне рождения страны, Вернувшейся с войны. С войны - вернусь. Вернусь.

- Уснувший мир


Голубой струится луч Между небом и землей - Это бархатная ночь Охраняет свой покой. Там за кромкою луча Притаилась пустота. Там за кромкою луча Притаилась суета., Уснувший мир Надежно скрыт От всех забот, От всех обид, Уснувший мир Спокойно спит. Уснувший мир. Уснувший мир. Из синих звезд Сложив постель. Качает ночь, Как колыбель, Уснувший мир. Не спеши, Шумный ветер, Луч рассеять голубой, Что дрожит до рассвета Между небом и землей. Этот луч Охраняет Спящий мир от суеты. Этот луч Отделяет Звездный мир от пустоты.

- Фатальная колесница


Глядя, как ты провожаешь разочарованье, День уходящий и хмуро встречаешь зарю, Думаю, что не улучшу твое состоянье, Если нарушу молчанье и заговорю. Пр и п е в: Катится, катится жизнь колесницей фатальной, Мы - пассажиры на данном отрезке пути, Кучер-судьба колесницею той управляет, Кто не согласен с маршрутом, тот может сойти. Видя, как ты постоянно уходишь в забвенье, Ищешь спасенье в вине, я тебя не сужу, Но думаю, что не улучшу твое настроенье, Если свое впечатленье о жизни скажу. П р и п е в. Годы проходят, погружая тебя в ожиданье, И в созерцанье пейзажей за хрупким окном, Этой катящейся вдаль колесницей фатальной, А за чертой горизонта с нее мы сойдем. П р и п е в.

- Ценою самоотреченья...


*** Ценою самоотреченья И сердца - стертого до дна,- Души святое очищенье Дается нам. Ценою мук непреходящих, Глухой тоски ночей без сна - Любви мгновенья настоящей Даются нам. За череду сплошных ненастий И за печаль, что так длинна - Крупица истинного счастья - Награда нам. Того, кто сил нашел держаться И возрождаться вновь и вновь, Найдет и истинное счастье, И настоящая любовь. Ничто так просто не дается Нам в этой жизни - закон таков. За счастье надобно бороться, И за мечту, и за любовь. Столько б горя страна не увидела Ни в войну, ни перед войною Из-за крупных и мелких вредителей, Если б я был кремлевской стеною: Я ронял бы, ронял бы кирпичики На вредителей плоские лбы, И глядишь, не возник бы культ личности, И войны, может, не было бы.

- Чудак


Посреди долины где-то, Озаренной солнцем ранним, Он искал зачем-то света - Обреченный на скитанья. А в широком чистом поле Так и не обрел покоя И искал его у моря В тихом шелесте прибоя. Он метался, разрывался, Убегал то в лес, то в горы, Но, увы, как ни старался, Все не мог найти простора. И поэтому, наверное, Чудаком прослыл он скоро: <Кто ж под солнцем света ищет И простора на просторе7> А в кругу друзей с<примерных> Он найти пытался друга. И, отчаявшись, наверно, Предпочел уйти из круга. Он испил любовь из чаши, Упоенный сладкой новью, Но лежат в пыли осколки С недопитою любовью. Он был чудаком, наверно, Или просто притворялся, Раз в кругу друзей <примерных> Одиноким оставался, Он бьи чудаком, конечно, Что бы там ни говорили... Ну кто же ищет бесконечно то, Что имеет в изобилии? Одинокими ночами, Когда дождь стучит по крыше, Чувствую его дыханье, И шаги за дверью слышу. И пустыми вечерами Пораженный, как недугом, Я все болъше понимаю, Что он смог бы стать мне другом. Господа демократы минувшего века, Нам бы очень хотелось вас всех воскресить, Чтобы вы поглядели на наши успехи, Ну а мы вас сумели отблагодарить. Мы бы - каждый, кто чем, выражал благодарность: Молотилкой - колхозник, рабочий - ключом, Враг народа - киркою, протезом - <афганец>, Ну а я б кой-кому засветил кирпичом.

Я верусь


Em Я мечтаю вернуться с войны, Hm а которой родился и рос, Am а руинах нищей страны Em Hm Под дождями из слез. Em о не предан земле тиран, Hm Объявивиший войну стране, Am И не видно конца и края Em Этой войне. Am Я пророчить не берусь, Em о точно знаю, что вернусь. H7 Пусть даже через сто веков, E (не Em!!!) В страну не дураков, а гениев. Am И, поверженный в бою, Em Я воскресну и спою H7 а первом дне рождения страны, Em вернувшейся с войны.

- См. также


Page maintained by Anton Mets 27.09.95 Игорь Тальков у Аслана Курбанова

Наша библиотека является официальным зеркалом библиотеки Максима Мошкова lib.ru

Реклама