Регистрация Вход
Библиотека /
Поиск по библиотекеМоя библиотекаИскать книгу(обмен)

Пеэтер Варес. На чаше весов: Эстония и Советский Союз

Пеэтер Варес. На чаше весов: Эстония и Советский Союз


--------------------------------------------------------------- From: Michail Egov (science@mail.znanie.spb.ru) --------------------------------------------------------------- 1940 год и его последствия Евроуниверситет (Таллинн, Эстония) Таллинн, 1999 Руководитель проекта, составитель и главный редактор доктор исторических наук Пеэтер Варес (Таллинн) Составитель и редактор Ольга Журьяри (Таллинн) Участник проекта кандидат исторических наук Сергей Василецк-ии (Москва) Компьютерная верстка и оформление Перевод с английского и эстонского Перевод с английского и итальянского Оформление обложки Вера Трулева (Таллинн) Марина Клевцова (Таллинн) Ольга Журьяри Пеэтер Варес Юри Мартин (Таллинн) Фотография на обложке: "Манифестация в Таллинне 7 августа 1940 г., посвященная принятию Эстонии в состав СССР" (Киноархив Эстонии, Таллинн). Книга опубликована благодаря поддержке Международного Центра Улофа Пальме (Стокгольм, Швеция).ISBN 9985-9209-1-0 Издание: октябрь 1999 года На чаше весов: Эстония и Советский Союз, 1940 год и его последствия От составителей.............................................................. 4 Накануне. Документы 1939 г. ............................................................. 10 1940 год в Эстонии .......................................................................... 121 Воспоминания, мнения и свидетельства очевидцев ..............................252 Оценка событий 1939-1940гг. ............................................................ 300 - Экспертиза и публицистика ........................................................... 300 - Контрмнение .............................................................................. 339 Балтийский вопрос в документах и исследованиях ...............................351 Последствия советизации: линия разлома ............................................. 415 Перечень основных имен .................................................................. 466 От составителей В августе 1991 г. была восстановлена государственная независимость Эстонской республики, отнятая Советским Союзом в 1940 г. Российская Федерация, впоследствии ставшая юридическим преемником СССР, одной из первых официально признала независимость Эстонии. Казалось бы, все встало на свои места, устранена полувековая несправедливость - одно из тяжелых последствий второй мировой войны. Отделение произошло корректно и быстро, и если и вызвало у большинства россиян вздох сожаления, то недоумение едва ли: часть правды сделалась общеизвестной в последние годы президентского правления М.С.Горбачева, когда усилиями балтийских депутатов на Съезде народных депутатов СССР в 1989 г. была дана политико-правовая оценка пакта Молотова-Риббентропа и его последствий для Балтийских стран. Специальная комиссия съезда признала доказанной достоверность секретных протоколов к германо-советскому договору о ненападении 1939 г., т.н. пакту Молотова-Риббентропа, и объявила предпринятое в них разграничение сфер интересов СССР и Германии противоречащим суверенитету и независимости упоминавшихся в них третьих стран, включая Балтийские государства. Секретные протоколы были признаны юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания, осуждено использование ультиматумов и силового давления во внешней политике СССР, а также высказано намерение продолжить изучение событий 1939-1941 гг., которое не успело осуществиться на всесоюзном уровне, однако, нашло свое завершение в работе экспертных комиссий в Балтийских республиках. Правда, оставшаяся за барьером Обстоятельства государственного переворота 1940 г. в Эстонии и последующего присоединения Эстонии к СССР стали предметом тщательного рассмотрения двух экспертных комиссий в Эстонии в 1989 г. - комиссии Академии наук Эстонии и комиссии президиума Верховного совета Эстонии. Выводы обеих комиссий, состоявших из специалистов-историков, юристов, политологов и т.п., в распоряжение которых были предоставлены разнообразные исторические исследования по теме, дополнительные (недоступные ранее в Эстонии) архивные материалы и свидетельства непосредственных участников событий 1940 года, а также опубликованные в период "перестройки" независимые материалы и исследования, сводились к следующему: - договор о взаимопомощи между Эстонией и СССР от 28 сентября 1939 г., санкционировавший размещение 25-тысячного контингента советских военнослужащих на предоставленных в аренду военных базах на островах и северо-западе Эстонии, был неравным, подписанным в условиях военного и политического прессинга, с использованием провокаций и осуществлением ультимативной политики силы со стороны СССР, продолжение которой последовало в 1940 г.; - несмотря на трудности в экономике Эстонской Республики 1940 г., обусловленные войной в Европе, экономическое положение в стране было стабильным, трудовая занятость высокой, жизненный уровень приближался к уровню жизни Швеции и Норвегии, будучи при этом выше, чем в Финляндии. В Эстонии существовала традиционная для западных стран многопартийная система, и хотя демократическая оппозиция была направлена против авторитарного режима президента Константина Пятса, она не ставила целью изменить основы государственного строя в Эстонии - говоря языком марксистских историков, ни экономическая, ни политическая ситуация в 1940 г. в Эстонии не подтверждали наличия революционной ситуации, соответствующей классической формуле "низы не хотят жить по-старому, а верхи не могут управлять по-старому"; - переговоры о юридическом регулировании размещения советских военных баз на территории Эстонии, проходившие весной 1940 г., отличали ультимативный тон и откровенный диктат со стороны СССР. Договор об отводе дополнительных участков для советских военных баз на территории Эстонии был подписан 15 мая 1940 г. на невыгодных для Эстонии условиях и создал предпосылки для введения дополнительного контингента советских войск; 4 - ультиматуму Советского Союза, предъявленному Эстонии 16 июня 1940 г., предшествовало введение состояния полной боевой готовности на советских военных базах в Эстонии, а также осуществление морской и воздушной блокады страны; выдвинутые в ультиматуме обвинения в создании военного союза Эстонии, Латвии и Литвы, направленного против СССР, и нарушении Эстонией советско-эстонских договоренностей, были необоснованными и послужили грубым инструментом для предъявления к Эстонии требований об образовании просоветского марионеточного правительства и введения усиленного контингента советских войск в районы Эстонии, указанные СССР; - действия сталинского руководства СССР и военного руководства Красной Армии с 10 по 17 июня и последовавшее 17 июня 1940 г. военное вторжение в Эстонию являлись военной оккупацией; - новое правительство Эстонии было навязано эстонскому народу. Формирование правительства произошло в обход предусмотренной эстонским законодательством процедуры переговоров и по прямому указанию уполномоченного советского правительства Андрея Жданова. В дальнейшем в преобразовании государственного аппарата и осуществлении сталинского режима террора в Эстонии активно участвовали советские спецслужбы наряду с советским посольством в Таллинне и частями Красной армии. Уличные демонстрации, начиная с 21 июня, были организованы под руководством сотрудников НКВД и при участии советских военнослужащих; - созданию просоветского законодательного органа была придана видимость законности, однако условия объявления, подготовки и проведения выборов в Государственную думу Эстонии 14-15 июля являлись нарушением действовавшего Основного закона и закона о выборах Эстонии и циничным посягательством на демократические основы выборов, так, были втрое сокращены сроки избирательной кампании, отменена судебная правозащита, с помощью подлога, шантажа и угроз устранены неугодные кандидаты, избирательные участки патрулировали военнослужащие советской армии, избирательные инструкции были нарушены и итоги выборов фальсифицированы. Таким образом, решение об изменении государственного строя, принятое пришедшими в Думу представителями Союза трудового народа Эстонии 21 июля 1940 г., не входило в их полномочия и противоречило принципу свободного волеизъявления всего народа Эстонии. С точки зрения законодательства Эстонской республики и международного права, результаты любой деятельности противоправно сформированной Государственной думы, в том числе и изменение государственного строя и присоединение Эстонии к Советскому Союзу, несостоятельны сами по себе. Внешнеполитические и военные акции, предпринятые руководством Советского Союза против Эстонской Республики в 1940 г. явились агрессией, военной оккупацией и аннексией Эстонской Республики. Вступление Эстонии в состав Советского Союза в 1940 г. было от начала до конца фальсифицировано сталинским руководством. Балтийский вопрос как международный протест Демократические страны, такие как США, Великобритания, Канада, Франция и другие не признавали законность советской оккупации и насильственной инкорпорации Эстонии, Латвии и Литвы в состав СССР. Эта политика непризнания, инициатором и главным проводником которой являлись США, получила в международных отношениях название Балтийского вопроса, актуальность которого настойчиво отрицало правительство СССР. Однако, если в первые годы после окончания второй мировой войны еще существовала некоторая непоследовательность в отношении западных стран к Балтийскому вопросу, связанная со становлением новой системы международных отношений, то в конце 1940-х гг., когда расхождение между либеральными и коммунистическими ценностями получило виртуальное воплощение в образе "железного занавеса", а институциональное - в образовании демократического и коммунистического блоков, противостоявших друг другу в евроатлантическом пространстве, Балтийский вопрос стал своего рода тестом на приверженность идеям демократии и свободы как для правительств, так и для общественных и политических деятелей разных стран. При этом вне зависимости от того, совпадали ли официальная политика и мнение общественности страны, как в случае США, или не совпадали, как в случае Швеции, результатом оставалось постоянное лоббирование Балтийского вопроса в различных институтах международных отношений и на политических форумах разного уровня. Наиболее активными действующими лицами здесь оставались балтийские эмигрантские общины и организации в США, Канаде, Швеции, Австралии. Сохранение Балтийского вопроса на международной арене способствовало международной поддержке движения Балтийских республик к независимости на рубеже 1990-х гг., в первую очередь, со стороны Северных стран, широкому международному признанию восстановления независимости Эстонии, Латвии и Литвы, полученному в августе-сентябре 1991 г., а также одобрению принципа государственной преемственности Эстонской республики 1918-1940 гг., положенному в основу нового эстонского законодательства. Последнее обстоятельство стало серьезным камнем преткновения для Российской Федерации, которая после распада СССР унаследовала ответственность за весь комплекс Балтийского вопроса вместе с его последствиями. Трагедия советизации Эстонии Объективные различия в отношении к вопросам этнического и национального идентитета, существующие у представителей больших и малых народов, наряду с субъективными различиями в уровне информированности, являются значительным препятствием для достижения, по меньшей мере, взаимопонимания в оценке одних и тех же событий и фактов и способствуют появлению и стойкому сохранению альтернативных исторических концепций. Последствия советизации, которые для большинства русских предстают как естественный ход истории или модернизации общества, для эстонцев определяются как вопросы национального выживания в оккупированной Эстонии - систематическое сокращение коренного населения Эстонии и наступление на национальный идентитет эстонцев: физическое уничтожение эстонцев, организованное НКВД на территории Эстонии в 1940-41 и 1945-49 гг. (массовые расстрелы и депортации, общее число жертв которых насчитывает до 140 тыс. человек); последующее методичное применение экономического и административного давления (неконтролируемая миграция рабочей силы из союзных республик СССР в 50-80-е гг., в результате которой доля эстонцев в составе населения Эстонии снизилась более чем на 20%, уступив место преимущественно русскому населению); русификация в области языка и культуры (введение эстонско-русского билингвизма в большинстве сфер деятельности для эстонцев в 70-80-е гг.); политические и идеологические репрессии (расправа с участниками массовых протестов и диссидентского движения в 50-80-е гг.). Историческая память явилась одним из важных факторов отчуждения, определяющего до настоящего времени отношения между эстонской и русской общинами, дистанцированное сосуществование которых продолжается. Стереотип "общей истории" и "общей трагедии", предлагаемый русской общиной, не воспринимается в эстонской среде, для которой советизация являлась произволом "чужой власти". 1940 год в Эстонии - эффект бумеранга в эстонско-российских отношениях Традиционно считается, что исторический аргумент не должен становиться инструментом политики. Но что делать, когда фальсифицированная история мешает решению актуальных проблем? Когда для того, чтобы поставить точку в длительном споре, нужно сначала найти точку отсчета? Может ли история в таком случае попросить корректного к себе отношения? Например, напомнив о том, что политико-правовая оценка пакта Молотова-Риббентропа, данная в СССР, сыграла свою роль после распада Советского Союза и признания Российской Федерации в качестве государства-преемника СССР, поскольку легла в основу обязательств России по выводу войск из стран Центральной и Восточной Европы, включая Балтийские республики, данных президентом России Борисом Ельциным на саммите ОБСЕ в 1992 г. Интерпретация событий 1940 г. в Эстонии остается открытым вопросом межгосударственных эстонско-российских отношений, прямо или косвенно затрагиваемым в связи с проблемами русскоязычного населения в Эстонии и пограничного договора между Эстонией и Россией. 1940 год является также предметом общественно-политических дискурсов "коренной нации" (эстонская община) и "репрезентативности демократии в Эстонии" (русскоязычная община, демократическое мышление в России). Если на уровне межгосударственных отношений внимание сосредоточено на проблеме насильственного/добровольного присоединения Эстонии к Советскому Союзу и международно-правовых последствий данного акта, то на общественно-политическом уровне дополнительно существует проблема исторической и моральной ответственности государств и правительств за принятые решения и предпринятые действия. Интерпретация событий 1940 г. как насильственного присоединения прямо связана с разработкой законодательства о гражданстве в Эстонии и принципиальным вопросом - если большинство русских появилось в Эстонии для того, чтобы проводить в жизнь оккупационную политику Советского Союза после того, как Эстония была аннексирована в 1940 г., то на какой правовой основе оккупанты и их потомки могут стать гражданами восстановленной в 1991 г. Эстонской республики? Ответом на этот вопрос стало автоматическое предоставление гражданства гражданам Эстонской республики до 1940 г. и их потомкам, и определение возможностей натурализации для остального населения Эстонии со ссылкой на Женевскую конвенцию 1949 г. о запрещении заселения оккупированной территории при режиме военной оккупации. Попытки России оспорить эту концепцию на международно-правовом уровне оказались неэффективны, поскольку, как упоминалось выше, большинство западных стран не признавало законность вхождения Балтийских государств в состав СССР и, соответственно, поддерживало применение процедуры натурализации в отношении жителей Эстонии, поселившихся на ее территории после 1940 г., и их потомков. Однако, соглашаясь с формальным соответствием гражданского законодательства Эстонии международно-правовым нормам и соответствующим статьям Договора об основах межгосударственных отношений России и Эстонии 1991 г. (ст. 3 и 4 о праве получения гражданства на основе свободного волеизъявления и в соответствии с внутренним законодательством), Россия настаивает на том, что реализация концепции восстановления независимости и преодоления последствий оккупации на практике имеет не правовые, а политические мотивы - лишение русскоязычного меньшинства политических прав. Соответствующее расхождение во мнениях по поводу правового статуса русского меньшинства в Эстонии запротоколировано в документах российско-эстонской межправительственной комиссии, которая начала работу в 1998 г. Защищая свою точку зрения на уровне риторики, Россия настаивает на "неоднозначном толковании событий 1940 г. в Эстонии", отрицает факт оккупации, подчеркивая договорно-правовой характер пребывания усиленного контингента советских войск на территории Эстонии в 1940 г., а также не признает факт аннексии, говоря о добровольном вхождении Эстонии в состав СССР и указывая на отсутствие вооруженного сопротивления в Эстонии летом 1940 г. Проблема признания Тартуского мирного договора, заключенного между Эстонией и Советской Россией в 1920 г. и, среди прочего, содержавшего делимитацию эстонско-российской границы, оставалась открытой на протяжении нескольких лет переговоров по пограничному договору. В соответствии со ст. 123 Конституции Эстонии и принципом государственной преемственности. Тартуский мирный договор, по мнению Эстонии, должен был быть включен в преамбулу договора о границе как договор, остававшийся в силе со времени его подписания. При этом Эстония подчеркивала, что не будет настаивать на возвращении территорий, отчужденных в 1945 г. во время второй оккупации Эстонии Советским Союзом, поскольку заинтересована лишь в факте подтверждения признания Россией Тартуского мира и, следовательно, юридической целостности суверенитета эстонского государства межвоенного периода. Не отказываясь от признания "исторического значения" Тартуского мирного договора, Россия, тем не менее, не признавала сохранения его юридической силы и утверждала, что после вступления Эстонии в состав Советского Союза в 1940 г. действие Тартуского договора автоматически прекратилось. В данном случае принципиальная позиция России базировалась на ясном представлении о том, что в случае признания договора 1920 г. ей пришлось бы признать и факт оккупации Эстонии в 1940 г. со всеми вытекающими отсюда последствиями: ответственность за военное вторжение, гибель более чем одной пятой населения страны, нанесение экономического, экологического и морального ущерба нескольким поколениям эстонского народа во время полувекового советского доминирования в стране. Несмотря на то, что в 1996 г. эстонская сторона сняла свое требование зафиксировать в договоре о границе положение о действительности Тартуского мирного договора для эстонско-российских отношений, проблема остается открытой и неизбежно встанет на повестке дня при ратификации договора в Государственном собрании Эстонской Республики. В этом контексте в центре дискуссий может оказаться и отказ России от признания результатов работы эстонских экспертов по исследованию событий 1940 г., который по сути прерывает последовательность действий по ликвидации последствий второй мировой войны и реанимирует de facto секретные протоколы к пакту Молотова-Риббентропа, вызывая при этом весь комплекс историко-политических ассоциаций 1939-1940 гг. в современных межгосударственных отношениях между Россией и Эстонией. Одним из последних примеров исторически обусловленного недоверия может служить категорический отказ Эстонии от гарантий безопасности, предложенных ей Россией в 1997 г. Примером профанического отношения к истории может служить и дипломатический нонсенс, порожденный в начале 90-х гг. российскими стратегами, - идея воспроизведения условий договоров о взаимопомощи между СССР и Балтийскими государствами 1939 г. для сохранения советских войск на территории Прибалтики на определенный срок. Представление книги При содействии международного центра Улофа Пальме составлен сборник документов и материалов о событиях 1940 г. в Эстонии и их последствиях, целью которого является достижение баланса информированности эстонской и русской общин, а также общественности двух стран в рамках мер по установлению доверия. Сборник представляет собой результат сотрудничества эстонских и российских специалистов, заинтересованных в объективном и многостороннем освещении исторических событий и публикации малодоступной, в силу разных причин, литературы о 1939-1940 гг. в Эстонии. С сожалением приходится констатировать тот факт, что многие документы в архивах России остаются пока недоступными, а большинство документов 1939-1941 гг. в эстонских архивах исчезли в советский период. Содержание сборника определяют (по главам): документы (тексты договоров, правительственных распоряжений, протоколы переговоров, дипломатическая переписка, синхронные публикации в печати) о событиях осени 1939 г. в Эстонии - обстановка подписания договора о базах, ввод советских войск в Эстонию и непосредственные результаты этих событий во внутри- и внешнеполитической жизни эстонского государства: эвакуация балтийских немцев, нарушение Советским Союзом эстонского нейтралитета и т.д.; документы о событиях 1940 г. в Эстонии - межправительственные переговоры о правилах пребывания советских войск и дополнительных условиях размещения, обстановка в Эстонии накануне советского ультиматума, ввод усиленного контингента советских войск, назначение марионеточного правительства и условия выборов в Государственную думу Эстонии, инкорпорация Эстонии в состав СССР и форсированная советизация; воспоминания участников событий 1939-1940 гг.: эстонский дипломатический корпус, сотрудники государственных учреждений Эстонской республики, члены марионеточного правительства, рядовые жители Эстонии; оценка событий 1939-1940 гг. - материалы и выводы правительственных комиссий, работавших в Эстонии, а также на уровне Съезда народных депутатов СССР в конце 80-х гг., современная публицистика, отражающая противоположные точки зрения на проблему инкорпорации Эстонии в состав СССР в 1940 г.; Балтийский вопрос в международных отношениях - выборочная документальная хронология Балтийского вопроса в период с 1941 по 1991 гг., представленная фрагментами дипломатической переписки, правительственных меморандумов, заявлений ведущих политиков и общественных деятелей, а также резолюций международных организаций, материалами организаций балтийских эмигрантов, и завершающаяся представлениями case studies из истории Балтийского вопроса, проводившимися в последнее десятилетие; последствия советизации - документально-мемуарно-исследовательский комплекс литературы о депортациях и расстрелах эстонского населения в годы первой (1941 г.) и начала второй оккупации Эстонии (1945-1949 гг.), движении национального сопротивления на протяжении существования советской власти в Эстонии (1950-1990 гг.), а также публицистические рассуждения о причинах отчуждения в отношениях между русской и эстонской общинами. Рассчитанный на русскоязычного читателя, сборник содержит значительное количество переводных материалов. Документы и материалы, переведенные на русский язык специально для настоящего издания, отмечены соответствующим грифом. В подготовке сборника участвовали преподаватели и студенты Евроуниверситета -независимого высшего учебного заведения Эстонии. Существенную помощь в работе над сборником оказали сотрудники Института международных и социальных исследований (Таллинн), принимавшие участие в обсуждении рукописи, а также профессор С.-Петербургского университета экономики и финансов Б.Старков. Особую благодарность составители выражают профессору Уппсалаского университета (Швеция) А.Кану, который по просьбе Международного Центра Улофа Пальме ознакомился с данной работой и высказал ценные замечания, а также главному архивариусу Киноархива Эстонии П.Трамбергу. При публикации документов, составленных на русском языке, сохранены орфография и пунктуация оригинала. Накануне. Документы 1939 г. jfe.Jie^ ,1йв<|Шв1|^^ ^!^|г^яю"У<1||^ [ 1\] ДОГОВОР О НЕНАПАДЕНИИ МЕЖДУ ГЕРМАНИЕЙ И СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ 23 августа 1939 г. Правительство СССР и Правительство Германии Руководимые желанием укрепления дела мира между СССР и Германией и исходя из основных положении договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 года, пришли к следующему соглашению: Статья I Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга, как отдельно, так и совместно с другими державами. Статья II В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу. Статья III Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультаций, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы. Статья IV Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны. Статья V В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода, обе стороны будут разрешать эти споры или конфликты исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта. Статья VI Настоящий договор заключается сроком на десять лет с тем, что поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет. Статья VII Настоящий договор подлежит ратифицированию в возможно короткий срок. Обмен ратификационными грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу немедленно после его подписания. Составлен в двух оригиналах на немецком и русском языках в Москве, 23 августа 1939 года. По уполномочию Правительства СССР В.Молотов За правительство Германии И.Риббентроп 10 ИЗ ДНЕВНИКА ПОЛПРЕДА СССР В ЭСТОНИИ К.Н.НИКИТИНА 30 августа. 26 августа Сельтер вернулся из отпуска и приступил к исполнению своих обязанностей. Правительство Эстонии после подписания пакта о ненападении СССР с Германией заседало 2 раза. В целях ориентации я 29 августа поручил договориться с ним о приеме меня на 30 августа. Сельтер согласился принять меня в 11 часов утра. Принял сдержанно. Разговор начался о погоде, о том, что все дачники пока еще сидят на своих местах. Сельтер тоже живет в своем имении. Далее разговор зашел о торговле между СССР и Эстонией. Сельтер сказал, что они хотели бы продать нам несколько тысяч голов крупного племенного рогатого скота, так как в нынешнем году у них урожай кормов ниже среднего и содержать свое стадо зимой они не смогут. Затем Сельтер осторожно коснулся вопроса "о новостях в политике". Я ему сказал, что у меня никаких особых новостей нет, кроме тех, которые уже опубликованы и о которых так много пишут эстонские и мировые газеты. Сельтер вяло сказал, что они считают, что это большой вклад в дело мира, что для Прибалтики это особенно важно, ибо она теперь в стороне от военной дороги. Далее Сельтер сказал, что для Эстонии это хорошо еще и тем, что у них с обеими этими странами имеется пакт о ненападении. С восточным же соседом у Эстонии не было недоразумений, и Сельтер думает, что их и не будет. Я подтвердил прежние позиции Советского правительства, подчеркнув, что теперь это особенно ярко стало. Утверждения эстонских газет о красном империализме СССР и о том, что СССР желает оккупировать Эстонию, оказались вздорной, ничем не оправдываемой клеветой на СССР. Сельтеру было нечего сказать, и он весьма невнятно промямлил, что газетчики, мол, часто падки на сенсацию. Я ему ответил, что относительно газетчиков и их коммерческих соображений дело ясно, но все-таки не следовало бы им в таком ложном духе ориентировать народные массы. Далее я указал Сельтеру и на то, что посещение японцами эсто-советской границы, как это имело место текущим летом и весной, не дает должного спокойствия, какое необходимо двум добрососедским державам, ибо это граница эсто-советская и японским генералам здесь как будто бы делать нечего. Сельтер проглотил эту пилюлю и обычным своим мертвым тоном протянул: "Да, эти туристы шумят, что в Нарве много исторических мест, что там туристам есть что посмотреть, а на самом деле там и смотреть-то нечего. Я им и то говорю: "Идите в Аренсбург (Куресаре) и смотрите там". Далее разговор вновь перешел на советско-германский пакт. Сельтер опять сказал, что этот пакт имеет мирное значение, что теперь это важно, ибо опять, как в 1914 году, где-нибудь убьют пузатого принца и из-за этого загорится война. Я ему ответил на это, что дело совсем не в пузатом принце, их могут убить и больше, чем одного, но войны все-таки не будет. Движущие силы не тут, это вы, господин министр, также прекрасно понимаете. Далее я упомянул о том, что эстонская печать, в частности газета "Рахвалехт" за 26 августа, допустила клевету на СССР, стремясь опорочить мирное значение пакта и мирные намерения СССР. Сельтер опять сказал, что он не читал этой газеты, но просмотрит и примет меры. Указывая на газету "Рахвалехт", я ему в то же время указал, что газеты не помещают нашей информации о пакте и тем самым мешают нам выявлять истинное значение этого вопроса. Сельтер обещал принять меры. Сельтер под конец речи заявил, что он со своей женой приглашает меня к себе на чашку чая в ответ на его прошлогодний такой же визит ко мне. Я его поблагодарил и сказал, что в интересах добрососедских отношений двух держав я готов принять это предложение. Выразив обычные при этом вежливые пожелания, мы расстались. Во время беседы Сельтер упомянул и о том, что они все же делают приготовления к войне, что у них имеются шестимесячные запасы мирного времени, которые в военное время могут быть растянуты и на год. 12 Я его спросил: "Зачем же вы готовитесь к воине, когда вам ни с тон, ни с другой стороны не угрожают?" Сельтер сказал: "Ну, все готовятся, так и мы готовимся. На всякий случай". Из конфиденциальных кругов через торгпредство получены сообщения о том, что эстонцы упорно укрепляют левый берег реки Наровы. Эстонцы думают, что СССР теперь воспользуется моментом и отрежет от них пограничные русские районы, двинув против них Красную Армию. С этой целью они отнесли свои укрепления на левый берег реки Наровы и готовятся допустить захват территории до правого берега реки, а левый держать. Сообщают, что у эстонцев оружия хватает на 120 тыс. человек, что же касается обмундирования и вообще амуниции, то этого у них есть лишь на 60 тыс. человек. 11"1^^^^^1У{1^^Ф- д^*^.'"/'^:: Л-*::::::-*: -*- V"-< :* Л::" Из письма посланника Эстонии в Москве А.Рея в министерство иностранных дел в Эстонии от 31 августа: В отношении последних переговоров в Кремле 23 августа сотрудники германского посольства говорят еще то, что в действительности партнером Риббентропа и Гауса (заведующий юридическим отделом Министерства иностранных дел Германии) по переговорам был сам Сталин, поскольку Молотов лишь демонстрировал свое полное согласие со Сталиным, когда тот справлялся о его мнении по каким-то вопросам. Во время интимного ужина, последовавшего после подписания договора, на котором присутствовали с немецкой стороны Риббентроп, Гаус, чрезвычайный и полномочный посол граф Шуленбург, Сталин был в очень хорошем настроении и довольно много употреблял алкоголя, к которому будто бы был очень стоек. В завершение Сталин даже поднял бокал за здоровье Адольфа Гитлера. Со слов Гауса, который принимал участие в бесчисленных переговорах и подписании договоров, такой приятной атмосферы, как в данном случае, он никогда не ощущал. Удовлетворенность Сталина достигнутым договором ясно видна по выражению его лица на фотографии, сделанной в Кремле 23 августа и опубликованной в здешних газетах на следующее утро. Хотя пакт от 23 августа идет по своему содержанию значительно дальше обычного договора о ненападении (напр., между нами и Германией), все же нет оснований полагать, что между Москвой и Берлином сразу же возникнут доверительные дружеские отношения. Кинжалы, которыми стороны угрожали друг другу изо дня в день, лишь временно спрятаны за пазуху и во взаимных скандалах наступит на какое-то время перерыв, однако каждая из сторон знает очень хорошо, что нацизм и большевизм, как были, так и останутся смертельными врагами, которые каждое мгновение готовы уничтожить друг друга, как только представится возможность. Поэтому, как я полагаю, имеется достаточно оснований считать достойными доверия и достоверными слухи о том, что на переговорах в Москве 23 августа было достигнуто единое мнение также и в вопросе о том, что обе стороны заинтересованы в существовании независимых Прибалтийских государств. О том, что между сторонами состоялся подобный разговор и соответствующее ему "джентльменское соглашение" (если в данном случае можно употребить это выражение), подвердил мне новый чрезвычайный и полномочный посол США, который подчеркнул, что говорит, основываясь не на предположениях, но имея определенные сведения о том, что так оно и было. Еще до опубликования соответствующего заявления в Берлине сотрудники здешнего посольства Германии подчеркивали, что разговоры о заключении соглашения "за счет" Прибалтийских республик полностью абсурдны. Как раз наоборот, заверяют работники германского посольства, результатом Московского пакта является то, что если на Западе вспыхнет война, то Балтийское море останется регионом мира. Этим заверениям, по моему мнению, можно верить потому, что также и после подписания пакта 23 августа ни в разделе "прибалтийских государств" между Германией и Советским Союзом, ни в создании общей границы ни одна сторона как будто бы не заинтересована. Каждому из "новых" друзей все же полезнее, если бы между ними находился пояс буферных государств. 13 Из: "Riigi Teataja" ("Государственный 'Вестник"), 1939, No73, lk. 1543. (пер. сэсгп.) Указ Президента Республики No 179 1 сентября 1939 г. Объявляю, что Эстонская Республика сохраняет строгий нейтралитет в начавшейся между зарубежными государствами войне. Для сохранения данного нейтралитета с 1 сентября 1939 г. в отношении всех воюющих государств следует придерживаться положений Закона о нейтралитете (RT 1938, 99, 860.). К. Пяте К.Ээнпалу К.Сельтер Президент Республики Премьер-министр Министр иностранных дел -^^sw-www^^w.^^ws^ [!] > [:11],--. -i[1]-[11].:"[1:], ::: :,::[1]":' .:[1].[1 ]^гад^едк^а^а!^".^::'^ '[1]::::[;:11] --[1]'' [:11] [11:] [11111\:1]:''^ : : ".[111:::\11] [11] Телеграмма полпреда СССР в Эстонии К.Н.Никитина в НКИД СССР от 2 сентября: Немедленно (Получена в 20 ч. 20 м.) Был вызван в МИД к Сельтеру в 12 часов 30 минут. Сельтер сообщил мне, что указом президента республики Эстония объявляет себя нейтральной в разразившейся между Германией и Польшей войне. Сельтер одновременно высказал свое удовлетворение речью товарища Молотова на сессии Верховного Совета по поводу заключения советско-германского пакта. По вопросу формы нейтралитета Сельтер заявил, что детали будут вырабатываться в дальнейшем. Нейтралитет декларировали все прибалтийские страны, Финляндия и Скандинавия. Сельтер также мне сообщил, что сегодня у Гендерсона с Гитлером должно состояться последнее решающее свидание, после чего окончательно выяснится позиция Англии в разразившейся войне. Одновременно Сельтер мне заявил, что правительство Эстонии хотело бы переключить свой торговый рынок на СССР, так как Балтийское море, вероятно, будет закрыто. Сельтер далее сказал, что если правительство СССР принципиально не возражает, то он сейчас же даст директивы Сеппу немедленно начать в этом духе торговые переговоры. Я ему сообщил, что доведу о их желании до сведения правительства СССР. Ввиду того что сегодняшние эстонские газеты речь тов. Молотова частью не напечатали, частью неимоверно сократили, я, воспользовавшись похвалой, сказал ему, что нам было бы очень желательно, чтобы правительственная точка зрения СССР по этому вопросу была бы освещена точно и полностью, а поэтому неплохо было бы, чтобы господин Сельтер дал по этому вопросу специальное указание. Сельтер пообещал это сделать. Далее Сельтер передал мне, что он вместе со своей женой хотел бы меня, как представителя такой мощной страны, видеть во вторник в 5 часов вечера у себя в гостях. Я ему дал согласие. Мы расстались, передав обычную любезность друг другу. Из АВП СССР, ф."59^оп. ^ж^в^;21М,ж^^ 'М-'^:[1]^[1]^:::![1]^[1]" [!]^У-^ ::[!]. - ' :.,: --: -[!] [!] [1]-[!]: [:] ' ("Полпреды сообщают.."", с^Ж,)'^- ' [::т:] '[Т1::] '[:] ^[1:1] [:] [::;:11] " :^[1:1] ''::?|:[т]:[il::]::^[:]-[:].[\]' "У-[\:;;:1:1] ^''У..[!] '[!] - [1!:11] ^^у"[!] -: [:11]-[1:11] Телеграмма наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова полпреду СССР в Эстонии К.Н.Никитину от 3 сентября: Можете передать Сельтеру, что мы согласны серьезно увеличить размеры товарооборота между СССР и Эстонией. Если Эстонское правительство готово для переговоров, предлагаем приступить к ним по выбору Эстонского правительства в Таллинне или в Москве. 14 ||ИШР<теР, ф. Об, on. 2,п. 20, д. 230, л. 40-53. ||ййй^<)б< сообщают ...",с.42-44) ИЗ ДНЕВНИКА ПОЛПРЕДА СССР В ЭСТОНИИ К.Н.НИКИТИНА 5 сентября. Был с женой в гостях у МИД Сельтера. Прием происходил на министерской даче в Кейла Иоа. Помимо дачи МИДа, помещающейся в барском, бывшем князя Волконского, которого они оттуда выселили, доме. Эстонское правительство выстроило еще дачи для министров: социальных дел - Коска, внутренних дел - Веерма, юстиции - Ассора, просвещения - Яксона и т.д. Все они, разумеется, присутствовали на приеме. Кроме них присутствовал товарищ МИД - Эпик, директор торгового департамента Мери и др. Я на прием привез только что полученные из СССР папиросы и предложил их гостям. Они остались очень довольны и весь вечер их курили. Кроме меня с женой были приглашены еще лишь два посла: Латвии -Шумане и литовец Дайлиде (он же старшина дипкорпуса). Сельтер, как только я вошел в зал, тотчас же заявил мне, что из дипкорпуса приглашены лишь представители нейтральных стран, из воюющих стран они не пригласили никого в интересах обеспечения спокойного и делового времяпрепровождения. Поговорив несколько времени о затруднениях, предстоящих дипломатическому корпусу на очередных приемах, где невозможна встреча представителей воюющих государств и что для того, чтобы пригласить к себе в гости враждующие стороны, придется приемы удваивать, МИД Сельтер и его жена пригласили гостей к столу. Нужно сказать, что угощение было очень скверное. Чай с лимоном, ваза с яблочками, грушами, сандвичи в очень ограниченном количестве и на 25 человек два маленьких торта. За столом в силу этого задерживаться никому не представлялось охоты, и все поторопились на прогулку по чудесному, расположенному на берегу моря и реки парку. Еще до чая ко мне подступили латыш и литовец с допросами и, конечно, с пристрастием, что вот, мол, Советский Союз все выступал против немцев, против фашизма, а теперь сам с ним заключил союз и что он вроде как изменил делу борьбы за идею мира. Я им ответил, что мы готовы жить в дружбе со всяким государством, которое хочет жить в дружбе с нами. Мы ни на один шаг не отступили от той линии, которую в этом отношении наметил на XVIII съезде партии тов. Сталин. Мы ни на шаг не отступили и от наших стремлений к миру. Об этом всему миру заявил тов. Молотов на чрезвычайной сессии Верховного Совета. Не наша вина, что Польша категорически отказалась от нашей помощи, не наша вина, что Англия и Франция завели переговоры о взаимном сотрудничестве в тупик. Мы здесь использовали все. И наш пакт о ненападении с немцами есть не что иное, как шаг к миру, несмотря на все препятствия других стран. Все это высказал тов. Молотов. Он сказал очень ясно. Все вы, господа, это читали, и я смогу вам сказать только лишь, что сказал глава нашею Советского правительства В.М.Молотов, и ни слова больше, ибо яснее того, что сказано, не скажешь. Поэтому, господа дипломаты, не ищите в этой речи ничего иного, кроме того, что в ней сказано. Тут мне латыш и литовец наперебой задали вопрос: "Ну, а как же насчет агрессии?" Я им ответил, что Советский Союз никогда агрессором не был и никогда им не будет. Советско-германский пакт также не дает ей поблажки. Ни в какие авантюры нас не втянет никто. У нас есть своя собственная политика, политика Союза Советских Социалистических Республик, об этом также заявил В.М.Молотов. И добавил: "Советский Союз о своих принципах высшей политики делал декларации не раз. От них он не отступит". Нужно прямо сказать, что у всех Прибалтийских стран пакт о ненападении между СССР и Германией породил массу подозрительных вопросов. Один из них следующий: "Не собираются ли эти две державы теперь делить между собой более слабые страны?" Второй вопрос тот, что им не удалось увидеть эти две страны в кровавой схватке, в которой, может быть, удалось бы положить конец существованию Советского Союза, да, кстати, и поусмиритъ Гитлера, уничтожить фашизм они не собирались никогда, ну а повыторговать у него кое-что и поусмирить его они были бы не прочь, а затем вместе с ним идти нога в ногу. Эстонское правительство, будучи очень рьяно настроено против СССР в первые времена после заключения пакта и объявления войны, просто разочаровано. Но сейчас война заставляет их с СССР торговать. Сельтер здесь же мне сказал, что господин президент очень доволен согласием Советского правительства на расширение торговли с Эстонией и просил 15 передать мне привет и сказать, что он очень помнит мои с ним разговор на приеме 23 августа в "Ору" и доволен им сейчас. Далее Сельтер сказал, что на совещание о порядке переговоров он меня пригласит в ближайшее время, ибо, как выразился Сельтер, это уже технические детали и о них мы, безусловно, договоримся. Во время гулянья по парку нас поочередно приглашали к себе на дачи эстонские министры, и каждый считал своим долгом чем-нибудь угостить. Угощали тем, у кого что было. Каск поставил шампанское и соду-виски, министр юстиции - пиво с сыром. Веерма еще что-то алкогольное. Так ходили из дома в дом до 11 часов вечера. Со мной все время ходил Мери и вел шутливо деловые разговоры в духе предстоящих. Одним словом, Эстонское правительство в лице своих министров стремилось придать этому вечеру характер добросердечности и некоторой интимности, что, мол, чем "богаты, тем и рады", вплоть до того, что, расхвалив имеющуюся там правительственную баню, пригласили как-нибудь ею воспользоваться. Показали охотничий домик, где послы на дипломатической охоте останавливаются, и пригласили также при первой охоте принять в ней участие. Посещения министров продолжались до 11 час. вечера, после чего расстались. Из: Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. The Soviet Union 1933-^1939, Washington, 1952, p. 938. (пер. с англ.) Сообщение временного поверенного в делах США в Эстонии У.Леонарда государственному секретарю США от 5 сентября: Министерство иностранных дел и начальник Генерального штаба Эстонии считают необоснованными слухи о секретном германо-советском соглашении, предусматривающем оккупацию Эстонии; они не верят, что нынешние перемещения советских войск на западной границе указывают на это. ИзАВП СССР, ф. 059, on. I, n. 305, д. 2111, л. 103. ("Полпреды сообщают...", с. 24.) Телеграмма полпреда СССР в Эстонии К.Н.Никитина в НКИД СССР от 6 сентября: Немедленно Был у Сельтера в 12 часов 30 минут. Он передал, что президент Пяте выразил свое удовлетворение по поводу согласия Советского правительства начать переговоры о расширении торговли. Сельтер далее сообщил, что эстонцы эти переговоры хотят вести конфиденциально. Порядок ведения переговоров, по их мнению, таков: они посылают для предварительных подготовительных работ в Москву директора департамента внешней торговли МИД Мери. Он поедет в Москву в качестве дипломатического курьера. После того как Мери в Москве подготовит почву, можно будет составить комиссию и пригласить обе договаривающиеся стороны в Москву или в Таллинн. Если вы будете на это согласны, то Мери может выехать в Москву на этой же неделе. Категорию товаров обмена Сельтер мне сообщит через два дня. Речь будет идти о железе, чугуне, машинах, каменном угле и о сахаре, а также о возможности транзита через Мурманск и Беломоро-Балтийским каналом. Из АВП СССР, ф. 154, on. 19, n. 21, д. 2, л. 118. ("Полпреды сообщают...", с. 26.) ПАМЯТНАЯ ЗАПИСКА МИД ЭСТОНИИ Эстонское правительство желает выяснить возможность замены эстонско-советского торгового протокола от 9 января 1939 г. новым соглашением, имеющим целью повышение товарооборота согласно приложенным товарным спискам. 16 Эстонское правительство готово предоставить Союзу Советских Социалистических Республик годичные контингенты на ввоз в Эстонию товаров на сумму в 18 млн. эстонских крон. Взамен этих товаров Эстония желает экспортировать в Союз товары на сумму в 14 млн. эстонских крон в год. Разница в суммах ввоза и вывоза покрывается частью активным сальдо платежного баланса за предыдущее время согласно существующему соглашению, частью добавочными покупками из Эстонии или валютными платежами. Новое соглашение предлагается ввести в действие от 1 октября 1939 г. на срок до 1 января 1941 г. Помимо выяснения возможности повысить товарообмен. Эстонское правительство желает выяснить возможность транзита в Эстонию и из Эстонии по железнодорожному и водному пути через советские порты Северного Ледовитого океана. Таллинн, 12 сентября 1939 г. ИзАВПСССР, ф. Об, on. 2, п.20,д. 230, л. 40-53. ^"Полпреды сообщают...", с. 44.) ИЗ ДНЕВНИКА ПОЛПРЕДА СССР В ЭСТОНИИ К.Н.НИКИТИНА 13 сентября. 9, 10, 11 сентября лежал в постели, заболел гриппом. В полпредстве ремонт, квартира разгромлена, лежать негде и болею на даче. Но дела не дают болеть. 11 сентября звонили в полпредство Сельтер и Сепп. Им ответили, что я лежу. 12 сентября Сельтер опять звонит и просит к нему прийти в 4 ч. дня. Я лежал в постели. В 1 час дня приезжает на дачу тов. Беляев и говорит, что Сельтер вызывает в МИД. Делать нечего, надо вставать. Велел Беляеву передать Сельтеру, что в 4 ч. дня буду у него. Встал, ноги ломает, из носу течет, но все-таки поехал. Сельтер знал, что поднял меня с постели, извинился и перешел к делу. Вручил мне напечатанную на пишущей машинке памятку - меморандум без всякой подписи - и на словах заявил, что директор департамента Мери может выехать 13 сентября, паспорт он уже получил. Эстонское правительство желает заключить с нами торговый договор сроком по 1 января 1941 г. Размеры эстонского импорта они определяют в 18 млн. эст/крон, а экспорта - в 14 млн. зет/крон, с тем что 3 млн. эст/крон они хотят перекрыть за счет недовыполнения договора за 1939 и 1938 годы. Дополнительно к этому они хотят выяснить возможности транзита через Беломорско-Балтийский канал товаров как из Эстонии, так и в Эстонию, ввиду того, что у них торговля с некоторыми воюющими странами, как, например, с Англией, в настоящий момент затруднена. Я им ответил: "Хорошо, обо всем этом я немедленно же поставлю в известность свое правительство. Ввиду того что эти переговоры мы ведем конфиденциально, передайте г-ну Мери, что мы ему, во избежание огласки, никаких проводов устраивать здесь не будем, чтобы не было шумихи, шуметь будем позднее, если получатся хорошие результаты". Это Сельтеру понравилось. Он сказал: "Прекрасно". Далее мы заговорили о положении на военных фронтах. Сельтер держится нейтральной позиции при разговорах на эту тему, но симпатизирует он все-таки немцам. Про поляков бросает отдельные фразы: "Техника ниже, армия меньше, промышленные районы уже потеряли, каменноугольные тоже, главная линия обороны - прорвана". А затем заключает: "Ну, а мы давайте торговать". На этом мы расстались. Из: "От пакта Молотова-Риббентропа...", с. 126. Телеграмма посланника Германии в Таллинне Х.Фровейна в министерство иностранных дел Германии от 19 сентября: Министр иностранных дел Эстонии высказал сегодня тревогу в связи с вторжением России в Польшу. Учитывая непредсказуемость поведения русских, невозможно предвидеть, не будет ли экспансия этого государства в Европе направлена также против Прибалтийских государств. 17 Возникает важный вопрос, захочет ли и сможет ли Германия в этих условиях оказать им помощь. Затем министр зачитал мне выдержку из турецкой газеты, в которой приводится сообщение из Москвы, что будто бы Германия признала необходимость присоединения Прибалтийских государств и их портов к Советской России. Я немедленно заявил, что это сообщение исходит от английских агентов и имеет ярко выраженный провокационный характер. <..> Военный атташе сообщает об опасениях, которые испытывает Генеральный штаб в связи с тем, что Советский Союз, которому Германия предоставила свободу действий в отношении Прибалтийских государств, ищет повода для использования этого шанса. Из АВП СССР, ф. 06, on. I, n. 21, д. 231, л. 6-9. ("Полпреды сообщают...", с. 50-51.) ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ В.П.ПОТЕМКИНА С ПОСЛАННИКОМ ЭСТОНИИ В СССР А.РЕЕМ 20 сентября 1939 г. Вручив мне прилагаемую записку. Рей пояснил, что она в точности воспроизводит те инструкции, которые получены им по телефону из Таллинна от министра иностранных дел для ответа на заявление, сделанное посланнику тов. Молотовым 19 сентября. Рей добавил, что маленькая миролюбивая Эстония в строгом соблюдении нейтралитета видит единственную возможность не быть вовлеченной в войну. Другой заботой Эстонии является сохранение дружественных отношений с великой Советской державой. Тов. Молотов заметил Рею, что Эстония всегда проявляла симпатии к Польше. На это посланник хотел бы возразить, что Эстония не может позволить себе роскошь романтических симпатий. Она должна трезво учитывать реальную обстановку. Сейчас обстановка эта такова, что Польша уже не существует, армия ее разгромлена и правительство находится неизвестно где. При таких условиях Эстонскому правительству приходится думать лишь о том, чтобы оградить безопасность и независимость собственной страны и не допустить ничего такого, что могло бы нарушить и осложнить добрососедские отношения Эстонии с Советским Союзом. Само собою разумеется, что с такими стремлениями эстонского правительства несовместимы какие бы то ни было нарушения эстонского нейтралитета в пользу поляков. То, что произошло в Таллинне, по мнению посланника, может быть объяснено лишь неопытностью или недостаточной распорядительностью тех представителей эстонского морского командования, которые не сумели обеспечить действительное интернирование польской подводной лодки и допустили ее побег из порта. В заключение Рей сообщил, что его правительство согласилось со всеми пожеланиями советской стороны, связанными с редакцией нот, обменом которых имеется в виду урегулировать советское судоходство по Теплому озеру с использованием части эстонской акватории. В любой момент, хотя бы завтра, Рей готов произвести упомянутый обмен нот. Он просит сообщить ему, каким образом мы хотели бы выполнить эту дипломатическую процедуру. Я обещал сообщить Рею наш ответ по данному вопросу. В. Потемкин ПАМЯТНАЯ ЗАПИСКА МИССИИ ЭСТОНИИ В СССР 20 сентября 1939 г. Мое правительство поручило мне сообщить Вам, в ответ на Ваше заявление, следующее. Польская подводная лодка, прибывшая в Таллиннский порт 15-го сего месяца была интернирована эстонскими властями. Несмотря на возражения польской дипломатической миссии, утверждавшей, что подводная лодка зашла в эстонские воды по причине аварии, и несмотря на поврежденное состояние ее механизмов, вследствие чего ее движение было затруднено. Эстонское правительство, считая нужным применение правил нейтралитета по 18 всей строгости, решило интернировать подводную лодку, не считаясь с возражениями. Принимая во внимание сделанные Польским правительством заверения, что оно будет уважать нейтралитет Эстонии, процедура интернирования произведена была с соблюдением в отношении командного состава судна правил и обычаев, принятых в международном праве. Немедленно приступлено было к разоружению судна. К воскресенью, 17 сентября, с судна сняты были замки орудий, снаряды и четырнадцать торпед. Осталось еще не снятых шесть торпед. Когда в воскресенье ночью на судне была прекращена работа, там был поставлен эстонский караул. Разоруженные польские моряки, оставленные временно на судне под стражей, напали ночью на поставленных там эстонских часовых. Вместе с судном пропали без вести двое из находившихся на нем часовых, причем относительно одного из них имеются основания опасаться, что он более не находится в жизни и здравии. Ввиду неизвестности, где пребывает Польское правительство и продолжает ли оно вообще еще существовать. Эстонское правительство лишено возможности предпринять в связи с настоящим делом в отношении Польского правительства меры, принятие коих оно считает своим правом на основании норм международного права и своей обязанностью, диктуемой интересами Эстонии в сохранении своего нейтралитета. Вследствие этого Эстонское правительство считает своим правом применить все имеющиеся в его распоряжении средства, чтобы ликвидировать лишенное твердого контроля правительственной власти судно, нарушившее грубым образом признанный всеми великими державами, в том числе и Советским Союзом, нейтралитет Эстонии и представляющее собой опасность для судоходства Эстонии. Поэтому Эстонское правительство с удовлетворением принимает к сведению, что и правительство СССР, во ограждение безопасности своего судоходства, решило предпринять розыски названной подводной лодки. Эстонское правительство желает быть в контакте с органами правительства СССР при преследовании этой цели, в достижении коей одинаково заинтересованы оба государства Офицеры, под ответственностью которых производилось задержание и разоружение подводной лодки, отрешены от должности и об их виновности начато предварительное следствие. Из: IDocumenti diplomatici italiani 1939-1943, vol. I.Roma, 1957, р. 206-207. (пер. ситал.) Из письма посла Италии в Москве А.Россо министру иностранных дел Италии Г.Чиано от 20 сентября: Мне стало известно, что вчера посланник Эстонии направился к Молотову, чтобы опровергнуть обвинения, которые были опубликованы в советских газетах и содержали упреки в адрес эстонского правительства, якобы оказавшего тайную помощь польской подводной лодке. После разговора с Молотовым эстонский посланник выглядел спокойным и удовлетворенным, по его словам. Молотов дал ему успокаивающие разъяснения. Из газеты "Paevaleht" (Таллинн) от 21 сентября 1939 г. (пер. с эст.) Советская Россия предпринимает меры против подводных лодок В водах Балтийского моря разыскивается сбежавшая польская подводная лодка. В эстонских гаванях и поблизости от них нет ни одной подводной лодки воюющих государств. Сообщения о блокировании эстонских гаваней флотом Советской России необоснованны. Москва, 19.09. (ЭТА) (ТАСС). Из Ленинграда сообщают, что, по данным, полученным из достоверных источников, в гаванях Балтийских государств, при негласной поддержке, оказываемой членами правительств, скрываются польские подводные лодки. Утверждают, что кроме польских подводных лодок, в этих гаванях скрываются также подводные лодки других 19 известных государств. 18 сентября одна из польских подводных лодок, ранее интернированная в Таллиннской гавани, бежала и скрылась в неизвестном направлении. В обсуждаемом случае якобы имело место "попустительство" со стороны эстонских властей. Советский Балтийский флот предпринимает необходимые меры против возможных действий подводных лодок, скрывающихся в Балтийском море. По поводу этого сообщения авторитетные источники разъясняют: сообщение ТАСС от 19 сентября о том, что эстонские власти будто бы способствовали побегу интернированной в Таллинне подводной лодки, совершенно необоснованно. На самом деле, подводная лодка была разоружена, и, препятствуя ее побегу, эстонская охрана понесла потери. Что касается сообщения ТАСС о том, что в балтийских гаванях якобы скрываются польские подводные лодки и подводные лодки других государств, то можем подчеркнуть, что в эстонских гаванях и поблизости от них нет ни одной подводной лодки воюющего государства. Хельсинки, 20.09. (ЭТА) По сообщению "Хельсингин Саномат", согласно поступившим вчера из Таллинна сообщениям частных лиц, советский Балтийский флот покинул Кронштадт, и уже вчера множество советских военных кораблей появилось поблизости от Таллинна. Это, разумеется, привлекло внимание политических и флотских кругов Эстонии, так как опасаются, что советский флот уже приступил к исполнению угроз, высказанных в одном из сообщений агенства ТАСС, - наблюдать за движением судов в гаванях Балтийских государств. Поэтому, сообщает газета, вчера после обеда из Таллинна не вышло ни одного судна. Авторитетные источники разъясняют: сообщения о том, что флот Советской России якобы блокировал эстонские гавани, совершенно необоснованно. Народный комиссар иностранных дел Советской России Молотов сообщил нашему посланнику в Москве, что советский Балтийский флот намеревается предпринять в Финском заливе поиски бежавшей из Таллинна польской подводной лодки. Эстонский флот, со своей стороны, предпринял тщательные поиски означенного судна. Управление морских путей сообщает, что в течение последних 24 часов, с 17.00 19 сентября по 17.00 20 сентября, в Таллинскую гавань зарубежных судов зашло 7, вышло из гавани - 4, каботажных судна зашло в гавань - 3, вышло из гавани - 6. Регулярные линии морских перевозок работают абсолютно нормально и согласно расписанию. ИзАВП СССР^^ ^5"^а,т^^д^2т^лМ1^ ,,[1] , ,: , . ("Полпреды сообщают^.", с. 52-53.) Телеграмма полпреда СССР в Эстонии К.Н.Никитина в НКИД СССР от 21 сентября: Был вызван в мининдел к Сельтеру в 14 час. 30 мин. Сельтер мне сообщил, что торговые переговоры в Москве настолько продвинулись вперед, что уже готовы к подписанию. Сельтер сказал, что подписать договор мог бы и их посланник, которому они могли бы дать соответствующие полномочия, но Сельтер считает, что этот вариант длинен. И хочет ускорить дело. Он сказал, что может выехать для подписи по его поручению министр Сепп, а может поехать и он сам. Видно, что Сельтер хочет поехать сам лично. Он может выехать завтра же. Со своей стороны, считаю необходимым пригласить Сельтера. Они хотят произвести некоторый эффект, и, по моему мнению, дать им это надо. Из: I Document! d^IomatictiWitttti^93^1943,v^^ р. 218-219. (пер. c'wnwi^ Телеграмма итальянского посланника в Таллинне В.Чикконарди в Рим от 21 сентября : Появление русских военных кораблей в Балтийском море вызвало сильное беспокойство среди большинства населения. Правительство сообщает, что оно было предварительно информировано советским руководством. Дело касается поисков польской подводной лодки "Orzel", которая сначала укрывалась в Таллиннском порту, а затем сбежала из-под местной 20 охраны, повернув обратно в открытое море. Однако разъяснения правительства считаются малоудовлетворительными. Здесь опасаются, что под предлогом этого факта советские корабли больше не (именно не) покинут эстонские территориальные воды и установят строгую блокаду берега, что может стать подготовкой к последующей оккупации страны. Демонстрация флота и осуществляемая концентрация пограничных войск служат цели окончательно убедить эстонское правительство в бессмысленности любого противодействия. <...> Эстонский министр иностранных дел сказал мне, что оценивает положение как серьезное, но не думает, что существует опасность советской оккупации. Его правительство охотно верит, что Советский Союз действительно хотел бы отложить военные операции в Прибалтике до тех пор, пока Германия ведет активные военные действия на западном фронте. С другой стороны, г-н Сельтер утверждает, что неизвестно, был ли вообще вопрос Балтийских государств предметом обсуждения на советско-германских переговорах. Хотя, конечно, он не исключает такую возможность. Из: I Documenti diplomatici italiani 1939-1940, vol. I, Roma, 1957, p. 243. (пер. с итал.) Телеграмма посланника Италии в Таллинне В.Чикконарди министру иностранных дел Италии Г.Чиано от 23 сентября: До сих пор ни в одном районе Эстонии еще не проводилась мобилизация, очевидно для того, чтобы избежать действий, которые советское правительство могло бы квалифицировать как провокационные. В сообщении ТАСС от 20 сентября, выражающем точку зрения советского правительства, миссия советского флота на Балтике разъясняется как оправданная возможностью нанесения удара в данном регионе. Это сообщение официально подтверждает мнение советского правительства о том, что эстонское правительство якобы нарушило нейтралитет, предоставив убежище и помощь польской подводной лодке. Условия жизни русского национального меньшинства могут стать основой и для каких угодно иных претензий. Действия советских вооруженных сил, начиная с разведки в Балтийском море и последовавшего затем минирования в окрестностях Ленинграда, способствовали возрастанию тревоги среди населения. Некоторые семьи, в первую очередь представители старой русской аристократии, в массовом порядке стали эмигрировать в Швецию. УЙз; ForeignRelationsoftheUnited States. Diplomatic Papers. The Soviet Union 1933-1939. ifyasltingten, 1952, p. 939-940. (пер.с англ.) Сообщение посла США в Москве Л.Штейнгардта государственному секретарю США от 23 сентября: Завтра в Москву прибудет министр иностранных дел Эстонии. В связи с этим представитель здешней эстонской миссии конфиденциально сообщил, что целью его визита является подписание торгового соглашения между Советской Россией и Эстонией, которое предусматривает увеличение перевозок и гарантии сохранности советских товаров при транзите через Эстонию, а также аналогичные условия перевозок эстонских товаров в Советском Союзе. Вдобавок к этому намечено увеличение товарооборота между двумя странами. Соглашение было, по-видимому, достигнуто в срочном порядке, поскольку сообщалось, что переговоры начались лишь 15 сентября. Несмотря на неуверенность в том моего информатора, мне кажется, что начались переговоры по инициативе Советского Союза. Хотя мой информатор и называет основной целью визита министра иностранных дел подписание торгового договора, он признает также, что поскольку визит состоится по просьбе советского правительства, возможно, будут обсуждаться и политические вопросы, но сам он не в состоянии определить их сущность. Из вышеизложенного следует, что советское 21 правительство заключает с Эстонией это соглашение для того, чтобы добиться больших возможностей транзита советских товаров через Эстонию в Германию. Предложенная идея об увеличении экспорта эстонских товаров в Советский Союз едва ли имеет для этой страны особое значение. Думается, что во время визита министра иностранных дел будет обсуждаться множество далекоидущих проблем, которые, очевидно, могут касаться укрепленных эстонских островов, находящихся в устье Финского залива. Из Государственного архива Эстонии, ф. 957, on. 17, ед. хр. 10, с. 48. ("1940 год в Эстонии. Документы и материалы", Таллинн, Олион, 1989, с. 53.) Обстрел побережья Эстонии кораблями Балтийского флота Советские эсминцы вторглись 24 сентября 1939 г. в районе Локса в территориальные воды Эстонии. Один эскадренный миноносец открыл из пролива между островом Мохни и мысом Пяриспеа артиллерийский огонь в направлении материковой части Эстонии. Из газеты "Известия" (Москва) от 26 сентября 1939 г. Сообщение ТАСС о прибытии в Москву министра иностранных дел Эстонии К.Сельтера 24 сентября в Москву прибыл министр иностранных дел Эстонии г. К.Сельтер в сопровождении директора Торгового департамента Министерства народного хозяйства г. Е.Уэма. К прибытию поезда перрон Ленинградского вокзала был украшен советскими и эстонскими флагами. На вокзале г. Сельтера встречали: заместитель народного комиссара иностранных дел тов. С.А.Лозовский, заместитель народного комиссара внешней торговли тов. М.С.Степанов, заместитель председателя Московского Совета тов. Д.Д.Королев, торговый представитель СССР в Эстонии тов. П.Е.Краснов, заведующий Протокольным отделом НКИД тов. В.Н.Барков, заведующий Отделом Прибалтийских стран НКИД тов. А.П.Васюков, комендант г. Москвы тов. Ф.И.Суворов, заместитель начальника Отдела договоров НКВТ Д.Д.Мишустин, весь состав Эстонской миссии в Москве во главе с Чрезвычайным Посланником и Полномочным Министром Эстонии г. Реем. Из Государственного архива Эстонии, ф. 957, on. 17, ед. хр. 24, л. 162-176. ("От пакта Молотова-Риббентропа..., с. 134-143.) ПЕРЕГОВОРЫ В. МОЛОТОВА С МИНИСТРОМ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ЭСТОНИИ К.СЕЛЬТЕРОМ В МОСКВЕ 24-25 сентября 1939г. Министр иностранных дел Эстонии К.Сельтер с супругой прибыл по приглашению правительства Союза ССР в Москву 24.09.39 г. в 16 часов. Его сопровождал директор торгового отдела Министерства экономики Ууэмаа <...> Вечером того же дня в 21 час Председатель Совета Народных Комиссаров и народный комиссар по иностранным делам Молотов принял министра иностранных дел Эстонии в Кремле. На приеме присутствовал с эстонской стороны посланник А.Рей, со стороны Советского Союза - народный комиссар по торговле Микоян. В документе ошибочно указано 23.09.39 г. - Прим. изд. Первая часть беседы вращалась вокруг взаимного торгового обмена между Эстонией и Советским Союзом, при этом была отмечена роль министра Сельтера в подписании в Москве в 1934 году соответствующего договора. Этот договор внес изменения в торговые отношения обеих стран, которые развивались с тех пор равномерно и без затруднений. Затем Молотов перевел беседу в политическое русло, заявив следующее: Молотов: Представляется, что торговые отношения налажены и новое торговое соглашение, для официального подписания которого правительство Советского Союза пригласило Вас в Москву, подготовлено. Политические же отношения между Советским Союзом и Эстонией не только не в порядке, но они - неудовлетворительны. 11обег интернированной польской подводной лодки из Таллинна показывает, что правительство Эстонии не очень заботится о безопасности Советского Союза. Правительство Эстонии или не хочет, или не может поддерживать порядок в своей стране и тем самым ставит под угрозу безопасность Советского Союза. Письменное разъяснение эстонского правительства по этому вопросу, переданное посланником А. Реем, неубедительно. Вы же признаете, что механизмы подводной лодки имели определенные неисправности. Следовательно, и. впрочем, это подтверждает и наша информация, что подводная лодка была отремонтирована в Таллинне, снабжена топливом, ей были оставлены 6 торпед и дана возможность уйти. Разъяснение эстонского правительства не опровергает это сомнение. Таким образом, в море оказалась подлодка, представляющая угрозу для советского 4[)л]oтa. Советский Союз, у которого на Балтийском море значительные интересы: большой порт в Ленинграде, большие военные и торговые флоты, ничем не защищен от подобных неожиданностей и в будущем. Выход из Финского залива находится в руках других государств, и Советский Союз вынужден мириться с тем, что они делают в устье этого залива. Так дальше не может продолжаться. Необходимо дать Советскому Союзу действенные гарантии для укрепления его безопасности. Политбюро партии и правительство Советского Союза решили потребовать от правительства Эстонии таких гарантий и для этого предложить заключить военный союз или договор о взаимной помощи, который вместе с тем обеспечивал бы Советскому Союзу права иметь на территории Эстонии опорные пункты или базы для флота и авиации. Сельтер: Взаимоотношения Эстонии и Советского Союза были неизменно хорошими. Я и прибыл сюда для того, чтобы подчеркнуть эти добрососедские отношения. Что касается приведенных Вами новых обстоятельств, то разрешите прежде всего заметить, что во время интернирования и бегства подводной лодки между Советским Союзом и Польшей официально не было состояния войны. Поэтому прежде всего возникает вопрос, может ли в какой-либо мере правительство Советского Союза делать упреки Эстонии о нарушении каких-либо международных правил и обосновывать какие-либо требования фактами их нарушения. Если же, однако, говорить о правилах нейтралитета, то согласно им заход подводной лодки одной из воюющих сторон в порты Эстонии как нейтрального государства, запрещен, за исключением некоторых частных случаев. Авария, т. е. поломка механизмов, является одним из таких случаев. Это обстоятельство известно Советскому Союзу. В нашем разъяснении указано, что подводная лодка обосновывала заход именно аварией и требовала своего освобождения. Однако правительство Эстонии нашло, что поломки механизмов не препятствовали движению лодки и поэтому не подпадали под понятие аварии. Только тот факт, что подводная лодка имела способность двигаться, дал нам право интернировать ее. Если бы лодка не могла двигаться из-за неисправности механизмов, то мы не смогли бы ее интернировать. Поэтому обвинение в том, что будто бы интернированная подводная лодка была приведена в порядок Эстонией, необоснованно. Мы не знаем, устранены ли обнаруженные в механизмах неисправности к настоящему моменту. Что касается побега польской подводной лодки, то могу еще раз подтвердить, что в этой истории нет оснований подозревать эстонское правительство ни в содействии побегу, ни в небрежности. Напротив, правительство Эстонии и официальные власти согласно своим возможностям приложили все силы для того, чтобы задержать подводную лодку. Если ей все же удалось бежать, то это в значительной мере несчастный случай, о котором мы сами больше всего сожалеем. Из этого происшествия никак нельзя делать вывод о том, что правительство Эстонии не в состоянии само защитить свой нейтралитет или, как Вы сказали, - поддержать порядок в своей стране. Еще менее следует делать из этого случая какие-либо далеко идущие выводы об отношениях между Эстонией и Советским Союзом. 23 К этому могу добавить, что судебное следствие о бегстве подводной лодки ведется и было бы желательно дождаться его результатов. Что же касается поднятого с Вашей стороны вопроса - пакта о взаимопомощи и базах, то у меня нет полномочий обсуждать его. Могу лишь сказать, что эти предложения идут вразрез с политикой равных отношений, нейтралитета со всеми государствами, которую Эстония, особенно в последние годы, так безупречно проводила. Эта политика настолько укоренилась в нашей стране, что Эстония не хочет, я в этом уверен, отказаться от этой политики и не хочет заключения военного союза, хотя бы и под названием пакта помощи с великий державой, в данном случае с Советским Союзом. Молотов: Кто не хочет? Вы не хотите, правящая группа не хочет, но широкие круги в Эстонии и народ хочет. Это нам известно. Сельтер: Смею утверждать, что нейтралитет и отказ от участия в политике великих держав является непоколебимым и твердым убеждением преобладающего большинства нашего народа, от которого он не хочет отказываться. Реп: Нейтралитет был внешней политикой Эстонии еще с 1920 года. Молотов: Однако у Вас уже есть военный союз с Латвией. У Вас могут быть такие же отношения и с Советским Союзом. Pen: Латвия - малая, а Советский Союз - великая держава. Эстонско-латвийский союзный договор не противоречит нейтралитету ни одной из стран-участниц, т. к. мы рассматриваем эстонско-латвийский нейтралитет как единое целое. Договор о союзе с великой державой легко сможет поставить малое государство в зависимость от великой державы и парализовать ее независимость. Сельтер: Взаимоотношения военного союза с великой державой затронули бы право свободного осуществления суверенитета Эстонии и сковали бы мирное развитие нашей страны и народа. Эти нежелательные последствия были бы особенно очевидны именно в данном случае, когда Советский Союз как союзник создал бы на территории Эстонии свои опорные пункты для флота и военно-воздушных сил. Развитие эстонского государства в течение 20 лет так наглядно подтвердило его право на существование в условиях суверенитета и независимости, что этого права нельзя нарушать подобным образом в пользу другого государства. Молотов: Не бойтесь, договор о помощи с Советским Союзом не представляет никакой угрозы. Мы не намереваемся затрагивать ни Ваш суверенитет, ни государственное устройство. Мы не собираемся навязывать Эстонии коммунизм. Мы не хотим затрагивать экономическую систему Эстонии. Эстония сохранит свою независимость, свое правительство, парламент, внешнюю и внутреннюю политику, армию и экономический строй. Мы не затронем всего этого. Сельтер: Несмотря на эти заверения, я остаюсь при своем мнении. Отношения между Эстонией и Советским Союзом определяют мирный договор и договор о ненападении. На их основе обе стороны могли жить и развиваться, поэтому в Эстонии было бы совершенно непонятно, для чего необходим поиск новых основ. Случай с подводной лодкой, который Вы привели, не говорит ни о чем и слишком казуистичен для того, чтобы предъявлять к Эстонии столь радикальные требования. Молотов: Мы считаем этот инцидент с подводной лодкой очень серьезным, а также рассматриваем его как симптом. Эта лодка может нанести большой ущерб судоходству Советского Союза. История с этой подлодкой показывает на отсутствие гарантий у Советского Союза, в которых он очень нуждается. В этом отношении нынешнее положение совершенно неестественно. Советский Союз должен ограничиться малой частью Финского залива, 20 лет тому назад нас посадили в эту финскую "лужу". Не думаете ли Вы, что это может оставаться навечно? Тогда Советский Союз был бессильным, к настоящему же времени значительно вырос в экономическом, военном и культурном отношениях. Советский Союз теперь великая держава, с интересами которой необходимо считаться. Скажу Вам - Советскому Союзу требуется расширение системы своей безопасности, для чего ему необходим выход в Балтийское море. Если Вы не пожелаете заключить с нами пакт о взаимопомощи, то нам придется использовать для гарантирования своей безопасности другие пути, может быть, более крутые, может быть, более сложные. Прошу Вас, не принуждайте нас применять силу в отношении Эстонии. Требования Советского Союза не противоречат принятым им ранее 24 обязательствам, а развивают их. укрепляя безопасность, которую существующие соглашения должны были обеспечить, но не сделали этого. Сельтер: Хочу заметить прежде всего, что эстонско-советский мирный договор не был навязан Советскому Союзу. - это был справедливый мир. Пакт о ненападении значительно развил в то время мирные отношения и, по нашему мнению, должен быть и сейчас непоколебимой нормой. Мы всегда были того мнения, что нейтралитет Эстонии, а также тот факт. что Эстония не позволила связать себя ни с одной великой державой или группой великих держав, были на пользу Советскому Союзу, потому что Эстония помогла тем самым сохранению мира на побережье Балтийского моря. Наша политика до сих пор была направлена на поддержание мира в прилегающем районе с помощью дружественных контактов и предотвращения политической напряженности. Для достижения этой цели мы полагали уместным только такие пассивные соглашения, как договоры о ненападении. Опасаемся, что как только мы заключим союзный договор с одной великой державой, например, с Советским Союзом, то навлечем на себя тяжелые подозрения со стороны других стран и нарушим состояние нормального равновесия в районе Балтийского моря настолько, что рискуем быть втянутыми тем самым в раздоры между государствами. От этих ссор, которые неизбежно возникнут раньше или позже, пострадали бы как Эстония, так и другие страны, расположенные на побережье Балтийского моря. Мы в этом твердо уверены. Строго придерживаясь в нашей внешней политике мирного курса, о чем я говорил выше. мы, например, заключили пакт о ненападении с Германией и, по нашему мнению, никакая опасность не угрожает ни Эстонии, ни Советскому Союзу через Эстонию. Верим, что тем самым мы оказали выдающуюся услугу делу безопасности на побережье Балтики. Однако Ваше предложение находится в известном противоречии с эстонско-германским договором о ненападении, т. е. стремлениями к умиротворению, которые этот договор выражает. Молотов: Против этого нам возразить нечего. С Германией у нас дружеские отношения и для устранения возможностей большого конфликта и стабилизации мира в Восточной Европе Советский Союз заключил с Германией договор о ненападении. Если Вы опасаетесь противоречий между эстонско-германским договором о ненападении и требованиями Советского Союза, то могу Вас заверить, что Германия даст свое согласие на заключение договора о взаимной помощи между Эстонией и Советским Союзом. Если желаете, возьму на себя получение этого согласия. Однако заключение такого пакта о взаимной помощи Советский Союз считает безусловно необходимым. Сельтер: Я высказываю общие соображения о внешней политике Эстонии, а не затрагиваю в данном случае вопросы, касающиеся той или иной страны. Эти общие принципы действуют и в отношении других государств, не названных мною. Эстонско-германский пакт о ненападении я упомянул здесь как пример использования тех средств, с помощью которых мы до сих пор успешно вносили свой вклад в укрепление мира на побережье Балтики. Реп: Однако, в том случае, если взаимоотношения Советского Союза и Германии основываются на договоре о ненападении, то и на Балтийском море отсутствует угроза, против которой Советский Союз должен был бы себя обезопасить договором о взаимной помощи и базами. Молотов: Договор с Германией имеет определенный срок действия. Так что ни мы, ни Германия не сложили оружия. На Балтийском море могуч появиться и угрожать Советскому Союзу силы других великих держав. Польско-i ерманская война показала, что великая держава не может передоверить свою безопасность другим. События также показали, что безопасность флота Советского Союза недостаточна и поэтому естественно, что Советский Союз возьмет в свои руки обеспечение этой безопасности. Pen: Какую "другую великую державу" Вы имеете в виду? Микоян: Например, Англию. Сельтер: Разъяснив, по нашему мнению, с достаточной ясностью позиции Эстонии, хотелось бы все же, учитывая важность вопроса, доложить своему правительству содержание сегодняшнего разговора. Молотов: Дело нельзя откладывать. Предоставлю Вам прямую связь с Таллинном и сразу продолжим переговоры так, как мы это сделали с министром иностранных дел Германии. 25 Сельтер: Как парламентский министр я обязан проинформировать, кроме президента и правительства, также и парламент, а этого нельзя сделать по телефону, причем так быстро. Для этого завтра же возвращусь в Таллинн. Молотов: Подчеркиваю еще раз - это дело срочное. Обстановка требует безотлагательного решения. Мы не можем ждать долго. Советую Вам пойти навстречу пожеланиям Советского Союза, чтобы избежать худшего. Не принуждайте Советский Союз применять силу для того, чтобы достичь своих целей. Рассматривая наши предложения, не возлагайте надежд на Англию и Германию. Англия не в состоянии что-либо предпринять на Балтийском море, а Германия связана войной на Западе. Сейчас все надежды на внешнюю помощь были бы иллюзиями. Так что Вы можете быть уверены, что Советский Союз так или иначе обеспечит свою безопасность. Если бы Вы не согласились с нашим предложением, то Советский Союз осуществил бы меры по своей безопасности другим способом, по своему желанию и без согласия Эстонии. Беседа закончилась в 22.15. Покинув Кремль, министр иностранных дел и посланник А. Рей направились в миссию и начали готовиться к отправлению первым самолетом, который должен был вылететь на следующий день утром. Приблизительно через 30 минут позвонили из Кремля и сообщили, что господин Молотов просит министра Сельтера вернуться к 24 часам. III В тот же вечер, в 24 часа, министр иностранных дел в сопровождении посланника А.Рея вторично был в Кремле. От Советского Союза присутствовали Молотов и Микоян. Молотов сообщил, что он подготовил письменный проект договора вместе с дополнительным протоколом, которые Советский Союз предлагал Эстонии для подписания. Взяв за основу переговоров проект, переговоры можно было бы провести быстрее. Одновременно он дал некоторые общие разъяснения по проекту, а именно: 1) Редакция проекта предварительная и может быть исправлена в ходе переговоров; 2) Советский Союз стремится только к тем стратегическим целям, которые необходимы для укрепления его безопасности; однако поскольку суверенитет, государственное устройство, а также экономическая система Эстонского государства останутся нетронутыми - то эти положения желательно зафиксировать в дополнительном протоколе, находящемся при проекте. Министр иностранных дел Сельтер заявляет, что хотя он в принципе должен возражать против этого предложения и не уполномочен вести переговоры о нем, все же он задаст несколько вопросов, чтобы ближе познакомиться с содержанием предложений. Иначе ему было бы трудно докладывать в Таллинне, что правительство Советского Союза подразумевало в той или иной статье. Молотов просит задавать вопросы. Сельтер спрашивает: Параграф I проекта говорит о взаимной помощи в случае нападения или угрозы одной из участниц договора со стороны третьего европейского государства. Как бы мыслилась помощь Эстонии Советскому Союзу в случае, если, например, этим третьим государством Европы была бы Румыния? Молотов: Подразумевается нападение или угроза только на Балтике. Проект можно соответственно уточнить. Сельтер: Может ли упомянутая в первом параграфе "угроза безопасности" быть чем-либо иным, кроме нападения извне? Если может, то каким образом уточнить понятие "угроза безопасности", которое очень неопределенно? Существующие правовые нормы содержат в отношении понятия "нападение" известные принципы, в то время как понятие "угроза безопасности" представляется крайне неясным. Молотов: Нападение извне понимается как положение, при котором третье государство угрожает безопасности Советского Союза или Эстонии. Сельтер: Чем бы могло угрожать безопасности это третье государство? Содержание безопасности настолько широко, что затрагивает также экономические, культурные и внутриполитические вопросы. На столь широкой основе констатировать "casus foederis" может оказаться очень трудным или же слишком легким. Посторонняя военная помощь может оказаться нужной лишь в случае военного нападения, в остальных же случаях каждое государство само справится с "угрозой безопасности". Молотов: Положение может быть и такое, что агрессии еще нет, но есть угроза. 26 Сельтер спрашивает: Будет ли помощь оказываться автоматически или по просьбе другой стороны. В первом случае могло бы возникнуть положение, когда Эстония по своей инициативе поспешила бы на помощь Советскому Союзу, например, в случае, если бы Эстония посчитала, что Советскому Союзу угрожает какое-нибудь балканское государство. Эта помощь могла бы быть крайне нежелательна по времени или форме. Возможна и обратная ситуация: Советский Союз мог бы посчитать, что Эстонии угрожает опасность, когда Эстония сама этого не только не считает, но и полагает помощь даже вредной. Молотов отвечает: Помощь оказывалась бы по просьбе другой стороны. Из текста проекта следует, что оказание помощи было бы обязательством, а не правом. Правительство Советского Союза считает, что в этой области расхождений не будет. Конечно, обе стороны стремятся защитить себя от нападений и для этого нуждаются в помощи. Сельтер считает, что этот вопрос не решен в проекте с достаточной ясностью. Одновременно он спрашивает, не представляется ли предусматриваемая в параграфе 2 "Экономическая и дипломатическая помощь" Эстонии неуместной? Недавно состоялась договоренность о торговом обмене, и она не предусматривает никакой помощи, а экономические обмены осуществляются на основе равновесия платежного баланса. Дипломатическая помощь в обычных условиях не нужна, а в условиях "нападения" подобная помощь обязательна на основе параграфа 1-го. Рей: Вероятно, нежелательно включать в проект положение, содержание и объем которого неясны, что может вызвать лишь недоразумения и споры. С этих позиций вторая часть 2-го параграфа представляется неуместной. Молотов и Микоян отвечают: Ту часть второго параграфа, в которой говорится об экономической и прочей помощи, можно опустить, если правительство Эстонии считает ее излишней. Сельтер спрашивает: Почему проект не называет, в каких портах Эстонии предполагается построить базы Советского флота? В этом виде остается неясным, какой порт пойдет под базу и какой останется свободным. Молотов отвечает: Базы флота могут быть на островах, в Таллинне, Пярну и возможно еще где-нибудь. Сельтер спорит: О Таллинне как базе флота, ни в коем случае не может быть и речи, т, к. Таллинн - столица Эстонии. Пярну не подходит по той причине, что гавань зимой в течение 4-х месяцев закрыта льдом. Реи: Кроме того, Таллинн - это торговый порт, где размещение военно-морской базы крайне неудобно, если вообще возможно. Находясь в одном пункте, не смогли бы исправно работать и развиваться ни военная, ни торговая гавань. Молотов спрашивает: Какие у Вас еще гавани? Может быть, можно обойтись без Таллинна и Пярну? Сельтер: По моему личному мнению, на Сааремаа есть места для гаваней. Молотов: Этого мало. Одного пункта было бы недостаточно. Сельтер: Я не могу сказать, но может быть, на Хийумаа нашлось бы подходящее место. Молотов: Сааремаа и Хийумаа интересуют Советский Союз преимущественно как военно-воздушные базы. На материке непременно должна быть по меньшей мере одна морская база. Какая гавань есть еще у Вас на материке? Микоян: Территории под военно-воздушные базы можно было выделить на основе аренды или концессии. Эта земля осталась бы частью территории Эстонии. Сельтер: Поскольку о Таллинне и Пярну речи быть не может, то в этом случае у Эстонии есть еще порт Палдиски. Реи: Показывает положение Палдиски на карте и дает разъяснение. Молотов: Возможно, Палдиски и окажется подходящим, но все же одного пункта недостаточно. Таллинн необязательно нужен. О каком пункте на островах еще могла бы идти речь? Сельтер отвечает, что подходящим местом мог бы быть Тагалахт на Сааремаа. При этом он спрашивает, чем вызван десятилетний срок действия договора? Молотов отвечает: Срок действия договора приведен в соответствие со сроком действия договора о ненападении между Советским Союзом и Германией. 27 Перейдя к дополнительному протоколу. Молотов по собственной инициативе поясняет, что этим документом мы хотим подтвердить, что у Советского Союза нет намерений навязать Эстонии ни коммунизм, ни советскую власть, ни вообще хотя бы в самой незначительной степени затронуть суверенитет Эстонии и ее самостоятельность. Вся общественная жизнь и государственное устройство со своим правительством и парламентом, зарубежными представительствами и т. д. - останутся без изменений, как внутренние дела эстонского государства. Сельтер: Приняв к сведению эти предложения и разъяснения правительства Советского Союза проинформирую о них Президента Эстонской республики, правительство и парламент. Молотов с сомнением: Значит, Вы намерены затягивать. Сельтер: Это не означает затягивания, это время, необходимое для обсуждения вопроса. Молотов: Когда можно ждать Вашего возвращения? Сельтер: Приблизительно в четверг. Сегодня воскресенье. Молотов: Дело имеет в высшей степени срочный и безотлагательный характер, так что дорог каждый день, каждый час. Было бы лучше всего, если бы можно было бы продолжить сразу. Сельтер: Еще раз поясняет, что у него как министра парламентского правительства нет возможности приступить к обсуждению вопроса до того, как будут проинформированы парламентские органы, и поэтому его пребывание в Таллинне необходимо. Молотов соглашается с этим. На вопрос Сельтера Молотов отвечает, что он распорядится, чтобы на завтрашний самолет, который отправляется из Москвы в 8 часов были бы зарезервированы места Сельтеру, госпоже Сельтер и трем сопровождающим лицам. Сельтер: Поскольку я ехал в Москву для подписания торгового соглашения, то и оно заслуживало бы известного упоминания. Микоян: Соглашение было готово для подписания. Потребовались внеочередные решения после возникновения политических обстоятельств. Молотов Сельтеру: Когда вернетесь в Москву, тогда подпишем торговое соглашение. Совещание закончилось в 1.10. <...> Из Государственного архива Эстонии, ф. 957, on, '"17, ед. хр. 10, л. 48-48. ("От пактаМолотова'Риббентропа...",с. 133-134.) ПИСЬМО НАЧАЛЬНИКА ТАЛЛИННСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ СЛУЖБЫ ПОГРАНИЧНОЙ ОХРАНЫ НАЧАЛЬНИКУ ПОГРАНИЧНОЙ ОХРАНЫ 25 сентября 1939 г.. 24.09.39 года приблизительно около 13.20 с кордона Пяриспеа Локсаского района были замечены двигавшиеся курсом с северо-востока на запад два советских миноносца, на бортах которых были надписи - русские буквы "Л. Г." и "С. М.". Оба корабля на расстоянии в три мили от Пяриспеа повернули назад, причем корабль со знаком "С. М." стал крейсировать у края полуострова Пяриспеа, в то время как второй миноносец, со знаком "Л. Г.", вошел в залив между Мохни и Пяриспеа. Он уменьшил ход и произвел в 13.30 3-4 выстрела из носовых орудий в направлении залива Эру. Опрошенные - начальник пограничного кордона Пяриспеа мл. фельдфебель Таур и дежурный того же кордона капрал Канди - подтверждают четыре выстрела, произведенных миноносцем, лейтенанты запаса Хуусман и Раннус слышали будто бы три выстрела и видели два столба воды от разрывов снарядов около острова Суур-Лоо; гражданин Тамсалу видел у острова Лоо четыре водяных столба, но слышал разрывы двух гранат, начальник пограничного кордона Эру мл. сержант Кюютс и дежурный капрал Лутс точно не знают количество выстрелов, но видели один водяной столб у острова Суур-Лоо и по слуху могут подтвердить разрыв одной гранаты в лесу к западу от кордона Эру. Ни воронки от разрыва гранаты, ни осколков до сих пор не найдено, несмотря на организованный осмотр окрестностей. 28 После стрельбы указанный миноносец повернул курсом на северо-запад и сделал две очереди из пулемета в неизвестном направлении. Пулеметная очередь была определена на слух, т. к. самого пулемета из-за дальности расстояния видно не было. Сразу после этого оба корабля ушли из наших вод на запад. А.Лююс подполковник, начальник Таллиннского отделения Jliaretgn Relations of the United States. Diplomatic Papers. The Soviet Union 1933-1939, Wigtoti, 1952, p. 940. (пер. с англ.) Информация посла США в Москве Л.А.Штейнгардта государственному секретарю США от 25 сентября: Министр иностранных дел Эстонии, прибывший сюда вчера, в тот же вечер прямо с балетного спектакля был вызван в Кремль. Он вернулся в отель, где остановился, забрал свой багаж и оставшуюся часть ночи провел в эстонской миссии. Сегодня в 8 утра он самолетом вылетел в Ригу, чтобы оттуда вернуться в Таллинн. Здешний посланник Эстонии завтра также вылетит самолетом в Таллинн. Я не могу пока еще сделать достоверных выводов о причине неожиданного отъезда министра, но наверняка в Кремле ему были предъявлены либо уже известные требования по тем вопросам, которые я излагал в телеграмме от 23 сентября, либо еще более радикальные. Ю;: s'pttKii-Sov^ Conspiracy and the Baltic States. Diplomatic Documents and the Evidence" %Лм^^^ государства. Дипломатические документы и Телеграмма посла Германии в Москве Ф.Шуленбурга в МИД Германии от 25 сентября: Сталин и Молотов попросили меня прийти в Кремль сегодня в 20.00. Сталин заявил следующее: "В окончательном урегулировании польского вопроса необходимо избегать всего того, что может в будущем вызвать трения между Германией и Советским Союзом". С этой точки зрения он посчитал неправильным сохранять аппендикс польского государства. Он предложил Германии территории к востоку от демаркационной линии, целиком провинцию Люблина и часть Варшавской провинции, простирающейся до Буга. В обмен мы должны будем отказаться от нашего права на Литву. Сталин передал это предложение для обсуждения на предстоящих переговорах с министром иностранных дел Рейха в Москве и добавил, что, если мы согласны. Советский Союз в соответствии с протоколом от 23 августа немедленно займется решением прибалтийских проблем, причем Сталин ожидает широкой поддержки правительства Германии по этому вопросу. Сталин четко указал на Эстонию, Латвию и Литву, но не упомянул Финляндию. Я ответил, что доведу все до сведения своего правительства. Из: Foreign Relations of the Vnhed States. Diplomatic Papers. The Soviet Union ;I933-1939, Washington, 1952\ p. 941.ftiep. англ.) Телеграмма посла США в Москве Л.А.Штейнгардта в Вашингтон от 26 сентября: В условиях строжайшей конфиденциальности мне удалось узнать, что предложение, сделанное министру иностранных дел Эстонии в воскресенье вечером (24 сентября) Молотовым, предусматривало в еще больших масштабах расширить условия провоза жизненно 29 важных советских товаров в Германию через Эстонию, уже включенные в договор, для подписания которого министр иностранных дел приехал в Москву. Кроме того намекали, хотя детали и не известны, что Молотов устно представил дополнительные требования, которые будут касаться укрепленных островов Эстонии. Из АВП СССР, ф. 059, on. t, n. 305, д. 2111, л 11S-119. ("Полпреды сообщают...", с. 57.) Телеграмма полпреда СССР в Эстонии К.Н.Никитина в НКИД СССР от 26 сентября: Сельтер только что сообщил мне, что в 6 часов вечера у них будет заседание правительства, после которого он сможет выехать в Москву. Сельтер заявил, что Эстонское правительство понимает жизненную необходимость СССР, заявленную при беседе с главой Советского правительства Молотовым, и готово идти на дальнейшее углубление дружественных отношений. Эстонский посол в Москве Рей сегодня прилетает в Таллинн с какими-то особыми дополнительными сведениями, но Сельтер считает, что его сведения вряд ли что могут изменить в уже намеченном эстонцами решении. Если ничего не изменится, то завтра в 12 часов дня мы вылетаем самолетом из Риги. Полетят Сельтер, Рей и я. Я сегодня вечером выезжаю поездом в Ригу. Одновременно Сельтер заявил мне протест на то, что 25 сентября три советских бомбовоза пролетели над Таллинном, а 24 сентября советская миноноска выстрелила по мнимой подводной лодке, а снаряд упал на эстонскую территорию. Сельтер стремился дать понять, что если они идут нам навстречу, то, мол, не следует злоупотреблять этой дружбой. Я ему сказал, что Советское правительство оценит должным образом ваше желание идти на углубление дружественных отношений и примет все меры к тому, чтобы ничто не затрагивало суверенные права Эстонского государства. Добавляю: вместе с Сельтером, мной и Реем прилетят из Риги самолетом профессор юридического права Пийп и председатель Государственной думы профессор Улуотс. Из Государственного архива Эстонии, ф. 84, on. 1, ед. хр, 1047, л. 32-39, ("От пакта Молотова'Риббеитропа...", с. 151-160.) ОБСУЖДЕНИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА О ДОГОВОРЕ О БАЗАХ НА ЗАСЕДАНИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА 26 сентября 1939 г. ПРОТОКОЛ No 29 Совместное заседание комиссий по иностранным и военным делам Государственной думы и Государственного совета 26-го сентября 1939 года в 17.30 в помещении Государственного собрания, комната No11. Присутствуют: члены Государственной думы М.Хансен, А.Юрима, В.Кадарик, А.Каринсэль, И.Нюман, А.Пийп, О.Пукк, Р.Рийвес, Л.Вахтер; члены Государственного совета: Ф.Акел, Я.Соотс, Й.Лайдонер, В.Пяте, И.Пухк. В заседании принимают участие: председатель Государственной думы Ю.Улуотс, председатель Государственного совета М.Пунг, премьер-министр К.Ээнпалу, министр иностранных дел К.Сельтер, военный министр П.Лилль, министр социального обеспечения О.Каск, первый помощник председателя Государственной думы А.Андеркопп, второй помощник председателя Государственной думы А.Маурер, посланник Эстонии в Москве А.Рей, начальник штаба вооруженных сил Н.Реэк, помощник министра иностранных дел О.Эпик и член Государственного собрания Я.Тыниссон. Председательствует А.Юрима. Протоколирует Секретарь Государственной думы П.Малвет, Повестка дня: Информация министра иностранных дел. 30 I. Председательствующий А.Юрима открывает совещание и по его предложению принимается повестка дня. По предложению премьер-министра совещание проводится как закрытое. II. Вопрос об участии в совещании члена Государственной думы Я.Тыниссона и членов руководства Государственного совета и Государственной думы. По предложению председателя Государственной думы принимается решение пригласить на совещание комиссии члена Государственной думы Я.Тыниссона и разрешить принять участие в заседании первому помощнику председателя Государственной думы А.Адеркоппу и второму помощнику председателя Государственного совета А.Мауреру. III. Информация министра иностранных дел. Министр иностранных дел К.Сельтер: В Москве уже некоторое время проходили торговые переговоры о заключении нового эстонско-русского торгового договора, которые завершились на сравнительно благоприятных для нас условиях. В результате торговый обмен увеличился приблизительно в 4,5 раза по сравнению с нынешним обменом. При этом мы ввозили бы из России преимущественно сырье. Мы могли бы использовать при этом некоторые порты России, а также дали бы транзит России через таллиннский порт. Вообще, можно сказать, что торговое соглашение благоприятно для нас. В связи с заключением торгового договора народный комиссар иностранных дел Советской России заметил, что если с торговым договором все в порядке, то в остальном отношения неопределенны. Последнее требует своего решения. Для этого следовало бы заключить новый договор - о взаимной помощи. Я отказался от переговоров по этому вопросу, пояснив, что являюсь парламентским министром и должен получить для этого соответствующие полномочия из Таллинна, куда и нахожу необходимым немедленно выехать. Отправился в эстонскую миссию, но через полтора часа меня вновь пригласили в Кремль и вручили проект текста договора, предлагаемого для подписания. Просмотрев проект, попросил разъяснений по отдельным пунктам. (Министр иностранных дел делает сообщение по проекту договора). Первый пункт настоящего проекта приемлем. Второй пункт было обещано опустить, если он нам не подойдет. В отношении третьего пункта, затрагивающего базы, попросил более подробных разъяснений, а когда был упомянут Таллинн, возразил, разъяснив, что это столица. Затем меня спросили, какие у нас еще есть гавани, на что я сказал, что речь может идти о Палдиски и Тагалахте на Сааремаа. По четвертому пункту больших обсуждений не было. Молотов упомянул эстонско-латвийский союзный договор, сказав, что если вы можете быть союзниками, то это не должно препятствовать подобному же союзу с нами. Молотов заметил, что заключение договора - спешное дело, однако сроков не назвал. Сказал еще, что надеемся на согласие вашего правительства, т. к. иначе были бы вынуждены принимать иные меры. Выехал в Таллинн. Правительство совещалось по этому вопросу, посланник Латвии был также проинформирован. Если бы это был договор с буржуазным государством, то этот вопрос решить было бы нетрудно. Сейчас же непременно нужно все более серьезно взвесить. Ясно одно, что если мы пойдем с готовностью на подписание договора, то он останется навечно. Правительство считает, что если иностранные комиссии не дадут отрицательного ответа, то следует приступить к переговорам. Главнокомандующий вооруженными силами Й.Лайдонер: Этот вопрос следует решить в принципе. Поэтому разъясню обстановку с точки зрения главнокомандующего вооруженными силами. Нельзя сомневаться, что если мы с Россией не достигнем соглашения, то будет война. Этот проект договора не ультиматум. До сих пор с нами обходились вежливо. Теперь представлю обзор, каковы были бы наши возможности к сопротивлению в случае войны. Известное время определенно можем сопротивляться. Как долго может продолжаться -сказать трудно, может быть несколько месяцев или дольше. Однако конец ясен. Хотя Россия, возможно, и не очень сильна в военном отношении, она все же в состоянии выставить против нас достаточное количество войск. С сухопутными силами мы могли бы еще кое-как справиться. Что же касается военной авиации, то Россия имеет что против нас послать. Наши 31 военно-воздушные силы очень малочисленны, заказы, сделанные за границей, еще не все выполнены. Только Германия выполнила часть поставок. Есть ли у нас надежда на помощь? Скажу определенно, что мы ее сейчас ниоткуда не получим, потому что никто не может нам ее предоставить в достаточной степени. Кроме того, сейчас никто не захочет помогать нам, т. к. это втянуло бы его в конфликт, в то время как общим стремлением является - остаться в стороне. Сейчас - все эгоисты. Несомненно очень удручающе подействовал распад одного 35-миллионного государства за такое короткое время. Кроме всего прочего, трудно начинать войну, когда тебе предлагают договор о помощи. Это было бы таким пропагандистским козырем для России, воздействие которого нетрудно представить. Радио говорило на чистом эстонском языке, что народ толкают в войну, в то время как мы предлагали свою помощь. Мы в таком положении, что нам очень трудно оказать сопротивление. Нас ставят в такое положение, что мы должны сделать первый выстрел. Считаю крайне необходимым включение в договор отдельных условий о суверенитете. Было бы очень легкомысленно ввергнуть нашу страну в военный конфликт. Мы должны сделать все, чтобы спокойно выйти из этого положения. Даже Германия не надеялась на такую скорую катастрофу в Польше. Правительство решило, что мы должны вступить в переговоры. Р.Ринвес: Пропаганда действует, и уже проводится сбор подписей за то, чтобы Россия послала свои войска через границу. А.Пипп: Есть ли что-нибудь добавить нашему посланнику к этому разъяснению? А.Рей: В Москве более ничего не прояснилось, было сказано лишь, что времени очень мало. Я.Тыниссон (к порядку ведения): Было бы желательно, чтобы правительство высказало свою позицию, в каком объеме и как далеко предполагается идти при заключении договора. Тогда комиссии было бы проще обсуждать этот вопрос. Министр иностранных дел К.Сельтер: Правительство еще не решило этот вопрос окончательно. А.Юрима: Нам предстоит обсудить - война или мир. Понятно, что если заключим договор, то и в дальнейшем положение не изменится к лучшему. Может быть, нам сейчас было бы легче защищать себя, даже зная, что поражение в войне неизбежно. Вопрос стоит так: или бороться, или погибнуть совсем - возможности победить нет. Если примем предложение, тогда останется надежда, что сохраним народ Эстонии. Это, конечно, лишь надежда, осуществление которой зависит от доброй воли России. Кажется, у нас выбора нет. С нашим нынешним вооружением мы не можем вступить в войну, столь тяжелую и разрушительную. Поэтому будем добиваться того, чтобы договор был настолько приемлемым для нас, насколько это нам удастся. Договор окажет очень тяжелое впечатление на народ. Большая часть народа решительно не желает усиления влияния России, но в данном случае выбора нет. Главнокомандующий генерал Й-Лаидонер: (в порядке справки). Повторяю еще раз, что мы можем защищать себя известное время. Годами сопротивляться мы не в силах. Для обороны государства сделано много, все, что возможно. Заказы размещены нами 2,5 года тому назад. Хотя все сроки уже прошли, поставщики наших заявок еще не выполнили, от некоторых не получено даже и половины. Причины - аннулирование заказов. Деньги сейчас ничем помочь не могут. Министр иностранных дел К.Сельтер: Наша защита находится в зависимости от известной системы государств Восточной Европы. Мы пытались разъяснить Польше, что она не в состоянии сопротивляться Германии. Нас посчитали предателями. Мы не можем вести войну против России в одиночку. Сейчас существуют четыре государства, которые зависят от России и Германии. Германии, видимо, нам бояться не следует. Между Германией и Россией существует равновесие и, вероятно, поэтому нам предложили договор. Если бы Россия чувствовала себя сильнее, то она просто захватила бы нас полностью. В.Пятс: Кажется, мы можем избрать лишь один путь. Надежды на помощь нет. Если начнется война, то погибнет все наше государство и вся наша интеллигенция. Мы погубим много народного богатства и множество людей. С другой стороны, мы освободимся от нейтралитета. Заключение договора вызовет подъем коммунистического движения, против которого тяжело бороться. Но выбора нет. Будем надеяться, что и в будущем Германия не 32 пожелает того, чтобы мы были уничтожены. В нынешних условиях Германии самой пришлось пойти на уступки, иначе бы ей пришлось тяжело. Если мы выступим категорически против, то у нас может возникнуть то же положение, что и в Польше. А.Пийп: Это все-таки ультиматум. Мысль о том, что русские интересуются происходящим у нас - не нова. Роль Жданова во внешней политике России велика, и когда он этот вопрос затронул, то мне сразу стало ясно, что нам придется его решать. Надежды на помощь со стороны нет. Хотя Англия и не желает, чтобы малые государства исчезли, сейчас она нам помочь не может. Заключение германо-советского договора усилило не Гитлера, а Сталина. В русско-германском договоре военные вопросы затрагиваются мало. Германия в настоящее время не в состоянии диктовать России, которая играет более значительную роль. Латвия тоже слаба и не может помочь нам. Героическая борьба возможна, но сейчас у народа не такое настроение. Смысл предлагаемого договора состоит в том, что мы всячески должны помогать России. Как это произойдет - выяснится тогда, когда начнутся военные переговоры. Вопрос о базах самый существенный. Нельзя оставлять открытым вопрос о портах, не называя их. База в Таллинне для нас абсолютно неприемлема. Предложим Палдиски на той же основе, на какой Китай договорился с Россией - вот это ваш залив и делайте с ним, что хотите. Положение было бы иным, если бы за спиной у нас была армия. Военно-воздушные базы будут созданы, разумеется, на островах. Хотя по Брест-Литовскому договору они должны были отойти, разумеется, к Германии. В случае конфликта придется выступать на стороне России. Сейчас положение именно таково, хотя соглашений с Россией у нас еще нет. Этот договор - скрытый протекторат. Это должно быть ясно для нас. Нам тоже должно быть ясно, какими могут быть наши максимальные услуги. Посланник А.Рей: Не следует этот вопрос воспринимать столь трагично. Ведь у нас нет возможности выбора другого пути. Иначе нас постигла бы участь Польши. Я очень сомневаюсь в том, что Польше вернут ее прежние границы. Россия наверняка ничего не вернет. Вероятно, Польша когда-нибудь поднимется снова, но мы, пожалуй, не поднимемся никогда. Реальным противовесом России могли бы быть Польша и Германия, и никто другой. Британская мощь сюда не дойдет - у нее много дел в других местах. Также не в состоянии сделать это и Франция. Теперь и Германия нейтрализована пактом с Россией. Как представляется, Россия еще разрешает торговаться с собой, и это указывает на то, что Германия не хочет усиления России на берегах Балтики. То, как ведет себя Россия, показывает, что в соглашениях с Германией есть неопределенность. Германия хочет "status quo". Ничуть не следует полагать, однако, что Германия слаба по отношению к России, хотя Россия и получила большую часть Полыни. С первого взгляда, базы - это очень плохо для нас, но, если Россия этого захочет, то захватит их сейчас же. Россия могла бы потребовать от нас большего, и мы считали, что так и будет сделано. Молотов пояснил с величайшим миролюбием, что мы вам ничего не навязываем, ни коммунизма, ничего, все сохранится - ваша внешняя политика, правительство. парламент и т. д. Если вы не желаете выполнить эти минимальные требования, тогда мы будем вынуждены использовать другие пути. Молотов сказал, что он гарантирует согласие Германии. Останется ли все это так - трудно сказать. Если Германия не будет слишком разорена, то равновесие сохранится. Мы - оптимисты и надеемся, что какой-то противовес найдется. И.Пухк: Мирный договор с Россией в значительной степени потерял свое значение. Если не будут определены точные границы баз, то можно предполагать, что они распространятся на всю территорию. Мы попытаемся сохранить свой народ, т. к. если Россия явится сюда, то всех нас вывезут на ее территорию. Договор России с нами сейчас лишь начало - он может быть распространен на Финляндию и другие страны. По крайней мере, можно ожидать этого. Попытаемся заключить только хороший договор, насколько эти возможно. Премьер-министр К.Ээнпалу: Само собой разумеется, что комиссии по иностранным делам палат должны принять решение. Правительство не нашло других путей, кроме того, что придется вступить в переговоры и принять в принципе предложение России. Оно, пожалуй, сейчас пока еще благоприятно, т. к. категорических требований нам не предъявлялось. Правительство не может сейчас представить окончательный проект. Правительство учло все представленные мнения. В состав делегации войдут министр иностранных дел К.Сельтер, Председатель Государственной думы Ю.Улуотс, член Государственной думы А.Пийп и посланник А.Рей. Военные эксперты не направляются. Если потребуется, они будут 33 направлены. Справедливо - договор легче подписать, чем выполнять. Делегация отправляется завтра в 12 часов из Риги самолетом. Промедление принесет вред. Главнокомандующий вооруженными силами Й.Лайдонер: Военных экспертов не будем посылать, чтобы и со стороны России их тоже не было. Самая большая наша слабость в том, что у нас за спиной нет опоры. Если бы соседи и хотели помочь - они не смогут этого сделать. Ясно, что при наличии другого выхода воевать нельзя. Если бы была надежда на какую-то помощь в назначенное время, то можно было бы вступать в борьбу. Если Россия слаба по отношению к великой державе, то против нас она достаточно сильна. Большая война еще придет. Чем она кончится, мы не знаем. Будем надеяться, что быстрое решение вопросов в наших условиях будет для нас самым благоприятным. Нам должно было ясно, что России Балтийское море необходимо. Наш исторический долг -не подвергать народ уничтожению, а попытаться провести его через трудности настолько успешно, насколько мы способны. На мир между великими державами сейчас надежды нет. Премьер-министр К.Ээнпалу: У нас нет права давать информацию на сторону по своей инициативе. Дело касается двух государств, и в одностороннем порядке этого делать нельзя. М.Пунг: Мне ясно, что к переговорам надо приступать. Иначе Москва может изменить свое решение, и нам будет еще тяжелее. Возможно, это еще и не максимальные условия. Пожелаем делегации, чтобы все было проведено наиболее деликатно. Время терять нельзя. Народ опасается худшего. Я.Тыниссон: Все присутствующие ответили на этот вопрос положительно. Я также поддерживаю. Надеемся, что Россия проявит благородство и допустит нашу делегацию к переговорам в полном составе. Я не могу примириться с тем, что иностранные комиссии, давая полномочия на заключение договора, не определили границ оказания взаимной помощи. Полагаю, что сообщу такую информацию, которая еще не известна присутствующим. Я располагаю сведениями, полученными частично из-за границы, согласно которым заключение этого пакта не является неожиданностью. В советских кругах циркулировали различные мнения об урегулировании финского и эстонского вопросов. Поездка Холсти в Москву значительно помогла укреплению взаимного доверия. Когда финская экономическая делегация ездила в Россию, то ей было обещано все, что ей надо, взамен того, что она захочет продать. Россия предполагала при этом, что Финляндия урегулирует также свои политические взаимоотношения, и ожидание этого вызвало даже нервозность. Россия не возражала против строительства укреплений на Аландских островах при том условии, чтобы они были настолько мощными, чтобы не попасть в руки Германии. Финляндия, однако, не смогла дать подобные заверения. В связи с этим у Советской России возникло недоверие и опасение, что Аланды отойдут Германии. Россию это положение не устраивает, т.к. она предпочла бы, чтобы эти острова отошли к ней, а не к Германии. Это проблема становилась тем острее, чем дружественнее Эстония относилась к Германии. Россия боялась - если Германия вступит в Финляндию, то последняя не окажет сопротивления, и возникнет новое дружественное Германии государство. По мнению России, положение в Финляндии таково, что Маннергейм не проявил дружественных чувств к Германии. Из Франции еще весной поступила информация, что Германия и Россия ведут переговоры, и в связи с этим в Париже испытывали беспокойство о нас и Финляндии. Нашего главнокомандующего германофилом не сочли. Мы свою линию сможем определить правильно, когда будем знать все. Мы не должны поддаваться паническому страху и из-за этого заключать договор. Акция Советского Союза гораздо глубже. Если это так, то мы не должны соглашаться со всем тем, что от нас требуют. Советская Россия добивается сейчас того, что ей необходимо для собственной безопасности. Постараемся пойти навстречу настолько, насколько это возможно. У России нет захватнических намерений, но мы должны быть настороже, чтобы коммунистическая революция не распространялась дальше. При заключении мирного договора мы могли бы требовать большего - тогда были деликатны, теперь это идет на пользу. Это послужило основой договора. Дружественные отношения с Германией, однако, стоили нам дорого. При переговорах необходимо создать атмосферу доверительности, чтобы не было затруднений при его осуществлении. Мы должны обсудить здесь также вопрос о том, какими станут наши отношения с другими. Здесь нет злого начала. Если Россия будет в безопасности, тогда у нас будут лояльные отношения с ней. Меня не удовлетворяет объяснение, что наряду с Польшей обсуждалось также положение Эстонии. У меня есть информация, что в Москве на J 34 переговорах с Германией Эстония не упоминалась. То, что Сталин поднял вопрос о договоре, неверно. Германия больше нуждается в нем. При определении судьбы Прибалтийских государств Германия сейчас не играет сколько-нибудь значительной роли. В конце войны у Британии определенно будет что сказать о Прибалтике. Россия не хочет конфликта с Британией, это ясно. Также мы должны выиграть время и найти другие возможности для определения правильной позиции. Мы должны избегать того, чтобы нам приписывали дружественные отношения с Германией. В будущем это приобретет большое значение. Соглашение с Россией сейчас менее опасно, чем дружба с Германией. Недоверие не должно сопровождать нас в Москву. А.Маурер: Этим договором мы связываем себя с Россией в военном отношении. Если Россия проиграет войну, то в каком положении мы окажемся? О проекте сказал бы, что я не верю в то, что он составлен так же неопределенно, как тот, что у нас на руках. Пункты 1 и 2 соответствуют характеру пакта. Пункт 3 - это способ оказания помощи. Конечно, этот проект составлен в спешке. Я оптимист в отношении скорого окончания войны. Германия не пожертвует Прибалтийскими государствами. Ясно то, что Россия хочет быть хозяйкой на Балтийском море. Мне также ясно, что между Германией и Россией существует граница, которую Россия не может переступить из опасения нарушить равновесие - все это при заключении договора необходимо иметь в виду. Председатель Государственного собрания Ю.Улуотс: Наша страна много натерпелась. Мы не могли предвидеть, что Советская Россия в создавшейся обстановке так быстро сделает свои выводы. Этот роковой документ, который мы здесь обсуждаем, имеет большое историческое значение. Надо решать: или война, или надо искать выход в договоре. Он несомненно урежет наш суверенитет и сильно затронет тем самым самосознание нашего народа. Если мы будем сопротивляться, то в результате нас вывезут с нашей земли - такую систему применяет Советская Россия. Поэтому попытаемся сохранить, что возможно. Договор очень тяжкий, по крайней мере, в проекте. Мы должны пытаться смягчить его. Этот договор может стать жизнеопасным для нас. Трудно сказать заранее, как много мы в Москве сможем достигнуть, но договор мы должны принять, хотя наша жизнь тем самым станет намного тяжелее. Мы должны значительно укрепить себя и изнутри. Россия ведь, в свою очередь, ожидает вступления на трон мирового гегемона. Буду стремиться служить своей стране настолько хорошо, насколько это возможно. Министр иностранных дел К.Сельтер: Сейчас получена телеграмма ТАСС с сообщением, что Риббентроп завтра тоже отправляется в Москву. Надеюсь, что его пребывание там предоставит нам больше возможности для торга. С нашей стороны нет четких предложений, т.к. было бы тяжело предлагать что-либо, а потом отказываться. Намереваемся упомянуть о своих отношениях и договорах с другими государствами, ведь их нужно придерживаться. Молотов заявил достаточно ясно, что Германия нам помочь не сможет. Однако, я думаю, что чем сильнее Германия на Востоке, тем лучше для нас. Посланник А.Реи: Информация Я.Тыниссона по вопросу об островах, в части, касающейся Аландов, соответствует действительности. Однако, что говорилось об эстонских островах, мне не известно. У России большие опасения, останется ли Финляндия нейтральной или присоединится к Германии. В свое время Россия заявила Финляндии, что она не возражает против укреплений на Аландских островах, если они будут достаточно мощными. Мы не заметили, чтобы нас подозревали в германофильстве. В отношении нашего нейтралитета у Москвы не было сомнения, также как не было и недоверия к нам. Мне гораздо легче вести дела с Молотовым после заключения германо-советского договора. Даже в деле с подводной лодкой не было больших трудностей. Главнокомандующий вооруженными силами Й.Лайдонер: Мы обсудили свое положение. Будем надеяться, и я желаю этого, что переговоры были успешными. Однако, опасаюсь, что на переговорах требования возрастут. Боюсь, что переговоры не будут столь успешными, как нам бы хотелось. Председательствующий А.Юрима: Подводя итоги, могу констатировать, что комиссии единогласно высказались за согласие приступить к переговорам на основе предложения, сделанного Советским Союзом, и при возможности заключить договор. Заключительное слово председателя не вызвало возражений членов комиссий. 35 Председательствующий А.Юрима: Желающих выступить нет. Повестка дня исчерпана. Совещание объявляю закрытым. Совещание закончилось в 21.52. А.Юрима (подпись) П.Малвет (подпись) Председатель собрания Секретарь-протоколист Из: I Document! diplomatici ilalittni S939'I943^v^^Roma, I9S7, p. 263. (пер. с йтал.) Сообщение посла Италии в Москве А.Россо в министерство иностранных дел Италии от 26 сентября: Из достоверных источников мне удалось узнать следующее: 1. По прибытии Риббентропа в Москву предусматривается заключение советско-германского пакта. Советский Союз в этом случае получит полную свободу действий в Балтийских государствах и Бессарабии, в то время как Германия укрепит свой контроль над Румынией. 2. Министр иностранных дел Эстонии после длительной беседы с Молотовым быстро вернулся обратно в Таллинн. В дипломатических кругах Балтийских государств опасаются начала советских военных действий в Эстонии и Латвии. Сообщение посла Италии в Берлине Б.Аттолико в министерство иностранных дел Италии от 26 сентября: На основании информации, полученной от посланника Эстонии и проконтролированной здесь же, мне стало известно, что разразившаяся в Польше буря движется дальше по направлению к Балтийским государствам. Министр иностранных дел Эстонии направился в Москву с кратким визитом. Прибыв утром, он оказался лицом к лицу с ультимативным требованием Советов - разоружить принадлежащие Эстонии острова в Балтийском море, и это принудило его вечером того же дня вернуться в Таллинн. Правительство Эстонии не нашло возможным оказать противодействие. Происшедшее вызвало тревогу во всех Балтийских государствах. Из: "Nazi-Soviet Conspiracy and theBalticStates...", p. 38-39. (пер. с англ.) Телеграмма посланника Германии в Эстонии Х.Фровейна в министерство иностранных дел Германии от 26 сентября: Начальник эстонского Генерального штаба информировал меня о требовании Советского Союза заключить договор, при этом было заявлено, что Советскому Союзу необходимы морская база в Палдиски и военно-воздушная база на эстонских островах. Генеральный штаб рекомендовал принять требование, поскольку германская помощь исключена, так как она еще больше осложнила бы ситуацию. 25 и 26 сентября советские самолеты совершали обширные облеты территории Эстонии. Генеральный штаб распорядился не стрелять по самолетам, чтобы не ухудшить обстановку. Телеграмма сотрудника министерства иностранных дел Германии Э.Брюкльмейера в посольство Германии в СССР для передачи Риббентропу от 27 сентября: Министр иностранных дел Эстонии передал просьбу информировать министра иностранных дел Германии (если только возможно, до его отъезда из Москвы) о том, что эстонское правительство, видя перед собой сильнейшую угрозу немедленного нападения, вынуждено согласиться на военный союз с СССР. Министр Сельтер с сопровождающими его лицами 36 вылетит в Москву для переговоров завтра (в среду). Цель переговоров: оформить договор таким образом, чтобы сохранить суверенитет и внутреннюю безопасность страны, оставив в силе советско-эстонскии пакт о ненападении. Поэтому они намерены сделать предложение: оставить в силе заключенные с третьими странами соглашения о ненападении при выполнении обязательств по взаимопомощи. Далее будет высказано пожелание, чтобы военно-морские и военно-воздушные базы предоставлялись только в случае воины, когда потребуется выполнить обязательства о помощи; в мирное же время достаточно заниматься подготовкой баз. Советы сначала потребовали в качестве морской базы Ревель, однако, видимо, согласятся на Палдиски или порт на Сааремаа. Эстонцы желают по возможности предоставить аэродромы только на островах. Общая тенденция такова: удовлетворять требования лишь постольку, поскольку это необходимо для того, чтобы предотвратить нападение и сохранить существующие хорошие отношения с Германией. У1}:\ Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. The Soviet Union 1933-1939, Jiasflington, 1952, p. 941-942. (пер. с англ.). Телеграмма посла США Л.А.Штейнгардта в Вашингтон от 27 сентября: В прессе сегодня опубликовано коммюнике ТАСС, касающееся советско-эстонских переговоров, полный перевод которого следует ниже: "Учитывая, что разъяснения эстонского правительства, касающиеся обстоятельств исчезновения в неизвестном направлении интернированной в Таллиннском порту польской подводной лодки, были неудовлетворительными, начаты советско-эстонские переговоры о мерах по обеспечению защиты советских вод от возможных диверсионных актов иностранных подводных лодок, скрывающихся в Балтийском море. Согласно разъяснениям эстонского правительства, польская подводная лодка вошла в < эстонские территориальные воды с поврежденным двигателем, что затрудняло ее движение. Невообразимо, как в таких условиях поврежденная подводная лодка могла ускользнуть из-под охраны из порта столицы Эстонии. Более вероятно, что подводная лодка была отремонтирована в Таллинне и, очевидно, снабжена топливом. Но таким образом получается, что ей дали возможность бежать. Учитывая полученные сегодня из Ленинграда донесения о том, что перископы неизвестной подводной лодки были замечены в двух местах в районе Лужской губы, можно сделать вывод, что где-то недалеко от берегов Эстонии расположена засекреченная база неизвестных подводных лодок. В таких условиях приобретает огромное значение вопрос обеспечения безопасности советских территориальных вод от актов диверсии скрывающихся подводных лодок". ТАСС также опубликовал сообщение из Ленинграда, на которое дана ссылка в вышеприведенном материале, где говорится, что 26 сентября между 14 и 15 часами советские патрульные пограничные катера зафиксировали в разных местах перископы двух подводных лодок, а также отмечается, что миноносцы Балтийского флота направлены в те места, где были замечены перископы. ИзЦГАСА СССР, ф. 39041, on. 6, д. 3, л. 1-2. ("Полпреды сообщают...", с. 59.) ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРКОМА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР И.И.МАСЛЕННИКОВА НАРКОМУ ОБОРОНЫ СССР, МАРШАЛУ СОВЕТСКОГО СОЮЗА К.Е.ВОРОШИЛОВУ 27 сентября 1939 г. По данным Ленинградского пограничного округа, в прилегающей к СССР пограничной полосе Эстонии, под видом проведения осенних маневров, происходит сосредоточение полевых частей эстонской армии. 37 В г. Нарва прибыло несколько войсковых подразделений, которые приведены в боевую готовность. Офицеры группами проводят рекогносцировку местности вблизи границы. В районе Усть-Нарова отмечено передвижение танков. В 5 км южнее г. Нарва, против участка 7 Кингисеппского пограничного отряда и на линии деревень -Поптово-Турок, против участка 9 Псковского пограничного отряда, установлены орудия в направлении территории СССР. В начале октября сего года намечен призыв в армию личного состава запаса 1909-1916 годов рождения, а приписанных к артиллерийским частям - в возрасте до 40 лет. Эстонской пограничной стражей усилена охрана границы. На отдельные кордоны доставлены станковые пулеметы. Среди населения пограничной полосы Эстонии распространяются слухи о том, что Германия освободила польских крестьян от налогов и что в самой Германии крестьяне живут лучше, чем в СССР. На текстильных фабриках г. Нарва уволено большое количество рабочих, что вызвано возмущение и недовольство населения. Рабочие заявляют, что, если им не будет предоставлена работа, они организованно перейдут на территорию СССР. Трудовое крестьянство эстонских пограничных сел высказывает симпатии к СССР и выражает желание о присоединении Эстонии к Советскому Союзу. Масленников Заместитель народного комиссара внутренних дел Союза ССР Из Государственного архива Эстонии, ф. 957, on. 17, ед. хр. 21, л. 2-31. ^'щ ("От пакта Молотова-Риббечтропа...", с. 167-173.) Д ПЕРЕГОВОРЫ И.СТАЛИНА И В.МОЛОТОВА С ДЕЛЕГАЦИЕЙ ЭСТОНИИ О ЗАКЛЮЧЕНИИ ДОГОВОРА О ВЗАИМНОЙ ПОМОЩИ 27 сентября 1939 г. В среду, 27 сентября, в 18.00 для продолжения переговоров о заключении договора о взаимной помощи самолетом из Риги в Москву прибыл министр иностранных дел Сельтер и сопровождающие его - председатель Государственной думы профессор Улуотс и член Государственной думы профессор Пийп. Немного позже позвонили из Кремля и сообщили, что Молотов просит министра иностранных дел Сельтера продолжить переговоры еще сегодня, в 20.30, чтобы не терять время. Решили идти всем составом делегации, т.е. Рей, профессора Пийп и Улуотс, о чем и сообщили Молотову. К назначенному времени наша делегация прибыла в Кремль, где для встречи был предназначен кабинет Председателя Совнаркома Молотова. Через несколько минут их принял Молотов. После взаимных представлений и обмена обычными любезностями расположились за длинным столом для совещаний. Вместе с Молотовым находились еще его помощник, а также нарком внешней торговли Микоян. Сразу после того, как заняли места за столом. Молотов спросил: Ну, что скажете? Сельтер сообщил, что правительство Эстонии и парламентские органы тщательно взвесили требования Советского правительства, которые сформулированы в представленном Вам< 24 сентября проекте договора о взаимной помощи. | Я уполномочен сообщить, что правительство Эстонии в принципе не возражает против подобного пожелания правительства Советского Союза и согласно продолжать переговоры по этому вопросу на основе представленного проекта, однако оно хотело бы видеть в этом проекте некоторые изменения, которые мы в письменном виде, отредактированные, можем представил! уже завтра. [:] Правительство Эстонии также считает, что для развития переговоров было бы полезно, чтобы они проходили в спокойной обстановке. Однако этому мешают нарушена 38 территориальных прав Эстонии со стороны военных советских кораблей и самолетов, но поводу чего я заявил протест в Таллинне посланнику Советского Союза. На это Молотов отвечает, что мне ничего не известно о сообщенных Вами фактах нарушении с нашей стороны территориальных прав Эстонии. Выясним и дадим ответ позже. Согласие правительства Эстонии на продолжение переговоров радует правительство Советского Союза, и с этим вопросом все могло бы быть в порядке. Однако у нас, к сожалению, есть плохие вести. Только что правительство Советского Союза получило известие, которое будет опубликовано завтра в прессе, что советский пароход "Металлист" был торпедирован в районе Нарвской бухты неизвестной подводной лодкой и затонул. Значительная часть членов команды погибла. (Молотов зачитывает телеграмму ТАСС и немного спустя передает ее нашей делегации). Кроме того, вчера в Лужской бухте были замечены перископы двух подводных лодок. Эти факты настолько существенно изменили общую картину, что Советское правительство не может больше ограничиваться теми предложениями, которые я представил Вам в прошлый раз, и поручило мне сделать дополнения к ним, а именно: Эстония должна предоставить Советскому Союзу право в течение нынешней войны в Европе держать в разных ее местах 35 000 человек пехоты, кавалерии и авиации с тем, чтобы предотвратить втягивание Эстонии или Советского Союза в войну, а также для защиты внутреннего порядка в Эстонии. Сельтер: Поскольку это предложение новое и сделано впервые, то, естественно, эстонское правительство не могло выработать свою точку зрения на это пожелание. Однако мне нет необходимости советоваться со своим правительством, чтобы ответить Вам, что это предложение для Эстонии неприемлемо. Как по форме, так и по содержанию, средства, указанные в этих предложениях, означали бы военную оккупацию Эстонии. С этим ни правительство Эстонии, ни эстонский народ ни в коем случае не могут согласиться. Нахожу, что наши переговоры станут очень трудными, если мы не будем придерживаться тех границ, которые каждая из сторон установила для себя ранее. Молотов: Если бы в прошлый раз мы сразу могли продолжить разговор, то достигли бы договоренности на прежних позициях. Вы, однако, медлили. Между тем обстановка развивалась, как Вы видите, и новые события вызвали новые проблемы. Новые события показывают, что для безопасности Советского Союза необходимо больше, чем говорилось прошлый раз. Сельтер: Упрек в том, что правительство Эстонии медлило, необоснован. Находился здесь 24-го этого месяца. Выехал в Таллинн, чтобы проинформировать своего президента, правительство и парламент. Вернулся уже сегодня, т. е. 28-го сентября. Дать ответ быстрее в таком серьезном деле совершенно невозможно, особенно если учесть, что Эстония является парламентской республикой. Поэтому независящие от нас события, которые произошли в промежутке, не могут дать ни малейшего права Советскому Союзу предъявлять новые требования. Улуотс: Я как председатель Государственной думы, могу подчеркнуть, что те сроки, в течение которых парламент Эстонии собрался для того, чтобы заслушать информацию правительства и выработать общую позицию в отношении предложений Советского Союза, были исключительно короткими, что объясняется лишь тем, что парламент должным образом оценил большую важность вопроса, а также необходимость быстрого урегулирования возникшего положения. Поэтому было бы неправильно, основываясь на утверждении, что правительство Эстонии виновато в затягивании и что якобы возникли новые обстоятельства, выдвигать новые требования. Я поддерживаю точку зрения, высказанную министром Сельтером, и также выражаю опасения, что было бы трудно найти основу для переговоров, если советское правительство будет придерживаться своего нового предложения. Молотов: Советское правительство настаивает на этом предложении. Если желаете. Вам это может подтвердить Сталин и разъяснить предложение. Желаете ли Вы говорить с ним? Сельтер: Желаем. Молотов: (в телефон) - Тов. Сталин, подойди. Господин Сельтер и другие эстонские господа у меня. Они возражают против наших новых предложений. Называют это "оккупацией" и другими страшными словами. Приходи помочь убедить их в необходимости нашего предложения. Сталин через несколько минут появляется на совещании. Молотов представляет ему членов эстонской делегации и посланника Рея, после чего совещание продолжается. 39 Сельтер: Повторяет Сталину новое предложение Молотова и свои возражения, ; высказанные Молотову, добавив, что поскольку "Металлист" был торпедирован в Финс заливе, а не в территориальных водах Эстонии, нельзя обвинять в этом деле эстонс правительство, тем более, что бежавшая из Таллинна подводная лодка шла совсем в дру направлении, высадила на острове Готланд двух эстонских матросов, захваченных силой побеге. Следовательно, эта подводная лодка не могла быть торпедировавшей. Из всего вышесказанного следует, что новое предложение г-на Молотова ничем обосновано. Это предложение, как я уже отметил, означало бы по существу и по фо оккупацию Эстонии, с чем правительство Эстонии ни при каких условиях не мо согласиться. Молотов: События последних дней показывают, что у Советского Союза отсутсп какая-либо безопасность. Следует полагать, что в Финском заливе имеется место, где чу подводные лодки могут базироваться и снабжаться горючим. В море, на пороге Ленингр торпедируют и топят суда Советского Союза, тонут советские моряки. Возможно, в нападе не участвовала бежавшая из Таллинна лодка, возможно, в Балтийском мире находится ж какого-либо третьего государства, например, Англии, однако факт в том, что у Совете] Союза отсутствует безопасность на море и правительство Эстонии не в состоянии с обеспечить эту безопасность. Если бы в Эстонии находилась советская армия, тогда мо: было бы быть уверенными, что никто не рискнет предпринять подобных нападений. Сельтер: Если предположить, что приведенные Вами факты правильны, ничем однак" подтверждено и не может быть подтверждено, что Эстония виновата в событиях после? дней. А без вины нельзя накладывать на Эстонию наказание. Микоян: Предложение Советского Союза не наказание. Сельтер: Ваше новое предложение означало бы военную оккупацию, так как территорию Эстонии была бы доставлена чужая армия в 35 000 человек. Эти чужие во] располагались бы в "различных местах" и защищали бы внутренний порядок в Эстонии, занимались бы внутренними делами Эстонии. Рядом с этим все заверения о сохран< суверенитета Эстонии, ее государственного и экономического устройства, были бы мер бумагой. Военную оккупацию независимого государства, которую основывают на подоб мотивах, нельзя считать ничем иным, как наказанием, в данном случае, безосновательнь несправедливым. Г-н Молотов заметил, что "очевидно, чужие подводные лодки снабжа нефтью в Финском заливе". Это - предположение, кроме того, неподтверждек Современные подводные лодки способны брать на борт запас горючего, достаточный шестинедельного плавания. С начала войны прошло лишь 4 недели. Улуотс: Правда, с правовой точки зрения, предложение г-на Молотова означало военную оккупацию, что неприемлемо для правительства Эстонии. Правительство Эстх смогло сообщить парламенту о предыдущем предложении, и я могу еще подтвердить, чт этому вопросу парламент высказал свою точку зрения исключительно быстро. Правитель Советского Союза должно учитывать, что Эстония - это парламентское государство и поэ1 ее правительство не может принимать решения в подобных делах без парламента. Эстом парламент нашел, что мы можем вступить в переговоры на основе тех предложений, коте советское правительство сделало 3 дня назад. Новое предложение меняет картину настоа что у нас отсутствует юридическая основа для продолжения переговоров. Сталин: Наше новое предложение не имело в виду наказание. Это средство защиты. не знаем, кто помог побегу польской подводной лодки из Таллинна. Мы, во всяком случа виноваты в этом. Верим также, что правительство Эстонии не виновато. Однако в Эсто очевидно, гнездятся международные силы, которые занимаются подобными делами. У имеется также влияние на народные массы. Когда Вы заключите с нами договор, то ОД этого покажется мало. Другие же скажут, что нашу страну продали. Могут возникнуть ра) и диверсии. Их надо избежать. Для этого и нужно разместить в Эстонии сильное соедий Красной Армии. Тогда никто не осмелится предпринять подобное. Сельтер: Когда Вы, г-н Сталин, сказали откровенно, что не верите, будто бы правителе Эстонии виновато в побеге польской подводной лодки, то это важные высказывания, коте мы с самым большим удовлетворением принимаем. Но я не могу присоединить^ предположению, что какие-то международные силы могли бы приобрести такое влЩ которого Вы опасаетесь. , 40 Пини: Эстонский народ без сомнения с удовлетворением воспримет договор о помощи с Советским Союзом, и поэтому нет необходимости бояться каких-либо диверсий. Сталин: Народ везде хороший. Однако среди народа есть плохие деятели, которые занимаются такими делами и имеют такие цели, которых народ не знает и которые народу наносят вред. На этих днях, вблизи Одессы произошло крушение военного железнодорожного поезда. Однако, смотрите, нашелся кто-то, кто организовал это крушение. Через Эстонию засылали в Советский Союз тысячи шпионов, которых мы ловили и многих, к сожалению, расстреляли. Сельтер: Мы надеемся, что договор, будет таким, что он не затронет чувств народа Эстонии и что народ примет его с удовлетворением. В этом случае не надо опасаться каких-либо эксцессов. Сталин: Нынешнее положение в Финском заливе было навязано народам Советского Союза, которые до сих пор это терпели. Пинп: Мирный договор между Эстонией и Советским Союзом, в подготовке которого я тоже принимал участие, был договором, который обеспечил "справедливый" и прочный мир. Реи: В Эстонии никогда не считали, что мир навязан Советскому Союзу. Верится, что этот мир отвечал жизненной необходимости Советского Союза. Если теперь основу нынешних отношений изменить подобным образом в ущерб Эстонии, то нынешние хорошие отношения пострадали бы, что не пошло бы на пользу и Советскому Союзу. Дружеские чувства эстонского народа убавятся. Сталин: Ввод частей Красной Армии в Эстонию в соответствии со сделанным сегодня предложением безусловно необходим. Заверяю Вас, без этого заключение договора невозможно, и мы были бы вынуждены искать другие пути для укрепления безопасности Советского Союза, это необходимо. Без этого дальше нельзя. Учтите, что это лишь мера военного времени. После того, как минует война, мы вернем те части, о которых говорится в сегодняшнем предложении. Сельтер: Мы поняли бы, если бы Вы желали разместить в морских базах небольшие гарнизоны, в задачу которых входила бы оборона баз со стороны моря. Эти гарнизоны должны были бы соответствовать потребностям зашиты находящихся в базах укреплений и других средств, а также численности эстонского народа и его армии. Сейчас же места для баз еще не выбрали, и в их местоположениях нет ничего, что следовало бы защищать, кроме самой территории Эстонии, для защиты которой не нужны подобные средства. Ваше предыдущее предложение предусматривало военное сотрудничество в случае вооруженного нападения и если бы этому нападению подверглась территория Эстонии. При условии заключения договора защита территории, также и с точки зрения потребностей Советского Союза, была бы в достаточной степени обеспечена. Никакого нападения на эти базы, если они будут созданы, - с суши не следует бояться. Об этом позаботится достаточно бдительно Эстонское правительство своими силами. По всем этим причинам можно было бы говорить, кроме случая агрессии, лишь о гарнизонах баз и о том, что размеры этих гарнизонов будут определены в соглашении. Кроме того, размеры этих гарнизонов следовало бы зафиксировать отдельно на время нынешней войны в Европе. Только на этой основе можем продолжать разговор. Сталин: Согласны сделать в наших предложениях изменения в соответствии с сформулированной Вами позицией. Молотов кратко обобщает позиции Сельтера и Сталина. Сельтер: Если теперь говорить о численности оборонительных сил морских баз в условиях нынешней войны, то 35 000 человек для этого слишком много. Такая армия нецелесообразна и обременительна и может принести лишь трудности и недоразумения. Это количество мы не можем принять. Сталин: Я не считаю возможным еще уменьшить это количество. Эстония сама может иметь 150 000 человек в вооруженных силах. 25 000 красноармейцев - это минимум. Сельтер: Даже во время освободительной войны у Эстонии не было 150000 человек в армии, а гораздо меньше. Сейчас, когда армия не мобилизована, не может быть и речи о 150 000. Сталин: Вы же мобилизовались против нас? Сельтер: Нет. Мы не считали наши отношения с Советским Союзом такими, что должны были мобилизоваться. 41 Pen подтверждает это со своей стороны. Сталин: Сколько человек в Вашей армии? Сельтер: У меня нет данных на этот счет, но во всяком случае 35 000 чужих солдат был бы относительно слишком много. Сталин: Хорошо, уменьшим это количество до 25 000 человек. Сельтер: И это слишком много. Сталин: Это минимум. Поскольку споры но этому вопросу зашли в тупик, предложили связаться с правительство! республики, для чего они предложили нам прямую связь из Кремля. Наша делегация благодарностью от этого отказалась, однако выразила пожелание, чтобы телефонную связ посольства с Таллинном предоставили бы быстрее. Молотов обещал устроить это. Телефоннуь связь получили без промедления. Совещание закончилось в 22.00. Следующее совещание назначили на четверг в 16.00. Из Государственного архива Эстонии, ф. 957, on. 17, ед. хр. 7, л. 27. ("От пакта Молотова-Риббентропа...", с. 173.) , Телеграмма миссии Эстонии в Москве в министерство иностранных дел Эстонии о 27 сентября: Ссылаясь на торпедирование "Металлиста" и нашу неспособность защитить CBO] нейтралитет, перед нами поставили новое требование, чтобы Советскому Союзу было да" право иметь в Эстонии базы и для поддержания внутреннего порядка двадцать пять тыся человек. Сталин смягчил дело, сделав оговорку, что это требование действительно только н время войны в Европе, и войска будут находиться на базах для их охраны. Будем настаивать н том, чтобы ограничиться гарнизонами на базах, уменьшив численность. Соглашения хотят четверг. Очень тяжелы, но не безнадежны переговоры в 16 часов. Миссия. Из: W.Tomingas. "The Soviet Colonization of Estonia" ("Советская колонизация ЭстонищЩ Kultuur Publishing House, 1973, p. 114-115. (пер. с англ.) /^jii ИЗ ДНЕВНИКА ПРОФ. А.ПИЙПА Наша первая встреча со Сталиным и Молотовым закончилась в 10 вечера. Вернувшись представительство, мы приступили к составлению сообщения, которое собирались послат своему правительству. Передавать его по телефону боялись. Думали, что наш разговор могу прослушать на телефонной станции в Таллинне. Новость распространится, как пожар, и посее волнения, даже панику. В исключительно трудное время, которое ожидало Эстонию, это могл' бы привести к катастрофе. Мы решили отправить закодированное сообщение о переговорах в телеграфу и, поскольку кодирование должно было занять какое-то время, сначала послать Таллинн записку, что телеграмма скоро будет отправлена. Зная, что до получения ответа може пройти несколько часов, мы занялись обсуждением опасной ситуации. Говорили об откровенв провокационных полетах советской авиации над Эстонией, о концентрации против нас си советской армии и флота, об отсутствии всякой помощи со стороны, о невозможности провеет! мобилизацию, мрачной перспективе того, что сопротивление приведет к массовом уничтожению эстонского народа. Надеялись, что можно найти способ спасти страну от гибели О том, что случится с нами самими здесь, в Москве, мы не беспокоились. Мы приняли решени бороться прежде всего против нового предложения Советского Союза и выработан собственную позицию на случай, если правительство не сумеет вовремя прислать ответ Несмотря на усталость, начали работать над встречными предложениями. Около 3 часов ноч1 мы расстались, чтобы вновь встретиться в 8 утра. Но спать никто не мог. Мысли о судьб Эстонии мешали нам заснуть... 42 |М|^Ц|йрсотве"" архива Эстонии, ф. 957, on. 17, ед.хр.9, л. 31-40. |^Д||1|йЙ"вМ"ло/повд-Рмббен/яро/гв...^, с. 173-180.) СОВЕЩАНИЕ ЭСТОНСКОЙ ДЕЛЕГАЦИИ В МОСКВЕ ПО ВЫРАБОТКЕ ТЕКСТА ПАКТА О ВЗАИМНОЙ ПОМОЩИ 27-28 сентября 1939г. По возвращении в миссию в 22 часа министр иностранных дел попросил членов делегации не расходиться и предложил вместо отдыха приступить к работе. Хотя очередное совещание было назначено на следующий день на 16 часов, не исключалась возможность того, что и'? Кремля последует просьба начать совещание раньше, как это здесь иногда уже бывало. Бели МЫ хотим выступить на совещании с точно сформулированными позициями, то должны Приступить к работе сразу, чтобы быть готовыми еще до наступления утра. Это предложение не встретило возражений. При обсуждении у членов делегации возникли вопросы, и были приняты решения, о которых говорится в дальнейшем. Обсуждения, высказывание точек зрения и принятие решении были единогласными. Особого мнения ни по одному вопросу никто не высказал. Прежде всего, принимая во внимание, что правительство республики дало согласие на переговоры и заключение пакта с правительством Советского Союза на основе ранее Представленного проекта, возник вопрос, не изменило ли новое требование Советского Правительства обстановку настолько в значительной степени, что переговоры следует прервать И выехать домой. Делегация констатировала, что: 1. Высказывания советских представителей - Сталина, Молотова и Микояна, без сомнения, Ц указывают на то, что Советский Союз намерен решительно добиться осуществления тех целей, Ц которые он преследует заключением пакта. Поэтому общее впечатление членов делегации, Ц полученное на переговорах, таково, что у Эстонии мало шансов на то, чтобы прекратить | переговоры или придерживаться своих контрпредложений, хотя бы сведенных до минимума с точки зрения Эстонии, без того, чтобы не опасаться осуществления предостережения Молотова и Сталина. 2. Сталин и Молотов в конце концов согласились с позицией Сельтера, что речь может идти I лишь о гарнизонах на территории баз, а не по всей стране, как это первоначально они | требовали. | 3. Сталин и Молотов согласились с позицией Сельтера, что задачей таких гарнизонов ни в Ц коем случае не может быть ничего другого, как "защита внешней безопасности баз", а не "поддержание внутреннего порядка в Эстонии". ' : 4. В рамках 1-го и 2-го пунктов вопрос о гарнизонах на базах возник бы и в связи с Иредыдущим предложением правительства Советского Союза, в порядке уточнения или В осуществлении договора. Дело в том, что первый проект, полученный от Советского правительства, предусматривал, что "Эстония обеспечит Советскому Союзу право иметь базы в портах Эстонии". Поскольку на базах, понятно, находятся не только оружие и другая материальная часть, но и солдаты, то уже на основе первого предложения полученного от Молотова, должен был бы возникнуть вопрос о количестве персонала. На этом основании делегация, включая Сельтера, посчитала обстановку изменившейся не в такой степени, чтобы | ПО своей инициативе вернуться или просить у правительства разрешения на возвращение. Все | же, учитывая запрос о величине гарнизонов, а также иные условия нового предложения, это : предложение даже в смягченном виде означает значительное ухудшение обстановки, и его дальнейшее обсуждение не может продолжаться без крайней необходимости. Об этом может ;'Принять решение лишь правительство. Поэтому по предложению Сельтера решено сообщить о К новых требованиях правительству республики и запросить у него инструкций. По предложению Сельтера было решено, что если в ходе дальнейших переговоров -Советский Союз будет настаивать на требовании о размещении своих войск на всей -территории Эстонии и они будут иметь целью защищать внутренний порядок Эстонии, то яереговоры следует прекратить. Сельтер связался по телефону с Таллинном. Ему сообщили, что полеты советских самолетов над Эстонией участились, но огня по ним не открывают. Со своей стороны он передал, что идет спор по новым предложениям и об этом будет направлена шифрованная 43 телеграмма. Он также запросил инструкции от правительства. В целях экономии времени делегация приступила к технической работе, т.е. к выработке своей позиции на тот случай, если правительство не пожелает прекратить переговоры. Вступление Сельтер представил составленную министерством иностранных дел вступительную часть договора. Она была одобрена единогласно. Статья 1 При обсуждении статьи 1 делегация в первую очередь констатировала, что правительство республики и комиссии по иностранным делам и обороны Государственного собрания выразили готовность к заключению пакта о помощи в соответствии с требованиями Советского Союза. В результате анализа вопроса о взаимной помощи, приведенного в этой статье, объема и влияния помощи на статус Эстонии, а также возможности отказа от нее, делегация пришла к выводу, что именно на пакт о взаимной помощи было обращено первоочередное внимание Молотова. Если бы этот пакт был подписан, то вопрос о базах решался бы проще и был бы некоторым образом само собой разумеющимся между союзниками. С другой стороны, если бы даже удалось уклониться от пакта взаимопомощи, хотя к этому нет реальных перспектив, и согласиться на базы, то возникает вопрос о том, что предполагаемые преимущества такого хода дела могут уменьшаться в связи с необходимостью решения проблем, которые неизбежно рано или поздно возникли бы с созданием баз даже при отсутствии пакта. Основав в Эстонии военные базы, Советский Союз будет заинтересован в их обороне. Можно с уверенностью утверждать, что мы не смогли бы оказать надежный отпор сильному противнику, который вторгся бы в Эстонию, чтобы напасть на базы Советского Союза. Было бы сомнительно, хотя и возможно, что в случае войны между Советским Союзом и третьим государством, что нейтралитет Эстонии защитил бы ее от нападения, т. е. был бы признан подобный "нейтралитет с базами". По этой причине, как можно предположить, у Советского Союза возникла бы необходимость в случае войны объединить свои базы в тактическом и оперативном отношении со своими главными силами. Для подобного объединения ему, по всей вероятности, была бы нужна территория Эстонии; другими словами - Советский Союз потребовал бы от Эстонии пропуска своих войск и все-таки втянул бы нас в войну, пусть и без пакта. Эта перспектива уже в мирное время ухудшила бы отношения с Советским Союзом, другими странами, а также международный статус Эстонии. В данном случае правительство Советского Союза определенно хочет добиться пакта о взаимной помощи. Вместе с пактом требуют также базы. Говорить о базах без пакта, очевидно, невозможно. Все эти обстоятельства необходимо иметь в виду при оценке важности этой статьи. Возникает вопрос, вынуждены ли мы в принципе согласиться с пактом о взаимной помощи, хотя нам и известны то зло и опасности, которые он принесет. Делегация находит, что в данной обстановке необходимость принципиального согласия на требования, исходящие от Советского Союза о пакте взаимной помощи и одновременно статьи 1, неизбежна. В результате нынешних переговоров, констатирует Сельтер при обсуждения статьи 1, мы добились, очевидно, согласия с советской стороны на то, чтобы обязательства об оказании помощи ограничивались бы лишь следующими положениями: 1) нападением против Эстонии извне, 2) названной в предыдущем пункте акцией непосредственно, или через Латвию, 3) названной акцией против Советского Союза через Латвию непосредственно или через ее побережье на Балтийском море (точнее, Финском заливе) и 4) случаем, когда нападут на базы Советского Союза в Эстонии. Назвать отдельно базы необходимо для того, чтобы обозначить особое международное положение баз, поскольку они, с одной стороны, выступают как территория Эстонии и в то же время нападение на них означало бы нападение непосредственно на Советский Союз, у которого в таком случае возникает право требовать помощи. На вопрос Улуотса Сельтер разъяснил позицию правительства Эстонии, которая состоит в том, что оказание помощи не должно быть автоматическим. Помощь осуществляется лишь по требованию стороны, подвергшейся нападению. Делегация единодушно пришла к выводу, что на этих основаниях статья 1 была бы приемлема. В соответствии с этим решением Сельтер доработал текст статьи 1. После повторного обсуждения ее, Сельтер поручил Пийпу окончательное редактирование этого материала. 44 Сельтер: Текст следовало бы дополнить еще тем, что нападающей стороной должна быть великая держава. Тем самым мы исключим возможные столкновения между Финляндией и Советским Союзом. Также нападение неизвестной подводной лодки на корабль Советского Союза не должно втягивать нас в войну. Не следует нам также вмешиваться в войну между Польшей и Советским Союзом. Рей, Улуотс и Пийп присоединяются к этому мнению. В соответствии с этим текст дополняется. Статья 2 Сельтер: Из предложения правительства Советского Союза следовало бы исключить фразу об оказании экономической и дипломатической помощи. Ту часть, которая затрагивает продажу Советским Союзом военного снаряжения по льготным ценам, можно было бы оставить в тексте для того, чтобы по тактическим соображениям ее изъятием не возбуждать подозрения, будто бы Эстония не заинтересована вообще в предложениях Советского Союза и хотела бы по-прежнему ориентироваться в приобретении оружия на другие страны. Улуотс, Пийп и Рей присоединяются к этой позиции. В соответствии с этим сообща редактируется статья 2. Статья 3 Сельтер: В первом предложении Советского Союза говорится о "военно-морских базах в гаванях Эстонии" и "аэродромах военной авиации на островах". Мы должны стремиться к тому, чтобы военно-морские базы были бы только на островах, т. е. так, как это предусмотрено в предложениях Советского Союза в отношении аэродромов. Кроме того, не о каждом острове может идти речь, а лишь о Сааремаа и Хийумаа. Места для баз и аэродромов должны быть определены и их границы обозначены в соглашении. Улуотс, Пийп и Рей соглашаются с этим предложением, все сообща редактируют первый абзац статьи 3. Улуотс: Было бы желательно именно в этой статье отметить, что земля под базы и аэродромы выделяется на основе аренды. Сельтер, Пийп и Рей соглашаются с этим, и Пийп дополняет редакцию статьи 3 соответствующей записью. Сельтер: Декларативная фраза о том, что Советский Союз имеет право держать на территории баз и аэродромов гарнизоны в строго ограниченном количестве подходила бы, если правительство согласится с этой декларацией, - именно под эту статью. Было бы необходимо добавить, что стороны должны договориться о максимальном количестве гарнизонов. Поскольку Сталин и Молотов категорически настаивают на вводе больших гарнизонов во время этой войны, тогда в случае, если от правительства поступит указание на продолжение переговоров, представляется неизбежным иметь дело также с общим количеством гарнизонов. Поэтому возникают следующие вопросы: 1) Не могли бы мы на нынешних переговорах ограничиться лишь вышеприведенной декларативной фразой в тексте статьи 3, поскольку соглашение о размере гарнизонов будет достигнуто позже в ходе осуществления договора? При взаимном обмене мнениями пришли к единодушному заключению, что вряд ли это было бы осуществимо, учитывая категоричность представителей Советского Союза. Был также сделан вывод, что, если не зафиксировать количество гарнизонов, то это может нанести ущерб Эстонии, т. к. в таком случае Сталин не был бы связан сегодняшней редакцией (25 000 против 35 000) и даже не первоначальными 35 000, но мог бы говорить о большем. Принимается решение, что если правительство вообще хочет соглашения о договоре, то следует договориться о размере гарнизонов. 2) Следует ли связывать размеры гарнизонов с общей численностью армии Эстонии? При обсуждении выработали позицию, что это было бы нецелесообразно, т. к. становясь на подобную точку зрения, мы отдали бы контроль за численностью своей армии в руки правительства Советского Союза. Точное определение общей численности гарнизонов Советской Армии дает преимущество в том, что численность армии Эстонии не будет зависеть ни от каких предпосылок и не подотчетна никому. 45 3) В случае, если правительство СССР не отступит от требования разместить на базах в Эстонии определенные гарнизоны большей численности на время нынешней войны в Европе и правительство Эстонии согласится с этим, то следует ли на этих переговорах поднимать вопрос о том, какова может быть численность гарнизонов баз после окончания нынешней войны в Европе? При обмене мнениями пришли к выводу, что это было бы нецелесообразно. Разговор об этом вызвал бы новые споры о вопросах, решение которых для Эстонии могло бы оказаться более легким и полезным, если это произойдет в будущем, т. к. настоящий момент для переговоров неблагоприятен. Сельтер: В правительстве республики было высказано мнение, что в договоре expressis verbis следует указать, что земля, выделенная для баз и аэродромов, остается частью территории Эстонии. Улуотс, Пийп и Рей соглашаются с этим и подготавливается соответствующая редакция. Статья 4 Сельтер: Предложение Советского Союза о запрещении участвовать в соглашениях и союзах неясно. Запрещено могло бы быть лишь вступление в коалиции и заключение союзов, направленных против другой стороны. Рей, Улуотс и Пийп присоединяются к этому и подготавливается соответствующая редакция. Статья 5 Сельтер: Декларацию о невмешательстве во внутренние дела участников договора, которая содержится в полученном нами от Советского правительства проекте дополнительного протокола, следовало бы перенести в текст договора. В эту декларацию в любом случае следовало бы внести следующие изменения: 1) Выражение "договор не затрагивает государственных прав другой стороны" следовало бы изложить следующим образом: "исполнение договора не должно затрагивать упомянутых прав". Текст советского проекта был бы юридическим определением заключаемого договора, не имеющим самостоятельного значения. Нам же, однако, нужно, чтобы стороны в своих правах и обязанностях, вытекающих из договора, действовали бы таким образом, чтобы не был нанесен ущерб упомянутым интересам другой стороны. Это явилось бы общей линией исполнения данного договора, что было бы полезно при толковании его положений. В соответствии с этим суверенное решение всех обсуждаемых вопросов было бы предоставлено каждому партнеру. 2) Следовало бы выразить мысль, что исполнение договора не должно затрагивать суверенных прав участников договора вообще. В том числе следовало бы назвать некоторые из них отдельно, т. е. государственное устройство и экономическую систему. Это охватило бы те стороны суверенного права, в отношении которых интерес исключительно велик. Рей, Улуотс и Пийп присоединяются к этим позициям. При обмене мнениями приходят к выводу, что нет необходимости отдельного упоминания о "социальной системе" как одного из проявлений "экономической системы". Было высказано также мнение о нецелесообразности упоминания в тексте некоторых особенностей государственного устройства, поскольку подобное перечисление признаков могло бы поставить под сомнение неуказываемые в тексте. Дополнительный протокол Сельтер: В статью 1 дополнительного протокола можно было бы включить соглашение о размерах гарнизонов баз. Рей, Пийп и Улуотс поддерживают это предложение. Улуотс: В дополнительный протокол следует включить предписание о том, что все споры, которые могут возникнуть при осуществлении договора, а также контроль за осуществлением договора возлагается на смешанную комиссию, составленную на паритетных началах. Это подразумевало бы, что такое упорядочение при рассмотрении вопросов, связанных с настоящим договором, не затрагивало бы сферу полномочий примирительной комиссии, предусмотренной эстонско-советским договором о ненападении, а эта последняя осталась бы более высокой инстанцией. 46 Сельтер, Pen и Улуотс соглашаются с предложением и составляется соответствующий текст. Составление текста проекта договора заканчивается в 4 часа. В промежутке поступила инструкция правительства Республики, в которой было приказано продолжать переговоры, сделать все. что возможно для смягчения нового предложения Советского правительства (ввод войск), однако соглашение все же подписать. ^^царственного архива Эстонии, ф. 495, on. 11, ед. хр. 36, л. 24. И||1||1ИвЛ^^о/яовя-^^^^я с. 164.) ОБЪЯСНЕНИЕ ШТАБА МОРСКИХ СИЛ ЭСТОНИИ СОБЫТИЙ В РАЙОНЕ НАРВСКОЙ БУХТЬ! 27-го СЕНТЯБРЯ 1939 г. На рассвете в 6.00 в 13 милях на северо-северо-запад от Тойлаского поста морской связи появился и встал на якорь пароход водоизмещением примерно 3000 тонн. Судно было двухмачтовое с 4-мя люками, машина располагалась посередине. Окрашено в черный цвет; у ватерлинии просматривалась красная окраска днища, из чего можно было заключить, что оно было не загружено. В 12.15 к судну приблизились два советских самолета типа СБ, дважды облетели его и ушли в западном направлении. В 15.00 в 14 милях с северо-северо-востока появились и стали приближаться к вышеуказанному судну три советских эсминца типа "С". Приблизившись к судну, один из них причалил к нему, а два других стали циркулировать вокруг них. В 18.40 из-за темноты все корабли исчезли из поля зрения поста связи. Вплоть до этого времени все корабли были ясно видны и различимы с поста связи. Никаких взрывов на посту не было слышно. На рассвете 28. 09 судов уже не было видно. Справка составлена на основе информации Тойлаского поста морской связи, вчерашней информации разведывательной авиации и пограничной охраны. ДИ^йарс/ивенного архива Эстонии, ф. 957, on. 17, ед. хр. 7, л. 6. ^^^йажотяА^оотов^^-^Рйб^н/ироия...^ с. 165.) СПРАВКА МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ЭСТОНИИ О ПРЕДПОЛАГАЕМОМ ПОТОПЛЕНИИ ПАРОХОДА "МЕТАЛЛИСТ" 27-го сентября в 19 часов (по местному времени) радиостанции Советской России начали передавать сообщение, что сегодня в 18.00 часов (московское время) неизвестной подводной лодкой торпедирован и затоплен в районе Нарвскои бухты советский пароход "Металлист". Военные корабли Советской России якобы спасли 19 человек, 5 пропали без вести. По поводу этой информации авторитетные органы сообщают: Рано утром 27-го сентября в районе Нарвскои бухты возле Тойла находилось какое-то торговое судно. В 15 часов к нему подошли 3 небольших советских военных корабля. Один из них сразу причалил к борту торгового судна, другие сделали это позже. В 18.40 по московскому времени, с наступлением темноты, все 4 корабля спокойно находились на своих местах в прежнем положении. Находящиеся в течение всего дня на нашем берегу наблюдательные посты не наблюдали и не слышали каких-либо взрывов ни в расположении судов, ни вообще на южном побережье Финского залива. Также не было замечено в этот день в Нарвском заливе и его окрестностях других кораблей. Информацию о торпедировании радиостанции Советской России стали передавать спустя 2 часа после предполагаемой торпедной атаки. 47 Аварийное сообщение о торпедировании с судна, терпящего бедствие, просьба о помощи, должны были быть переданы и приняты соответствующими береговыми радиостанциями, однако ни береговые радиостанции Эстонии, ни эстонские суда не зарегистрировали приема подобных радиосигналов. Из Государственного архива Эстонии, ф. 957, on. 17, ед. хр. 9, л. 40-51. ("От пакта Молотова-Риббентропа,..", с. 181-189.) ПЕРЕГОВОРЫ И.СТАЛИНА И В.МОЛОТОВА С ДЕЛЕГАЦИЕЙ ЭСТОНИИ В СВЯЗИ С ЗАКЛЮЧЕНИЕМ ПАКТА О ВЗАИМНОЙ ПОМОЩИ 28 сентября 1939 г. 28 сентября 1939 года в 10.00 сообщают из Кремля, что совещание состоится вместо 16 часов в 13 часов того же дня. На этом четвертом по счету совещании присутствовали участники предыдущего. Переговоры развивались следующим образом: Сельтер: Мы со своей стороны подготовили проект текста договора. Я доложил бы текст с той оговоркой, что мы готовы сделать в нем позже нужные и полезные изменения. Мы до сих пор не получали от правительства Эстонии инструкций в отношении Ваших требований и поэтому оставляем за собой право после выяснения позиции нашего правительства вернуться к этим принципиальным вопросам и в случае необходимости считать этот проект недействительным. Предлагаемый проект следующий: Вступительная часть. (Сельтер зачитывает ее). Возражений не последовало. Статья 1. (Сельтер зачитал). Сталин заметил: Гораздо яснее, чем в предыдущем тексте, однако то дополнение, что обязательство помощи не может осуществляться автоматически, а возникает лишь по просьбе другой стороны, сюда не подходит, его надо бы убрать. Сельтер: Это дополнение отредактировано нами по результатам предыдущих переговоров. Мы считаем крайне важным констатировать expressis verbis, что обязательство о помощи не является автоматическим, т. к., например, в случае нападения какой-либо великой державы, как отмечается в статье 1, на Советский Союз, Эстония, если это окажется уместным, могла бы оставаться нейтральной. Я не исключаю возможности, что нейтралитет Эстонии в этом случае мог бы быть даже очень полезен Советскому Союзу, уменьшая напряженность на Балтийском море, в Финском заливе и на путях к Ленинграду. Сталин: Совершенно правильно. Нейтралитет Эстонии в этом случае мог бы оказаться полезным Советскому Союзу. Все же было бы удобнее эту мысль выразить в другом месте пакта. После того, как по этому вопросу выступили Улуотс, Молотов, Рей, Пийп и Микоян, было решено исключить из текста статьи 1 это дополнение, включив в дополнительный протокол новую статью (3) аналогичного содержания, но в более развернутом виде. Статья 2. (Сельтер зачитывает). Возражений нет. Статья 3. (Сельтер зачитывает). Сталин: Так не пройдет. Мы не можем согласиться с базами только на Сааремаа и Хийумаа. Нам нужен Таллинн. Сельтер: Таллинн мы дать не можем. Невозможно было бы сохранить суверенные права государству, когда его столица превратилась бы в военную базу чужой страны. Сталин: Было бы не так плохо - могли бы выделить в Таллинне известные районы. Сельтер: Положение стало бы нетерпимым. Следует полагать, что у базы должна быть определенная военная целостность, которая не соответствовала бы государственным функциям, связанным со статусом нашей столицы. Выделение района было бы недостаточным, т. к. военный флот Советского Союза слишком велик для того, чтобы его можно было бы втиснуть в какой-либо район. Так или иначе, находясь постоянно в Таллинне, он нарушал бы необходимый для него, как столицы, облик независимости и самостоятельности государства. Мы не можем согласиться с местонахождением базы в Таллинне. 48 Pen, Улуотс и Пийп в своих выступлениях приводят доводы против чужой военно-морской базы в Таллинне. При этом Рей и Улуотс указывают на непригодность Таллинна, как большого торгового порта, для нужд военно-морской базы, в то время как Пийп указывает на возможность нарушения общественного порядка при передвижении в Таллинне советских моряков. Сталин: Без Таллинна нельзя. Я не скрываю, что будут определенные трудности, но мы их преодолеем. На Сааремаа и Хийумаа нет ничего. Там все еще предстоит строить. Это потребует длительного времени. На материке нужна уже готовая гавань. Единственная - это у Вас в Таллинне. Сельтер: Таллинн под базу мы Вам дать не можем. Когда в прошлый раз я был здесь, то г-н Молотов сказал, что Таллинн не обязательно нужен. Рей: Ясно помню, как г-н Молотов сказал, что Таллинн как база не нужен Молотов: Я сказал, что, может быть, обойдемся без Таллинна, если найдем на материке другую подходящую гавань. Однако и тогда выразился достаточно твердо, что без морской базы на северном побережье материковой части Эстонии система безопасности Советского Союза в настоящих условиях немыслима. Тогда меня интересовали Пярну и Палдиски. Сталин: Наши военные сказали мне, что Палдиски недостроен и для базы сейчас мало подходит, но может стать базой в будущем. Улуотс и Пийп рассказывают об истории основания и строительства Палдиски в его нынешнем состоянии. Сталин: Палдиски - это будущее. Нам нужен морской порт сейчас. Сельтер: Палдиски, как и Таллинн, располагает всем тем, что необходимо. Таллинн, как морская гавань, ничем не отличается от Палдиски. Отдать Таллинн под базу мы ни в коем случае не можем. Это наша твердая позиция. Сталин: Согласен с Вами. Однако с условием, что до тех пор, пока подготавливается Палдиски, мы сможем заходить в Таллинн для того, чтобы брать продукты, топливо и временно находиться на Таллиннском рейде и гавани у какого-либо выделенного нам причала. У Вас в Таллинне есть т. н. Новая гавань. Там найдется место. Это право может быть ограничено коротким сроком, но без этого нельзя. Это наше окончательное мнение. Сельтер: Постараюсь уточнить нашу позицию к следующему совещанию. Сталин: Дополним текст статьи 3 фразой, что земли под базы арендуются на льготных условиях. Сельтер: Это излишне. Сталин: И статья 2 содержит слова "по льготным ценам". Сельтер: Можем и там опустить эти слова. Сталин: Статья 2 уже принята. Поэтому и здесь это нужно. Если Вы так хотите, тогда включим слова: "по договорным ценам". Иначе сдерете шкуру с нас своей арендой. Сельтер: Согласен. Цена должна быть сходная. Сомневаюсь при этом, чтобы Вы из-за размеров аренды не построили базы. Сельтер зачитывает следующие статьи, которые не вызывают возражений и замечаний. Касаясь статьи, не разрешающей вступать в союзы, направленные против другой стороны, он заявляет, что под это не должны подпадать принятые до сих пор соглашения, особенно эстонско-латвийский договор о союзе, который, независимо от заключительного пакта, сохраняется. Сталин и Молотов: Мы не против этого. Этот пакт не затрагивает эстонско-латвийского договора о союзе. Этот договор может остаться. Поскольку настоящий текст пакта говорит о будущих договорах, то отсутствует надобность особо оговаривать эстонско-латвийский договор. Полемику вызвала статья 1 дополнительного протокола. Сельтер: Мое правительство не дало согласия на ввод 25 000 Ваших солдат. Оно находит это слишком большим количеством. Я считаю, что даже на время нынешней войны вполне достаточно 5000. Сталин: 25 000 скорее мало, чем много. Мои военные упрекают меня за то, что я уменьшил 35 000 до 25 000, однако я не разделяю их мнения. 35 000 было взято с потолка, в то время как 25000 соответствует минимуму численности состава известных войсковых соединений и тем задачам, которые должны решать на базах. 49 Сельтер: Военным всегда будет не хватать войск, и 25 000 слишком много. Наша армия будет защищать базы, если это вообще потребуется. Считаю, что в этом нет необходимости -никто не тронет этих баз. Вы поступили бы неразумно, если бы ввели слишком много своих войск и тем самым снизили бы заинтересованность народа и армии Эстонии в защите страны. В этом случае Вы смогли бы выполнить свои задачи, т. к. лишь дружеское и доброжелательное участие эстонской армии в военных действиях могло бы обеспечить успех в обороне. Сталин: Мы оцениваем очень высоко моральное состояние эстонских вооруженных сил и дух сотрудничества между двумя армиями, однако 25 000 - это минимальный состав самостоятельного войскового соединения. Кроме того, и в предложении говорится: до 25 000 человек. Микоян: Дивизия - это 17-18 тысяч человек. Следует добавить различные специальные учреждения и части, необходимые для организации самостоятельного войскового соединения. Сельтер: Следовательно - достаточно максимально 15 000 человек. Сталин достает свой вчерашний текст и говорит, что этот текст должен подойти. В этом тексте можем опустить перечисление видов войсковых подразделений и внести те поправки, которые я отметил здесь карандашом. Замечание: Основной мыслью Сталина было размещение советских войск на всей территории Эстонии, причем эти войска защищали бы внутренний порядок Эстонии и, таким образом, были бы оккупационной армией. Сельтер: Основой сейчас является новый подготовленный нами текст. Молотов: Да, Ваш текст лучше, и может стать основой. Сталин: (После непродолжительного молчания). Не должно быть слишком мало войск -окружите и уничтожите. Сельтер: Это оскорбительно. Мы заключаем союзный договор, а Вы говорите так, будто бы мы злейшие враги, которые все время должны опасаться нападения друг на друга. Сталин: Я не намерен Вас оскорблять. Однако у каждой войсковой дислокации имеется разумный минимум, ниже которого идти нельзя. Мы не хотим причинять Вам излишних трудностей. Сами построим казармы, у нас имеются для этого подходящие простые проекты. Построим также за свой счет дороги, необходимые для сообщения. Не бойтесь, это число не слишком велико. Возможно, получится и меньше. Этот вопрос важен в принципе. Когда допускают на свою территорию один полк чужой армии, то с точки зрения принципа уже не важно, если их окажется больше. Сельтер: Конечно, нарушение принципа самое важное, но нельзя отрицать, что вопрос -один полк или 10 - тоже имеет свое значение. Я не могу встать на другую позицию. Хочу еще раз переговорить со своим правительством. Представьте себе, какие трудности возникнут при снабжении продовольствием, при расквартировании этих войск. Отсюда возникнут взаимные недовольства и неприятности. Совещание заканчивается в 15 часов. Следующее совещание назначается на 21 час. При выходе из помещения, где проводилось совещание, мы встретили в комнате для ожидания министра иностранных дел Германии Риббентропа, который находился там вместе с Гаусом, Шуленбургом и другими. Сельтер пожал руки Риббентропу и Гаусу, Рей - Шуленбургу. Вернувшись в миссию, делегация продолжала обмен мнениями. Из инструкций правительства республики вытекало, что правительство считает заключение соглашения совершенно необходимым. Делегация констатировала, что нет оснований для прекращения переговоров. Их надо довести до конца и подписать соглашение. Делегация также пришла к выводу, что не видит оснований для затягивания переговоров, т. к. вряд ли обстоятельства за это время улучшились бы. Отмечалось также, что несмотря на дружественный тон переговоров, советские представители проявляли упорство, а их высказывания содержали угрозу и предостережения об опасностях, которые ожидают Эстонию в случае отказа заключить пакт. Делегация пришла к выводу, что пожелания Советского Союза в части спорных вопросов очень тяжелые. Все же делегация, исходя из чувства ответственности перед государством и народом Эстонии, которую на нее возложила история, не могла действовать иначе, как продолжать переговоры, делать все что возможно для смягчения условий и в итоге заключить договор. Тем самым делегация выполнила бы наказ правительства и свой долг перед народом. В противном случае ему угрожали бы не только война и завоевание, но и частичное уничтожение. 50 Члены делегации сознавали, что они не могут идти на подобный риск и должны пожертвовать национальной гордостью и ничем не ограниченной независимостью, за которую боролись в прошлом. Сохранение народа - то наивысшее, что должно быть целью правительства. Будущего нет только у того народа, который или уничтожен, или сломлен. Сейчас еще рано говорить, кто - Гаха или Мосьцицкий (президент Польши в 1926-1939 годах) будет оправдан историей. <.. .> Учитывая все это, делегация решила приступить к обсуждению спорных вопросов, решив единогласно следующее: 1. Настаивать на том, чтобы в Таллинне базы не создавать. Предложить вместо Таллинна Палдиски. Поскольку в первое время в Палдиски не будет необходимых условий, согласиться на заход советского флота в Таллинн для пополнения запасов продовольствия, топлива и временной стоянки. Это право должно быть ограничено коротким сроком. 2. Настаивать на сокращении количества вводимых войск и, если это не удастся -согласиться на 25 000. ^ 3. Мнение в отношении Таллинна, указанное в статье 1, так же, как и размеры гарнизона, упомянутые в статье 2, включить в дополнительный протокол. Вписать также в него тезис, исключающий автоматическое оказание помощи и право одного из участников договора сохранять свой нейтралитет при согласии другого. Соответствующие тексты составляются или проверяются еще раз. В тот же день в 21 час в Кремле начались переговоры с представителями Советского Союза. Участники те же, за исключением Сталина, который вначале отсутствовал. Сельтер: Мы сделали поправки в тексте. Рекомендовали бы сначала зачитать текст. Молотов: Согласны с предложением о таком порядке. Сельтер: Зачитывает вступление. Молотов: Согласен. Сельтер: Зачитывает статью 1. Молотов: Почему обязательство об оказании помощи вступает в силу лишь в том случае, когда нападающей стороной является "великая держава"? Это обязательство должно иметь силу и тогда, когда нападающей стороной является любое европейское государство. Сельтер: На дневном заседании согласились с тем, что будет указана великая держава. Молотов: Я не обратил внимания. Сельтер: И Сталин был при этом. Молотов: Агрессором может быть и не великая держава. Опустим слово "великая". В этот момент вошел Сталин и подключился к переговорам. Сельтер: С этим я не могу согласиться. Разве Советскому Союзу была бы нужна наша помощь, если бы на него напала, например, Швеция? Молотов: Нет. Но она могла бы напасть на Вас. Сельтер: Со Швецией мы справимся и сами. Ваша помощь нам для этого не нужна. Молотов: Вот Вы какие! Сталин, поддержи меня. Каково твое мнение? Сталин: Пусть останется "великая держава". Сельтер: Зачитывает статьи 2 и 3. Сталин: В статье 3 не назван Таллинн. Так не пойдет. Сельтер: Таллинн под базу отдавать нельзя. Сталин: Крайнее, с чем мы можем согласиться - это база в Палдиски, при этом пусть у нас останется право временно использовать Таллинн для стоянок и пополнения запасов. Члены делегации, посоветовавшись, единогласно решили согласиться. При этом Сельтер сделал заявление, что делегацию принудили принять это предложение. В статью 3 включаются слова: "В район города Палдиски", поскольку советская сторона согласилась с тем, что временное использование Таллинна будет упомянуто в дополнительном протоколе. Долгие споры вызвал еще параграф о введении договора в действие. Молотов: Договор должен вступить в силу с момента подписания. Сельтер: В соответствии с Конституцией Эстонии это невозможно: договор не может вступить в силу до его ратификации. Я не могу согласиться иначе. Молотов: Как же Риббентроп смог? Что же, у Вас другая конституция, чем в других странах? 51 Сельтер: Я знаю определенно, что Конституция Эстонии не позволяет мне принять Вашу формулировку. После продолжительных споров, в которых помногу раз выступили Сельтер, Молотов, Сталин, Улуотс, Рей и Микоян, советские представители уступили. Сталин: Хорошо, договор вступает в силу через 3 дня. Сельтер: Через 10 дней. 3 дня слишком короткий срок. Сталин: Через 4 дня. Сельтер: Меньше чем через 10 дней не успеть. Сталин: Пусть будет через 5 дней. Сельтер: Сегодня четверг. Завтра выеду домой. В субботу доложу результаты переговоров. В промежутке будет воскресенье. Воскресенье хочу провести с женой и сыном за пределами Таллинна, в Риге или Тарту. Сегодня вызвал их по телефону из Таллинна в Ригу, чтобы встретиться и по-семейному отдохнуть от Москвы. Думаю, что этого же хотят мои коллеги. Таким образом, в Таллинне осталось бы лишь два дня для того, чтобы парламентские органы могли собраться и ратифицировать договор. Этого мало. Сталин: Сколько лет Вашему сыну? Сельтер: Еще нет четырех. Сталин: Для Вашей жены и сына добавим еще один день. Пусть будет тогда 6 дней. Делегация Эстонии соглашается. Текст договора в остальных частях споров не вызвал. При обсуждении статьи 1 дополнительного протокола снова возник спор о численности вводимых войск. Сельтер: Мы настаиваем на максимальной цифре в 10 000 человек. Сталин и Молотов: Мы считаем максимальную численность в 25 000 человек безусловно необходимой для обеспечения безопасности Советского Союза. Мы решили обеспечить так или иначе безопасность Советского Союза. Эти меры включают также гарнизоны общей численностью до 25 000 человек. Не принуждайте нас к поиску других возможностей для безопасности своей страны. Не бойтесь наших гарнизонов. Заверяем Вас, что СССР не намерен касаться ни суверенитета Эстонии, ни ее государственного и экономического устройства, ни ее внутренней жизни и внешней политики. Мы не хотим действовать так, как Германия в Чехословакии. Следовательно, военные части Советского Союза будут избегать всего, что не соответствует этим обещаниям. Поддерживайте численность своей армии в нужных Вам размерах. Кроме того, меры, предусмотренные настоящей статьей, временные, т. е. действуют до тех пор, пока в Европе идет война. Делегация прямо на месте провела совещание, на котором единогласно решила согласиться с цифрой 25 000 (максимально). Сельтер: Хотя мы и остаемся при том мнении, что это количество слишком велико и нецелесообразно, мы готовы принять это предложение. При обсуждении статьи 2 дополнительного протокола возникла полемика следующего содержания: Сталин: Подготовленная редакция содержит мысль, что наши корабли могут заходить в Таллинн для "временной стоянки". Поскольку в начале статьи сказано, что "временно, до готовности Палдиски"... то нет необходимости ниже говорить о "временной стоянке". Это понятие, кроме того, внесло бы путаницу. После длившейся некоторое время между Сельтером, Сталиным и Молотовым дискуссии, делегация, посовещавшись, решила согласиться с тем, чтобы опустить слово "временная" из текста. Сельтер: Согласны опустить слово "временная". Время, в течение которого Ваш флот мог бы заходить в Таллинн на основании этой статьи, следовало бы ограничить одним годом. Сталин: Один год мало. 3 года. В результате соглашаются на том, что этот срок был бы "не более 2 лет". Другие части дополнительного протокола споров не вызвали. По окончании переговоров Молотов передал тексты соглашения и дополнительного протокола для перепечатки. Сталин обратился теперь к Сельтеру и продолжил: соглашение достигнуто. Могу Вам сказать, что правительство Эстонии действовало мудро и на пользу эстонскому народу, 52 заключив соглашение с Советским Союзом. С Вами могло бы получиться как с Польшей. Польша была великой державой. Где теперь Польша? Где теперь Мосьцицкий, Рыдз-Смиглы (маршал Польши, в сентябре 1939 г. - главнокомандующий вооруженными силами) и Бек? Заверяю Вас откровенно, что Вы действовали хорошо и в интересах своего народа. Сельтер: Мое правительство, лично я и мои товарищи придерживаемся того же мнения. У меня к Вам еще одно дело. В последние дни Ваши самолеты постоянно нарушают границы Эстонии, летают над нашей территорией. До сих пор мы по ним не стреляли. Все же я заявил протест Вашему посланнику и г-ну Молотову. Эти нарушения особенно неуместны сейчас, во 'время переговоров. Мы знаем, что у Вас самолетов больше, чем летало над Эстонией. Знаем о мощи Советского Союза. Для чего Вы демонстрируете свою силу? Сталин: Это были молодые неопытные летчики. Но мы это устраним. Это больше не повторится. Сталин и Молотов вслед за этим пригласили всех присутствующих отужинать. Во время ужина по предложению Сталина и Молотова были подняты бокалы за здоровье президента Пятса, министра иностранных дел Сельтера и генерала Лайдонера. Сельтер предложил тост за здоровье Сталина, Молотова и Микояна. Соглашение было подписано в 24 часа. Встреча продолжалась до часа ночи. К. Сельтер Из:W.Tomingas. "The Soviet colonization..,", p. 131. (пер. с англ.) ИЗ ДНЕВНИКА ПРОФ. А.ПИЙПА Зная слабость кавказцев к вину с их родины, мы сочли уместным похвалить качество поданных напитков. Сталин тут же за столом приказал послать каждому члену нашей делегации по 20 бутылок. После подписания соглашения, которое произошло ровно в полночь, Сталин пригласил всех нас отдохнуть на Кавказе. Мы вежливо отказались. Услышав о нашем намерении наутро выехать в Таллинн, он сказал: "Нет, завтра вы останетесь здесь. Мы хотим устроить для вас прием. Какое время после обеда вам подойдет: в 4, 5, 67 Можете взять с собой работников вашего представительства." Мы вновь отказались. Ушли мы около часу ночи. Вернувшись домой, до трех проговорили между собой. Обсуждая результаты переговоров, мы решили, что другого выхода не было. Хотя мы оказались втянутыми в сферу влияния Советской России, народ наш был спасен от бойни. Будущее покажет ... ^Государственного архива Эстонии, ф. 515, on. 1, ед. хр. 822, л. 95. Ussffm пактаМолотова-Риббентропа...", с. 160.) Телеграмма главнокомандующего вооруженными силами генерала И.Лайдонера от 28 сентября: Если бы наш восточный сосед начал против нас военные действия, тогда дивизиям, морским силам и воздушной обороне действовать в общих чертах в соответствии с планом прикрытия "Восточный вариант", имея в виду, что сразу после войны может быть нарушена во многих местах связь. Поэтому требую, чтобы дивизии, морские силы и воздушная оборона, несмотря на вкращение связи, действовали бы инициативно и смело, выполняя всем нам известную (ачу - каждому на своем фронте защищать свою землю, государство и народ. Требую от каждого смелой инициативы при выполнении заданий. Напоминаю еще раз, мы йны не начнем, но если противник вторгнется на нашу территорию, тогда - смело навстречу у. Мобилизация и начало военных действий - только лишь по моему приказу. 53 Из Государственного архива Эстонии, ф. 515, on. I, efh xp. f!22, л. 96. ("От пакта Молотова-Риббентропа...", с. -/6<Ш62^ ПИСЬМО НАЧАЛЬНИКА ШТАБА 1-й ДИВИЗИИ НАЧАЛЬНИКУ НАРВСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА 28 сентября 1939 г.. От начальника штаба вооруженных сил получена следующая информация о современном положении: Советская Россия сделала нашему правительству предложение заключить пакт о взаимной помощи, включающий разностороннее сотрудничество вплоть до оказания военной поддержки. Для осуществления этого соглашения Россия требует от нас предоставления существующих и строительства новых портов и аэродромов на островах. При этом во внутренние дела друг друга ни одна страна не вмешивается. Можно предполагать, что в дополнение к этим требованиям и предложениям будут предъявлены новые, еще более жесткие требования в связи с тем, что вчера было торпедировано какое-то русское судно. Переговоры должны начаться снова сегодня в 15.00. На внешнюю помощь ни от одного государства, включая Латвию, Финляндию и Германию, надежд нет. Наша делегация и правительство стремятся сделать все, чтобы избежать войны и добиться приемлемого соглашения. В отношении того, как следует держаться нашей армии. От нее требуется предельно точное соблюдение нейтралитета и проявление миролюбия. Поэтому необходимо тщательно избегать провокаций. Будут ли нас провоцировать с моря, земли или воздуха - нам следует хладнокровно и сдержанно себя вести. В случае, если на нас нападут организованными военными силами, следует попытаться установить связь с вышестоящим командованием для продолжения действий до получения распоряжений. При отсутствии связи и при явном переходе восточного соседа к военным действиям следует приступить к осуществлению нового плана прикрытия. При этом требуется действовать смело, проявляя инициативу для защиты своей земли, государства и народа. От всех руководителей требуется инициатива при выполнении своих заданий, при том, что мы войны не начнем, но если противник вторгнется на нашу территорию, то смело выступить против, объявление мобилизации и начало военных действий - лишь по моему приказу. Эту информацию следует передать командирам частей, начальнику пограничной охраны участка и руководителю "Союза защиты". О получении подтвердить по телефону. X. Mamccvio, Полковник ИзАВПСССР, ф, Зф-Эстония, д. 130. ("Известия" (Москва) от 29 сентября 1939 г.) ^^[/]^ No&У (Государственный архив Эстонии, ф. 988, on. 1,ед. xp. 3,е. :215.)- ПАКТ О ВЗАИМОПОМОЩИ МЕЖДУ СССР И ЭСТОНСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ Президиум Верховного Совета СССР, с одной стороны, и Президент Эстонской Республики, с другой стороны, в целях развития установленных мирным договором от 2 февраля 1920 г. дружественных отношений, основанных на признании независимой государственности и невмешательства во внутренние дела другой Стороны; признавая, что мирный договор от 2 февраля 1920 г. и договор о ненападении и мирном разрешении конфликтов от 4 мая 1920 г. по-прежнему являются прочной основой их взаимных отношений и обязательств; убежденные, что интересам обеих Договаривающихся Сторон соответствует определение точных условий обеспечения взаимной безопасности, признали необходимым заключить между 54 собою нижеследующий пакт о взаимопомощи и назначили для этой цели своими уполномоченными Президиум Верховного Совета СССР: В.М.Молотова, Председателя Совета Народных Комиссаров и Народного Комиссара Иностранных Дел, Президент Эстонской Республики: Карла Сельтера, Министра Иностранных Дел, каковые уполномоченные согласились о нижеследующем: Статья 1 Обе Договаривающиеся Стороны обязуются оказывать друг другу всяческую помощь, в том числе и военную, в случае возникновения прямого нападения или угрозы нападения со стороны любой великой европейской державы по отношению морских границ Договаривающихся Сторон в Балтийском море или сухопутных их границ через территорию Латвийской Республики, а равно и указанных в статье 3-й баз. Статья 2 СССР обязывается оказывать Эстонской армии помощь на льготных условиях вооружением и прочими военными материалами. Статья 3 Эстонская Республика обеспечивает за Советским Союзом право иметь на эстонских островах Сааремаа (Эзель), Хийумаа (Даго) и в городе Палдиски (Балтийский Порт) базы военно-морского флота и несколько аэродромов для авиации на правах аренды по сходной цене. Точные места для баз и аэродромов отводятся и их границы определяются по взаимному соглашению. В целях охраны морских баз и аэродромов, СССР имеет право держать в участках, отведенных под базы и аэродромы, за свой счет строго ограниченное количество советских наземных и воздушных вооруженных сил, максимальная численность которых определяется особым соглашением. Статья 4 Обе Договаривающиеся Стороны обязуются не заключать каких-либо союзов и участвовать в коалициях, направленных против одной из Договаривающихся Сторон. Статья 5 Проведение в жизнь настоящего пакта ни в какой мере не должно затрагивать суверенных прав Договаривающихся Сторон, в частности, их экономической системы и государственного устройства. Участки, отводимые под базы и аэродромы (ст. 3), остаются территорией Эстонской Республики. Статья 6 Настоящий пакт вступает в силу с обменом актов о ратификации. Обмен сих актов будет произведен в течение шести дней со дня подписания настоящего пакта в городе Таллинне. Срок действия настоящего пакта десять лет, причем, если одна из Договаривающихся Сторон не признает необходимым денонсировать настоящий пакт за год до истечения срока, последний автоматически продолжает свое действие на следующие пять лет. Статья 7 Настоящий пакт составлен в двух оригиналах, на русском и эстонском языках, в городе Москве, 28 сентября 1939 года. 28 сентября 1939г. В.Молотов К.Сельтер 55 Из АВП СССР, ф. ОЗа - Эстония^ ИМ ("Полпреды сообщают...", с. 63-64.) ^ Приложение КОНФИДЕНЦИАЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ I. Условлено, что в целях предупреждения и пресечения попыток втянуть Договаривающиеся Стороны в происходящую ныне в Европе войну СССР имеет право, на время этой воины, держать на отведенных под аэродромы и базы участках (ст. 3 Пакта) отдельными гарнизонами в общей сложности до двадцати пяти тысяч человек наземных и воздушных вооруженных сил. II. Временно до отстройки базы в городе Палдиски (ст. 3 Пакта), однако, на срок не более 2-х лет со дня подписания настоящего Протокола советские военные суда могут заходить в Таллиннский порт для снабжения провиантом и топливом и для стоянки. Ближайший порядок пользования этим правом определяется особым соглашением. III. Обусловленная в ст. 1 Пакта помощь оказывается по изъявленному желанию другой стороны, причем с обоюдного согласия сторона, обязанная к оказанию помощи, может, в случае войны другой стороны с третьей державой, остаться нейтральной. Г/. Для наблюдения за проведением в жизнь настоящего Пакта и разрешения возникающих при этом вопросов образуется Смешанная Комиссия на паритетных началах, которая выработает правила своего делопроизводства. V. Настоящий Конфиденциальный Протокол является приложением к Пакту о взаимопомощи между СССР и Эстонией, заключенному 28 сентября 1939 г. В. Молотов К. Сельтер 28 сентября 1939г. Из АВП СССР, ф. 0154,оп. 32.П.48, Л^^[1]:^.^-^^^^.':^?![1]^!^^ ( ф. За- Эстония, д. 135, 010.) [:] ;[:]:[1]\;[:] :[111\] ^ ^^^l'^'^:,^^^^^ ("Полпреды сообщают...", с. 64-67.) ^[;] [:::]"-[1:]\4[:!1:]'[:] .-[:1]'^[:].[11]"[:]'[:],'[1:::].- [1::1]/ СОГЛАШЕНИЕ О ТОРГОВОМ ОБОРОТЕ МЕЖДУ СОЮЗОМ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК И ЭСТОНСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ 28 сентября 1939 г. Желая содействовать укреплению и дальнейшему улучшению экономических отношений между СССР и Эстонией и в развитие постановлений Торгового Договора между СССР и Эстонией от 17 мая 1929 г. Народный Комиссар Внешней Торговли Союза ССР А.Микоян и Министр Иностранных Дел Эстонской Республики К.Сельтер подписали нижеследующее Соглашение. Статья 1 Договаривающиеся Стороны согласились значительно расширить товарооборот между ними. В соответствии с этим экспорт Союза ССР в Эстонию за период 1 действия настоящего Соглашения составит 18 млн. эстонских крон и экспорт Эстонии в Союз ССР также 18 млн. эстонских крон. 56 Кроме того. Советской стороне предоставляется право дополнительного экспорта в Эстонию на сумму 3 млн. эстонских крон в счет погашения пассивного сальдо, образовавшегося за период, предшествовавший заключению настоящего Соглашения. Статья 2 Расходы обеих Сторон по фрахтованию всех судов, плавающих под флагом Договаривающихся Сторон, по транзиту и перевалочно-складским операциям и ремонтно-судостроительным работам в Эстонии, а также расходы Торгового Представительства СССР в Эстонии и всех советских хозяйственных организаций в Эстонии включаются в торговый оборот. Советская Сторона имеет право дополнительного экспорта на сумму пассивного сальдо по всем упомянутым в настоящей статье расходам. Статья 3 Если по истечении срока действия настоящего Соглашения \рбнаружится пассив но торговому обороту для одной из Договаривающихся Сторон, то эта Сторона имеет право выравнять свой пассив в течение последующих 12-ти месяцев. Статья 4 Стоимость вывоза из СССР в Эстонию будет определяться по ценам франко-эстонская граница или сиф эстонские порты по данным эстонской государственной статистики. Под вывозом из Союза ССР в смысле настоящего Соглашения понимается ввоз в Эстонию товаров Торговым Представительством СССР и советскими хозяйственными организациями. Стоимость ввоза в Союз ССР из Эстонии будет определяться по ценам франко-советская граница или сиф советские порты по данным советской таможенной статистики. Каждая Сторона имеет право вносить исправления в статистические данные другой Стороны на основе документального материала. Статья 5 Настоящее Соглашение заменяет собой Соглашение о торговом обороте от 26 февраля 1938 г., вступает в действие с 1 октября 1939 г. и останется в силе по 31 декабря 1940 г. Совершено в Москве в 2-х экземплярах на русском языке 28 сентября 1939 г. Перевод па эстонский язык будет сделан в наиболее короткий срок и будет проверен Сторонами, после чего оба текста будут одинаково действующими. А. Микоян К. Сельтер КОНФИДЕНЦИАЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ К СОГЛАШЕНИЮ ОТ 28 СЕНТЯБРЯ 1939 г. О ТОРГОВОМ ОБОРОТЕ МЕЖДУ СОЮЗОМ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК И ЭСТОНСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ НА ПЕРИОД С 1 ОКТЯБРЯ 1939 г. ПО 31 ДЕКАБРЯ 1940 г. 28 сентября 1939 <\ Одновременно с подписанием Соглашения о торговом обороте между Союзом Советских Социалистических Республик и Эстонской Республикой на срок с 1 октября 1939 г. по 31 декабря 1940 г. Стороны условились о следующем: 1. Эстонская Сторона изъявляет желание закупить в Союзе ССР через Торговое Представительство СССР в Эстонии и через другие советские хозяйственные организации, а Советская Сторона соглашается продать в течение времени с 1 октября 1939 г. по декабрь 1940 года следующие товары в нижеуказанных количествах: 1. Бензин - 7000 тонн 2. Керосин - 21 000 " 3. Смазочные масла (веретенное и машинное) - 3125 " 4. Нефть - 3750 " 5. Мазут - 850 " 6. Парафин - 375 " 57 7. Суперфосфат - 62 500 " 8. Калийная соль - 1200 " 9. Соль - 17500 " 10. Сельскохозяйственные машины - 600 000 зет/крон I 1. Швейные машины - 125000 " 12.Табаки - 375 тонн 13. Автомобили - 115 шт. 14. Профильное железо - 7500 тонн 15. Рельсы - 3750 " 16. Листовое железо - 2500 " 17. Жмыхи - 3750 " 18. Сахар - 12500 " 19. Серная кислота - 1250 " 20. Электрические лампы - 50 000 зет/крон 21. Разное техническое оборудование - 375 000 зет/крон 22. Рожь - 20 000 тонн 23. Хлопок - 3500 " 24. Прочие товары - 1 500 000 зет/крон Общая сумма стоимости перечисленных выше товаров составляет примерно 21 млн. эстонских крон, в соответствии со статьей 1 Соглашения о торговом обороте. 2. Советская Сторона изъявляет желание закупить в Эстонии, а Эстонская Сторона соглашается продать СССР в течение времени с 1 октября 1939 г. по 31 декабря 1940 г. следующие товары в нижеуказанных количествах: 1. Свиньи - 75 000 голов 2. Молоко - 1 500 000 зет/крон 3. Сливки -1500000" 4. Сыр - 100 тонн 5. Масло животное 6. Сульфитная и сульфатная небеленая целлюлоза - 25 000 тонн 7. Бумага разная (ротационная, печатная, писчая, товарная) - 1 850 000 зет/крон 8. Товарные ж/д вагоны - 300шт. 9. Сырые кожи (опоек и т.д.) - 1 250 000 зет/крон 10. Прочие товары - 1 500000 " в том числе стекло дутое - 300 000 " Общая сумма стоимости перечисленных выше товаров составляет примерно 18 млн. эстонских крон. 3. Продажи и покупки со стороны Союза ССР и Эстонии будут совершаться на коммерческих условиях, которые будут установлены в сделках между отдельными советскими торговыми организациями и отдельными эстонскими фирмами и лицами. Обе Стороны обязуются воздерживаться от необоснованного повышения цен. 4. В том случае, если со стороны Эстонии будет закуплено в Союзе ССР товаров сверх сумм, предусмотренных в статьях 1 и 2 Соглашения о торговом обороте, излишек покупок подлежит оплате в свободной валюте и не зачитывается в сумму торгового оборота. 5. Торговому Представительству СССР в Эстонии и Государственному Банку СССР в пределах сумм, выручаемых за советский ввоз в Эстонию, предоставляется возможность закупать по их усмотрению иностранную валюту в Эстонском Банке с правом свободного перевода за границу без особого в каждом случае разрешения Валютной Комиссии при Эстонском Банке. Настоящий Протокол заменяет собой Протокол, подписанный Союзом ССР и Эстонией 9 января 1939 г. и вступает в действие с 1 октября 1939 г., оставаясь в силе до 31 декабря 1940г. Совершено в Москве в двух экземплярах на русском языке 28 сентября 1939 г. <..-> А.Микоян К.Сельтер 58 ИзАВПСеСР, ф. 0154, on. 32, п. 48, д. 10. л. 26-28. государственный архив Эстонии, ф. 989, on. I, ед. хр. 1797, л. 33-37.) ^Полпредысообщают...", с. 69-71.) ПИСЬМО НАРКОМА ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ СССР А. И.МИКОЯНА МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ЭСТОНИИ К.СЕЛЬТЕРУ 28 сентября 1939 г. Господин Министр, Подтверждаю получение Вашего нижеследующего письма от 28 сентября 1939 г. "Имею честь заявить от имени Эстонского Правительства о том, что оно, в соответствии со статьями 1 и 16 Торгового Договора между Эстонией и Союзом ССР от 17 мая 1929 г., а также Заключительного Протокола к указанным статьям названного Договора, согласно на следующее: ^ 1. Предоставить к 15 октября 1939 г. в распоряжение советских хозяйственных организации, на правах аренды на льготных условиях, сроком на пять лет все склады с необходимым инвентарем и оборудованием, построенные в 1922-1923 годах советскими хозяйственными организациями и переданные в 1934 году Эстонскому Правительству гю истечении срока аренды земельных участков. Срок аренды складов будет считаться продленным на следующие пять лет, если от советских хозяйственных организаций-арендаторов не поступит за полгода до истечения арендного срока заявления об отказе от продления аренды. 2. По заявлению Торгового Представительства СССР в Эстонии и советских хозяйственных организаций предоставлять в их распоряжение, на началах аренды или пользования на льготных условиях, необходимое количество складов в Таллинне, Нарве, Изборске и Пернове, расположенных при рельсовых путях и у причальных линий, поскольку такие склады существуют. 3. Предоставлять для пользования советским хозяйственным организациям в Таллиннском порту элеватор, холодильник, а также электрические краны, находящиеся при складах и элеваторе, причем все эти устройства должны находиться в состоянии, пригодном для нормальной эксплуатации. 4. Сдавать в аренду на льготных условиях советским хозяйственным организациям земельные участки на портовых территориях и разрешать на них постройку складов. элеваторов, холодильников и прочих относящихся к транспорту сооружений. 5. Разрешить советским хозяйственным организациям по заявлениям Торгового Представительства СССР открывать свои отделения в Эстонии для обслуживания операций, упоминаемых в настоящем письме. Эстонское Правительство принимает на себя уплату налогов за эти отделения. 6. Разрешить в соответствии со статьей 1 Торгового Договора от 17 мая 1929 г. въезд в Эстонию и пребывание в ней советских граждан, назначаемых в качестве служащих Торгового Представительства СССР в Эстонии и отделений советских хозяйственных организаций, служащих для складов, для перевалочных работ и других транспортно-экспедиторских операций и служащих технического надзора по наблюдению за производством ремонтно-строительных работ по советским заказам. 7. Не препятствовать стоянке советских торговых судов, приходящих в эстонские порты с целью ожидания открытия навигации в Ленинградском порту или в целях ожидания груза. 8. Оказывать содействие в размещении заказов на производство в Эстонии ремонтно-судостроительных работ в отношении судов Союза ССР в пределах тоннажа до 30 000 т -8 судов и сверх того - 9 мелких судов. 9. В каждом отдельном случае согласовывать с Торговым Представительством СССР в Эстонии национальность и флаг судов, заходящих в советские порты с грузами, следующими в Эстонию, или за грузами, следующими из Эстонии. 10. Перечисленные выше обязательства Правительства Эстонии будут сохранять силу в течение действия Торгового Договора от 17 мая 1929 г. между Эстонской Республикой и Союзом Советских Социалистических Республик. 59 Одновременно с этим Эстонское Правительство принимает к сведению следующие заявления Правительства Союза ССР: "I. Идя навстречу пожеланиям Эстонской Стороны, Правительство Союза ССР готово предоставить для эстонских товаров транзит через территорию Союза ССР по железнодорожным путям в направлении на Мурманск и на Черноморские порты, а также по Беломорско-Балтийскому каналу в направлении на Сороку. 2. В связи с этим в целях содействия эстонскому транзиту Правительство Союза ССР готово дать поручение советской транспортно-экспедиторской конторе "Ленвнештранс" взять на себя все обслуживание транзита Эстонии через территорию Союза ССР, в том числе складирование, перевалочные работы и т.д., путем заключения соответствующих договоров между "Ленвнештрансом" и эстонскими организациями и фирмами. 3. Правительство Союза ССР соглашается установить ставки железнодорожного тарифа для провоза товаров эстонского транзита через территорию Союза ССР на расстояниях до 400 км, равные ставкам железнодорожного тарифа Эстонии, действующим согласно железнодорожной конвенции между СССР и Эстонией, введенной в действие 1 января 1933 г. При провозе транзитных эстонских товаров по территории Союза ССР на расстояние свыше 400 км применяются ставки, установленные согласно 1-му абзацу настоящего пункта для расстояния 400 км, с пропорциональным увеличением их соответственно расстоянию транзитного провоза. 4. В отношении провоза транзитных товаров по Беломорско-Балтийскому каналу будет действовать внутренний тариф Союза ССР с переводом суммы ставок советского тарифа, исчисленной в рублях, в эстонские кроны по курсу Государственного Банка СССР на день производства платежа за провоз. Если внутренний тариф Союза ССР на перевозки по Беломорско-Балтийскому каналу будет значительно повышен, то Советская Сторона готова, по заявлению Эстонской Стороны, вступить в переговоры о дальнейшем применении тарифа к эстонским товарам, перевозимым по названному каналу. 5. Правительство Союза ССР заявляет, что советские заказы в Эстонии на производство ремонтно-судостроительных работ будут выдаваться в течение всего срока действия постановлений настоящего письма, в размере примерно 15 тыс. т ежегодно. 6. Перечисленные выше обязательства Правительства Союза ССР будут сохранять силу в течение действия Торгового Договора от 17 мая 1929 г. между Союзом Советских Социалистических Республик и Эстонской Республикой". С содержанием этого письма согласен. Примите, г-н Министр, уверения в моем глубоком к Вам уважении. А. Микоян Из: Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. The Soviet Union 1933-1939, Washington, 1952, p. 943. (пер. с англ.) Телеграммы посланника США в Эстонии и Латвии Дж.Уайли государственному секретарю США от 28 сентября: Только что я встретился с и.о. министра иностранных дел. Он сообщил, что требования советской стороны охватывают также размещение гарнизонов. Первая встреча в Москве назначена на сегодня, на 12.00. В Эстонии не предпринимаются меры военного характера, военное руководство получило распоряжение воздерживаться от всяческих действий, которые могли бы привести к инцидентам. У него нет никаких подтверждений тому, чтобы какое-либо судно в Финском заливе было торпедировано. Корабль, на который я указал в вечерней телеграмме от 27 сентября, был замечен вчера утром в определенном месте достаточно далеко от Нарвы. В 15.00 с ним сблизились три небольших советских военных корабля. Все они находились там до наступления темноты, и не было ни признаков, ни звуков взрыва. Заведующий прессой добавил, что сообщения Финляндии и других Балтийских государств усиливают сомнения в утверждениях советской стороны. Правительство Эстонии предполагало 60 возможность опубликовать опровержение, однако в связи с крайне опасной ситуацией не решается предпринимать какие-либо меры. Оно надеется, что каким-нибудь образом правда найдет дорогу в американскую прессу. По словам сотрудника министерства иностранных дел Эстонии, министр иностранных дел, которому было дано время до 18.00 для принятия советского ультиматума, сегодня утром в Москве подписал договор. Договор должен быть ратифицирован в течение двух недель. Эстония обязана предоставить право пользования островами Даго и Эзель (Хийумаа и Сааремаа). Советские гарнизоны ограничиваются 25 тысячами солдат. Ожидается, что министр иностранных дел вернется завтра. Второй сотрудник министерства в общих чертах подтверждает точность сообщения, но говорит, что в министерство иностранных дел пока не поступил окончательный текст. Возглавляемая министром иностранных дел Эстонии в Москве делегация имела все полномочия для подписания, но министерство иностранных дел пока еще не знает, какие были сделаны при этом уступки. 28 сентября. Полночь. Я информирован о том, что даже если соглашение и достигнуто, то официальное подписание, возможно, еще не состоялось. Сообщается, что сделаны следующие уступки: Советский Союз размещает военно-морские и воздушные базы на западных побережьях Эзеля и Даго, однако при этом они отделены от остальных частей острова. Таким же образом он получает военно-морские базы в порту Палдиски: гарнизоны разместятся там постепенно и число их не должно превысить максимум, который я сообщил ранее. Этот договор подкреплен двусторонним соглашением, заключенным на период нынешних военных действий. Я информирован также о том, что эстонское правительство испытывает удовлетворение от того, что условия не столь тяжелы. Утверждается, что в аналогичных планах Советского Союза следующим пунктом стоит Финляндия, затем Латвия. По словам высокого чиновника из министерства иностранных дел советско-эстонский договор основан на компромиссе между Германией и Советским Союзом, с помощью которого Германия признает необходимость существования опорных пунктов Советского Союза в Прибалтике, но при условии, что присоединенные земли останутся неприкосновенны. ^материалов Балтийской межреспубликанской депутатской группы ..., с. 12. СЕКРЕТНЫЙ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ Нижеподписавшиеся уполномоченные констатируют согласие Германского Правительства и Правительства СССР в следующем: Подписанный 23 августа 1939 г. секретный дополнительный протокол изменяется в п. 1 таким образом, что территория литовского государства включается в сферу интересов СССР, так как с другой стороны Люблинское воеводство и части Варшавского воеводства включаются в сферу интересов Германии (см. карту к подписанному сегодня Договору о дружбе и границе между СССР и Германией). Как только Правительство СССР предпримет на литовской территории особые меры для охраны своих интересов, то с целью естественного и простого проведения границы настоящая германо-литовская граница исправляется так, что литовская территория, которая лежит к юго-западу от линии, указанной на карте, отходит к Германии. Далее констатируется, что находящиеся в силе хозяйственные соглашения между Германией и Литвой не должны быть нарушены вышеуказанными мероприятиями Советского Союза. По уполномочию Правительства СССР За Правительство Германии В.Молотов И.Риббентроп 28 сентября 1939 года 28/IX/39 61 Из: Eesti Teaduste Akadeemia Toimetised (Известия Академии наук Эстонии/Proceedings of the Estonian Academy of Sciences), 1990, N 39/2, с. 228. ЗАЯВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО И ГЕРМАНСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВ ОТ 28 СЕНТЯБРЯ 1939 г. После того, как Германское Правительство и Правительство СССР подписанным сегодня договором окончательно урегулировали вопросы, возникшие в результате распада Польского государства, и тем самым создали прочный фундамент для длительного мира в Восточной Европе, они в обоюдном согласии выражают мнение, что ликвидация настоящей войны между Германией с одной стороны и Англией и Францией с другой стороны отвечала бы интересам всех народов. 11оэтому оба Правительства направят свои общие усилия, в случае нужды и согласия с другими дружественными державами, чтобы возможно скорее достигнуть этой цели. Если, однако, эти усилия обоих Правительств останутся безуспешными, то таким образом будет установлен факт, что Англия и Франция несут ответственность за продолжение войны, причем в случае продолжения войны Правительства Германии и СССР будут консультироваться друг с другом о необходимых мерах. По уполномочию Правительства СССР За правительство Германии В.Молотов И.Риббентроп Из газеты "Paevaleht" (Таллинн) от 29 сентября 1939 г. (пер. с эст.) НАВСТРЕЧУ СОВЕТСКОЙ РОССИИ X. Таммер Влияние подписанного 23 августа германо-советского договора о ненападении и консультациях начинает все больше проявляться в обстановке в Восточной Европе и в определенной степени - в Центральной Европе. На полях сражений в Польше возникло германо-русское военное братство. Границы Советской России продвинулись за счет Польши на запад и у нее появились теперь новые соседи - Венгрия и Литва. Однако значение русско-германского пакта заключается не только в ликвидации или перераспределении польского наследства, но и в создании между двумя великими державами прочного сотрудничества в значительно более широких размерах, что должно привести обе страны к разрешению всех интересующих их вопросов. В связи с обменом рати(})икационными грамотами германо-русского пакта немецкие газеты отмечали то доверие, в духе которого оба государства сотрудничают и решают все возникающие вопросы быстро и без трений. Установление демаркационной линии в Польше явилось подтверждением этому. Германия и Советская Россия не разрешают больше чужим народам высказываться по вопросам восточного пространства. В этой реалистической мысли заключается все значение и влияние пакта 23 августа, который и в дальнейшем будет основой всех событий в Европе. Так писала "Фелькишер Беобахтер". Западноевропейские государства понимают, что германо-русское сотрудничество, недоступность Балтийского моря для других великих держав оказывают огромное влияние на все государства, находящиеся между Балтийским и Черным морями. Стабилизация положения здесь практически зависит только от Германии и Советского Союза, по меньшей мере до полного окончания ведущейся сейчас войны. При этом необходимо иметь в виду, что Германия, связанная в Западной Европе войной с Англией и Францией, придает большое значение экономическому сотрудничеству с Советской Россией. Торговый обмен с Советской Россией, а также со странами Скандинавии и Восточной Европы, особенно с СССР, должен нейтрализовать англо-французскую блокаду. <...> 62 Само собой разумеется, что если Советская Россия придает важное значение нашей неприкосновенности и безопасности, то она должна иметь в виду также и те возможности, которые дает эта позиция. Усилия Советской России по строительству своего боевого флота не остались никем незамеченными. Однако военный флот Советской России находится в неблагоприятном положении с той точки зрения, что у него на Балтийском море почти полностью отсутствуют базы. Кронштадт, который стиснут в дальнем конце Финского залива, зимой полностью закрыт из-за льда. Опасность для России заключается и в том, что любые враждебные силы могут воспрепятствовать ее выходу из Финского залива. Поэтому Советская Россия уделяла такое большое внимание вопросу сооружения укреплений на Аландских островах. Приходят на память энергичные выступления Советской России на сессии Лиги Наций, в результате чего работы по возведению укреплений на упомянутых островах были приостановлены. Принимая во внимание с одной стороны настоятельную необходимость Советской России иметь базы для своего флота, и с другой - те доверительные отношения, которые существуют у нас с Советской Россией, правительство Эстонии приняло решение пойти навстречу пожеланию Советской России и предоставить ей базы на побережье Эстонии, заключив в этих целях договор о взаимной помощи. Самим собой разумеющимся предварительным условием этому является уважение со стороны Советской России нашей независимости. Подписанное соглашение не должно оказывать влияния на нашу внутреннюю и внешнюю политику. При условии взаимной лояльности это должно быть осуществлено. Подобное сотрудничество - не единичный случай в международной жизни, более или менее схожие отношения имеются и у других государств. Решение этой задачи требует от нас хладнокровия. Необходимость подобного решения вытекает из общего международного положения, обстановки в Восточной Европе и на Балтийском море, и, конечно, ограничено во времени. Мы считаем, что более глубокое обоснование этого шага в настоящее время не является необходимым. Из: I Document! diplomatici italiani 1939-1943, vol. I, Roma, 1957, p. 307. (пер. с итал.) Телеграмма посла Италии в Хельсинки В.Бонарелли в Рим от 29 сентября: Советско-эстонский договор, который здесь оценивается как неизбежное подчинение слабой стороны советскому давлению, увеличивает нервную растерянность здешних политических и военных кругов, которые в ужасе от опасной обстановки, способной возникнуть, если интересы русских обратятся и к Финляндии. ЯГз; I Document! diplomatici italiani 1939-1943, vol. 1, Roma, 1957, р. 303-304. (пер. с итал.) Телеграмма посланника Италии в Таллинне В.Чикконарди министру иностранных дел Италии Г.Чиано от 29 сентября: Договоренности, которые эстонское правительство вынуждено было заключить с Советским Союзом, представляют собой серьезное посягательство на суверенные права Эстонии и одновременно являются предпосылкой и основанием для возможного дальнейшего нарушения этих прав. Телеграмма посла Италии в Москве А.Россо министру иностранных дел Италии Г.Чиано от 29 сентября: Что касается Балтийских государств, то создается впечатление, что Германия развязала руки Советскому Союзу. Вчера ночью между Молотовым и министром иностранных дел Эстонии был заключен договор, который позволяет Советскому Союзу оккупировать в военном порядке 63 два острова и один эстонский порт с целью создания военных баз, а также дает право держать в Эстонии 25-тысячный гарнизон, что превращает это государство практически в вассала Советского Союза и несомненно служит прелюдией к окончательной оккупации. <.. .> Не могу не отметить, в какой-то мере советские базы на Сааремаа (Эзель) и Хийумаа (Даго) дадут возможность легко контролировать подходы с моря также и к Латвии. Из газеты "Советская Балтика" от 30 сентября 1939 г. Обед у Председателя Совнаркома Союза ССР и Народного Комиссара Иностранных дел тов. Молотова в честь Министра иностранных дел Эстонии г. К.Сельтера 29 сентября с.г. Председатель Совета Народных Комиссаров Союза ССР и Народный Комиссар Иностранных Дел тов. В.М.Молотов дал обед в честь Министра иностранных дел Эстонии г. К.Сельтера. На обеде присутствовали сопровождающие г. Министра Председатель Государственной Думы Эстонии проф. г. Ю.Улуотс, проф. г. А.Пийп, г. Кана. Из состава эстонской миссии в Москве присутствовали: посланник г. Рей, г. Оянсон, м-м Оянсон, г. Синка, м-м Синка, г. Саукас, г. Мальберг, м-м Мальберг. Кроме упомянутых лиц присутствовали тт. И.В.Сталин. К.Е.Ворошилов, А.И.Микоян, А.Ф.Горкин, В.П.Потемкин, В.Г.Деканозов, С.А.Лозовский, К.А.Мерецков, К.Н.Никитин, П.Е.Краснов, Р.П.Хмельницкий, С.П.Козырев, В.Н.Барков, А.Н.Васюков, Л.М.Куроптев, А.А.Соболев. Во время обеда тов. В.М.Молотов и г. К.Сельтер обменялись приветственными речами. Обед прошел в оживленной и дружественной атмосфере Посещение Министром иностранных дел Эстонии г. К.Сельтера Всесоюзной сельскохозяйственной выставки 29 сентября с.г. Министр иностранных дел Эстонии г. К.Сельтер в сопровождении Председателя Государственной думы проф. Ю.Улуотс, проф. А.Пийп, посланника Эстонии г. Рей, полпреда Союза СССР в Эстонии тов. К.Н.Никитина, зав.отделом Прибалтийских стран НКИДтов. А.П.Васюкова и др. посетил Всесоюзную сельскохозяйственную выставку. Министр был принят директором выставки академиком Н.В.Цициным. *** 29 сентября с.г. Министр иностранных дел Эстонии К.Сельтер присутствовал в Большом театре на опере "Иван Сусанин". Из ЦГАСА СССР, ф. 39041, on. 6, д. 3, л. 3-5. ("Полпреды сообщают...", с. 72.) ДИРЕКТИВА НАРКОМА ОБОРОНЫ СССР К.Е.ВОРОШИЛОВА ВОЕННОМУ СОВЕТУ ЛЕНИНГРАДСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА 30 сентября 1939 г. Для проведения в жизнь заключенного между СССР и Эстонской Республикой договора о взаимопомощи, в части, касающейся ввода частей Красной Армии на территорию Эстонской Республики, образована комиссия под председательством Комвойск ЛВО Командарма 2 ранга тов. Мерецкова и членов: Дивизионного Комиссара тов. Вашугина, Героя Советского Союза Комкора тов. Павлова, Комдива тов. Алексеева, Комдива тов. Тюрина и Комбрига тов. Калмыкова. Задача комиссии: совместно с представителями Правительства Эстонской Республики установить пункты размещения и обсудить вопросы устройства частей Красной Армии, 64 подлежащих размещению на территории Эстонской Республики, примерно в следующих районах: а) Стрелковые войска - управление стрелкового корпуса, управление стрелковой дивизии, один стрелковый полк, гаубичный артполк, танковый батальон и спец. части дивизии в районе Балтийский порт - Таллинн; один стрелковый полк с одним артиллерийским дивизионом артполка дивизии на островах Эзель, Даго, имея на острове Даго один стрелковый батальон; один стрелковый полк и артиллерийский полк без одного дивизиона в районах Хапсола -Таллинн. ^ б) Конница - отдельная кавбригада в составе двух кав. полков, танкового полка и артдивизиона в районе Вильянди и Валк; в) Мотомехвойска - танковая бригада в составе четырех танковых батальонов и стрелково-пулеметного батальона в районе Тюри и северо-западнее от этого пункта; г) Авиация - один истребительный полк на островах Эзель, Даго, один истребительный полк в районе Вильянди, Валк, один полк СБ в районе Пайде. Комиссия обязана осмотреть выделяемые Эстонским Правительством казармы и здания для размещения войск, отвести строго необходимые земельные участки под аэродромы и танкодромы и выяснить, какое строительство необходимо провести, составить план этого строительства. Военному совету ПВО, согласно директиве начальника Генерального штаба от 30 сентября за No 4/2/49287, немедля подготовить войсковые части для быстрейшего ввода на территорию Эстонской Республики. Личный состав вводимых в Эстонию войск тщательно проверить, выделить для этого лучший рядовой состав, обеспечить самым подготовленным начальствующим составом, особенно комиссарским и политическим, снабдить части табельным вооружением и имуществом. Войска хорошо обмундировать, обратив должное внимание на качество и пригонку. Комиссии вылететь из Ленинграда 1 октября и приступить к работе немедленно, закончив ее к 6-8 октября 1939 г. Подготовку войск для ввода на территорию Эстонской Республики закончить к 4 октября 1939 г. Исполнение донести. К.Ворошилов Цэ газеты "Известия" (Москва) от 2 октября 1939 г. Сообщение ТАСС об отъезде из Москвы министра иностранных дел Эстонии К.Сельтера 30 сентября с.г. из Москвы вылетел Министр иностранных дел Эстонии г-н К.Сельтер в сопровождении Председателя Государственной думы проф. г-на Ю.Улуотса и проф. г-на А.Пийпа. В Центральном аэропорту г-на К.Сельтера провожали: Зам. Народного Комиссара Иностранных Дел тов. С.А.Лозовский, Зам. Председателя Моссовета тов. М.А.Яснов, Полпред СССР в Эстонии тов. К.Н.Никитин, Торгпред СССР в Эстонии тов. П.Е.Краснов, Зав. Протокольным Отделом НКИД тов. В.Н.Барков, Зав. Отделом Прибалтийских стран тов. А.П.Васюков, и.о. Начальника Отдела Торговых договоров Народного Комиссариата Внешней Торговли тов. Д.Д.Мишустин, комендант гор. Москвы полковник тов. В.А.Ревякин, Зав. Протокольной Частью НКВТ тов. С.А.Вшивков, весь состав эстонской миссии во главе с Чрезвычайным Посланником и Полномочным Министром г-ном А.Реем. Центральный аэропорт был украшен советскими и эстонскими флагами. Для проводов Министра был выставлен почетный караул. 65 Из: M.Toscano. "Designs in Diplomacy" ("Модели дипломатии"), Baltimore and London, The Johns Hopkins Press, 1970, p. 129-130. (пер. с англ.) Из письма начальника канцелярии министерства иностранных дел Италии Ф.Анфузо послу Италии в СССР А.Россо от 1 октября: Каковы возможные цели советского империализма? Прежде всего необходимо подчеркнуть, что я вижу советский экспансионизм главным образом не в "территориальных завоеваниях", но скорее в "политическом проникновении" и приобретении "зон влияния". СССР не нуждается в "жизненном пространстве", поскольку он владеет, особенно в Азии, огромными и богатыми территориями, которые еще нуждаются в заселении и использовании. По моему мнению, главная цель Сталина состоит именно в использовании огромных ресурсов азиатских владении, и его внимание сосредоточено на Дальнем Востоке. Я добавил бы еще одно наблюдение: до сих пор действия Сталина доказывали его осторожность, прагматизм и чувство реальности. Поэтому я не думаю, что, пока он стоит во i лаве правительства, СССР предпримет какие-либо опасные авантюры. Оккупация Украины и Западной Белоруссии и территориальные уступки, достигнутые в трех Балтийских государствах, не могут в строгом смысле расцениваться как истинные проявления настоящей экспансионистской политики, так как это по существу восстановление ранее существовавшего российского единства. Следует также признать, что требования о морских базах в Латвии, Эстонии и Финляндии частично оправданы реальными требованиями военной безопасности и географическими соображениями. Из газеты "Советская Балтика" от 2 октября 1939 г. Таллинн, 1 октября (ТАСС). Эстонские газеты, особенно "Уус Ээсти" и "Рахвалехт", подробно комментируют содержание советско-эстонского пакта о взаимопомощи. Эстонская печать единодушно одобряет пакт, который не только исходит из мирного договора 1920 года, но и развивает его. В те времена, отмечают газеты. Советская Россия не была еще сильной морской державой; теперь она стала первоклассной морской державой, но она не имеет незамерзающих портов. В новом пакте Эстония пошла полностью навстречу Советскому Союзу, предоставив ему на территории Эстонии возможность дополнительной обороны. Отвечая одной шведской газете, рассматривающей пакт как нарушение государственной самостоятельности Эстонии, "Рахвалехт" пишет: "То же самое говорилось и раньше, когда мы заключили Тартуский мир. Однако в течение 20 лет мы жили с СССР в добрососедских отношениях". "Уус Ээсти" так оценивает особенности подписанного пакта: "Обязательство о взаимопомощи обоюдно. Но фактически Советский Союз будет помогать Эстонии каждый раз, когда на нас кто-нибудь нападет; мы же помогаем Советскому Союзу только тогда, когда нападение на него совершается через Эстонию или в непосредственной близости к Эстонии. Другими словами, военное сотрудничество между Эстонией и Советским Союзом предвидится тогда, когда безопасности обоих государств угрожают одновременно. Нет сомнения в том, что Советский Союз имеет большие обязательства, чем Эстония, так как он должен приходить на помощь во всех случаях, когда на Эстонию будет совершаться нападение. Пакт предвидит взаимопомощь в трех случаях: если нападение или угроза нападения направлена: 1) против Эстонии или Советского Союза в Балтийском море, 2) на сухопутные границы Эстонии или Советского Союза через Латвию и 3) на находящиеся в Эстонии базы Советского Союза. Фактически взаимопомощь будет оказываться тогда, когда враг нападет на Финский залив с моря или с суши через Латвию и Эстонию. Таким образом, эстонская помощь Советскому Союзу подразумевается в качестве самозащиты". Пакт не вносит никаких недоразумений во взаимоотношения Эстонии с Латвией. "Рахвалехт" подчеркивает дружественные отношения с СССР: "Так, например, выбор базы в Палдиски был сделан по желанию самой Эстонии. Этот договор сотрудничества разрешил 66 такие вопросы, которые в других местах приводили к ужасным кровопролитным столкновениям". Что же еще больше может поднять престиж великой советской державы перед всем миром, как не такие возможности сотрудничества с небольшим государством? Лучший пример установления мирного сотрудничества едва ли можно себе представить. Из газеты "Известия" (Москва) от 2 октября 1939 г. Речь президента Эстонии К. Пятса (Информация ТАСС) 1 октября 1939 г. Президент Эстонской Республики К.Пятс выступил 29 сентября по радио с речью, которая опубликована сегодня всеми эстонскими газетами. "Эстония, - заявил Пяте, - имеет твердое желание не вмешиваться в споры и борьбу между большими государствами. Она объявила о своем строгом нейтралитете, и мы должны обращать особое внимание на те обязательства, которые налагаются этим нейтралитетом". Касаясь пакта о взаимопомощи между СССР и Эстонией, Пяте заявил: "Пакт о взаимопомощи не задевает наших суверенных прав. Наше государство остается самостоятельным, таким, каким оно было и до сих пор. Заключение пакта означает, что Советский Союз проявляет по отношению к нам свою доброжелательность и оказывает нам свою поддержку как в экономическом, так и в военном деле. Я думаю, что подобное разрешение при нынешнем военном положении в Европе дает лучшие доказательства того, чтобы договаривающиеся государства сумели решить напряженные вопросы так, чтобы не пролить ни капли человеческой крови. В требовании СССР не было ничего необычного. Учитывая историю нашего государства и наше географическое и политическое положение, становится ясным, что мы должны были вступить в соглашение с СССР. В качестве прибрежного государства мы всегда были посредниками между Западом и Востоком. Эта роль придала особую окраску всей нашей культуре и национальным начинаниям. Переговоры эти закончились подписанием пакта о взаимопомощи и были подлинно равными переговорами, в которых выслушивались и учитывались мнения и предложения обеих сторон". В конце своей речи президент подчеркнул, что советско-эстонский пакт является важнейшим средством, обеспечивающим мирное сотрудничество эстонского народа и народов СССР. ^^дарственного архива Эстонии, ф. 84, он, 1, ед. хр. 1046, л. 41-47. Ш?маКтаМолотова-Риббентропа...", с. 203-211) ОБСУЖДЕНИЕ СОВЕТСКО-ЭСТОНСКОГО ПАКТА О ВЗАИМОПОМОЩИ НА ЗАСЕДАНИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА 2 октября 1939 г. Секретно ПРОТОКОЛ No 30 Объединенное заседание комиссий по иностранным делам и государственной обороны Государственной думы и Государственного совета 2 октября 1939 года в 11 часов Присутствуют: Члены Государственной думы М.Хансен, А.Юрима (Ярвам.), В.Кадарик, К А.Каринеэл, Я.Июман, А.Пийп, О.Пукк, А.Андеркопп, О.Густавсон, Л.Иохансон, Я.Тыниссон. О.Кестер; Члены Государственного совета: Ф.Акель, Й.Лайдонер, Я.Соотс, И.Пухк, В.Пяте, И.Орасмаа, А.Ойнас, Х.Лаури, Л.Маурер. 67 В заседании принимают участие: Председатель Государственной думы Ю.Улуотс, Председатель Государственного совета М.Пунг, премьер-министр К.Ээнпалу, министр иностранных дел К.Сельтер, министр социального обеспечения О.Каск, помощник министра иностранных дел О.Эпик, директор политического отдела Министерства иностранных дел Н.Каасик, директор отдела внешней торговли Министерства иностранных дел Г.Мери, представитель правительства республики в Государственном собрании И.Клесмент. Председательствует А.Юрима. Протоколирует секретарь Государственной думы П.Малвет. 11овестка дня; Обсуждение пакта о взаимной помощи между Эстонской Республикой и Союзом ССР. По требованию министра иностранных дел проводится закрытое заседание. I. Вопрос об участии в заседании членов Государственной думы А.Андеркоппа, О.Густавсона, Л.Йохансона, Я.Тыниссона, О.Кестера, А.Юрима (Тартум.) и членов Государственного совета И.Орасмаа, А.Ойнаса, Х.Лаури и А.Маурера. По предложению Председателя Государственной думы Ю.Улуотса принимается решение пригласить для участия в заседании членов Государственной думы А.Андеркоппа, О.Густавсона, Л.Йохансона, Я.Тыниссона, О.Кестера и А.Юрима (Тартум.), а также членов Государственного совета И.Орасмаа, А.Ойнаса, Х.Лаури и Л.Маурера. По предложению председательствующего А. Юрима принимается повестка дня. II. Пакт о взаимопомощи между Эстонской Республикой и Союзом ССР. Обсуждение. Министр иностранных дел К.Сельтер: В соответствии с поручением Президента Республики и данными им полномочиями мы подписали следующее соглашение. (Зачитывает текст соглашения). К пакту прилагается также секретный протокол. (Зачитывает пояснительную записку правительства Республики). Подписанием этого соглашения сделан далеко идущий шаг. Вопрос, который еще в далеком историческом прошлом приводил к раздорам, предполагается решить таким образом, чтобы предоставить использование Балтийского моря нескольким государствам и осуществить это мирным путем. Надеемся, что этот пакт позволит избежать нам любых кон({)ликтов. Мы сознаем, что первыми подписываем подобный договор и надеемся, что тем самым будем способствовать всеобщему миру. Излагаю краткое содержание договора о торговле, который мы также подписали в Москве. Это необходимо хотя бы для того, чтобы понять, что до подписания пакта о помощи было бы трудно заключать торговый договор. Зачитывает торговый договор. К нему относится также соглашение о транзите. Договор нам выгоден. Надеюсь, что иностранные комиссии одобрят мою деятельность. Я.Тыниссон: Всем ясно, что теперь происходит. В то время, как наши представители находились на переговорах в Москве, через нашу территорию летали военные самолеты чужой страны, и на это никто не реагировал. Было официальное сообщение о том, что правительство Эстонии заявило протест против нарушения нейтралитета. Происшедшее указывает на то, что здесь имеем дело de facto с чем-то иным, чем самостоятельное государство. Нам доказывают, что мы решаем международные вопросы Балтийского моря и при этом видим, как обращаются с нашим суверенитетом. Вызывает удивление информация нашего управления пропаганды - что народ благодарит президента за договор и шлет телеграммы. Этим как будто бы обеспечивается мирное развитие народа Эстонии. Были ли такие телеграммы - неизвестно, кажется, что этим дается понять, что посылать такие телеграммы нужно. В действительности же создают представление, будто бы мы -победители. У нас нет сейчас честности, хотя и должна быть, чтобы признать, что наш суверенитет нарушен. Теперь мы должны принять договор и сделать так, чтобы не пострадала наша честь. 68 Когда обсуждался вопрос: заключить договор или нет, никто не возражал против этого -другого пути не было. Подчеркивали, что когда договор заключат, то тогда будем лояльно выполнять его. Доверие должно быть. Однако не следует добиваться выгод для своего правления таким путем. Мы не можем идти таким образом навстречу будущему. Как у нас ведутся дела, видно хотя бы из тех наших заявлений, что для нас существует один фронт -восточный, - на котором мы будем смело действовать. Подобные декларации не могли остаться тайной для нашего восточного соседа. Надеялись на помощь Германии и придерживались все время этого направления. Мы должны получить ясную перспективу будущего и должны правильно оценивать факты. Вольно или невольно мы должны координировать свою политику в соответствии с заключенным договором. Это мы должны делать честно, хитрости здесь неуместны, потому что это означало бы катастрофу. В этом и состоит сейчас вопрос, может ли народ пойти на это в сложившихся условиях. Если кто-то считает, что так можно, то я полагаю, что это большое заблуждение. В этот серьезный момент каждый должен говорить открыто о том, что у него наболело на сердце и что он считает правильным. Невозможно идти дальше, не устранив существующие препятствия. Нынешнее правительство Республики должно уйти для того, чтобы было создано новое, -правительство народного единства. Мы должны идти в будущее все вместе. Пусть придет правительство национального согласия, в котором все относятся друг к другу позитивно. Только в этом случае удастся спасти то, что еще можно спасти. Оккупация, если она будет, не ограничится восемью месяцами, а продлится гораздо дольше. Договор с Союзом ССР нужно выполнять честно и корректно. В будущее надо идти с открытыми глазами, тогда сможем сохранить то, что нам дорого. Если переживаемые сейчас нами мгновения не придадут нам зрелости, будет плохо. Мы должны понять то, что единодушная ратификация -это наш общий путь, это судьба нашего народа и государства. Л.Йохансон: Нам не следует обманывать себя иллюзиями. Базы - это большие крепости, однако мы должны были их дать - тут ничего нельзя было поделать. Мы не в силах выступить против. Причина того, что от нас потребовали, в том, что мы - ближайшие соседи. Однако наши благодарственные телеграммы - отрицательное явление. Подобные акции правительство не должно провоцировать, следует избегать толкования фактов в свою пользу. Мы не должны разрушать созданную нами независимость. Я недоволен нашим режимом. Исключение русского языка из школьной программы было большой ошибкой. Нужно отказаться от нынешней внутренней политики. Следует повышать жизненный уровень населения, бедность не должна расти - это было бы гибелью для нас. Правительство в последнее время будто бы поразила слепота. Некоторые наши учреждения следовало бы реорганизовать, другие сократить. Социальные условия очень важны. С оценками надо быть очень осторожными. Те меры, которые применяли до сих пор, не дают результатов. Великая держава, которая введет сюда свои войска, несомненно окажет влияние на структуру нашего государства. Мы должны все сделать для того, чтобы объединить силы и сохранить нашу независимость. Председатель Государственного совета М.Пунг: Уверен, что у наших граждан нет иллюзий в отношении договора. Всем ясно, что он принесет с собой. Это чувствуют и те, кто в настоящий момент не высказываются по этому поводу. Не хочу быть пророком, но я не считаю, что наш суверенитет останется незыблемым. Суверенитет малой страны никогда нельзя сравнивать с суверенитетом великой державы. Суверенитет дает возможность многое сделать для блага своего народа. Когда закончится большая война, с нами сделают то, что пожелают и никто не станет нас спрашивать. Подписание договора не нанесло ущерба нашему суверенитету. Однако сейчас не время говорить о том, что у кого наболело, т. к. мы здесь находимся для того, чтобы высказать свое отношение к договору. Внутреннюю политику следовало бы пересмотреть, но для этого нужно другое время. В вопросах внутренней жизни у нас должно быть единодушие. Нужно воздержаться от высказывания взаимных обид, чтобы не дать никому повода для вторжения в наши внутренние дела. Мы должны договориться между собой для проведения необходимых реформ, а не так, чтобы сначала все изменить, а потом пытаться договориться. Все еще далеко не потеряно. Приступим теперь непосредственно к тому вопросу, ради которого мы собрались сейчас, - прочие дела урегулируем на другом заседании. 69 Председательствующий: Напоминаю - сегодняшнее собрание предназначено для обсуждения договора. А.Пиип: Хотел бы сделать несколько замечании в отношении договора с юридической точки зрения. Должен сказать, что формально мы с честью вышли из создавшегося положения. Этот договор между двумя государствами основывается на взаимности и равноправии. В нем подчеркивается наш мирный договор, суверенитет и оговорен срок его действия. На арендуемых территориях сохраняется наша юрисдикция. Подписанный договор не является каким-то новшеством - такие же базы были в Китае и Испании, а Египет ближе всего сейчас к тому же положению, что и у нас. В договор невозможно включить все - для этого имеется протокол. Не имеет существенного значения, где что зафиксировано. При заключении договора к делу подходили спокойно, как специалисты, взвешивали все. В Москве нам тоже дали возможность выступать и говорили с нами наравне, а не как с подчиненными. Было сказано, что не намерены устанавливать над нами протекторат. Все время царило доверие. Уверен, что в пределах возможного мы добились лучшего. Сталин сказал: вы поступили хорошо - посмотрите, где теперь Мосьцицкий. Переговоры не оставили впечатление, что это было начало конца. Они установили новые отношения согласия одной великой империи с малыми соседями. И мы должны начать новую эпоху для обеспечения будущего. Необходимо объединиться сверху донизу, делать вес, чтобы поднять жизненный уровень народа. Также надо создать правовой порядок. Необходима ясность в том, что нас ожидает, если мы по ряду проблем не сделаем изменений. Однако сейчас продолжим обсуждение вопросов, связанных с договором. Главнокомандующий вооруженными силами И.Лаидонер: Сегодня уже прибывает русская комиссия во главе с комендантом Ленинграда. Мною даны указания, чтобы переговоры велись доверительно и честно. В наших комиссиях также много специалистов из ряда министерств. Председателем комиссии является генерал Н.Реэк. Мы должны понять, что России действительно необходим выход и с этим надо считаться. Поэтому мы должны наиболее полно учитывать их просьбы, т. к. никакому малому государству не пойдет на пользу конфликт с великой державой. Объявить мобилизацию мы не смогли и не можем делать этого сейчас - это означало бы войну. Нарушения наших воздушных границ чужими самолетами объясняются намерением выяснить, идет ли у нас мобилизация. Великая держава может позволить себе нечто большее. Если бы Россия хотела войны, то ей никто не мог бы этого запретить и тогда она поступала бы иначе. Наша же задача состоит в том, чтобы сохранить народ насколько это максимально возможно, проведя его через все трудности. Говорить о том, что мы не можем противостоять России, очень трудно, но я должен это сделать, чтобы сохранить свой народ. Ясно и то, что наш суверенитет не соответствует суверенитету великой державы - это мы уже видели в Женеве, где с нами тоже не очень считались. Сейчас у нас нет оснований рисовать свое будущее в черных красках. И так нас оберегали и баловали в течение 20 лет. А мы ссорились между собой. Это необходимо прекратить, и я верю, что тогда мы преодолеем все трудности. Мы должны будем жить в более жестких условиях и это пойдет нам лишь на пользу. Надеемся, что будем в состоянии охранять наше государство для пользы народа и в соответствии с его интересами. Премьер-министр К.Ээнпалу: Генерал Лайдонер высказал по существу уже все, что я намеревался сказать. Затрону лишь некоторые вопросы, нуждающиеся в разъяснении. Мы благодарны делегации. Должен уточнить вопрос о посылке телеграмм - об этом не было распоряжения правительства. Прошу мне поверить. Однако посылку телеграмм мы запретить не можем. Я теперь должен разъяснить народу, что намереваемся выполнять договор честно - это очень существенно. Правительство намеревается перестроиться согласно требованиям обстановки. Нынешнее время ставит перед нами много трудных задач. Правительству обо всем известно и оно делает все возможное, чтобы преодолеть эти трудности. А.Ойнас: Может ли министр иностранных дел ответить, как будут обстоять дела с использованием железных дорог? О.Пукк: Как отнесется Германия к этому договору, были ли с ней переговоры по этому вопросу? 70 Помощник министра иностранных дел О.Эпик: Вопрос о железных дорогах находится на рассмотрении. Отношение Германии еще не известно. А.Пипп: (Реплика по ходу совещания) Хочу сообщить, что в эстонско-русских переговорах не принимали участие немцы и, следовательно, у нас не было контактов с ними. О.Густавсон: Необходимо принимать факты такими, каковы они есть. Если мы заключили договор, то мы, конечно, проигравшая сторона, хотя и добились максимально возможного. Теперь к договору мы все должны относиться с доверием, потому что иначе из этого ничего не получится. Каким бы договор ни был, мы должны теперь выполнять его -другого пути нет. Наши внутренние дела мы тоже должны решать, но будем это делать сами, без вмешательства партнера по договору. Однако, если сохранятся прежние жесткие условия, то договор провалится. Полицейского государства мы не примем, мы должны укреплять демократию. Надеюсь, что премьер-министр выполнит свое обещание, и тогда все будет в порядке. Я.Тыниссон: Главнокомандующий и премьер-министр доказывали правильность шагов правительства за последние дни. Я говорил в отношении всего нашего режима, что он нуждается в переустройстве. Мы должны вести дела в нужном направлении. До сих пор нам все изображали так, как этого желало DNB. Нам старались доказать, что связи с западными демократиями не нужны, т.к. мы - нейтральное государство. Я говорил постоянно, что тем самым мы приближаемся к катастрофе. Эта проблема с договором не должна стать средством политического давления. Нам следует договориться по многим вопросам, а это время придет еще не скоро, т. к. все в первую очередь заботятся о себе. Для этого необходимо еще что-то сделать, причем быстро и правильно, иначе сядем на мель. Ратификация договора должна проходить с сознанием того, на каких условиях это делается. Нам следует подготовиться к выполнению договора. Ясно, что при этом могут возникнуть трудности и это также необходимо учитывать. Надеюсь, что объединенное заседание комиссий по иностранным делам и обороны будет способствовать изменению внутренней политики. Председатель Государственной думы Ю.Улуотс: На последнем заседании комиссий по иностранным делам и обороны я дал слово отдать все силы и умение служению своему народу и своей Родине. Считаю, что было бы правильно сказать теперь о том, на что я обратил внимание в Москве. Во время переговоров важное значение имеет личность партнера. При заключении договора с нами беседовали Сталин, Молотов и Микоян. Не было ни протоколирующих, ни других лиц. Должен отметить, что Сталин исключительно умный человек, так же как и Молотов и Микоян. Все это облегчало нашу задачу. Приступая к переговорам, мы исходили из того, что Россия нуждается в путях выхода. Россия также должна пользоваться поддержкой соседей, и об этом она сама должна позаботиться. По-моему, мы реально оцениваем значительные интересы России на Балтийском море. Сразу, в начале переговоров, подчеркнули способность наших руководителей реалистически оценивать события. Об этом свидетельствует наше прибытие сюда для заключения договора. Просили учесть и наши пожелания. Мы сумели создать для заключения договора благоприятную атмосферу. Я отношусь с искренним уважением к нашим партнерам по переговорам. Мне представляется, что Россия хорошо понимала нас. Мнение Сталина о заключенном договоре имеет, несомненно, большое и определяющее значение. Он входил в наше положение, приводил мотивировки и, если мы что-нибудь предлагали, то учитывал и это. Этот договор уже анализировался и с юридической точки зрения. Он предусматривает военное сотрудничество. В связи с этим мы должны выделить России определенные территории, чтобы предоставить ее флоту свободу действий. Договор фактически вступает в силу лишь в случае агрессии великой державы. Все определено в пункте 1 договора, другие пункты связаны с его осуществлением. Во время переговоров Россия все время подчеркивала, что внутренние дела нашего государства - это наше дело. Договор будет выполняться нами исключительно добросовестно и в духе доброжелательства. Россия, по моему мнению, будет выполнять договор честно. Сталин подчеркивал: видите, - большевики держат слово. Я, конечно, сомневаюсь, чтобы Сталин хотел связать свое имя с договором, который они не намерены выполнять. Наши партнеры, по моему впечатлению, также не испытывают сомнений в отношении нас. Теперь от этого зависит будущее наших взаимоотношений. Если будем соблюдать договор, то они могут стать хорошими, иначе нам грозит опасность. Отклонений быть не должно. Мы обязаны честно выполнять все записанное в договоре. Нам нужна беспримерная дисциплина, т. к. в будущем перед нами встанет большая и тяжелая задача. Мы полны надежд решить ее. Я уверен, что наше руководство располагает достаточным моральным духом для этого и будет в состоянии помочь нам выполнять большую международную задачу. Мы должны отказаться от многого, что нам дорого. На весах судьбы - существование народа. Пусть же судьба будет нам помощницей. Должен заметить - делегации было нелегко. Я надеюсь, всем ясно, что это значит для нашего народа. Мы сделали все, что могли. Мы старались послужить нашей Отчизне по мере наших сил - пусть Бог будет к нам милостив. Премьер-министр К.Ээнпалу: Должен ответить члену Государственной думы Густавсону, что старое правительство не может уйти раньше, чем новое будет сформировано. Мы такой демократии, как многие себе это представляют, позволить не можем. Нельзя допускать, чтобы партии управляли. Должен сказать, что наши взаимоотношения с рабочими и национальными меньшинствами никогда не были настолько хорошими, как сейчас. Неверно утверждение, якобы правительство проводило политику, дружественную Германии. Правительство проводило реальную политику -поддерживало со всеми хорошие отношения. И.Пухк: Надеемся на создание таких предпосылок, которые помогут получать во всех отношениях положительные результаты от нашей экономической политики и соглашения с Россией. Нам необходимо договориться также по вопросам внутренней политики и другим проблемам, чтобы при этом не было раздоров. Председатель Государственной думы Ю.Улуотс: Выступления в отношении настоящего пакта касались до сих пор его содержания. Теперь же мы должны придти к решению - какими должны быть наши дальнейшие шаги. Нужно определить позицию -собрать ли пленум или договор ратифицирует президент. Предпочтительнее было бы созвать пленум, если бы было немного больше времени. В этом случае министр иностранных дел мог бы выступить с разъяснением, и все получили бы информацию о договоре. Представляется, что это трудно выполнимо, т. к. президент должен принять соответствующее решение. Прошу высказывать свое мнение по этому вопросу. Представитель правительства Республики И.Клесмент: Ратификация договора осуществляется в зависимости от его категории. К первой категории относятся те договоры, которые утверждает парламент, ко второй - договоры, не подлежащие утверждению в парламенте. В третью категорию входят договоры, которые могут быть ратифицированы парламентом или, исходя из государственных интересов, президентом, после рассмотрения договоров в соответствующих комиссиях. Настоящий договор относится к последней категории. А.Оннас: Касаясь этого вопроса, считаю более приемлемым утверждение в парламенте, где могли бы выступить с разъяснениями министр иностранных дел и другие руководители. Было бы уместно и обсуждение этого вопроса. Народ хорошо подготовился к ратификации. Во внутреннюю политику следовало бы внести изменения. По мнению премьер-министра, это было бы повторением уже имевшего место положения. Возвращаться к старому нет необходимости. Обстановка сейчас позволяет прийти к соглашению. Наш народ сейчас должен чувствовать себя еще более сплоченным, чем во время становления независимости. Л.Иохансон: Препятствия преодолимы. Все же можно было бы собрать парламент. Я.Тыниссон: Договор настолько важный, что его следует утвердить в парламенте. Премьер-министр К.Ээнпалу: По-моему, было бы бесполезно обсуждать этот вопрос. Правительство внесло договор на комиссию, чтобы выяснить ее мнение. Председатель Государственной думы Ю.Улуотс: Предлагаю сделать 10-минутный перерыв. Принимается решение объявить перерыв на 10 минут. 72 Председательствующий: Собрание продолжается. Вношу на ваше рассмотрение следующий проект резолюции: "Объединенное заседание комиссий по иностранным делам и обороны Государственной думы и Государственного совета, заслушав доклад правительства Республики о подписанном в Москве 28 сентября 1939 года договоре о взаимопомощи между Эстонской/Республикой и Союзом ССР, постановляет признать необходимым ратификацию вышеупомянутого международного договора". Предложение принимается единогласно. Председатель Государственной думы Ю.Улуотс: Хочу еще заметить, что в соответствующей информации должно быть упомянуто, что договор обсуждался в надлежащих органах парламента. Председательствующий: Повестка дня исчерпана. Закрываю заседание. Собрание заканчивается в 16.42. П.Малвет А.Юрима Секретарь Председатель собрания W: Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. The Soviet Union 1933-1939, Washington, 1952, p. 945. (пер. с англ.) Информация временного поверенного в делах США в Эстонии У.Леонарда государственному секретарю США от 2 октября: Меня только что проинформировали о том, что сегодня утром в Таллинн прибыла военно-техническая комиссия, состоящая из 14 человек, в числе которых 10 генералов, 2 инженера, остальные офицеры, а также о том, что военно-морская комиссия из 7 человек, в числе которых 2 адмирала и 1 инженер, согласно программе должна прибыть сегодня вечером. Эти комиссии займутся уточнением морских границ и воздушных баз согласно советско-эстонскому пакту о взаимопомощи, который предположительно должен быть ратифицирован завтра в Таллинне. Меня также конфиденциально информировали о том, что день отъезда в Москву Мунтерса не был заблаговременно известен Сельтеру, который два дня назад пригласил его в начале этой недели на беседу в Таллинн. fe fDoeufnenti diplomaticiitaliani 1939-1943, vol. I, Roma, 1957, p. 356. (пер. с итал.) Телеграмма посла Италии в Берлине Б.Аттолико министру иностранных дел Италии Г.Чиано от 3 октября: Судя по дошедшим до нас новостям. Советский Союз продолжает всеобщую узурпацию Эстонии, пренебрегая различными заключенными договорами. ш1взет1л,"Известия" (Москва) от 3 октября 1939 г. Ш^щЕеШ"^(Талл1Мн)[\] от 3октября 1939г.) Обмен телеграммами между министром иностранных дел Эстонии К.Сельтером и наркомом иностранных дел СССР В.М.Молотовым 3 октября 1939 г. ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВНАРКОМА И НАРКОМУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ МОЛОТОВУ Таллинн Москва Вернувшись на родину, прошу Вас, господин Председатель, принять лично и передать вождю народов СССР Сталину, а также наркому Микояну искреннюю благодарность 73 Эстонского правительства за мудрое руководство политическими и хозяйственными переговорами в Москве и за счастливое приведение их к новым дружественным соглашениям между нашими государствами для дальнейшего развития их добрососедского и мирного сотрудничества. Одновременно прошу принять искреннюю благодарность за оказанное мне и моим спутникам гостеприимство. / Сельтер Мининдел Эстонии МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ЭСТОНИИ СЕЛЬТЕРУ Москва Таллинн Сердечно благодарю Вас, Господин Министр, за Ваше теплое приветствие и выраженные Вами чувства по случаю состоявшегося между Эстонской Республикой и Советским Союзом дружественного соглашения и нашей совместной работы по подготовке этого соглашения на пользу дальнейшего сотрудничества и мирного развития народов Эстонии и Советского Союза. Позвольте выразить уверенность в том, что наше новое соглашение создаст благоприятные возможности для подъема и расцвета жизни народов Эстонии и Советского Союза. Молотов Председатель Совнаркома и Наркоминдел СССР Из: Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. The Soviet Union 1933-1939, Washington, 1952, p. 949-952. (пер. с англ.) Сообщение посланника США в Эстонии и Латвии Дж.К.Уайли в Вашингтон от 3 октября: Несколько параграфов советско-эстонского пакта о взаимопомощи предусматривают взаимную помощь, включая военную, в случае прямой агрессии или ее опасности "со стороны любой великой европейской державы (Германия?!) по отношению морских границ договаривающихся сторон в Балтийском море или сухопутных границ через территорию Латвийской республики". Предыдущее по части Эстонии дополнено переводом военно-морских и военно-воздушных баз на арендных основаниях на Сааремаа (Эзель) и Хийумаа (Даго), а также в порт Палдиски (Балтийский). Для защиты упомянутых баз советское правительство имеет право содержать гарнизоны. Далее, этот пакт "ни в коей мере не должен затрагивать суверенных прав договаривающихся сторон, в частности, их экономической системы и государственного устройства". Наконец, текст договора предусматривает, что договор входит в силу при обмене ратификационными грамотами, который должен состояться в Таллинне в течение 6 дней после подписания. Срок действия договора - 10 лет, если за это время он не исчерпает себя, то автоматически продлевается на пятилетний срок. Советский (торговый) договор, согласно сообщениям в эстонской печати, предусматривает увеличение товарообмена между Советским Союзом и Эстонией в 4,5 раза. Кроме всего прочего. Советский Союз предоставляет Эстонии возможность провоза товаров по железным дорогам и морским путям через порты Мурманск, Сорока (на берегу Белого моря) и порты Черного моря, уступки же Эстонии Советскому Союзу будут разработаны на заседании технической комиссии, которое состоится, как я понимаю, в течение 20 дней с момента подписания пакта. Министерство иностранных дел Эстонии информировало меня, что пакт можно ратифицировать и возможно, что так и будет, только президент (К.Пяте) имеет конституционное право на обратный шаг (он не взял на себя ответственность ратифицировать эстонско-германский пакт о ненападении). Что касается Эстонии, то здесь не было ни малейшего желания затягивать дело и предусматривалось, что реализация советско-эстонского договора произойдет быстро и плавно. В беседах с несколькими представителями министерства иностранных дел Эстонии стало возможным получение дополнительной информации. Максимальное число советских войск, размещаемых на военно-морских и военно-воздушных базах в соответствии с договором не 74 должно превышать 25 тысяч. Их можно вводить только постепенно, в соответствии с ходом строительства морских и воздушных военных баз. Несмотря на далеко идущие уступки, к которым грубо принудили Эстонию, она все-таки ощутила реальное облегчение. На деле опасность для Эстонии оказалась значительно менее серьезной, чем представлялась. Супруга одного из участников этой драмы из числа эстонского руководства была даже восхищена, выразив самую теплую благодарность Германии, которая спасла "независимость" Эстонии. Однако реакция официальных представителей министерства иностранных дел была более реалистической. Самое лучшее, считают они, то, что Эстония получила неопределенный срок для передышки. Эстонско-советские договоры, с точки зрения зарубежного наблюдателя, представляются политическим парадоксом. Достоверная информация подтверждает впечатление того, что Германия далеко не в восторге от подобного нового появления Советского Союза в Прибалтике. Действительно, текст пакта о взаимопомощи может показаться направленным в первую очередь против Германии. Не нужно сложных вычислений, чтобы точно определить единственного "возможного агрессора" в лице Рейха. Мирные договоры дали потерпевшей поражение Германии доминирующие позиции в Прибалтике, при этом Советская Россия была прикрыта самой узкой частью Финского залива. Отказ от Версальского договора вместе с германской кампанией по созданию нового порядка в Восточной Европе оказался настолько удачным предлогом для восстановления русских позиций, что Советский Союз может в ближайшем будущем успешно бросить вызов Германии по поводу Восточной Прибалтики. Обращаю внимание государственного департамента и на то, что порт Палдиски, а также острова Сааремаа и Хийумаа стратегически доминируют в Рижском и Финском заливах, а также угрожают Ботническому. Более того, Эстония, предположительно, является начальным пунктом. Прочие уступки потребуются, по всей видимости, уже непосредственно от Латвии. От Финляндии, и, возможно, от Литвы также ожидается прямое содействие. Советско-эстонский торговый договор может быть направлен и против Германии. Предоставление Эстонии прав экспорта и транзита через Мурманск, Сороку, а также порты Черного моря, кажется, по крайней мере, технически, для эстонской торговли возможностью избежать блокады со стороны Германии. Это мнение, вероятно, подтверждает сообщение печати о том, что И.Майский только что информировал лорда Галифакса о желании Советов возобновить торговые переговоры с Великобританией. В то время как заключался советско-эстонский договор, Риббентроп вел в Москве переговоры с целью создать впечатление о тесном политическом и экономическом сотрудничестве Советского Союза и германского Рейха. Но истина может заключаться в том, что советская политика останется неизменной. Сохранится и далее настороженность Советов, в первую очередь, по отношению к Центральной и Западной Европе, включая, несомненно, и Германию. Как сообщила мне высокопоставленная особа из министерства иностранных дел Эстонии, тревоги Советов, связанные в основном с Рейхом, касаются того, что шаг в направлении ко всеобщему миру будет сделан за счет Советского Союза, или того, что западные демократии потерпят поражение. Мой информатор уверен, что в последнем случае Советский Союз предусматривает следующую возможность: Германия, повернув с запада, начнет пробиваться на восток. Он сообщил, что советская превентивная тактика в Польше, особенно вдоль южной границы, подтверждает этот тезис, поскольку очевидно, что советская политика не только не соответствует основным положениям политики Германии, но даже препятствует ее продвижению в Центральной Европе на юго-восток. ЦБгазеты "Советская Балтика" от 6 октября 1939 г. Обмен ратификационными грамотами между СССР и Эстонией Таллинн, 4 октября (ТАСС). 4 октября в министерстве иностранных дел Эстонии министр иностранных дел г. К.Сельтер и представитель Советского Союза т. Бочкарев обменялись грамотами о ратификации пакта о взаимопомощи между СССР и Эстонией. 75 С момента обмена ратификационными грамотами пакт о взаимопомощи между СССР и Эстонией, в соответствии со статьей б-й пакта, вступил в силу. Из: W.Tomingas. "The Soviet Colonization of Estonia..,",?. 137. (пер. с англ.) Телеграмма министра иностранных дел Эстонии К.Сельтера посланнику Эстонии в Москве А.Рею от 4 октября: В подписанном нами пакте явно утверждалось, что аэродромы должны быть размещены на островах. Во время переговоров не было никакого упоминания об аэродромах где-либо еще, помимо островов, за исключением Палдиски, который, разумеется, в формулировке пакта рассматривался на равных основаниях с островами. Право на размещение аэродромов в других местах по выбору означало бы право на неограниченную оккупацию, возможность которой отрицалась и Сталиным, и Молотовым. Этим также игнорировалось бы сотрудничество нашей армии как союзника СССР и, таким образом, это полностью противоречило бы духу пакта. Как грамматическое, так и логическое толкование статьи III пакта не оставляет никаких сомнений в том, что географические названия относятся также и к аэродромам. В противном случае фраза была бы отредактирована иначе. Если бы географические названия не относились также к аэродромам, вся фраза потеряла бы смысл. Предположить, чтобы места расположения баз были точно определены, а места расположения аэродромов оставлены на выбор, значило бы неравнозначно истолковать отдельные положения статьи. Наконец, повсеместно признанное правило заключения договоров гласит, что никаким обязательствам или особым правам не следует давать расширенное толкование. Телеграмма посланника Эстонии в Москве А.Рея министру иностранных дел Эстонии К.Сельтеру от 4 октября: Сегодня в 19 часов я был принят Молотовым. Я зачитал ему ноту, составленную на основании вашей сегодняшней телеграммы, дополнив ее устными разъяснениями. Молотов не согласился с тем, что наше истолкование правильно, однако позднее заявил, что, принимая во внимание мои разъяснения и посовещавшись со Сталиным, направил руководителю советской военной и морской делегации в Таллинне следующую телеграмму: "Предлагаем отказаться от размещения советских войск и аэродромов в Валга и других районах внутри Эстонии. Рекомендуем Вам ограничиться прибрежными районами, островами и районом Палдиски". ИзАВПСССР, ф. 059, on. 1, n. 306, д.Ш2,л.79. .^^.-^^/^It^^C'^^^.U -,[!] ^.i:':^; : ^[::1] ; ("Полпреды сообщают...", с. 84.) [:1] [!] "[71]/'[:] "^"^^i:''[1]^ ^[:] '[!lll?;]'[i]^[:]"[l]-"r[l]й?;^ ',. [1:;;]^[:r:]^[l]^.::;[l]- [:] ' -: Телеграмма наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова полпреду СССР в Эстонии К.П.Никитину от 4 октября: От размещения наших войск и аэродромов в Валге и центральных районах Эстонии предлагаем отказаться. Советуем ограничиться, как местами размещения наших войск, прибрежными районами, островами и р-ном Балтийского порта. Из: Foreign Relations ofthe UnUed States. ^ipIomalic-Ptipem-^e^Somef^^ Washington, 1952,p. 957. (пер. сангл.) . , [:] [:] - [1!] [:] --~[1]^[1]'[111]'[;]'[:l],"::[:];[:]'[i;:^l]'[lll],[lll::ll]; :\,;''[t:::]^^ Телеграмма посланника США в Эстонии и Латвии Дж.К.Уайли в Вашингтон от 6 октября: Я видел аутентичный текст дополнительного секретного протокола к договору о взаимопомощи. Он состоит из пяти клаузул: (1) советские сухопутные и военно-воздушные 76 силы в Эстонии должны быть изолированы в гарнизонах и численность их не должна превышать 25 тыс. человек; (2) советские суда должны иметь преимущественное право на разгрузку и снабжение в Таллинне на период нынешних военных действий, при условии, что это будет длиться не более 2 лет; (3) если Эстония или Советский Союз будут находиться в состоянии войны с третьим государством, то один из участников договора, в соответствии с обоюдным соглашением, может сохранять нейтралитет; (4) следует создать смешанную комиссию по выработке путей осуществления договора; (5) все вышеизложенное является секретным дополнением к эстонско-советскому договору от 28 сентября. Министр иностранных дел информировал меня, что он не в состоянии предвидеть, как сложатся новые отношения с Советским Союзом или как долго сможет Эстония сохранять свою целостность. Это в большей степени зависит от положения в мире, однако и с вводом советских войск в Эстонию возникнет тревожная ситуация. Из газеты "Советская Балтика" от 8 октября 1939 г. Прием в советском полпредстве в Таллинне Таллинн, 6 октября (ТАСС). Вчера в здании советского полпредства в Таллинне советская военная делегация дала обед в честь членов советско-эстонской военной комиссии. На обеде присутствовали министр иностранных дел Эстонии г. Сельтер, главнокомандующий эстонской армией генерал Лайдонер, начальник штаба эстонской армии генерал-лейтенант Реек, флагман флота 2-го ранга т. Исаков, командарм 2-го ранга т. Мерецков. Обед прошел в теплой и дружественной атмосфере. Шз: J.Nevakivi, "The appeal that was never made: the allies, Scandinavia and the Finnish Winter йЦйг 1939-1940" ("Несостоявшееся обращение: союзники, Скандинавия и Зимняя война в ||Р)Йва"Йий 1939-1940 гг."), London, 1976, р. 30. (пер. с англ.) Из меморандума сотрудника министерства иностранных дел Великобритании Д.В.Лансцеллеса от 9 октября: В Эстонии русские получили все, чего они хотели, "мирными" средствами. Относительно мало шокировав мировое общественное мнение, они фактически подчинили Эстонию своему протекторату и, очевидно, в недалеком будущем окончательно поглотят ее. Если бы Эстония оказала сопротивление, результат был бы тем же, но впечатление, произведенное на мировую общественность, оказалось бы более значительным. Illmmu "Paevaleht" (Таллинн) от 9 октября 1939г. (пер. сэст.) Эстонско-германские отношения развиваются Германское правительство сообщило эстонскому правительству, что оно намерено приступить к проведению в жизнь принципов, высказанных в речи канцлера Гитлера, согласно которым Германия ликвидирует группы немецких национальных меньшинств в Восточной и Юго-Восточной Европе и переводит их в Германию на постоянное место жительства с тем, чтобы расселить их там и таким образом установить четкие национальные границы между Германией и другими государствами, а также между немцами и другими народами. Германское правительство полагает, что подобное установление четких национальных границ поможет 77 прояснить отношения между народами и государствами и защитить от трений, возникающих на национальной почве. В соответствии с этим, германское правительство намерено вывезти в Германию на постоянное место жительства и расселить там также лиц немецкой национальности, находящихся в Эстонии, и с этой целью направило в гавани Эстонии свои торговые суда и просит эстонское правительство содействовать в проведении этой акции. Германское правительство добавило, что этот шаг ни в коей мере не связан с договором о взаимопомощи между Эстонией и Советским Союзом, а также с его реализацией. Эстонское правительство назначило особую комиссию для детального разъяснения вопроса и совместных обсуждений с представителями германского государства, которые в понедельник, 9 октября, выезжают в Таллинн для решения этого вопроса. Эстонское правительство не является принципиальным противником переселения проживающей в Эстонии группы немецкого национального меньшинства и могло бы начать обсуждение и решение всех связанных с ним обстоятельств немедленно, как только комиссия германской стороны прибудет на место. * Со стороны правительства по этому поводу были даны следующие разъяснения: Как явствует из сообщения, здесь нет никакой связи с недавно заключенными в Восточной Европе и других местах договорами и с общим международным положением, но идет речь о грандиозном плане канцлера Гитлера, который он развернул и в своей последней речи в рейхстаге, предпринять переселение немецких национальных групп, проживающих в других государствах в Восточной и Юго-Восточной Европе. Германское правительство ранее уже приступило к проведению этого плана в жизнь в Италии, переселив в Германию немцев Южного Тироля. По-видимому, переселение уже осуществлено на основании соглашения с правительством Италии. Нам известно, что этим германское правительство пытается способствовать тому, чтобы в районах конфликтов национальные границы совпадали с границами государств и чтобы расовые и национальные вопросы не служили причиной возникновения конфликтов. Что касается решения вопроса у нас, то в отношении проживающих здесь германских граждан не возникнет больших трудностей, поскольку у нас проживает небольшое количество германских граждан и об их материальных потерях, по всей вероятности, позаботится германское правительство. Что же касается проживающих здесь немцев, которые являются гражданами Эстонии, то само собой разумеется, что при их переселении подобного рода вопросы возникнут, но эстонское правительство не намерено создавать особых сложностей со своей стороны. В данной ситуации мы имеем дело с переселением на постоянное место жительства, и те, кто хочет эмигрировать на таком основании, должны сознательно освободить себя oi всех обязательств перед эстонским государством как по вопросу гражданства, так и по другим вопросам. Ясно, что как имущественные, так и иные проблемы эмиграции могут быть решены только па основании отдельного соглашения между правительствами Эстонии и Германии. Коль скоро германское правительство направило сюда своих представителей, переговоры об этом будут начаты. Поскольку каждое государство должно заботиться о своих гражданах, то и при эмиграции эстонское правительство намерено оказать помощь со своей стороны так, чтобы лот вопрос можно было решить без ущерба для нашего государства и экономики. Само собой разумеется, что решение обсуждаемых вопросов никоим образом не повлияет на экономические отношения между Эстонией и Германией. Они не просто останутся прежними, по день ото дня будут укрепляться. За достигнутым уже соглашением о торговом обмене последует ряд детальных соглашений. В том числе - подписанный на днях договор с германскими фирмами о строительстве завода фосфоритов, в которое будет вложен в основном германский капитал. О том же свидетельствует и речь канцлера Гитлера в рейхстаге, в которой он подчеркнул, что у Германии есть экономические интересы в Балтийских государствах. 78 ИзАВП СССР, ф. Об, on. I, n. 21, д. 234, л. 17-20. ("Полпреды сообщают...", с. 101-103.) ПРОТОКОЛ ЗАСЕДАНИЯ Военной делегации Союза Советских Социалистических Республик с представителями Эстонской Республики по проведению в жизнь Пакта о взаимопомощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Эстонской Республикой 10 октября 1939,'. Присутствовали: Со стороны Союза Советских Социалистических Республик: Командарм 2-го ранга Мерецков, Корпусной комиссар Вашугин, Комкор Павлов, Комкор Птухин, Комдив Тюрин. Комдив Алексеев, Комбриг Калмыков. Со стороны Эстонской Республики: Министр Иностранных Дел Сельтер, Начальник штаба Эстонской армии генерал-лейтенант Реек, Представитель Министерства Иностранных Дел Министр Варма, Начальник 3-й дивизии генерал-майор Бреде, генерал-майор Траксмаа. 1-й помощник начальника штаба армии полковник Томберг, начальник воздушной обороны подполковник Берник, командующий морскими силами капитан-майор С^аптпанк, полковник Саарсен, директор Управления водных путей Аавик. До начала обсуждения вопроса о дислокации Министр Иностранных Дел г-н Сельтер сделал заявление, прилагаемое к настоящему протоколу. I Условлено, что наземные и воздушные вооруженные силы, в общей сложности до двадца'1 и пяти тысяч человек, определенные статьей 1 конфиденциального протокола, подписанного 28 сентября 1939 г. между Правительствами Союза Советских Социалистических Республик и Эстонской Республики в соответствии с предложением Штаба Эстонской армии располагать: а) в районе Палдиски, в границах, указанных на прилагаемой карте, - один стрелковый полк без одного батальона, один артиллерийский дивизион, один танковый батальон, один истребительный авиационный полк, один бомбардировочный авиационный полк, каждый полк со своей базой; б) в районе Хаапсалу, в границах, указанных на прилагаемой карте, - управление корпуса, управление дивизии, штаб авиационной бригады, один стрелковый полк, один артиллерийский полк, одну танковую бригаду, один зенитный дивизион, разведывательный батальон дивизии, батальоны связи и саперные батальоны дивизии и корпуса и прочие дивизионные и корпусные части и учреждения, бомбардировочный авиаполк с базой, отдельный механизированный отряд из состава кавалерийской бригады, в составе одного механизированного полка и моторизованного эскадрона. Остальные части кавалерийской бригады или соответственное количество войск взамен кав. бригады вводятся по мере надобности с обоюдного согласия штабов армии Союза Советских Социалистических Республик и Эстонской армии; на острове Эзель - один стрелковый полк, один артиллерийский полк без одного дивизиона и один истребительный полк с базой; на острове Даго - один батальон с артиллерийским дивизионом. II Условлено, что кроме районов, отведенных для базовых аэродромов и указанных в статье 1 настоящего протокола, по соглашению со штабом Эстонской армии, отводятся участки за пределами районов, указанных на карте, под оперативно-учебные аэродромы, оборудование которых производится одновременно с оборудованием базовых аэродромов. Для размещения авиации и тыловых баз авиации предоставляются участки в имениях Куусику и Кехтна, как могущие быть быстро оборудованными под аэродромы. III Отвод участков под аэродромы, учебные поля и полигоны, а также помещения для размещения войск и командного состава принимает на себя Правительство Эстонской Республики. К отводу участков и помещений Эстонское Правительство приступает в возможно короткий срок. 79 IV Начало ввода войск в установленные настоящим протоколом районы определяется 18 октября 1939г. V Переброска войск Красной Армии в районы, отведенные для их размещения, производится смешанным порядком по железной дороге и по шоссе по графикам, составленным по обоюдному соглашению. Охрана путей и дорог, предназначенных для движения войск, обеспечивается Правительством Эстонской Республики. Регулирование движения на маршрутах производится на основании инструкции, разработанной по обоюдному соглашению. Для переброски войск на острова Правительство Эстонии дает, по мере возможности, мелкий тоннаж. Охрана войск во время перевозки с материка на острова возлагается на военный флот Союза Советских Социалистических Республик. VI Условлено, что для строительства казарм и аэродромов Эстонское Правительство оказывает содействие в наборе рабочей силы, а также в приобретении строительных материалов и механизмов. VII Запретные зоны для полетов военных самолетов Союза Советских Социалистических Республик над территорией Эстонской Республики определяются штабом Эстонской армии и сообщаются через штаб корпуса для сведения и руководства авиационным частям, находящимся на территории Эстонии. VIII Условия отвода участков для строительства морских баз определяются особым протоколом. Настоящий протокол составлен в двух подлинниках на эстонском и на русском языках. Реек Оговорка: в ст. 11 вписано слово "в имениях". К. Мерецков, К. Селыпер Павлов. Птухин, Алексеев, Калмыков, Вашугин, Тюрин Из АВП СССР, ф. 06, on. 6, n. 21, д. 234, л. 2L ("Полпреды сообщают...", с. 103.) ЗАЯВЛЕНИЕ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ЭСТОНИИ К.СЕЛЬТЕРА По точному смыслу пакта советские войска должны быть расположены на участках, отведенных под базы и аэродромы, а именно на островах Сааремаа и Хийумаа и в г. Палдиски. Как известно, эстонская делегация уже на одном из предыдущих заседаний заявила, что она согласна предоставить советским войскам до отведения и определения границ и участков для баз и аэродромов, однако не долее чем на 2 года, право дислоцироваться по всему острову Сааремаа и Хийумаа. С другой стороны, советская делегация, исходя из соображений и удобств дислокации, выдвинула вопрос о предоставлении войскам права расположиться и в районе Хаапсалу (Гапсаль). Так как это предложение выходит за пределы пакта, то об этом доложено Эстонскому Правительству. Оно изъявило свое согласие войти в Парламент с предложением отвести временно - на продолжение настоящей войны в Европе, однако не долее чем на 2 года -вокруг города Хаапсалу район для расположения советских войск, если военные делегации придут к соглашению как по вопросам границ районов, так и дислокации войск по районам. К. Сепьтер 80 Из газеты "Советская Балтика" от 12 октября 1939 г. Соглашение о размещении советских войск в Эстонии Таллинн, 1 1 октября (ТАСС). Вчера поздно вечером военными делегациями СССР и Эстонии был подписан протокол по вопросу о размещении в Эстонии наземных и воздушных советских войск. Достигнуто также соглашение по морским вопросам. Сегодня будет подписан соответствующий протокол. ИзА^ПСССР, ф. 06, on. I, n. 21, д. 23, л. 1-4. ("Полпреды сообщают...", с. 105-107.) ПРОТОКОЛ СОГЛАШЕНИЯ между советским и эстонским военным командованиями относительно базирования флота Союза Советских Социалистических Республик на островах Хийумаа (Даго) и Сааремаа (Эзель) II октября 1939 г. В соответствии со статьей 3 Пакта о взаимопомощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Эстонской Республикой от 28 сентября 1939 г.: 1. Правительство Эстонской Республики предоставляет для военного флота Союза Советских Социалистических Республик следующие рейды и гавани: Кярдла (Картель) на о. Хийумаа (Даго), Кыйгусте на о. Сааремаа (Эзель), Курессааре-лахт (Аренсбург) на о. Сааремаа (Эзель), Мьенту (Менто) на о.Сааремаа (Эзель), Кихельконна-лахт (Кильконд) на о. Сааремаа (Эзель), Тагалахт на о. Сааремаа (Эзель), Кюдемалахт на о. Сааремаа (Эзель) для возведения в них гидротехнических сооружений, гаваней, молов, причалов, жилых, складских и служебных помещений, мастерских, радиостанций, железных и грунтовых дорог, производства дноуглубительных работ и постройки прочих сооружений, обеспечивающих базирование флота. Указанные объекты будут обслуживаться и окарауливаться соответствующим штатным составом. В бухте Кихельконна-лахт и Кыйгусте флоту Союза Советских Социалистических Республик предоставляется право организовать базу для частей гидроавиации, обслуживающей базирование флота. 3. Для защиты базирования флота от нападения с моря и с воздуха помимо мероприятий, проводимых по линии армейского командования (гарнизоны островов и авиации), морскому командованию Союза Советских Социалистических Республик предоставляется право установки: береговых батарей любых калибров, зенитных батарей любых калибров, прожекторов, постов наблюдения и связи как в непосредственной близости от гаваней и рейдов, перечисленных в п. 1 настоящего соглашения, так и в следующих районах: полуостров Сырве (Сворбе) на о. Сааремаа, полуостров Харилайд на о. Сааремаа, полуостров Нина на о. Сааремаа, полуостров Паммана (Паммерорт) на о. Сааремаа, полуостров Сыру (Серро) на о. Хийумаа, полуостров Кыпу (Дагерорт) на о. Хийумаа, полуостров Тахкона (Симпернес) на о. Хийумаа, полуостров Сеяре на о. Хийумаа и содержать эти батареи и посты с их штатным обслуживающим составом. 4. Точные границы отводимых участков и водных пространств под базы или батареи для определения арендной платы будут установлены после производства соответствующих изыскании и рекогносцировок. 5. В случае наличия на отводимых участках или водных пространствах каких-либо гидротехнических или других сооружений или оборудования, пригодных для включения в состав базы флота. Эстонское правительство предоставит возможность купить или получить в арендное пользование эти сооружения и устройства. 6. Исходя из общности интересов эстонского и Советского командований по скорейшему возведению оборонительных и портовых сооружений на островах, эстонское командование окажет всяческое содействие при арендовании участков и при производстве построек, при наборе рабочей силы, получении стройматериалов, использовании транспортных, плавучих, землечерпательных и прочих средств. 7. Передаваемые Советскому командованию земли и водное пространство, оставаясь в соответствии с Пактом о взаимопомощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Эстонской Республикой территорией последней, переходят в пользование Советского командования на арендных началах с платой по особому соглашению. 8. Эстонские торговые корабли могут для разгружения и принятия грузов беспрепятственно ходить во все названные в п. 1 рейды и гавани, кроме рейда Кыйгусте. 9. Исходя из того, что в настоящий момент оборудованных мест базирования на островах Сааремаа и Хийумаа нет, а для постройки их требуется время. Эстонское правительство временно - на срок до двух лет - предоставляет право базирования легких сил советского флота на порт Рохукюла (Роггекюль) с правом производства ремонта гидротехнических сооружений, а также возведения временных базовых сооружений (мастерских и складов). Председатель Морской Комиссии Председатель Эстонской Комиссии Союза Советских Социалистических Республик Начальник Генерального штаба Заместитель Народного Комиссара Эстонской армии Военно-Морского Флота Союза Советских Социалистических Республик Флагман флота 2 ранга Генерал-лейтенант Исаков Реек ИзАВПСССР, ф.06, on. 1, п. 21,Л 234, л. 5-7. ("Полпреды сообщают...", с. 107-108.) ^ ПРОТОКОЛ СОГЛАШЕНИЯ о предоставлении Союзу Советских Социалистических Республик в пользование участка и акватории в Палдиски (Балтийском порту) 77 октября 1939 г. В соответствии с Пактом о взаимопомощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Эстонской Республикой от 28 сентября 1939 г.: 1. Для базирования советских военных кораблей на Палдиски отводится участок полуострова Пакри (Пакерорт) и острова Вяйке Пакри и Суур Пакри (Большой и Малый Рогге) с прилегающей акваторией, как это показано на прилагаемой к тексту настоящего соглашения карте. 2. На указанных в пункте 1 участке и акватории командованию Военно-морского Флота Союза Советских Социалистических Республик предоставляется право постройки портовых гидротехнических сооружений и причалов, складов и станций, служебных и жилых помещений, а также развития железных и грунтовых дорог. 3. Эстонское правительство предоставит возможность купить или получить в арендное пользование сооружения, имеющиеся на указанных в пункте 1 участке и акватории. 4. Для обеспечения базирования Советского Военно-морского Флота на Палдиски (Балтийский порт) командованию флота Союза Советских Социалистических Республик 82 предоставляется право устанавливать на указанном в пункте 1 участке береговые батареи любого калибра и в любом количестве, включая в это число батареи железнодорожные, а также зенитные батареи и прожекторные станции, и также возводить строения для размещения обслуживающего их состава. 5. Советскому командованию предоставляется право постройки на указанных в пункте 1 участке и акватории аэродромов и всех необходимых сооружений для базирования гидроавиации. 6. Советскому командованию предоставляется право устанавливать на участке и акватории, указанных в пункте 1, режим плавания, полетов, передвижения и охраны водного района. 7. Советскому командованию предоставляется право устанавливать на указанном в пункте 1 участке посты службы наблюдения и связи. При этом маячная служба остается в ведении эстонских властей. 8. Советское командование имеет право содержать на участке базы Палдиски соответствующий для обслуживания и окарауливания базы штатный состав. 9. Советское командование получает право использования всех находящихся на участке базы источников пресной воды. 10. Эстонские власти оказывают полное содействие Советскому командованию в обеспечении базы электроэнергией от источников, находящихся вне базы. 11. Эстонские власти оказывают Советскому командованию содействие в обеспечении строительства базы необходимыми материалами, транспортом и наймом рабочей силы. 12. Передаваемые Советскому командованию земли и водное пространство, оставаясь, в соответствии с Пактом о взаимопомощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Эстонской Республикой, территорией последней, переходят в пользование Советского командования на арендных началах с оплатой по особому соглашению. Председатель Морской Комиссии Союза Советских Социалистических Республик Заместитель Народного Комиссара Военно-Морского Флота Союза Советских Социалистических Республик Флагман флота 2 ранга Исаков Председатель Эстонской Комиссии Начальник Генерального Штаба Эстонской Армии Генерал-лейтенант Реек ПРОТОКОЛ СОГЛАШЕНИЯ меяаду советским и эстонским военными командованиями об обеспечении временной стоянки советских военных кораблей в Таллинне 11 октября 1939 г. В соответствии с Конфиденциальным Протоколом к Пакту о взаимопомощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Эстонской Республикой от 28 сентября 1939 г.: 1. В продолжении двухгодичного срока, указанного в п. 2 Конфиденциального Протокола Советскому командованию предоставляются для стоянки советских военных кораблей Уус Кауба садам и Каравани садам с ограничивающими эти гавани причалами и частью берегового участка в границах, указанных красной чертой на прилагаемом плане. 2. Кроме того, для крупных советских кораблей отводится на Таллиннском рейде якорное место к западу от створа Екатеринентальских маяков. 3. Советские военные корабли при стоянке их в местах, указанных в пунктах 1 и 2, обеспечиваются от Таллиннского порта подачей пара, электрической энергии и пресной воды. 4. Советские военные корабли имеют право по соглашению с эстонскими властями на выполнение ремонтов в Таллиннских судоремонтных предприятиях. 83 5. Советские военные корабли обеспечиваются по мере возможности Таллиннским портом буксирами и ледоколами как для кратковременных нужд, так и на длительное время. 6. Подъездные пути к указанному в п. 1 участку приводятся в состояние полной исправности. 7. Необходимые дома и склады, имеющиеся на указанном в п. 1 участке, предоставляются Советскому командованию для пользования. 8. Эстонское командование оказывает Советскому командованию содействие в организации последним охраны и окарауливания стоящих в Таллинне советских военных кораблей. 9. Передача Советскому командованию упомянутых в пункте 1 гаваней и в пункте 7 зданий производится на основах аренды по особым договорам. Расходы, связанные с выполнением остальных пунктов настоящего соглашения, относятся за счет Советского командования и определяются особыми соглашениями. Председатель Морской Комиссии Союза Советских Социалистических Республик Заместитель Народного Комиссара Военно-Морского Флота Союза Советских Социалистических Республик Флагман флота 2 ранга Исаков Председатель Эстонской Комиссии Начальник Генерального Штаба Эстонской Армии Генерал-лейтенант Реек ИзАВП СССР, ф. 06, on. I, n. 21, д. 234, л. 10. ("Полпреды сообщают...", с. 109-110.) ПРОТОКОЛ СОГЛАШЕНИЯ между советским и эстонским военными командованиями о постоянных рейсах транспортов под советским военным (портовым) флагом для связи между портами Союза Советских Социалистических Республик и пунктами базирования советских морских сил в Эстонии 11 октября 1939 г. \. Транспорты с военными грузами, топливом и с людьми, посылаемые Советским морским командованием в эстонские порты - базы советских военных кораблей и авиации, следуют под портовым военным флагом Союза Советских Социалистических Республик по расписанию рейсов, устанавливаемому командованием. 2. Расписание рейсов, название и характеристика внешнего вида этих транспортов передаются заблаговременно Советским командованием эстонскому командованию для ин4)ормации постов наблюдения и связи, пограничной охраны, таможенных и портовых властей. 3. Указанные выше транспорты освобождаются от всяких таможенных, санитарных и других сборов и досмотров и пользуются правом свободного плавания в эстонских водах и захода в эстонские порты на правах, аналогичных военным кораблям Эстонии и Союза Советских Социалистических Республик. Председатель Морской Комиссии Союза Советских Социалистических Республик Заместитель Народного Комиссара Военно-морского Флота Союза Советских Социалистических Республик Флагман флота 2 ранга Исаков Председатель Эстонской Комиссии Начальник Генерального Штаба Эстонской Армии Генерал-лейтенант Реек 84 ШАВИ СССР, ф. Об, on. I, п. 21, д. 234, д. 13-14. ^"Полпреды сообщают...", с. 111-112.) ПРОТОКОЛ СОГЛАШЕНИЯ между советским и эстонским военно-морскими командованиями о порядке посещения военными и торговыми кораблями третьих держав эстонских портов, служащих местами базирования советских военных кораблей 11 октября 1939 г. 1. Разрешение на посещение портов-баз военных кораблей Союза Советских Социалистических Республик военными кораблями третьих держав дается Эстонским правительством только после предварительного согласия Советского правительства. 2. Все переговоры с третьими державами по вопросу захода их военных кораблей в эстонские порты-базы советских военных кораблей ведутся только Эстонским правительством. Советское правительство непосредственно или через свое военно-морское командование дает свое согласие на подобный заход только Эстонскому правительству. 3. При посещении военными кораблями третьих держав эстонских портов-баз военных кораблей Союза Советских Социалистических Республик наблюдение за выполнением военными кораблями третьих держав общепринятых международных правил остается за эстонскими властями. При нарушении этих правил необходимая помощь может быть оказана советскими военно-морскими силами по заявлению эстонских властей. 4. В эстонских портах-базах советских военных кораблей: 1) Палдиски (Балтийский порт) и 2) рейдах островов Сааремаа и Хийумаа Советскому военно-морскому командованию предоставляется право отклонять посещение этих баз иностранными военными или торговыми кораблями на длительные сроки или на постоянное время. 5. В случаях посещения в течение указанного в п. 2 Конфиденциального Протокола двухгодичного срока иностранными военными кораблями Таллинна эстонские власти предварительно извещают об этих посещениях Советское морское командование. 6. Официальное извещение третьих держав о запрещении посещения эстонских портов-баз советских военных кораблей производит эстонское правительство от своего имени. Наблюдение за соблюдением этого запрещения остается за эстонским военно-морским командованием, могущим в тех случаях, когда оно сочтет необходимым, прибегать к помощи советских военно-морских сил. Председатель Морской Комиссии Союза Советских Социалистических Республик Заместитель Народного Комиссара Военно-Морского Флота Союза Советских Социалистических Республик Флагман флота 2 ранга Исаков Председатель Эстонской Комиссии Начальник Генерального Штаба Эстонской Армии Генерал-лейтенант Реек У1[!1.^В11(ХСР,ф.Об,оли '/[;];[1]:[::].::\ / ' ;' ; \ ilit^n/W^wcoo^awOT...^^ 2/2-72^ [!], [!] [1]':[:]\;'[1]^' [::] [!] [:] [:] ПРОТОКОЛ СОГЛАШЕНИЯ Между командованиями Союза Советских Социалистических Республик и Эстонской Республики о сохранении военной тайны 77 октября 1939 г. В соответствии с Договором о взаимопомощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Эстонской Республикой, заключенным 28 сентября 1939 г., обе стороны всемерно 85 -заинтересованы в сохранении военной тайны, оберегающей Союз Советских Социалистических Республик и Эстонскую Республику от разглашения важнейших государственных и военных секретов, почему согласились: 1. С целью сохранения военной тайны установить цензуру в отношении опубликования прессой как Союза Советских Социалистических Республик, так и Эстонии сведений о дислокации, передвижениях и перемещениях войсковых частей, кораблей, авиации и частей береговой обороны Советского и Эстонского флотов. 2. Сведения, касающиеся войсковых частей, флота, береговой обороны, авиации, а также служб обеспечения, печатаются прессой или используются в открытых докладах только после специальной проверки и разрешения командования соответствующей стороны. 3. Это положение, касающееся прессы как периодической, так и эпизодической, распространяется также на радио, кино и фото. 4. Нарушение вышеуказанных пунктов или передача военных секретов третьей стороне должны караться в соответствии с законами Союза Советских Социалистических Республик (по отношению к гражданам Союза Советских Социалистических Республик) и Эстонской Республики (по отношению к гражданам Эстонской Республики), предусмотренными для этих случаев. Председатель Морской Комиссии Председатель Эстонской Комиссии Союза Советских Социалистических Начальник Генерального Штаба Республик Заместитель Народного Эстонской Армии Комиссара Военно-Морского Флота Союза Советских Социалистических Республик Флагман флота 2 ранга Генерал-лейтенант Исаков Реек Из: I Document! diplomatic! italiani 1939-1943, vol. 1, Roma, 1957, р. 456, (пер. с итал.) Из письма посла Италии в Берлине Б.Аттолико министру иностранных дел в Италии Г.Чиано от 12 октября: Основываясь на полученной из военных источников информации, я телеграфировал вчера Вашему Превосходительству следующее: "Очевидно существование секретного военного германо-эстонского договора, который, однако, ничего нового к отношениям Германии с Советским Союзом не прибавляет". Но я захотел проверить эти сведения и спросил об этом сегодня эстонского посланника, моего близкого друга, который, учитывая его нынешнее душевное состояние, был бы всячески заинтересован в том, чтобы подтвердить эту информацию, если бы она была верна. Г-н Тофер, напротив, очень решительно все опроверг. То, что существовало между Эстонией и Германией без какого-либо договора, - обычное сотрудничество с целью получения информации о Советском Союзе. Кроме активного обмена информацией существовала простая договоренность о том, что немецкие офицеры будут постоянно находиться в Эстонии, чтобы наблюдать за действиями Советского Союза. Со стороны Эстонии этим сотрудничеством руководил весьма предприимчивый полковник Генерального штаба, который часто действовал на свой страх и риск, не будучи уполномоченным правительством. Именно это стало причиной его отставки. Возможно, что упомянутый полковник запрашивал по своей инициативе подтверждения своих полномочий у немцев, с которыми он поддерживал связь (организация Канариса), и эти просьбы бывали удовлетворены, но также из личных соображений. Однако исключено, что вообще существовал какой-либо конкретный, не говоря уже о секретном или несекретном, договор. 86 Из газеты "Советская Балтика" от 14 октября 1939 г. Прибытие советских военных кораблей в Таллинн Таллинн, 12 октября (ТАСС). Сообщение о прибытии трех советских кораблей в Таллинн вызвало большой интерес среди населения. Корабли прибыли на таллиннский рейд ровно в 4 часа. За час до их прихода на пристани толпился народ и шли оживленные разговоры. Встречать советские миноносцы вышли два катера: первый - с офицером-лейтенантом Тебусом для связи, второй - с военным атташе Советского Союза в Эстонии тов. Цукановым и советником полпредства тов. Бочкаревым. Наконец, появились три советских корабля. Впереди - лидер "Минск", на котором находятся командир отряда капитан первого ранга тов. Птохов и командир тов. Петров. За лидером шли миноносцы "Гордый" и "Сметливый". Офицер-лейтенант Тебус указал место стоянки для миноносцев на таллиннском рейде. При проходе на рейд лидер-миноносец поднял национальный флаг Эстонии и произвел салют нации, дав 21 выстрел из орудия. При этом команды советских миноносцев, одетые в парадную форму, были выстроены во фронт. Ответный салют дала таллиннская береговая батарея. Около 6 часов советский катер с командиром отряда тов. Птоховым прибыл к берегу. Собравшиеся тепло встретили советских командиров и проводили их до автомобиля. Пребывание советских моряков в Эстонии Таллинн, 13 октября (ТАСС). Вчера командование советского отряда эсминцев нанесло визиты командующему эстонскими морскими силами, начальнику таллиннского гарнизона, первому помощнику начальника штаба и таллиннскому городскому голове. В офицерском клубе был дан завтрак в честь советских морских командиров. Сегодня на миноносце "Минск" был дан ответный завтрак для офицеров морского флота Эстонии. На завтраке присутствовали среди других командующий морским флотом Эстонии и начальник штаба эстонского морского флота. Президент Эстонии одобрил работу советско-эстонской смешанной военной комиссии Президент Эстонской Республики особым приказом одобрил протокол военной смешанной комиссии Советского Союза и Эстонии по проведению в жизнь пакта о взаимопомощи. Из: "Riigi Teataja", 1939, N91, lk. 1799-1801. (пер. с эст.) Постановление министра внутренних дел No 3033 от 13 октября 1939 года На основании прекратить торговлю алкогольными напитками в городах Нарва, Йыхви, Печоры, Выру, Тырва, Килинги-Нымме и Пярну в период с 18 по 22 октября 1939 года. Министр внутренних дел А.Юрима Зам. директора полиции К.Кирсимяги Постановление министра внутренних дел No 3033 от 13 октября 1939 года На основании прекратить на период с 18 по 22 октября 1939 года торговлю алкогольными напитками на шоссе и в радиусе 5 километров по обе стороны шоссе, начиная от государственной границы в направлении Изборска, Пангевитса, Вастселийна, Выру, Сангасте, Пука, Пикасилла, Тырва, Ала, Нуйа, Абья-Палуоя, Килинги-Нымме, Пярну, Лихула, Лайкюла, Ридала и Килтси до Рохукюла. Министр внутренних дел А.Юрима Зам. директора полиции К.Кирсимяги 87 Постановление министра внутренних дел No 3033 от 13 октября 1939 года На основании прекратить в период с 18 по 22 октября 1939 года торговлю алкогольными напитками на шоссе и в радиусе 5 километров но обе стороны шоссе, начиная от государственной границы в направлении Нарвы, Йыхви, Алувере, Хальяла, Кипу, Каберла, моста через реку Ягала, Ягала, Раазику, Перила, Арувалла, Ангерья, Кохила, Хагери, Арудевахе и Кейла до Палдиски; от Арудевахе через Ристи до Хапсалу; от Ристи через Кирбла и Лихула до Виртсу. Министр внутренних дел А.Юрима Зам. директора полиции К.Кирсимяги Постановление министра внутренних дел No 3033 от 13 октября 1939 года На основании прекратить торговлю алкогольными напитками на железной дороге и прилегающей к ней территории на линии Граница СССР - Нарва, Нарва - Тапа, Тапа - Юлемисте, Юлемисте - Ярве, Ярве - Кейла и Кейла - Палдиски, а также в городе Тапа в период с 18 по 26 октября 1939 года. Министр внутренних дел А.Юрима Зам. директора полиции К.Кирсимяги Постановление министра внутренних дел No 3033 от 13 октября 1939 года На основании прекратить торговлю алкогольными напитками на железной дороге и прилегающей к ней территории на линии Граница СССР - Печоры, Печоры -Тарту, Тарту -Тапа в период 18-26 октября 1939 года. Министр внутренних дел А.Юрима Зам. директора полиции К.Кирсимяги Постановление министра внутренних дел No 3033 от 13 октября 1939 года На основании прекратить торговлю алкогольными напитками в уездах Ляэне и Сааре и на территории Кейлаского полицейского участка уезда Харью в период с 18 октября по 1 ноября 1939 года. Министр внутренних дел А.Юрима Зам. директора полиции К.Кирсимяги Из АВП СССР, ф. За - Эстония, о. 133. ("Полпреды сообщают...", с. 115.) СВИДЕТЕЛЬСТВО О РЕГИСТРАЦИИ В ЛИГЕ НАЦИЙ ПАКТА О ВЗАИМОПОМОЩИ МЕЖДУ СССР И ЭСТОНИЕЙ Настоящим удостоверяется, что по просьбе министра иностранных дел Эстонии Пакт о взаимопомощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Эстонской Республикой, подписанный в Москве 28 сентября 1939 г., зарегистрирован 13 октября 1939 г. No 4643 в Официальном Регистре договоров Секретариата в соответствии со ст. 18 Устава Лиги наций. Женева,13 октября 1939 г. Из газеты "Правда" (Москва) от 14 октября 1939 г. Сообщение ТАСС : В последнее время в зарубежной прессе появился ряд высказываний, которые в неверной трактовке представляют причины эвакуации немцев из Прибалтийских государств. Выдумывая всякого рода измышления о том, чем вызваны столь срочные меры Германского правительства, известные газеты, равно как и телеграфные агенства пытаются провести связь между отъездом немцев из Эстонии и Латвии с заключенными между Советским Союзом и Прибалтийскими государствами договорами о взаимопомощи. Распространяется также абсурдная и клеветническая версия о том, что эти пакты повлекут за собой советизацию Эстонии и Латвии, несмотря на то, что в них четко выделены положения о невмешательстве во внутренние дела и уважении государственного, социального и экономического устройства стран -- участников договора. Вышеприведенное объяснение, данное в немецкой полуофициальной газете, показывает, что эвакуация немцев в Германию проводится исключительно по инициативе Германского правительства и обусловлена вышеупомянутыми соображениями германского государства. Из газеты "Известия" (Москва) от 16 октября 1939 г. Выступление Главнокомандующего эстонской армией генерала И.Лайдонера (Информация ТАСС) 15 октября 1939 г. "В своей речи 23 сентября, - заявил Лайдонер, - я выразил твердую уверенность, что наше государство и народ не должны быть втянуты в войну. Я заявил, что если кто-нибудь нападет на нас, то мы окажем вооруженное сопротивление. Прошло только три недели. В жизни нашего государства и народа произошли серьезные события. Мы заключили пакт о взаимопомощи с нашим большим восточным соседом - Советским Союзом. Содержание этого пакта всем известно. Пакт уже вступил в силу. В Таллинн сразу же приехала военная комиссия Советского Союза и такая же комиссия была назначена с нашей стороны. Перед смешанной военной комиссией Советского Союза и Эстонии стояла трудная задача - быстро найти взаимное согласие по вопросам реализации пакта, установить места баз для морских сил Советского Союза и достичь соглашения по вопросу о размещении и временном местонахождении гарнизонов, предназначенных для защиты этих морских баз. Эта большая работа теперь закончена. Она проводилась в атмосфере взаимного доверия и понимания. В настоящее время окончательно установлены районы размещения советских войск. Я хочу остановиться кратко на вопросах, связанных с размещением войск Советского Союза. Вопросы эти интересуют наши административные и военные власти, в также население. Войска Советского Союза будут размещены в первую очередь в общественных зданиях и частично в пригородных дачах. И только в последнюю очередь речь может идти о размещении в отдельных небольших домах и в отдельных хуторах. Обращаем внимание всех местных властей, что заключение пакта и работа смешанной комиссии Советского Союза и Эстонии проходили в атмосфере доверия и понимания. На такое же сотрудничество и доверие я надеюсь и при разрешении вопросов, связанных с размещением советских войск. Начало прихода советских войск на нашу территорию назначено на 18 октября. Войска прибудут по шоссейным и железным дорогам и по морю. Я уверен, что все наше население встретит войска Советского Союза спокойно, что отношения между нашими властями и военными властями Советского Союза, а также между местными жителями и Красной Армией будут основаны на взаимном доверии, как это имело место при заключении пакта о взаимопомощи в Москве и при работе смешанной комиссии в Таллинне. В заключение хочется сказать об общем международном положении, о видах на будущее. Великие государства Средней и Западной Европы борются друг с другом. Настоящая война 89 еще не началась. Но сейчас происходит величайшее напряжение нервов и экономическая война, которая разоряет как воюющие, так и невоюющие государства. Как долго будет война продолжаться? Какие государства и народы будут ею охвачены? На это никто не может ответить. И еще меньше можно предвидеть, кто выйдет из этой борьбы победителем и побежденным. Мы связали судьбу своего государства и народа в некотором смысле с пактом о взаимопомощи с Советским Союзом, который в связи с этим вновь подчеркнул неизменность своей мирной политики и желание продолжать ее. Это большой положительный фактор для будущего нашего государства, нашего народа. За последнее время многие опасались, не вызовет ли пакт о взаимопомощи с Советским Союзом изменения в нашем государственном строе и в экономической жизни. По этому поводу мы можем сослаться на статью 5 пакта о взаимопомощи, которая гласит, что проведение пакта в жизнь не должно ни в какой степени затрагивать суверенных прав сторон пакта, в особенности их экономической системы и государственного строя. Мы хотим прямо и откровенно выполнять этот пакт и уверены, что его также выполнит и Советский Союз. Мы сознаем, что война разоряет воюющие страны и отрицательно сказывается на нейтральных государствах. Мы знаем, что косвенные трудности войны все же легче переносить, чем ужасы и убытки на непосредственном поле брани. Весь народ должен быть готов нести жертвы, и понятно, что большую часть придется понести зажиточным слоям. Пойдем единодушно навстречу будущему, продолжая работу на благо своего государства, народа и отечества". Из: "Riigi Teataja", 1939, N 92, lk.1803-1805. (пер. с эст.) Постановление Главнокомандующего вооруженными силами Основание: 1938,40,365) I государствами. Указанный в первом абзаце запрет не действует в отношении Президента Республики, Правительства Республики, Главнокомандующего вооруженными силами, вооруженных сил, Военного министерства. Министерства внутренних дел. Министерства путей сообщения, Министерства иностранных дел и представительств зарубежных государств, а также размещенных в Эстонии воинских частей и военных кораблей зарубежных государств. Прочие центральные государственные учреждения могут устанавливать связь с зарубежными государствами с помощью указанных выше средств сообщения только по разрешению Министерства внутренних дел. радиостанций внутри страны. Указанный в первом абзаце запрет не действует в отношении радиостанций вооруженных сил. Военного министерства. Министерства путей сообщения, Кайтселийта, государственного радиовещания, а также радиостанций размещенных в Эстонии воинских частей и военных кораблей зарубежных государств. радио и с помощью др. средств связи. Контролю не подлежит связь, указанная во втором абзаце абзаце коды, шифры и другие условные обозначения, за исключением отправлений учреждений и лиц, указанных во втором абзаце только эстонским, русским, немецким, английским и французским языками. 90 собой за пределами закрытых помещении оборудования для фотографирования и киносъемки, а также фотографирование и киносъемка. Также запрещается рисовать карандашом или красками или иным путем делать заметки о расположенных на территории Эстонии войсковых частях и военных учреждениях, предметах, транспорте и вообще обо всем, что касается вооруженных сил. помощью кино- или иных изображений данные и сообщения относительно состава, дислокации, передвижений, передислокации и действий как эстонских вооруженных сил, так и размещенных в Эстонии сухопутных, военно-морских, военно-воздушных частей и частей береговой охраны Советского Союза. Также запрещается передача и опубликование этих данных и сообщений в интересах зарубежных государств. гражданства, не имеющих соответствующего специального разрешения, в городе Таллинне, а также в уездах Харью, Ляэне и Сааре. При вступлении в силу настоящего постановления иностранцы и лица без гражданства. пребывающие в городе Таллинне, а также в уездах Харью, Ляэне и Сааре, обязаны оформить специальное разрешение у местного префекта полиции до 1 ноября 1939 г. В Таллинне для получения разрешения следует обратиться к префекту через полицейского комиссара соответствующего участка. Оформлять специальное разрешение у соответствующего префекта полиции обязаны также те граждане зарубежных государств, которым для въезда в Эстонию не требуется въездная или транзитная виза и которые будут въезжать в Эстонию после вступления в силу настоящего постановления. Прочим гражданам зарубежных государств и лицам без гражданства, въезжающим в Эстонию после вступления в силу настоящего постановления, специальные разрешения будет выдавать Министерство внутренних дел. или арестом на срок до трех месяцев или денежным штрафом до трех тысяч крон, при этом предметы, приобретенные, хранимые или переносимые вопреки запрету, конфискуются. В более сложных случаях виновные будут предоставлены военному трибуналу. II Настоящее постановление вводится в действие по телеграфу. Таллинн, 17 октября 1939 г. генерал Й.Лайдонер, Главнокомандующий вооруженными силами Распоряжение Главнокомандующего вооруженными силами При передвижении вооруженных сил Советского Союза до прибытия в назначенное место дислокации с 18 октября 1939 г. военнослужащие, полицейские и члены Кайтселийта, назначенные для охраны шоссе, железных дорог и гаваней, обязаны следить, чтобы во время передвижения войск не проводилось фотографирования или киносъемок, а также сбора данных о составе, передвижениях и передислокации как войск Эстонии, так и войск Советского Союза или же каким-либо иным образом не нарушалось бы постановление Главнокомандующего от 17 октября 1939г. Нарушителей вышеозначенного постановления задерживать на месте и препровождать в распоряжение представителя полиции для привлечения их к ответственности, отбирая у задержанных лиц фотоаппараты, рисунки и иные средства осуществления преступных действий. 91 Все государственные учреждения и учреждения самоуправления, а также должностные лица обязаны оказывать помощь вооруженным силам, полиции и Кайтселийту при проведении в жизнь настоящего постановления. Основание: в мирное время. Таллинн, 17 октября 1939 г. генерал И.Лайдонер, Главнокомандующий вооруженными силами Из: "Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне, Сборник документов", Т. 1, М., 1995, с. 110-111. ИЗ ДИРЕКТИВЫ НКВД СССР No 4/59594 об оперативном обслуживании частей Красной Армии и Военно-Морского флота, дислоцированных на территории Эстонии, Латвии и Литвы 19 октября 1939 г. Начальникам особых отделов корпусов, эскадр и береговой обороны Нахождение частей Красной Армии и Военно-морского Флота на территории дружественных нам иностранных государств, с которыми заключены договоры о взаимопомощи (Эстония, Латвия, Литва), создает особые условия их оперативно-чекистского обслуживания. Разведывательные органы иностранных государств, несомненно, предпримут все зависящие от них меры к широкому использованию открывающихся для них возможностей проникновения в части РККА и РККФ в шпионских целях. С другой стороны, повседневное общение начальствующего и красноармейского состава с населением страны, на территории которой части дислоцируются, ставит перед особыми органами задачу тщательного наблюдения за поведением его в целях своевременного выявления и пресечения случаев дискредитации высокого звания представителя Красной Армии и Флота Советского Союза. ПРИКАЗЫВАЮ: 1. Тщательно проверить имеющуюся в частях агентурно-осведомительную сеть с точки зрения полного и равномерного охвата всех звеньев воинских соединений - от штабов до отдельных подразделений. 2. Произвести необходимые дополнительные вербовки агентуры и осведомления с таким расчетом, чтобы полностью обеспечить освещением все участки обслуживаемого объекта. 3. В связи с количественным увеличением агентурно-осведомительной сети создать крепкий, тщательно проверенный кадр резидентов для связи и работы с сетью. 4. Проинструктировать агентуру и осведомление об особых условиях работы в частях, подчеркнув необходимость особой бдительности со стороны агентуры и важность тщательного изучения характера связей военнослужащих с лицами из окружения. [...] 7. Оперуполномоченным при частях и начальникам особых отделов ежедневно информировать командование о нездоровых проявлениях в частях, добиваясь принятия решительных мер к их ликвидации. 8. Через каждые три дня представлять спецсводки о политико-моральном состоянии частей, боеподготовке, взаимоотношениях с окружением, случаях недостойного поведения отдельных военнослужащих, фактах связей их с подозрительным враждебным СССР элементом, попытках вербовок иноразведками военнослужащих и т.д. Спецсводки представляются начальнику особого отдела соответствующего военного округа - фронта и в копии - Особому отделу ГУГБ НКВД СССР. 92 О чрезвычайных происшествиях доносить немедленно. 9. Через десять дней после прибытия на место представить в Особый отдел НКВД СССР подробный доклад, рисующий местную обстановку, условия работы, встретившиеся трудности и перспективы работы. Народный комиссар внутренних дел СССР Берия ЦА ФСК России ИзЦГАСА СССР, ф. 39041, on. 6, д. ^л. 90-91. ("Полпреды сообщают...", с. 135.) ДОНЕСЕНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ ЛЕНИНГРАДСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА К.А.МЕРЕЦКОВА НАРКОМУ ОБОРОНЫ СССР К.Е.ВОРОШИЛОВУ 19 октября 1939 г. В 10 час. 50 мин. 19 октября 1939 г. прошли государственную границу последние колонны наших частей, отправленных на территорию Эстонии. По состоянию на 12 час. 00 мин. 19 октября 1939 г. на территорию Эстонии убыли: управление 65-го ск, разведбатальон, 3 стрелковых полка, батальон связи и саперный батальон 16сд в числе 9904 человек, 10 бронемашин, 968 транспортных машин; 18-я танковая бригада в составе 3125 человек, 225 танков, 24 бронемашины, 613 транспортных машин, 5-й мех. отряд - 1008 человек, 58 танков, 20 бронемашин, 139 транспортных машин. Всего за 18-е и 19-е. 19 октября 1939 г. отправлено: 14037 человек, танков - 283, бронемашин - 54, транспортных машин - 2040. Подлежат отправке по железной дороге без авиачастей 4141 человек, с авиачастями -7310 человек. Отправка авиации временно задерживается из-за неготовности аэродромов в районах расквартирования наших войск на территории Эстонии. Всего на территорию Эстонии будет отправлено: 21 347 человек, орудий - 78, танков - 283, бронемашин - 54, самолетов - 255, транспортных машин - 1950; 3 16 транспортных машин, 549 автобатов возвращаются обратно. Переход границы происходил следующим порядком: к 8 час. 00 мин. 18 октября 1939 г. на советско-эстонской границе в пунктах перехода войск собрались представители командования Красной Армии: на Нарвском шоссе командир 16-й сд комбриг Любовцев, на Рижском шоссе -Командующий 8-й армией комдив Хабаров и начальник автобронетанковых войск комбриг Вершинин; с эстонской стороны: на Нарвском шоссе командир 1-й пехотной дивизии генерал-майор Пулк в сопровождении офицеров, на Рижском шоссе - командир 2-й пехотной дивизии генерал-майор Круус и командующий Печорским военным округом полковник Стриг в сопровождении офицеров. После взаимных приветствий оркестры исполнили: с нашей стороны - "Интернационал", с эстонской стороны - эстонский национальный гимн, одновременно с этим с обеих сторон были произведены орудийные салюты (по 21 выстрелу), после этого войскам, стоявшим в готовности у границы, была подана команда к движению. На Кингисеппском направлении наши войска провожал Военный совет округа, а на Псковском направлении - Военный совет 8-й армии. Первый день марша 18 октября 1939 г. прошел в порядке, части пришли в район ночлега в указанное по графику время. 19 октября 1939 г. из районов ночлега части выступили в установленное графиком время и продолжают движение в порядке. Командующий войсками ЛВО Член Военного Совета ЛВО Начальник Штаба ЛВО Командарм 2 ранга Мерецков Корпусный комиссар Вашугин Комбриг Чибисов 93 Из: "Riigi Teataja", 1939, N 93, lk. 1811. (пер. с эст.) Государственное Собрание приняло следующий закон, который настоящим объявляю: Закон, регулирующий вступление в частноправовые отношения с воинскими частями и учреждениями зарубежного государства, пребывающими в Эстонии на основании международных соглашении I государством, не установлено иначе, граждане Эстонии, проживающие в Эстонии иностранцы, а также действующие здесь предприятия и частно-, а также общественно-правовые учреждения могут вступать в частноправовые отношения, как то, заключать договоры о купле-продаже, поставках, найме, аренде, обслуживании, трудовые и иные договоры с воинскими частями и учреждениями зарубежного государства, пребывающими в Эстонии на основании международных соглашений, только на основании и в порядке, приведенном в издаваемых министром экономики предписаниях, руководствах и распоряжениях. имеет право возлагать выполнение задач, проистекающих из настоящего закона, на государственные учреждения и учреждения самоуправления и на должностных лиц. II Настоящий закон вступает в силу со дня опубликования. Таллинн, 19 октября 1939г. К. Пяте Президент Республики Ю. Улуотс Премьер-министр Л. Сепп Министр экономики Из АВПСССР, ф. 0154, on. 32, n. 48, д. 5, л. 148-162. ("Полпреды сообщают...", с. 193-196.) ДНЕВНИК ПОЛПРЕДА СССР В ЭСТОНИИ К.Н.НИКИТИНА 17 ноября. 16 ноября позвонили из МИДа и сообщили, что бывший министр иностранных дел Сельтер приехал из своего имения и остановился в Таллинне на несколько дней и что в случае надобности я ему могу позвонить по телефону, номер которого мне также сообщили. Я ему позвонил в этот же день, но очень поздно вечером, его дома не было, он ушел в гости. На другой день он мне позвонил сам, и, когда я подошел к телефону, он меня спросил, не хочу ли я с ним повидаться. Я ему ответил, что не возражаю, и мы условились с ним встретиться на другой день. Когда я пришел к нему, Сельтер был один. Я у него спросил, как он живет, так как его назначение в Женеву уже было опубликовано. Он сказал, что теперь его формально определили и что он, согласно закону, должен будет в течение двух месяцев выехать к месту своего нового назначения. Но, продолжал далее Сельтер, теперь в Женеве слишком тихо, перспективы у Лиги наций, по крайней мере на ближайший отрезок времени, весьма не блестящи, так что ему (Сельтеру) там пока делать-то особенно и нечего. "Да к тому же, -добавил опять Сельтер, - у меня в деревне болен отец, болен он тяжело, надежд на скорое выздоровление его слишком мало, и я его в таком состоянии оставить не могу, а потому при ближайшей встрече с господином президентом я буду просить его о разрешении отложить поездку еще на более или менее продолжительное время". Я ему сказал: "А может быть, возможно, что пересмотрят решение о Вашем назначении и изменят его?" 94 На это Сельтер сказал: "Вряд ли". Вообще видно, что он этим назначением крайне недоволен и ехать туда явно не желает, очевидно, будет отсиживаться в своем имении до более благоприятной погоды. В ближайшем будущем он хотел прийти к нам в полпредство с женой. Сельтер в разговоре очень интересовался фактическим выполнением пакта. Остался очень доволен тем, что с нашей стороны нет никаких жалоб на мероприятия эстонских властей по поводу размещения Советских войск, а также их снабжения. Затем сказал: "Нам при заключении пакта нужно было иметь очень много решимости и смелости, чтобы согласиться на такой огромной важности шаг, как впуск Красной Армии в сердце страны, но теперь мы видим, что то доверие, на которое мы решились, теперь все больше и больше оправдывается, и нам не приходится нисколько сожалеть об этом шаге". Далее Сельтер спросил меня о положении с Финляндией. Я ему сказал, что сам знаю только то, что слышал накануне по советскому радио. Поговорив далее о различного рода таллиннских новостях, мы расстались до момента, когда они оба придут к нам в полпредство. Сельтер сказал, что он с женой будет у нас в 20-х числах ноября. 18 ноября. Были с женой на приеме у латвийского посланника по случаю 20-й годовщины самостоятельности Латвии. Как и бывает обычно на чаях. народу огромное количество, теснота, духота и жарко. На приеме встретился с бывшим премьером Энпалу. Он очень любезно подошел ко мне и сразу же заговорил о Финляндии. Сказал: "Ну, у вас там с нашими друзьями идут большие разговоры?" Я ему ответил: "Да, понемножку разговариваем". Энпалу сразу же перешел к тому, что финны как будто под влиянием своих соседей с запада и что они. мол, должны все-таки войти в свою собственную колею. Я ему сказал, что, конечно, каждая страна должна иметь на первом плане интересы своего народа, ибо советы постороннего очень часто имеют в виду интересы, отличные от интересов той нации, которой советуют, и что всегда за эти советы рассчитываться приходится тому, кто эти советы легко воспринимает. Недавний случай с советчиками в Польше лучше всего раскрывает истинное лицо советчика. Далее Энпалу перевел разговор на свою отставку, сказав, что, мол, "мы уступили место оппозиции, пусть поработают". Я ему сказал, что иногда полезно и так сделать, чтобы посмотреть, на что та или иная оппозиция способна. Энпалу ответил: "Да, при нас были разногласия, но теперь у них, кажется, царит единство". Далее начал спрашивать, как идет выполнение пакта. Я ему ответил, что обе стороны как будто выполняют его именно так, как и договаривались, вполне честно, добросовестно, корректно, и я не слышу особенных жалоб на эстонские власти, в свою очередь, и мне никто не заявляет о том, что со стороны Советских войск есть какие бы то ни было нарушения. Энпалу сказал, что это действительно так, что напряженная, взбудораженная атмосфера первых дней теперь в значительной мере улеглась и люди зажили совершенно спокойно, в полной уверенности, что их доверием никто не злоупотребит, что они доверились СССР не напрасно. Затем Энпалу перешел к моей речи на акте-концерте 7 Ноября, сказав, что моя речь внесла большое успокоение в эстонский народ, который теперь увидел, что все распространяемые до сих пор слухи об ужасах при вступлении Красной Армии являются сплошным вымыслом и вздором. "Речь Ваша, - сказал Энпалу, - была хороша и внутренне и внешне". Нужно сказать, что Энпалу сказал в данном случае мысли народа, ибо его мысли подтверждаются и с женской стороны. С женой на улице встретились жена генерала Бреде и жена министра путей сообщения Вийтака. и обе сразу же при встрече прорвались: "Ну, кажется, слава богу. все обошлось благополучно, все теперь ходят спокойно, никаких бомб на улицах не рвется". "Ах, а сколько пугали, сколько разных страхов насылали, ну теперь уж совсем видно, что бояться нечего и все спят спокойно". Высказывая эти мысли, Энпалу указал на немцев, что эти слухи распространяли они, говоря: "Уезжайте, кто может, а то придут коммунисты, они вас всех перережут". Это имеет некоторые основания, ибо я и сам слышал от переселяющихся немцев такую фразу, когда я одну даму спросил, когда она уезжает и почему она так торопится, то она ответила: "Ведь это же вам нужно!" Я ей ответил, что это нам совершенно не нужно. Этих слухов ходило по Таллинну очень много, и немецкий посол Фровейн специально приходил, правда, в мое отсутствие, в полпредство и, прямо указав на эти слухи, заявил: "Не верьте, этим делом занимаются англичане". 95 Энпалу, говоря мне про эти слухи, тем не менее стремился подчеркнуть, что панику в Эстонии по поводу прихода Красной Армии сеяли именно немцы. Энпалу неплохой провокатор, ибо украл же ведь он избирательные бюллетени в одном из округов, а потому его линия ясна как врага СССР. Но отрицать, что со стороны отдельных немцев действительно не было подобного рода выпадов, тоже нельзя, ибо заставить ряд состоятельных людей бросить имущество: дома, предприятия и проч. недвижимость - стоило больших трудов, и отдельные усердствующие "С.С." к этим уловкам действительно прибегали. Видел немецкого посланника Фровейна с женой. Теперь он совершенно иной: издалека замечает меня и жену, подходит к нам первый и очень любезно разговаривает. Вообще нужно сказать, что успехи СССР на внешнем политическом фронте сразу же сказались на отношении к нам со стороны всех дипломатических миссий. "Все вдруг стали внимательны и любезны". Виделся с женой Энпалу. Она опять заговорила о сельскохозяйственной выставке. Много хвалила ее. Видимо, ей не особенно нравится, что муж ее вынужден был уйти в отставку из-за разногласий по вопросу об отношении к СССР, так как в ее разговорах с нами нет того спокойного состояния, которое необходимо, и она все чего-то прячет, но это внутреннее, помимо ее желания, сквозит и прорывается во взгляде и жестах. 19 ноября. В 5 часов вечера были с женой на чае у председателя Государственного совета М.И.Пунга, родственника Пятса. Он женат на родной сестре Константина Пятса. Приглашая нас на чай, жена Пунга подчеркивала, что у нее сейчас соберется только очень узкий избранный круг друзей. И вот в число этих "близких друзей" были зачислены и мы. Не особенно приятно, а в роли "близкого друга" пришлось побыть. Нужно отметить особенную внимательность к нам со стороны Пунгов. Жена Пунга упомянула не раз, что она родная сестра Константина Пятса и что она рада видеть у себя в гостях представителей дружественной страны. И тут разговор опять начался с того, что: "Слава богу, все идет как будто хорошо, все успокоились, а то так вначале боялись". Мы ответили, что Советский Союз никогда словами зря не бросался, что свои обязательства он всегда честно выполнял. А в таком большом, требующем огромного доверия деле Советский Союз, как никогда, будет чрезвычайно щепетилен и не допустит ни малейшего шага, который бы позволил омрачить этот пакт, основанный на величайшем доверии. "Это будет пример всем крупным государствам мира, которые до сих пор совершенно не могли осуществить отношений большого государства с малым "как равного с равным" на основе полного уважения к суверенным правам обеих свободно договаривающихся сторон". Пунг облегченно вздохнул и сказал: "Да, это истинная правда". И потом добавил: "И вот всегда так. Мы, эстонцы, во всяком деле всегда почему-то должны начинать первые, а уж за нами тянутся латыши и литовцы. А как трудно вначале было решаться на это, как все боялись, как пугали нас немцы". И тут же рассказал, что руководящая головка немцев в Эстонии в свое время подала Гитлеру петицию, в которой писала: "Приходи и бери нас", призывая его этим самым к оккупации Эстонии. И вот теперь, говорит Пунг, когда Гитлер сказал им, чтобы они уезжали в Германию, им ничего иного не оставалось, как только уехать, ибо здесь им делать больше нечего, ибо иначе они, будучи раскрыты в своих тайных намерениях, отсюда все равно должны были бы уехать. Далее начала свой рассказ жена Пунга о том, как немцы, уезжая, ее несколько раз пугали: "Уезжайте скорее, а то все равно коммунисты придут и порежут вас". Затем распустили слух, что она не больна, что она не лежит в постели, а уже давно убежала за границу, а когда опять узнавали, что она дома, то пустили версию, что у нее в саду постоянно дежурит автомобиль, чтобы при первой же возможности убежать. Но вот прошел уже месяц после пакта, и ничего не случилось, а немцы все-таки уехали - чувствуется двойное удовлетворение: "И Красная Армия нас действительно охраняет, и немцы уехали, а то ведь они у нас всегда были лишь завоевателями". Далее оба Пунга рассказали, как немцы в Польше предлагают полякам выселиться из своих имений и домов в течение пятнадцати минут, что с собой они разрешали брать лишь то, что семья может унести на руках, и что часто бывало и так, что не давали даже захватить детских игрушек. 96 Вообще сейчас немцы у эстонцев вышли из почета. У широкого населения они и не были в почете, а у правящих кругов вышли, потому что на них нельзя стало опираться и пришлось волей-неволей переориентироваться. Семья Пунгов хвалилась тем, что у них все дети говорят по-русски, что они, мол, Россию никогда не забывали. Теперь у многих эстонских правящих кругов встает мысль о возможности полечиться на советских курортах. Возможно, что этот вопрос придется как-то разрешить, ибо с ним придется теперь часто сталкиваться. Из АВП СССР, ф. 059, on. I, n. 306, д. 2112, л, 90-92. ("Полпреды сообщают...", с. 138.) Телеграмма наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова полпреду СССР в Эстонии К.Н.Никитину от 20 октября: Прочитал корреспонденцию, посланную ТАССу диппочтой, "Положение в Эстонии" от таллиннского корреспондента ТАСС. Из этой корреспонденции видно, что автор ее подыгрывается под вредные настроения насчет "советизации" Эстонии. Это явное недомыслие таллиннского корреспондента ТАСС может оказаться на руку только врагам Советского Союза, на руку всяким антисоветским провокаторам. Полпред должен понимать это и вовремя пресекать такие попытки. Полпред должен помнить, что СССР будет честно и пунктуально выполнять пакт взаимопомощи и того же будет требовать от Эстонии. Недомыслящим и провокаторским элементам, которые вызывают своими действиями слухи насчет "советизации" Эстонии и, значит, насчет срыва заключенного советско-эстонского пакта взаимопомощи, надо немедленно давать твердый отпор, разъясняя действительный смысл заключенного договора. Напоминаю Вам, тов. Никитин, об этой Вашей элементарной обязанности. Указанный корреспондент будет ТАССом отозван. Из АВП СССР, ф. 059, on. I, n. 305, д. 2111, л. 178-180. ("Полпреды сообщают...", с. 139.) Телеграмма полпреда СССР в Эстонии К.Н.Никитина в НКИД СССР от 21 октября: 1. Был с визитом у министра иностранных дел Пийпа. Он сказал, что эстонское правительство желает организовать Смешанную комиссию на предмет разрешения могущих возникнуть инцидентов в связи с прибытием на эстонскую территорию Советской Красной Армии и Флота. Они полагают сделать это, согласно эстонско-советскому пакту, на паритетных началах по четыре человека с каждой стороны. От себя они выдвигают представителей: от министерства иностранных дел, военного министерства, министерства внутренних дел и финансов. Сегодня они передают свое желание Рею для вручения его Вам. 2. Пийп сообщил мне, что 7 Ноября они желают отпраздновать более торжественно и с этой целью устраивают концерт-акт, на котором должны выступить с речью Пийп и я. На это я дал согласие. 3. Эстонский профсоюз строительных рабочих обратился через ВОКС к нам с просьбой разрешить устроить прием в Рабочем доме для команд посещающих Таллинн кораблей. На этот прием приглашают 50 человек командиров, и будет там до 200 человек представителей рабочих. Также они просят разрешения посетить советские корабли на таллиннском рейде. Дайте указания. 4. Эстонский профсоюз текстильщиков взял на себя инициативу установления связи с советскими профсоюзами. Для осуществления этой задачи они просят разрешения приехать в СССР их делегации до 15 человек на Октябрьские торжества. Дайте указания. 97 5. Пришло время реализовать согласие Лайдонера, который хотел посетить Советский Союз. Не находите ли Вы нужным пригласить его на Октябрьские торжества. Укажите. Сообщите, должен ли я буду его сопровождать, нужно заблаговременно подготовиться. 6. Осаждают белорусы и украинцы из Западных Белоруссии и Украины. Их положение тяжелое. Их четыре тысячи. Все они батраки. Хозяева их рассчитали. Заработки уже прожиты, ходят раздетые и голодные. Приходит зима, среди них начались заболевания. Их надо срочно отправлять на Родину. Своей властью сегодня распорядился выдать им из сумм полпредства 100 крон, нужно гораздо больше - до 600 крон. Их обрабатывают английская и французская разведки. Они уже нервничают и волнуются. Из АВП СССР, ф. 059, on. I, n. 306, д. 2112, л. 93-94. ("Полпреды сообщают...", с. 140.) Телеграмма наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова полпреду СССР в Эстонии К.Н.Никитину от 22 октября: Для разрешения могущих возникнуть инцидентов в связи с размещением в Эстонии советских воинских частей согласны на создание Смешанной советско-эстонской комиссии. У нас нет возражений и против предложенных Пийпом четырех эстонских представителей, но с нашей стороны мы считаем достаточным ограничиться тремя представителями, а именно: представителем полпредства (Бочкаревым), командующим корпусом (Тюриным) и уполномоченным Народного комиссариата Военно-Морского Флота при полпредстве (Алафузовым). Сегодня об этом я сообщил Рею. Из АВП СССР, ф. 059, on. 1, n. 313, д. 2155, л. 83-87. ("Полпреды сообщают...", с. 144,) Телеграмма наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова полпреду СССР в Эстонии К.Н.Никитину от 23 октября: Нашей политики в Эстонии в связи с советско-эстонским Пактом взаимопомощи Вы не поняли. Из Ваших последних шифровок, в особенности из сегодняшней шифровки No 201, в которых Вы пишете об особых торжествах и речах в день 7 Ноября, а также о встречах и приемах военных моряков рабочими организациями Таллинна, видно, что Вас ветром понесло по линии настроений "советизации" Эстонии, что в корне противоречит нашей политике. Вы обязаны, наконец, понять, что всякое поощрение этих настроений насчет "советизации" Эстонии или даже простое непротивление этим настроениям на руку нашим врагам и антисоветским провокаторам. Вы таким неправильным поведением сбиваете с толку и эстонцев, вроде Пийпа, который думает, видимо, что ему теперь необходимо говорить просоветские речи 7 Ноября. Вы должны заботиться только о том, чтобы наши люди, и в том числе наши военные в Эстонии, в точности и добросовестно выполняли Пакт взаимопомощи и принцип невмешательства в дела Эстонии, и обеспечить такое же отношение к пакту со стороны Эстонии, Во всем остальном, и в частности 7 Ноября, Вы не должны выходить за обычные рамки работы полпредства. Главное, о чем Вы должны помнить, - это не допускать никакого вмешательства в дела Эстонии. В связи с этим обязываю Вас: 1) не допускать встреч морских команд и сухопутных частей с рабочими и другими эстонскими делегациями; 2) посоветуйте от меня Пийпу не устраивать 7 Ноября концерта-акта с речами, так как такой концерт может быть истолкован левыми рабочими Эстонии как симптом желательного для них давления СССР на внутреннюю политику Эстонии, что решительно противоречило бы принципу невмешательства в дела Эстонии; 98 3) категорически воспрещаю Вам вмешиваться в борьбу групп внутри Эстонии, принимать от них как от профсоюзов какие-либо делегации и т.д.; 4) обязываю Вас пресекать всякие разговоры о "советизации" Эстонии, как выгодные и угодные в данный момент лишь провокаторам и врагам СССР; 5) считаю в данный момент нецелесообразным приглашение с Вашей стороны делегации эстонских текстильщиков на ноябрьские торжества в Москве; 6) в вопросе о приезде в Москву Лайдонера не проявляйте инициативы, но сообщите нам. если он сам захочет приехать. Из АВП СССР, ф. 059, on. I, n. 305, д. 2111, л. 187-188. ("Полпреды сообщают...", с. 144-145.) Телеграмма полпреда СССР в Эстонии К.Н.Никитина в НКИД СССР от 24 октября: Сообщил министру иностранных дел Пийпу о Вашем согласии на организацию комиссии по конфликтам между частями Красной Армии и населением. Пийп согласился с нашим предложением. Затем поставил перед ним вопрос об отмене акта-концерта, назначенного Эстонским правительством на 7 Ноября, согласно решению от 8 октября, заявив, что Советское правительство, заключив с Эстонией Пакт о взаимопомощи, не только твердо стоит на точке зрения точного и добросовестного его выполнения, но и не хочет давать никому малейших поводов к истолкованию Пакта взаимопомощи в нежелательном для обеих сторон духе, а в особенности различным левацким элементам для наскоков на внутренний режим любой из договаривающихся сторон. И если этот концерт-акт дает хотя бы малейшую возможность к такого рода попыткам, то Правительство СССР считает более целесообразным воздержаться от его устройства. Пийп, выслушав меня, заявил, что он благодарит Вячеслава Михайловича за такую заботливость о суверенитете Эстонии, но они не боятся, что этот акт может дать повод к левацким наскокам с целью оказать давление на правительство. Полиция примет меры. Далее Пийп сказал, что эта идея его лично и в этом акте нет ничего особенного, что вышло бы за рамки тех дружественных актов, которые они устраивали с другими государствами, например с Латвией. Высказав далее еще несколько слов удовлетворения по поводу заботливости Советского правительства о суверенных правах Эстонии, он закончил разговор так: мы организовывали ряд таких актов с дружественными нам государствами, и этот новый акт будет не более как выражение нашей дружеской симпатии к большому соседу. Повторив, в свою очередь, еще раз свои соображения на этот счет, мы расстались. Пийп сказал, что все будет в порядке и он ничего не боится. Прошу Ваших дальнейших указаний. По всем остальным пунктам дал соответствующую установку уполномоченному ВОКСа, консулу, военным частям, корреспонденту ТАСС. Из "Военно-исторического журнала" (Москва), 1988, No 12, с. 12-13. ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР No 0162 25 октября 1939 г. г. Москва СОДЕРЖАНИЕ: О поведении личного состава воинских частей Красной Армии, расположенных в Эстонии На основании Советско-Эстонского пакта о взаимопомощи, заключенного в Москве 28 сентября 1939 года, части Красной Армии и Военно-Морского Флота СССР вступили на территорию Эстонии и расквартированы в пунктах, предусмотренных договором. 99 65-й Особый стрелковый корпус отныне будет находиться на территории дружественной нам Эстонской республики как авангардный заслон Красной Армии от возможных покушений со стороны врагов на Советский Союз или Эстонию. Свою ответственную задачу 65-й Особый стрелковый корпус выполнит с честью только в том случае, если жизнь и повседневная боевая подготовка частей будет протекать в нормальной и здоровой обстановке, что возможно только при полном соблюдении ими всех пунктов пакта о взаимопомощи между СССР и Эстонской республикой. В целях точного выполнения пакта о взаимопомощи между СССР и Эстонской республикой ПРИКАЗЫВАЮ: 1. Командиру 65-го Особого стрелкового корпуса комдиву тов. Тюрину и бригадному комиссару тов. Жмакину принять все необходимые меры для того, чтобы весь личный состав наших частей, находящихся в Эстонии, от рядового красноармейца до высшего начсостава точно и добросовестно выполнял каждый пункт пакта о взаимопомощи и ни в коем случае не вмешивался бы во внутренние дела Эстонской республики. 2. Разъяснить всему личному составу наших частей дружескую политику Советского правительства по отношению к Эстонии. Договор о взаимопомощи с Эстонией призван обеспечить прочный мир в Прибалтике, безопасность Эстонии и Советского Союза. Весь личный состав наших частей должен точно знать, что по пакту о взаимопомощи наши части расквартированы и будут жить на территории суверенного государства, в политические дела и социальный строй которого не имеют права вмешиваться. Различные антисоветские провокаторы будут пытаться и уже пытаются изобразить вступление наших частей в Эстонию как начало ее "советизации". Такие и подобные им настроения и разговоры о "советизации" Эстонии в корне противоречат политике нашей партии и правительства и являются безусловно провокаторскими. Советский Союз будет честно и пунктуально выполнять пакт о взаимопомощи и ожидает того же со стороны Эстонии. Настроения и разговоры о "советизации", если бы они имели место среди военнослужащих, нужно в корне ликвидировать и впредь пресекать самым беспощадным образом, ибо они на руку только врагам Советского Союза и Эстонии. 3. Категорически запрещаю какие-либо встречи наших частей, отдельных групп военнослужащих или отдельных лиц, будь то начальник или красноармеец, из состава 65-го Особого стрелкового корпуса с рабочими и другими эстонскими организациями или устройство совместных собраний, концертов, приемов и т. д. Не допускать какого бы то ни было вмешательства наших людей в межпартийные или другие какие-либо общественные дела Эстонии. Всякая попытка со стороны военнослужащего, независимо от его положения, прикинуться архи-"левьш" и вести коммунистическую пропаганду, хотя бы среди отдельных лиц эстонского населения, будет рассматриваться как антисоветский акт, направленный на дискредитацию договора о взаимопомощи с Эстонией. Всех лиц, мнящих себя левыми и сверхлевыми и пытающихся в какой-либо форме вмешаться во внутренние дела Эстонской республики, рассматривать как играющих на руку антисоветским провокаторам и злейшим врагам социализма и строжайше наказывать. 4. Ни с кем из граждан Эстонии не вести никаких бесед о жизни и порядках в Советском Союзе, о нашей Красной Армии. Никаких информации и бесед о Красной Армии в эстонскую печать не давать. 5. Все части 65-го Особого стрелкового корпуса должны жить своей полнокровной, обычной жизнью, проводя нормальную учебу и досуг. Широко развернуть политическую работу по дальнейшему воспитанию личного состава, хорошо организовать художественную самодеятельность, работу ДКА, клубов, ленинских комнат, кино, библиотек. Начсостав и красноармейцев снабдить необходимым количеством книг, музыкальных инструментов, во всех частях создать оркестры; обеспечить ежедневную доставку в части центральных и корпусных газет. 6. Тщательно проводить утренние осмотры и вечерние поверки. Не допускать никаких самовольных отлучек. Вменить в обязанность дежурных по части и дневальных проверять ночью, весь ли состав подразделений налицо. На каждой кровати иметь установленной формы надпись: фамилию, имя и отчество бойца, какого взвода. У дневального должны быть точные сведения, где находится каждый красноармеец и младший командир. 7. Отпуска в город разрешить только по истечении месячного срока со дня прибытия в Эстонию. За это время ознакомить личный состав с местными условиями и порядками. Рядовой состав отпускать в город группами во главе с младшими командирами, которым иметь на руках список всех отпущенных бойцов. 100 8. Командиры и комиссары должны проникнуться сознанием, что части Красной Армии находятся в чужой стране, с которой мы состоим в определенных договорных отношениях, и что они отвечают не только за свои действия, но и за действия своих подчиненных. Находясь на чужой территории, части 65-го Особого стрелкового корпуса должны не только полностью сохранить, но непрестанно повышать свои морально-политические качества и боевую выучку, ибо на них возложена ответственнейшая задача -защищать подступы к нашей Родине. Для местного населения начальствующий и рядовой состав наших частей должен быть образцом организованности, культурности и дисциплинированности. 9. Приказ прочесть во всех ротах, батареях, эскадронах, отрядах, командах, эскадрильях и базах, дислоцированных в Эстонии. В порядке командирских занятий и политучебы красноармейцев добиться, чтобы весь личный состав 65-го Особого стрелкового корпуса хорошо знал и понимал приказ. Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. ВОРОШИЛОВ Из: "Riigi Teataja", 1939, N 99, lk. 1847-1848 (пер. с эст.) Постановление Главнокомандующего вооруженными силами Основание: 365) I Постановление Главнокомандующего вооруженными силами от 17 октября 1939 г. (RT 1939, 92, 709) теряет силу и заменяется настоящим постановлением следующим образом: помощью других средств связи, подлежит контролю. В отношениях с зарубежными государствами посредством почты, телеграфа, телефона, радио или других средств связи разрешено пользоваться эстонским, русским, финским, латышским, шведским, немецким, английским и французским языками. Коды, ши4)ры и другие условные обозначения можно использовать только по разрешению полицейского управления. Предписания предыдущих абзацев не действуют в отношении государственных учреждений и учреждений местного самоуправления, а также расположенных в Эстонии представительств зарубежных государств и войсковых единиц и военных учреждений зарубежных государств. передавать сообщения, публикация которых запрещена 1938, 42, 394) или на основании только по специальному разрешению полицейского управления. красками или запечатление иным способом местоположения воинских частей или военных учреждений Эстонии или Советского Союза, военных гаваней, морских баз, укрепленных районов, аэродромов, военного транспорта и вообще всего, что касается вооруженных сил. фотографирование и киносъемка за пределами закрытых помещений, а также ношение оборудования для фотографирования и киносъемки в городах Палдиски и Кейла, в волостях Пакри, Падизе, Кейла, Рапла и Кехтна Харьюского уезда, а также в уездах Ляэне и Сааре, за исключением волостей Мярьямаа, Вигала и Велисе. посредством иных изображений данные о составе, дислокации, передвижениях, передислокациях и действиях как вооруженных сил Эстонии, так и расположенных в Эстонии сухопутных, морских, воздушных частей и частей береговой охраны Советского Союза. 101 Запрещается также передача и публикование такого рода данных и сообщении в интересах зарубежного государства. запрещается пребывание в городе Таллинне, а также в уездах Харью, Ляэне и Сааре без соответствующего специального разрешения. До 17 октября 1939 г. гражданам зарубежного государства и лицам без гражданства, пребывающим в городе Таллинне, а также в уездах Харью, Ляэне и Сааре, а также всем тем гражданам зарубежного государства, которым для въезда в Эстонию не требуется въездная или транзитная виза, специальные разрешения выдает местный префект полиции, при этом в Таллинне для получения специального разрешения следует обращаться к префекту полиции через соответствующего полицейского комиссара. Всем прочим гражданам зарубежных государств и лицам без гражданства специальные разрешения выдаются Министерством внутренних дел. или арестом на срок до трех месяцев или денежным штрафом до трех тысяч крон, при этом предметы, приобретенные, хранимые или переносимые в противоречие приказу, конфискуются. В более сложных случаях виновных предают военному трибуналу. II Настоящее постановление вступает в силу со дня опубликования в "Рийги Театая". Таллинн, 3 ноября 1939 г. генерал И.Лайдонер, Главнокомандующий вооруженными силами Из: I Document! diplomatic! italiani 1939-1943, vol. II, Roma, 1957, р. 141-144. (пер. с итал.) Телеграмма посла Италии в Эстонии В.Чикконарди министру иностранных дел Италии Г.Чиано от 11 ноября: Экспансия Советского Союза в Восточной Прибалтике началась с Эстонии. Затем последовали Латвия и Литва. Сейчас идут переговоры с Финляндией и неизвестно, закончатся ли они мирным путем или дадут основания для военного конфликта. Советский Союз вновь занимает сейчас те территории на восточном побережье Балтийского моря, которые принадлежали Российской Империи. Балтийские государства все же не инкорпорированы. Существует их номинальный суверенитет. В трех Балтийских государствах число находящихся там советских вооруженных сил, значительно превышающее количество войск каждого государства, наталкивает на мысль о своего рода протекторате, скрытой оккупации. <...> По официальным сообщениям вступление советских войск в Эстонию прошло без происшествий. Оно обозначило начало чрезвычайного положения в жизни государства. Под контролем находятся почта, телеграф, телефон. Строгие предписания регулируют пребывание иностранцев в республике, которое, кстати, запрещено в столице и некоторых других местах. Запрещено в печати публиковать и обнародовать информацию военного характера. Запрещено пользоваться фотоаппаратами и кинокамерами. По всей видимости, это меры, которые правительство Эстонской республики вынуждено принять под давлением советской стороны или, по меньшей мере, стремясь избежать инцидентов, являющихся предлогом для вмешательства во внутренние дела государства, несмотря на данные обещания. Еще одно тому подтверждение - недавнее распоряжение, которым правительство "по согласованию с советским руководством" запрещает гражданам беседы с русскими моряками и утверждает, что этот запрет обусловлен необходимостью избежать инцидентов. <.. .> Эстония и Латвия оказываются экономически совершенно изолированными. Можно предсказать даже их полную экономическую зависимость от Советского Союза, таким образом, 102 и с этой точки зрения существование малых Балтийских государств в качестве независимых является для них непосильным. Многие все-таки надеются, что нынешнее состояние дел может затянуться надолго. В большой степени это зависит от итогов войны в Западной и, возможно, в Юго-Восточной Европе, если война захватит и этот район. В настоящий момент Советский Союз не заинтересован в ускорении хода событий в Прибалтике. Его стратегические и экономические позиции укреплены. Московское правительство не желает волнений в лом регионе. Советизация государства может привести к распаду социальных и экономических связей, к попытке мятежа со стороны местных коммунистов. Лучше, чтобы все оставалось спокойно и сохранялся порядок. Существование этих независимых малых государств способно даже принести экономическую выгоду. Русские товары можно будет вывозить в случае необходимости под маркой эстонских или латвийских, а товары из-за рубежа ввозить в порты Эстонии и Латвии. Заявления русских об уважении социальной, экономической и политической организации оккупированных в военном порядке стран учащаются. Когда во время прибытия русских войск в Эстонию представители местных коммунистов направились в советское полпредство, чтобы передать послание Сталину, то полпредство само попросило эстонскую полицию вмешаться и арестовать их. Утверждается, что московское правительство сообщило эстонскому правительству о своем намерении не только не одобрять ни одного движения местных коммунистов, но и оставить за эстонским правительством полную свободу противодействия этому и даже подавления, с использованием в случае необходимости крайних мер. Хотя опасность советизации государства увеличивается, не все надежды еще рассеялись. Возможны сюрпризы, необходимо выиграть время, избегая всяческих трений, инцидентов, в случае необходимости поддаваться давлению только для того, чтобы спасти то, что еще можно, то есть фиктивную независимость государства, существование которой пока допускается. Из: I Document! diplomaticiitaliani 1939-1943, vol. II, Roma, 1957, p. 207-208. (пер. с итил.) Телеграмма посла Италии в Москве А.Россо в Рим от 16 ноября: В течение последних трех месяцев в Москве прошел ряд международных переговоров, которые характеризует необычный факт: хочу указать на личное участие в них Сталина. Это неординарное событие, поскольку общеизвестно, что Сталин, который никогда не хотел официально брать на себя бремя главы государства, до сего времени предпочитал действовать за кулисами, оставляя "компетентным представителям правительства" возможность действовать публично от имени руководителей Советского Союза. Он никогда непосредственно не участвовал в переговорах с представителями зарубежных правительств и последовательно держался в тени даже в течение англо-франко-советских переговоров минувшим летом. Однако, начиная с 23 августа, с переговоров с Риббентропом по заключению договора о ненападении, Сталин лично (и активно!) участвовал во всех переговорах, увенчавшихся успехом: в конце сентября вновь с Риббентропом по поводу договора о дружбе, затем с министрами иностранных дел Эстонии, Латвии, Литвы, в некоторых беседах с Сараджоглу (министр иностранных дел Турции) и, наконец, во всех переговорах с делегацией Финляндии. Это дало некоторым моим коллегам возможность вступить в контакт с "кремлевским владыкой", о личности которого у меня накопились разноречивые впечатления, достойные внимания. Я уже в свое время сообщал о мнении Риббентропа, высказанном в дни его первого визита в Москву, когда в разговоре со мной он определил Сталина как "большого государственного человека". Также и во время второго визита Риббентроп казался потрясенным ощущением тон силы, которая исходила от личности Сталина, его восхитили в Сталине тонкое чувство реальности, простая и ясная логика и в то же время убедительность аргументов, спокойная уверенность решений. В свою очередь мои балтийские коллеги хвалили сердечное и доброе отношение Сталина, хорошую аргументацию, позу миротворца, сдержанность в высказывании своих мнений и всегда спокойную и размеренную речь. Добавлю также, что все балтийские представители и сегодня надеются на сохранение самостоятельности своих государств, 103 опираясь прежде всего на заверения, данные Сталиным, высказанные честным и искренним тоном, который они посчитали совершенно естественным. Следует все-таки подчеркнуть влияние личного авторитета, который несомненно сыграл свою роль в переговорах с тремя малыми Балтийскими государствами, и не исключено, что здесь сказалось влияние встречи Риббентропа со Сталиным. ИзАВП СССР, ф. 0154, on. 32, n. 48, д.5, л, 148-162. ("Полпреды сообщают...", с. 196-198.) ДНЕВНИК ПОЛПРЕДА СССР В ЭСТОНИИ К.Н.НИКИТИНА 25 ноября. Валютные затруднения у краснофлотцев и красноармейцев и способы их разрешения. Наличие разнообразных товаров в магазинах Таллинна и невысокие цены на предметы ширпотреба (ботинки, костюмы и пр.) разжигают аппетиты рядового состава Красной Армии и Флота. Бывший здесь комкор Воробьев рассказывал, что ему на собрании уже (это было в начале ноября) задавали вопросы вроде: "Почему командному составу выдают часть жалованья в валюте, а нам нет?" Причем вопросы эти предлагаются со стороны краснофлотцев пятого года службы. Желание получить на руки валюту имеется и у красноармейцев. Между прочим, у них у многих валюта уже появилась на руках. Как это получается? В военторге имеется ряд товаров, которых в Эстонии сейчас в свободной продаже не имеется, как, например, сахар. Эстония сидит на сахарном пайке в 800 г на человека. В военторге продается паюсная и кетовая икра по цене 15 и 8 крон за кг. Эстонская розничная цена паюсной икры 40 крон и кетовой 15 крон. Все это создает предпосылки к перепродаже. Получаемые таким образом кроны несутся в магазины, где совершается та или иная покупка. В большинстве случаев стоимость покупки превышает наличие имеющихся крон, и покупатель (красноармеец или краснофлотец) спокойно предлагает в магазине взять у него недостающую сумму советскими дензнаками. Магазины эти дензнаки принимают, надеясь, очевидно, в дальнейшем их обменять на кроны по соответствующему курсу. Был случай, что один владелец совзнаков уже явился в торгпредство и просил произвести акт обмена. Так как красноармейцам и краснофлотцам здесь выдается жалованье в соввалюте, а эстонских крон не дается вовсе, а работа военторгов пока еще не налажена должным образом, то факты самовольного обмена соввалюты в магазинах, а то и просто на черной бирже вполне возможны и имеют место, и в дальнейшем будут учащаться. Считая утечку совзнаков за границу явлением довольно нежелательным, необходимо этот самовольный обмен взять под свой контроль путем ряда соответствующих мероприятий, а именно: Прекратить всякую выдачу совзнаков за границей. Установить выдачу денежного пайка красноармейцам и краснофлотцам исключительно в кронах в известной пропорции. Остальную же часть в соввалюте держать в совзнаках на его текущем счету и выдавать при возвращении его на советскую территорию. За самовольную передачу совзнаков налагать взыскания. Вопросы общения красноармейцев и краснофлотцев с населением. Это пока сказалось на тех лицах, которые расквартированы по хуторам. Здесь изоляция от местного населения почти невозможна. Имеются случаи общения с женщинами не только со стороны красноармейцев, но и командиров. Два командира, живя на квартире, посватались к хозяйской дочке и организовали дело так, что она по очереди обслуживала их обоих. Эстонцы стремятся поймать именно на эту удочку. Во многих ресторанах и кафе, наиболее часто посещаемых командирами, а также рядовым составом, вся прислуга преимущественно женская и вдобавок говорящая на русском языке. У командного и рядового состава сухопутных и морских частей нет необходимой осторожности. Они уже расшифровали начальника особого отдела Марченко, которого полиция уже знает в лицо и хорошо знает его функции. Случай с арендой домов Марковича. Торгпредство заарендовало пять домов у памятника "Русалки", принадлежащих владельцу Марковичу, он пошел разрешать этот вопрос в 104 министерство хозяйства. Перед этим он заявлял Торгпредству, что с министерством хозяйства он вопрос быстро уладит, так как министр хозяйства его друг. Но на другой день он прислал доверенное лицо, которому и поручил сделать отказ от сделки. Выяснения показали, что эстонцы сдавать эти дома в аренду ему запретили, мотивируя запрет тем, что эти дома находятся поблизости от помещений военного ведомства. Мы решили по этому вопросу никакого шума не предпринимать, а посмотреть, что из этого выйдет. На другой день в эстонских газетах было сообщено, что владелец этой сдачи предварительно не согласовал с министерством хозяйства, а потому сдача в аренду домов приостановлена. Через несколько дней эстонцы передумали и сообщили Торгпредству, что дома Марковича в аренду опять сдаются. Из: "1940 г, в Эстонии...", с. 77. Задержание и обыск граждан Эстонии военнослужащими В ЦГАОР ЭССР имеются данные о 34 конкретных, зарегистрированных полицией фактах задержания граждан Эстонии советскими военными властями. 22 из них имели место в октябре-ноябре 1939 г. Обычно задержанных подвергали допросу, этому нередко сопутствовали обыск и содержание под стражей. В некоторых случаях житель освобождался лишь на утро следующего дня. Ни в одном из этих случаев граждане Эстонии в момент задержания не находились на территории советских баз. <...> Неоднократно чинились препятствия жителям в выполнении ими их рабочих и служебных обязанностей. В порту Палдиски не разрешалось рыбакам выходить в море, жителям островов Пакри чинились препятствия в проходе в порт. Во время пожара в Палдиски 21 ноября 1939 г. красноармейцы не пустили эстонских пожарников на вышку здания пожарной охраны и в сарай для пожарных машин. 18 ноября 1939 г. представители Красной Армии не подчинились эстонским таможенникам, выполнявшим в Таллинне в Минной гавани свои служебные обязанности. <...> Имели место факты самовольного обыска зданий красноармейцами: 23 октября 1939 г. 10 вооруженных матросов обыскали будку путевого обходчика железной дороги Кейла-Палдиски. Никаких объяснений при этом дано не было, представителей власти Эстонии с ними не было. ИзАВЛСССР, ф. Об, on. 2, п. 12, д. 122, л. 45-48. ("Полпреды сообщают...", с. 173-174.) ПРОТОКОЛ СОВЕЩАНИЯ ПО УРЕГУЛИРОВАНИЮ ХОЗЯЙСТВЕННО-ПРАВОВЫХ ВОПРОСОВ, СВЯЗАННЫХ С ВВОДОМ СОВЕТСКИХ ВОЙСК В ЭСТОНИЮ, ЛАТВИЮ И ЛИТВУ 26 ноября 1939 г. Присутствовали: Зам. Наркома Иностранных Дел - тов. Потемкин, Командарм - тов. Локтионов, Зам. Наркома Внешней Торговли - тов. Степанов и тов. Васюков, Соболев, Кузнецов и Ерофеев. Повестка дня: О заключении соглашений с Эстонией, Латвией и Литвой по следующим вопросам: 1. Об аренде средств телеграфно-телефонной связи, а также о курсировании наших почтовых вагонов на территории Эстонии, Латвии и Литвы. 2. Об аренде земельных участков и строений. 3. О коммунальном обслуживании (снабжение электроэнергией, водой и проч.). 105 4. О работе военторга. 5. О порядке въезда и выезда комсостава и их семей, а также вольнонаемных служащих военных госпиталей и военторга. 6. О движении советских грузовых поездов на территории Эстонии, Латвии и Литвы. Слушали: 1. Об аренде средств телеграфно-телефонной связи, а также о курсировании наших почтовых вагонов на территории Эстонии, Латвии и Литвы. Постановили: 1) Предложить НКО представить в 3-дневный срок, считая с 30 ноября 1939 г., в Наркомат связи необходимые сведения о потребных ему средствах телеграфно-телефонной связи и об условиях курсирования почтовых вагонов в Эстонии, Латвии и Литве. Предложить Наркомату связи, по получении от НКО упомянутых сведений, назначить в 5-ти дневный срок, считая с 30 ноября 1939 г., своих представителей для ведения переговоров и для подписания соглашений об аренде средств телеграфно-телефонной связи и условиях курсирования почтовых вагонов с соответствующими представителями Эстонии, Латвии и Литвы. Слушали: 2. Об аренде земельных участков и строений. 3. О коммунальном обслуживании (снабжение электроэнергией, водой и проч.). Постановили: 2) 3) а) Признать целесообразным поручить торгпредам в Эстонии, Латвии и Литве вести переговоры и заключать соглашения по вопросам аренды земельных участков и строений, необходимых для размещенных Советских войск в этих странах, а также о коммунальном обслуживании последних. Поручить тов. Степанову доложить это мнение совещания наркому внешней торговли тов. Микояну для дачи соответствующих указаний торгпредам. б) Предложить военному и военно-морскому командованию в 5-дневный срок, считая с 30 ноября с.г., собрать для указанных торгпредств необходимые сведения о размерах и качестве земельных участков и строений, занимаемых Советскими войсками в Эстонии, Латвии и Литве, и в этот же срок представить в торгпредства данные о размерах потребления электроэнергии, воды и о необходимости в других коммунальных услугах. в) Торгпредам в Эстонии, Латвии и Литве, на основе указаний Наркомвнешторга и по получении необходимых данных от военного и военно-морского командования, приступить немедленно к переговорам с соответствующими представителями Эстонии, Латвии и Литвы и заключить с ними соглашения об аренде земельных участков и строений и об условиях коммунального обслуживания Советских войск, расположенных на территории этих стран. CJiyuiiviu: 4. О работе военторга. Постановили: Принимая во внимание заявление тов. Локтионова, что для аппарата военторга в Эстонии, Латвии и Литве понадобится до тысячи вольнонаемных работников, поставить перед НКО вопрос о возможности оформления аппарата военторга, действующего в Эстонии, Латвии и Литве, в качестве интендантства, дабы тем самым обеспечить наиболее благоприятные правовые условия для работы этого аппарата. Поручить тов. Степанову разработать проекты нот для соглашений с правительствами Эстонии, Латвии и Литвы о беспошлинном ввозе в эти страны товаров военторга, предназначенных для снабжения Советских войсковых частей, а также и других грузов, необходимых для предстоящего военного строительства. Слушали: 5. О порядке въезда и выезда комсостава и их семей, а также вольнонаемных служащих военных госпиталей и военторга. Постановили: Просить НКИД внести в утвержденное наркомом положение о порядке въезда и выезда войсковых соединений, отдельных групп, фельдъегерей и др. категорий военнослужащих специальный пункт касательно того, чтобы срок получения паспорта вольнонаемными 106 специалистами и служащими инженерами, работниками госпиталей и военторга не превышал десяти дней. Предусмотреть также определенный порядок перелета советских самолетов на территорию Прибалтийских стран и обратно. Слушали: 6. О движении советских грузовых поездов на территории Эстонии, Латвии и Литвы. Постановили: Предложить НКО представить в НКПС в трехдневный срок, считая с 30 ноября 1939 г., необходимые сведения о предполагаемом движении грузовых воинских поездов по территории Эстонии, Латвии и Литвы. НКПС по получении от НКО упомянутых сведений, в пятидневный срок, считая с 30 ноября 1939 г., назначить представителей для ведения переговоров и подписания соглашений по этому вопросу с соответствующими уполномоченными Эстонии, Латвии и Литвы. Слушали: О дополнениях к пп.1 и 6. Постановили: В соглашениях относительно аренды телеграфной, телефонной и почтовой связи, а также в соглашениях о движении советских грузовых поездов по территории Эстонии, Латвии и Литвы предусмотреть условия, чтобы уплата за аренду средств телеграфной, телефонной связи и коммерческие расчеты, связанные с курсированием почтовых вагонов и движением советских грузовых поездов по территории Эстонии, Латвии и Литвы, производились торгпредствами в упомянутых странах. Подписи: Потемкин, Локтионов, Степанов изАВП'ссергф.о5у,^,^Noш,1^^^ "[!] [1111;] [:]:, (<<Полпреды^сообщаЮт."^с.Щ5^7^'^^^^ [:1] [:] [!] Телеграмма заместителя наркома иностранных дел СССР В.П.Потемкина полпреду СССР в Эстонии К.Н.Никитину от 28 ноября: Мы поставили перед правительствами Эстонии, Латвии и Литвы вопрос о необходимости скорейшего урегулирования, в связи с размещением наших войск в этих республиках, ряда хозяйственных, административных и правовых вопросов, относящихся к аренде необходимых нам земельных участков и помещений, использованию средств связи, пропуску наших железнодорожных составов, снабжению наших частей, визовому режиму нашего комсостава, их семей и вольнонаемных служащих и т.д. Эстонское правительство через Рея предложило нам прислать в Москву своих представителей для переговоров и оформления соглашения по указанным вопросам. Мы предпочитаем сперва конкретно выяснить на месте все наши нужды и попробовать там же договориться по ряду вопросов путем соответствующих сношений нашего военного командования с эстонскими властями при участии представителей торгпредства и содействии полпреда. По-видимому, выезд в Москву представителей МИД Рей задержит. ИзАВПСССР,ф.06,оп,1,п.21,д.231,л.12-13. ("Полпреды сообщают...",с, 175.) ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.П.ПОТЕМКИНА С ПОСЛАННИКОМ ЭСТОНИИ В СССР А.РЕЕМ 28 ноября 1939 г. Предметом беседы с Реем был вопрос об урегулировании ряда хозяйственных, финансовых и административных вопросов, возникающих в связи с размещением наших войск на 107 территории Эстонской Республики. Вчера, на приеме в германском посольстве. Реи сообщил мне, что Эстонское правительство уже наметило двух лиц, которые должны были приехать в Москву для переговоров по упомянутым вопросам. По этому поводу я высказался за то, чтобы переговоры были начаты на месте, где конкретно должны быть определены объекты наших специальных соглашений с эстонцами относительно, например, аренды необходимых нам участков и строений, использования средств телеграфной, телефонной и почтовой связи, оплаты коммунальных услуг, оказываемых нашим воинским частям, порядка пропуска на эстонскую территорию семей нашего командного состава, условий доставки нашим войскам продовольственного и вещевого снабжения, строительных материалов и т.д. В ближайшие дни мы намерены дать указание нашему военному командованию, торгпредствам, полпредствам в Эстонии, Латвии и Литве вступить в переговоры с представителями эстонских властей по ряду конкретных хозяйственных и административных вопросов. Рей согласился с моими доводами. Он заметил лишь, что, по его мнению, придется, быть может, оформлять уже в Москве заключенные контракты по отдельным вопросам в виде более общего соглашения между правительствами СССР и Эстонии. В заключение беседы Рей мне сообщил, что перед его отъездом из Таллинна генерал Лайдонер говорил ему о своем желании в ближайшее же время воспользоваться приглашением с нашей стороны и приехать в Москву. До сих пор Лайдонер не решался отлучиться из Таллинна ввиду осложнений, возникших между СССР и Финляндией. В настоящее время, когда положение становится как будто менее напряженным, Лайдонер считает возможным не откладывать дальше своей поездки в СССР. В. Потемкин Из АВП СССР, ф. 0154, on. 35, n. 49, д. 14, л. 173-175. ("Полпреды сообщают...", с. 176-177.) ПРОТОКОЛ ЗАСЕДАНИЯ ОТКРЫТИЯ СОВЕТСКО-ЭСТОНСКОЙ СМЕШАННОЙ КОМИССИИ В ТАЛЛИННЕ 30 ноября 1939г. 12 час. - 13 час. 10 мин. Присутствуют члены Смешанной комиссии Со стороны СССР: командир 65-го стрелкового корпуса комдив тов. Тюрин, уполномоченный КБФ по снабжению полковник тов. Иванов, советник Полпредства СССР в Эстонии тов. Бочкарев. Со стороны Эстонии: помощник военного министра генерал-майор г-н А.Траксмаа, помощник министра внутренних дел г-н А.Туульсе, директор Политического департамента министерства иностранных дел г-н Каазик. На открытии заседания присутствуют также министр иностранных дел Эстонии г-н А.Пийп и полпред СССР в Эстонии тов. Никитин. Со стороны Эстонии ассистирует в качестве секретаря заведующий Политическим Бюро Министерства иностранных дел г-н К.Циркель. Заседание открывает министр иностранных дел г-н Пийп, который в своей вступительной речи подчеркивает решение обоих правительств провести Пакт о взаимопомощи в жизнь по точному его смыслу в духе взаимного уважения и доверия и доброго согласия или, как выразился Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный комиссар иностранных дел СССР тов. Молотов, "по-джентльменски". Напоминая задачи Смешанной комиссии, согласно конфиденциальному протоколу пакта, и желая ей полного успеха в своей работе, министр иностранных дел г-н Пийп передает председательствование первым заседанием, согласно международному обычаю, председателю Эстонской стороны генерал-майору г-ну Траксмаа. На вступительную речь министра иностранных дел отвечает полпред тов. Никитин, который выражает полное удовлетворение относительно проведения в жизнь Московского 108 пакта о взаимопомощи и надежду, что Смешанная комиссия в пределах своей компетенции будет работать успешно в духе согласия. 1) Эстонская сторона представляет проект Инструкции о порядке работ Смешанной комиссии с предложением приступить к ее рассмотрению. Советская сторона изъявила желание изучить проект, для чего просит предоставить ей необходимое время, почему и принятие проекта решено оформить на очередном заседании. Относительно времени следующего заседания Комиссия приходит к соглашению, что председатели обеих сторон условятся между собой по этому поводу. Для облегчения обсуждения проекта директор г-н Каазик вносит предложение совместно прочесть проект, причем он был бы готов дать при каждом параграфе нужные мотивировки и разъяснения. Предложение принимается. В порядке предварительного обсуждения Советская сторона (советник полпредства тов. Бочкарев) рекомендует дополнить вопросах, которые одна Сторона желает принять к обсуждению на заседании Комиссии, извещается заранее председатель другой Стороны и что председатели согласовывают сроки созыва Комиссии. 2) Согласно желанию Советской стороны генерал-майор г-н Траксмаа дает краткий обзор отдельных проблем, которые должны бы быть приняты на порядок дня и на обсуждение ближайшего заседания Комиссии. В частности, генерал-майор г-н Траксмаа затрагивает вопрос о выплате сумм за предоставленное в распоряжение Вооруженных Сил СССР имущество. Полпред тов. Никитин считает это требование вполне законным и обещает переговорить со своим правительством для скорого разрешения вопроса примерно путем перевода известной суммы авансом в "Эсти Банк" или иначе. Генерал-майор г-н Траксмаа затрагивает также вопрос о передвижении советских автомашин на дорогах общего пользования, о порядке переезда через границу и т.д. 3) Комиссия решает, что все заседания Комиссии должны считаться закрытыми и никакой информации о ее деятельности прессе не дается, за исключением случаев, о которых будут особые постановления самой Комиссии. П. п. - члены Комиссии Со стороны СССР Со стороны Эстонии (3 подписи) (3 подписи) Из: "1940 год в Эстонии...", с. 76. О нарушении Советским Союзом обязательств не использовать расположенные на территории Эстонской Республики военные базы в военных действиях, направленных против Северных (Скандинавских) стран Из воспоминаний советского офицера В.Коновалова: Местом дислокации нашей части было назначено Ууэмыйза недалеко от Хаапсалу. Мы обосновались там на продолжительный срок. В составе части было 300 танков, так что силы были мощные. В случае необходимости мы должны были защищать побережье и находящиеся там базы. Когда мы прибыли в Ууэмыйза, началась война с финнами. Мы вновь и вновь наблюдали, как наши бомбардировщики с аэродромов направлялись через море в сторону Финляндии. Обратно же их возвращалось все меньше. Несколько раз с советских самолетов над Эстонией сбрасывались листовки на финском языке, предназначенные для финской армии. 109 Из: "Riigi Teataja", 1939, N 108, lk. 1923-1924 (пер, с зет.) Постановление о порядке поведения в случае воздушной тревоги Издано Министром внутренних дел 30 ноября 1939 г. Основание: Закона о гражданской противовоздушной обороне (RT 1936, 31, 210) I поселках и крупных промышленных районах, указанных в гражданской противовоздушной обороны (ГО), в которых организация гражданской противовоздушной обороны является обязательной. крупных промышленных районах, указанных в предыдущем (1) параграфе, следует направить всяческие действия на принятие всех мер предосторожности для предотвращения и ликвидации опасностей, которые могут возникнуть в результате воздушного налета. предприятия, ответственные за гражданскую противовоздушную оборону, должны приступить к выполнению обязанностей по гражданской противовоздушной обороне, предусмотренных в планах ГО. При объявлении воздушной тревоги в государстве в учреждениях и на предприятиях, ответственных за ГО, необходимо организовать из состава служб ГО постоянную службу наблюдения, размер которой определяется руководителем участка ГО. улицам граждан, свободных от обязанностей по военной и гражданской противовоздушной обороне, чтобы не препятствовать передвижению вспомогательных сил (команд или служб) и во избежание скопления масс народа и паники. Граждане должны оставаться дома или направляться в убежища, окопы или подвалы, если таковые имеются в доме или поблизости от него, чтобы защититься от осколков бомб, взяв с собой противогазы или газовые маски домашнего изготовления. Граждане, находящиеся на улицах или площадях, должны искать убежища в ближайших домах. С начала до окончания воздушной тревоги наружные двери домов должны оставаться закрытыми, но не должны быть заперты. Все жители дома и лица, собравшиеся под его прикрытие, обязаны без возражений подчиняться распоряжениям владельца дома или управляющего или их заместителей. плиты или зажигать другие очаги огня в домах. Топящиеся в домах печи следует закрыть или потушить, следует также выключить плиты и примусы. Окна, двери и другие отверстия в доме следует закрыть. Владельцы и съемщики домов и квартир, окна которых снабжены ставнями, обязаны с момента подачи сигнала воздушной тревоги закрыть ставни, чтобы избежать разбивания стекла под действием взрывов. по улицам транспортных средств. Транспортные средства останавливаются с правого края дороги в направлении движения, освобождая середину дороги для движения служебных, санитарных автомобилей, машин противовоздушной обороны и пожарных машин. Служебные автомобили должны быть на видном месте помечены знаком свободного передвижения, который утверждается окружным руководителем ГО. Запрещается оставлять без присмотра на улицах и площадях тягловых животных. Их следует распрячь и привязать короткой привязью к столбу или коновязи. Глаза животного следует прикрыть тканью. руководители ГО устанавливают на своем участке в важнейших местах передвижения и на развязках дорог 110 дежурные посты и патрули, задачей которых является прекращение движения и поддержание строгого порядка. спокойствие, уравновешенность и поддерживать строгий порядок. II Настоящее постановление вступает в силу со дня опубликования. Министр внутренних дел А.Юрими Зам. директора полицейского управления К.Кирсимяги Руководитель гражданской обороны и противопожарной охраны подполковник Р.Вахари Из: E.Laasi. "Finland's Winter War and Estonian Neutrality" ("Зимняя война в Финляндии и эстонский нейтралитет"), Journal of Baltic Studies, 1993, vol. XXIV, N 3, р. 275-276. (пер. с англ.) Из письма министра иностранных дел Эстонии А.Пийпа посланнику Эстонии в Хельсинки А.Варма от 5 декабря: Что касается нашего отношения к финско-русским событиям, то оно остается неизменным. Как и прежде мы не считаем это формальной войной, но расцениваем как репрессалии. То же самое говорил Молотов Авенолу. <...> Больше того, мы проанализировали юридический статус наших баз и их соответствие нашему нейтралитету. Нормы и прецеденты международного права говорят о том. что арендаторы имеют право осуществлять на арендованных землях суверенные действия, с целью проведения которых и были арендованы эти земли. Так, на территориях, арендованных у Китая в Порт-Артуре, Вейхайвее и т.д., были выстроены фортификации, которые использовались в военных действиях как в целях агрессии, так и для обороны баз, не нарушая при этом нейтралитета Китая. Я не владею информацией о том, в какой степени базы нашей страны используются по такому же назначению, но вышеупомянутые соображения подсказывают, что даже если дело обстоит и так, наш нейтралитет нельзя считать нарушаемым. Я сообщаю Вам это, чтобы Вы могли объяснять наше понимание происходящего в случае необходимости, тем более, что в юридическом смысле войны у наших соседей не происходит. <...> Относительно признания правительства Куусинена к нам никто не обращался. Если бы это случилось, то в настоящих условиях мы могли бы рассматривать это позитивно только в отношении территорий, находящихся под контролем правительства Куусинена на востоке Финляндии. ИзЛВПСССР, ф. 154, on, 23, n. 29, д. 1, л. 115-117. ("Полпреды сообщают...", с. 198-200.) НОТА ПОЛПРЕДА СССР В ЭСТОНИИ К.Н.НИКИТИНА МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ЭСТОНИИ А.ПИЙПУ 8 декабря !939г. Господин Министр! По поручению моего Правительства имею честь довести до Вашего сведения, что Правительством Союза ССР утвержден указанный ниже порядок перехода войсковых соединений и частей СССР, командного и начальствующего состава, обслуживающего персонала и членов семей командного и начальствующего состава, следующих в пределы 11 Эстонской Республики и обратно в СССР, в соответствии с Пактом о взаимопомощи между Союзом ССР и Эстонией от 28 сентября 1939 г. 1. Выезд из СССР войсковых соединений, частей и команд РККА и РКВМФ осуществляется по спискам, заверяемым штабами соответственных военных округов и штабом Краснознаменного Балтийского Флота, а возвращение этих соединений, частей и команд - по спискам, заверяемым штабами соответственных корпусов, бригад и дивизии, а равно командирами и военными комиссарами соединений флота или командирами и военными комиссарами баз в Эстонской Республике. О предстоящем следовании войсковых соединений и частей СССР соответственные штабы заблаговременно предупреждают пограничные органы Эстонской Республики. Переход через границу состава соединений и частей происходит по специальным пропускам (формы No 1,2, 3, 4, 5 и 6), выдаваемым на имя лиц, ответственных за отправку соединений (частей, команд). Эти пропуска подписываются на территории Союза ССР начальником и военным комиссаром штаба пограничных войск округа, а на территории Эстонской Республики - командиром и военным комиссаром войскового соединения СССР или командиром и военным комиссаром военно-морского соединения (базы) СССР. 2. Индивидуальный выезд из СССР и въезд в Союз ССР командного и начальствующего состава войсковых частей СССР в Эстонской Республике осуществляется по специальным пропускам (формы No 7, 8, 9), выдаваемым указанными выше штабами и командованием. 3. Представители старшего и высшего командного и начальствующего состава, командируемые в соединения и части РККА и РКВМФ, находящиеся на территории Эстонской Республики, пропускаются по специальным удостоверениям НКИД (форма No 10) на многократный переход границы сроком до 6 месяцев, с представлением этих удостоверений для визирования в Эстонскую Миссию в Москве. 4. Военные фельдъегери, имеющие задачу обслуживать связь между соединениями и частями РККА и РКВМФ на территории СССР с соединениями и частями СССР на территории Эстонской Республики, следуют по специальным удостоверениям (форма No 11) на многократный переход границы на срок до 3-х месяцев. Эти удостоверения подписываются начальником и военным комиссаром штаба пограничных войск округа. 5. Обслуживающий персонал войсковых соединений и частей СССР в Эстонской Республике, а равно члены семей командного и начальствующего состава этих соединений и частей следуют в Эстонскую Республику по обычным заграничным паспортам. Сообщая об изложенном, прошу Вас, Господин Министр, не отказать в любезности принять необходимые меры к тому, чтобы содержание изложенного выше порядка и, в частности, указанные выше формы удостоверений и пропусков были сообщены соответственными органами Эстонской Республики. Одновременно прошу Вас, Господин Министр, не отказать в любезности дать необходимые указания об обеспечении неприкосновенности представителей старшего и высшего командного и начальствующего состава, указанных выше в п. 3, об освобождении от досмотра почты, провозимой военными фельдъегерями, указанными в п. 4, и о срочной выдаче Эстонской Миссией в Москве виз для лиц обслуживающего персонала и членов семей, указанных в п. 5. Примите, Господин Министр, уверения в моем искреннем почтении и уважении к Вам. Полномочный Представитель СССР в Эстонии Никитин Из: Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. The Soviet Union 1933-1939, Washington, 1952, p. 980. (nep.c англ.) Телеграмма посла США в Москве Л.А.Штейнгардта государственному секретарю США от 8 декабря: В советской печати сообщается о вчерашнем прибытии в Москву верховного главнокомандующего вооруженными силами Эстонии генерала Лайдонера с небольшой 112 свитой. Он был встречен со всеми военными почестями и во второй половине дня Ворошилов дал обед в его честь, на котором присутствовали Сталин и некоторые советские высшие военные и государственные чиновники. В печати не было дано никаких намеков на цель визита генерала Лайдонера, но я слышал из достоверных источников, что это в основном дружественный визит, который был подготовлен заранее за несколько недель. Очевидно, все-таки, учитывая настоящую ситуацию, там обсуждаются вопросы использования находящихся в Эстонии советских военных баз в связи с военными операциями против Финляндии. Из: "Роковые годы. 1939-1940. Документы и материалы", Таллинн, Олион, 1990, с. 48-50. СООБЩЕНИЕ ТАСС ОБ "ИСКЛЮЧЕНИИ" СССР ИЗ ЛИГИ НАЦИЙ 14 декабря 1939 годи ТАСС уполномочен передать следующую оценку авторитетных советских кругов резолюции Совета Лиги Наций от 14 декабря об "исключении" СССР из Лиги Наций. Совет Лиги Наций принял 14 декабря резолюцию об "исключении" СССР из Лиги Наций с осуждением "действий СССР, направленных против Финляндского государства". По мнению советских кругов, это нелепое решение Лиги Наций вызывает ироническую улыбку, и оно способно лишь оскандалить его незадачливых авторов. Следует прежде всего подчеркнуть, что правящие круги Англии и Франции, под диктовку которых принята резолюция Совета Лиги Наций, не имеют ни морального, ни формального права говорить об "агрессии" СССР и об осуждении этой "агрессии". Англия и Франция держат в своем подчинении давно уже захваченные ими громадные территории в Азии, в Африке. Они совсем недавно решительно отклонили мирные предложения Германии, клонившиеся к быстрейшему окончанию войны. Они строят свою политику на продолжении войны "до победного конца". Уже эти обстоятельства, изобличающие агрессорскую политику правящих кругов Англии и Франции, должны были бы заставить их быть поскромнее в деле определения агрессии и понять, наконец, что правящие круги Англии и Франции лишили себя и морального и формального права говорить о чьей-либо "агрессии" и тем более об "агрессии" со стороны СССР. Следует, далее, отметить, что отношения между Советским Союзом и Финляндией урегулированы Договором о взаимопомощи и дружбе, заключенным 2 декабря с. г. между Народным Правительством Финляндской Демократической Республики и правительством СССР. Этим договором полностью обеспечены мирные отношения между СССР и Финляндией и дружественным образом разрешены к удовлетворению обеих сторон как вопросы обеспечения независимости Финляндии и безопасности Ленинграда, так и вопросы расширения территории Финляндии за счет территории СССР путем воссоединения Карельских районов с Финляндией. Как известно, СССР передает по этому договору Финляндии 70 тысяч квадратных километров с населением более 100 тысяч человек в обмен на территорию Финляндии в размере менее 4 тысяч километров с населением около 25 тысяч человек. Если захват чужой территории и насильственное подчинение населения этой территории чужому государству является основным элементом понятия агрессии, то нельзя не признать, что договор СССР с Финляндской республикой свидетельствует не об агрессии, а наоборот - о мирной и дружественной политике СССР в отношении Финляндии, имеющей своею целью обеспечение независимости Финляндии и усиление ее мощи путем расширения ее территории. Не может быть сомнения, что нынешние Англия и Франция поступили бы в данном случае по-иному, то есть они просто взяли бы и захватили территорию Финляндии, как они захватили в свое время территории Индии, Индокитая, Марокко или как они захватывали в 1918-1919 годах территорию Советского Союза. Наконец, следует отметить, что Договор о взаимопомощи и дружбе между СССР и Финляндской республикой вполне обеспечивает мир между этими странами. И именно потому, что этот договор обеспечивает мир и дружбу между обеими странами, СССР не ведет и не заинтересован вести войну с Финляндией. Только прежние уже обанкротившиеся финляндские 113 правители из клики Маннергейма не хотят осуществления этого договора и под диктовку третьих держав навязывают Финляндии воину против СССР, вопреки действительной воле финляндского народа. Подлинный смысл решения Совета Лиги Наций заключается не в стремлении к миру и не в поддержке финского народа, а в том, чтобы поддержать обанкротившуюся клику Маннергейма против финского народа и тем самым разжечь войну, в которую вовлечен финляндский народ вопреки его воле и в силу провокации клики Маннергейма. Таким образом, вместо того, чтобы содействовать прекращению войны между Германией и англо-французским блоком, в чем, собственно, и должна бы заключаться миссия Лиги Наций, если бы она продолжала оставаться "инструментом мира", нынешний состав Совета Лиги Наций, провозгласив политику поддержки провокаторов войны в Финляндии -- клики Маннергейма и Таннера, стал на путь разжигания войны также и на северо-востоке Европы. Тем самым Лига Наций, по милости ее нынешних режиссеров, превратилась из кое-какого "инструмента мира", каким она могла быть, в действительный инструмент англо-французского военного блока по поддержке и разжиганию войны в Европе. При такой бесславной эволюции Лиги Наций становится вполне понятным ее решение об "исключении" СССР. Господа империалисты, вознамерившиеся превратить Лигу Наций в орудие своих военных интересов, решили придраться к первому попавшемуся поводу, чтобы избавиться от СССР, как единственной силы, способной противостоять их империалистическим махинациям и разоблачить их агрессивную политику. Что же, тем хуже для Лиги Наций и ее подорванного авторитета. В конечном счете СССР может здесь остаться в выигрыше. Во-первых, он избавлен теперь от обязанности нести моральную ответственность за бесславные дела Лиги Наций, причем ответственность за "оставление СССР вне Лиги Наций" целиком ложится на Лигу Наций и на ее англо-французских режиссеров. Во-вторых, СССР теперь уже не связан с пактом Лиги Наций и будет иметь отныне свободные руки. Иг. "Riigi Teataja", 1939, N 117,1k. 2038-2039 (пер. с зет.) Постановление о прекращении деятельности культурного самоуправления немецкого национального меньшинства Издано Правительством Республики 21 декабря 1939 г. Основание: Закона о культурном самоуправлении национальных меньшинств (RT 1925, 31/32, 9) I национальный список культурного самоуправления немецкого национального меньшинства, по сравнению с общей численностью совершеннолетних граждан немецкой национальности, установленной по переписи 1 марта 1934 г., деятельность культурного самоуправления немецкого национального меньшинства считается прекращенной с 1 января 1940 г. меньшинства осуществляется ликвидационной комиссией, действующей при Министерстве внутренних дел, которая состоит из назначенного министром внутренних дел председателя, 1-го члена, назначенного министром просвещения, 1-го члена, назначенного министром юстиции, 1-го члена, назначенного министром экономики и 1-го члена, избранного культурным самоуправлением немецкого национального меньшинства. Ликвидационная комиссия обладает правом принятия решений при наличии не менее 3-х ее членов, в том числе председателя комиссии. культурного самоуправления немецкого национального меньшинства, востребует долги и вызывает и удовлетворяет претензии доверителей, при необходимости отчуждая для этого движимое 14 имущество культурного самоуправления и, по разрешению Правительства Республики, также недвижимое имущество. министру внутренних дел. культурного самоуправления немецкого национального меньшинства, равно как и находящиеся во владении указанного культурного самоуправления капиталы ликвидационная комиссия передает во владение Министерству внутренних дел соответствующим актом о передаче. ^ 6. Дальнейшую судьбу имущества, оставшегося после ликвидации культурного самоуправления немецкого национального меньшинства, решает Правительство Республики по предложению министра внутренних дел. Также по предложению министра внутренних дел Правительство Республики определяет дальнейшее владение и использование капиталов, находившихся во владении культурного самоуправления немецкого национального меньшинства, учитывая предписания учредительных актов этих капиталов и соответствующих законов. Архив культурного самоуправления немецкого национального меньшинства передается Министерством внутренних дел в Государственный архив. действий комиссии по ликвидации культурного самоуправления немецкого национального меньшинства. II Начиная с 1 января 1940 г. теряют силу все постановления, утвержденные Правительством Республики для организации культурного самоуправления немецкого национального меньшинства. III Настоящее постановление вступает в силу со дня опубликования. Премьер-министр Ю.Улуотс Министр внутренних дел А.Юрими Государственный секретарь К.Террас Из: Foreign Relations of the United States, Diplomatic Papers. The Soviet Union 1933-1939, Washington, 1952, p. 984. (пер. с англ.) Телеграмма посланника США в Эстонии Дж.Уайли государственному секретарю США от 22 декабря: Имею честь сообщить, что согласно информации, полученной от одного из руководящих сотрудников министерства иностранных дел Эстонии М.Таттара, во время состоявшейся недавно в Таллинне десятой конференции министров иностранных дел Балтийских государств министры неофициально обсуждали вопрос об уклонении от голосования в Женеве по поводу исключения Советского Союза из Лиги Наций. Эта "дискуссия" специально не была объявлена в плане работы конференции. М.Таттар сказал еще, что в повестке дня конференции не было даже ни одного пункта, который был бы связан с этим вопросом и на рабочих заседаниях конференции он не обсуждался. Согласно дополнительной информации, полученной от одного из работников посольства, достигнутое соглашение трех министров не голосовать по данному вопросу не было оформлено письменно. Мой информатор подчеркнул, что по этому инциденту отчетливо можно судить, насколько уже утрачена независимость Балтийских государств в области внешней политики. 15 ИзАВПСССР,ф. 06, on. 1, n. 1, д. 4, л. 132-137. ("Полпреды сообщают...", с. 212-214.) ПАМЯТНАЯ ЗАПИСКА ПОСЛАННИКА ЭСТОНИИ В СССР А.РЕЯ 25 декабря 1939 г. Из факта пребывания на эстонской территории, на основании Пакта о взаимопомощи от 28 сентября с.г.. Вооруженных Сил СССР проистекает целый ряд вопросов юрисдикционного, хозяйственного, административного и технического характера, неотложно требующих урегулирования в интересах предупреждения недоразумений и трений, которые неизбежны, если своевременно не будут ясно и точно определены взаимные отношения представителей командной власти Вооруженных Сил СССР и гражданских и военных властей Эстонии. Наиболее целесообразно вопросы эти могут быть разрешены заключением соответствующей конвенции, в основу которой должен быть положен принцип уважения суверенных прав и внутреннего правопорядка Эстонии, с одной стороны, и невмешательства эстонских властей в вопросы внутреннего порядка и служебной дисциплины Вооруженных Сил СССР в Эстонии - с другой стороны. Основные черты конвенции и подлежащие в ней разрешению вопросы представляются Эстонскому правительству примерно в следующем виде: 1. В согласии с принципом уважения к суверенным правам Эстонии конвенция должна исходить из основного положения, что в отношении пребывающих на территории Эстонии Вооруженных Сил СССР и входящих в их состав лиц применяются узаконения Эстонии, поскольку не предусмотрено иначе в заключаемой конвенции или иных соглашениях Договаривающихся Сторон и поскольку дело не касается вопросов внутреннего порядка и служебной дисциплины Вооруженных Сил СССР. 2. Ввиду того, что в пользование Вооруженных Сил СССР Эстонским правительством предоставлены троякого рода недвижимости, а именно: а) районы для баз военно-морского флота и для аэродромов, б) районы для временного пребывания, в) отдельные участки и помещения, предоставленные в исключительное пользование Вооруженных Сил СССР, конвенция должна содержать специальные предписания относительно каждой из указанных трех категорий районов и помещений. 3. В сфере хозяйственных отношений разрешению подлежит ряд вопросов о гражданских правоотношениях между Вооруженными Силами СССР и входящими в их состав лицами, с одной стороны, и эстонскими гражданами и хозяйственными предприятиями - с другой стороны. Практически наиболее важными и неотложными из вопросов этого рода представляются, в частности, нижеследующие: а) об аренде и найме Вооруженными Силами СССР помещений и участков и об основаниях и порядке производства расчета и платежей за таковые; б) о возведении построек для надобностей Вооруженных Сил СССР; в) о найме эстонских рабочих на работы, производимые Вооруженными Силами СССР и, в связи с этим, вопросы охраны труда и социального обеспечения рабочих; г) порядок и сроки производства платежей по взаимным расчетам сторон. 4. Ввиду того, что Вооруженным Силам СССР приходится пользоваться средствами связи Эстонской Республики для передвижения значительных количеств лиц, в конвенции надлежит разрешить ряд проистекающих отсюда вопросов, в частности, например, нижеследующие: а) о движении Вооруженных Сил СССР вне отведенных им районов и о порядке и сроках уведомления эстонских властей о предстоящих передвижениях войсковых частей на предмет принятия соответствующих мер для обеспечения удобств и безопасности движения; б) о применении законных предписаний, регулирующих движение автомашин по дорогам Эстонии, и о надзоре за этим движением; в) о движении воинских команд СССР или отдельных лиц, принадлежащих к их составу, по железным дорогам Эстонии; г) о порядке пользования эстонскими гаванями и водными путями, почтой, телеграфом, телефоном и радиосвязью Вооруженными Силами СССР. 5. Конвенцией, далее, необходимо урегулировать ряд вопросов, касающихся обеспечения общественного порядка и безопасности, в частности, например, нижеследующие: а) о соблюдении предписанных действующими законами Эстонии мер по обеспечению безопасности при учреждении стрельбищ и складов боеприпасов, при производстве учебных 116 стрельб и т.п. и об уведомлении об этих мерах компетентных властен Эстонии, а равно об оповещении местного населения в случаях, предусмотренных в действующих законах: б) о взаимоотношениях и сотрудничестве между представителями командной власти Вооруженных Сил СССР и компетентными властями Эстонии в деле борьбы с пожарами, эпидемическими болезнями и т.п.; в) о порядке перехода государственной границы при въезде в Эстонию и выезде из Эстонии воинскими командами и отдельными лицами, принадлежащими к составу Вооруженных Сил СССР, о соблюдаемых при этом таможенных и иных формальностях, о требуемых документах и т.п.; г) о правилах, которые должны быть соблюдаемы лицами, принадлежащими к составу Вооруженных Сил СССР, при движении вне районов, отведенных для этих сил, и о порядке удостоверения их личности по требованию соответствующих властей Эстонии в случае надобности; д) о праве ношения оружия лицами, принадлежащими к составу Вооруженных Сил СССР, вне отведенных им районов; е) о правилах, соблюдаемых при устройстве собраний, спектаклей, концертов и т.п. 6. Ввиду того, что частно-правовые споры, возникающие между учреждениями и лицами, принадлежащими к составу Вооруженных Сил СССР, и эстонскими гражданами, подлежат рассмотрению эстонских судебных учреждений на основании гражданских законов Эстонии, в конвенции надлежит предусмотреть, между прочим, вопрос о порядке вызова в суд в качестве ответчика учреждений и лиц, принадлежащих к составу Вооруженных Сил СССР, о мерах, обеспечивающих исполнение вступивших в законную силу судебных решений и т.д. Равным образом в конвенции надлежит разрешить ряд вопросов относительно уголовного преследования за преступные деяния, совершенные лицами, принадлежащими к составу Вооруженных Сил СССР, против эстонского государства и эстонских граждан и эстонскими гражданами против Вооруженных Сил СССР и лиц, входящих в их состав. Из таких вопросов надо отметить, например, нижеследующие: а) в каких случаях названные преступные деяния подсудны эстонским судам и в каких случаях судам СССР; б) в каком порядке судебные и розыскные органы обоих государств оказывают друг другу содействие в производстве следственных и судебных действий и т.д. Эстонскому правительству представляется в высшей степени желательным, чтобы вопросы, примерно перечисленные выше, были по возможности скорее разрешены заключением соответствующей конвенции. Оно готово в интересах ускорения дела представить, со своей стороны, разработанный проект конвенции, который мог бы служить базой для переговоров и материалов для выработки конвенции. Из АВП СССР, ф. 059, он. 1, п. 305, д. 2111, л. 236. ("Полпреды сообщают...", с. 211.) Телеграмма полпреда СССР в Эстонии К.Н.Никитина в НКИД СССР от 25 декабря: Вне очереди Дежурный по МИД Каратор, по поручению Пийпа, сейчас, в 23 час. 30 мин., сообщил мне по телефону, что Финляндия вручила Эстонии ноту, в которой протестует против стоянки нашего флота в Таллинне, Хаапсалу и Палдиски. Одновременно Финляндия сообщила, что она оставляет за собой право вынесения суждения по этому вопросу и принятия соответствующих мер. Завтра Пийп придет специально в мининдел, вызовет меня и передаст об этом официально. Эстонцы уже дали финскому послу ответ в том смысле, что они отклоняют ноту Финского правительства и считают не противоречащей их нейтралитету стоянку советских судов в водах Эстонии. Из: E.Laasi. "Finland's Winter War and Estonian Neutrality...",?, 275-276. (пер. с англ.) Из ноты посольства Финляндии в Таллинне в министерство иностранных дел Эстонии от 25 декабря: 117 От имени своего правительства, посольство Финляндии имеет честь сообщить следующее. Советские военные корабли более или менее регулярно останавливались в Таллинне - городе, который не был предназначен для военной базы. Хотя формально СССР и не находится в состоянии войны, этому не должно сопутствовать предоставление во время конфликта больших прав, чем это позволяют правила нейтралитета. Следовательно, практикуемые Эстонией действия являются нарушением нейтралитета. В свете сказанного, правительство Финляндии заявляет протест и оставляет за собой право предпринимать необходимые контрмеры в эстонских территориальных водах. Из ответной ноты правительства Эстонской республики правительству Финляндии от 26 декабря: Поскольку ни Финляндия, ни СССР не являются воюющими сторонами, у Эстонии нет оснований для обращения к правилам нейтралитета в отношении обеих стран. Соответственно, Эстония не могла нарушать данные правила, разрешая советским военным судам временное пребывание в порту Таллинн, не являющемся советской военной базой. На основании сказанного, правительство Эстонской республики решительно отвергает ваш протест и отказывается признавать за Финляндией право, которое она намерена резервировать за собой на основе этого протеста. Из АВП СССР, ф. 06, on. 1, n. l, д. 4, л. 130-131. ("Полпреды сообщают...", с. 212,) ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.М. МОЛОТОВА С ПОСЛАННИКОМ ЭСТОНИИ В СССР А.РЕЕМ 26 декабря 1939г. Перед началом беседы Рей вручил тов. Молотову два портрета Лайдонера для тов. Сталина и Молотова. Затем Рей поставил вопрос о необходимости заключения соответствующей конвенции, которая определила бы взаимоотношения командования частей РККА, находящихся в Эстонии, с эстонскими гражданскими и военными властями, в частности, по вопросам хозяйственным, административным, юрисдикционным и т.п., так как отсутствие соглашения по этим вопросам вызывает ряд трудностей. Смешанная советско-эстонская комиссия, организованная в месте пребывания Советских войск, собиралась только один раз, и она поэтому не в состоянии рассматривать весь комплекс указанных вопросов, тем более что комдив Тюрин очень занят своими делами и не уделяет внимания комиссии. Рей считает возможным заключить такое соглашение одновременно со всеми прибалтами (Эстония, Латвия, Литва), где имеются Советские войска. Проект такого соглашения разрабатывается Эстонским правительством, который может быть в скором времени представлен на рассмотрение тов. Молотова, если последний найдет возможным заключить такое соглашение. По вопросу о необходимости заключения означенного соглашения Рей вручил тов. Молотову памятную записку. Тов. Молотов ответил Рею, что он допускает некоторые недоразумения в отношениях между командованием Советских войск и эстонскими гражданскими и военными властями, но считает это явление временным, которое в недалеком будущем должно быть устранено. Что касается предложения Рея о заключении особой конвенции, то тов. Молотов заявил, что это предложение будет изучено и рассмотрено. Но заранее можно сказать, говорит тов. Молотов, что такого рода совместное соглашение между СССР, Эстонией, Латвией и Литвой не подойдет, так как в каждой из стран имеются свои особенности, например в Литве нет наших баз, и договор с Литвой носит несколько иной характер. Рей с этим замечанием тов. Молотова согласился и просил тов. Молотова ускорить рассмотрение вопроса о заключении конвенции с Эстонией. Тов. Молотов обещал Рею поручить тов. Потемкину заняться этим вопросом. На этом беседа заканчивается. Беседу записал С.Козырев 118 Из АВП СССР, ф. 0154, on. 32, п. 46, д. 2, л. 13-16. ("Полпреды сообщают...", с. 214-216.) ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ЗАВ. ОТД. ПРИБАЛТИЙСКИХ СТРАН А.П.ВАСЮКОВА И ЗАМ. ЗАВ. ПРАВОВОГО ОТДЕЛА НКИД СССР А.П.ПАВЛОВА ЗАМЕСТИТЕЛЮ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.П.ПОТЕМКИНУ 28 декабря 1939 г. 25 декабря с.г. на приеме у тов. Молотова эстонский посланник в Москве Рей вручил памятную записку, содержащую предложение заключить общую конвенцию по хозяйственным, административным, юрисдикционным и техническим вопросам, вытекающим из факта нахождения Советских войск на территории Эстонии. Следует признать, что урегулирование путем соглашения между СССР и Эстонией большинства вопросов, поставленных в памятной записке Рея, представляется действительно необходимым. Однако вряд ли целесообразно в настоящее время пойти по пути заключения предлагаемой Реем общей конвенции сразу по всему комплексу вопросов, связанных с пребыванием наших войск в Эстонии. Переговоры о такой конвенции, ввиду ее громоздкости, неизбежно затянутся, и наиболее срочные вопросы, требующие немедленного разрешения, окажутся неразрешенными из-за вопросов сравнительно второстепенных и несрочных. Кроме того, такая общая конвенция сейчас была бы преждевременна, так как ряд практических вопросов, которые будут выдвинуты пребыванием Советских войск на территории Эстонии, в настоящее время нельзя еще предусмотреть. Общая конвенция должна вырасти из практики, по накоплении достаточного опыта. Попытка же заранее построить юридические формы для еще несложившихся в практике отношений приведет к постановке надуманных, нежизненных вопросов. Так, например, в записке Рея выдвигаются в качестве "актуальных" вопросы: сотрудничества между представителями командования РККА и РКВМФ и властями Эстонии в деле борьбы с эпидемическими болезнями, совместное проведение противопожарных мероприятий и т.п. Что же касается существа предложений Рея, то в ряде пунктов они совершенно неприемлемы. Следует отвергнуть прежде всего выдвигаемый Реем принцип, согласно которому "в отношении пребывающих на территории Эстонии Вооруженных Сил СССР и входящих в их состав лиц применяются узаконения Эстонии, поскольку иное не предусмотрено в заключенной конвенции и иных соглашениях; и поскольку дело не касается вопросов внутреннего порядка и служебной дисциплины Вооруженных Сил СССР". В противоположность этому необходимо выдвинуть другой принцип, являющийся одним из важнейших принципов международного права. Согласно этому принципу иностранные военные отряды, допущенные на территорию другого государства, внеземельны. Можно было бы лишь внести в конвенцию, в изъятие из этого общего правила, указание на то, что в отношении отдельных лиц, принадлежащих к составу РККА и РКВМФ при вступлении их в частно-правовые отношения применяются гражданские законы Эстонии (напр., алиментные дела и т.п.). О привлечении же в качестве ответчиков по гражданским делам частей РККА и РКВМФ не может быть и речи, так как все хозяйственные договоры для нужд этих частей заключаются от имени торгпредства, а прочие претензии к ним должны регулироваться в дипломатическом порядке. В отношении административного законодательства Эстонии (правила уличного движения и т.д.) как части РККА, так и отдельные красноармейцы должны быть приравнены к частям и лицам Эстонской армии. Требование распространения на части РККА и РКМВФ, а равно на отдельных бойцов и командиров, местной эстонской уголовной и гражданской юрисдикции увязывается у Рея с предложением установить "правила устройства собраний, спектаклей, концертов и т.п.". Выходит, что вечера красноармейской самодеятельности, собрания, концерты и т.п. в частях Красной Армии должны регулироваться по эстонским законам, со всеми отсюда вытекающими 119 последствиями. Между тем совершенно ясно, что все эти вопросы должны решаться совершенно независимо от регламентации и контроля эстонских властей. Ряд других предложений Рея, по существу, приемлем. Сюда относятся: предложение о соглашениях относительно аренды земельных участков и строений, о возведении построек, о найме рабочей силы для строительства, о порядке пользования почтово-телеграфной, телефонной и радиосвязью и железнодорожным транспортом, а также об установлении правил перехода границы при въезде в Эстонию и выезде из нее воинских команд и отдельных представителей Вооруженных Сил СССР и некоторые другие. НКИД совместно с НКВТ уже разработали и представили на утверждение СНК СССР проект соглашения об аренде недвижимости в Эстонии. Ведутся переговоры о заключении соглашения относительно аренды средств телеграфной, телефонной и почтовой связи и намечены основные принципы соглашения по этому вопросу. Разработаны основные положения соглашения о порядке въезда и выезда. Следует подчеркнуть, что по всем этим вопросам уже идут на основе выдвинутых советской стороной конкретных предложений переговоры с Эстонским правительством, подлежащие скорейшему завершению. Можно было бы в принципе принять предложения Рея о заключении в дальнейшем общей конвенции, охватывающей отдельные соглашения по всем указанным вопросам, с тем, однако, чтобы в настоящее время продолжать вести переговоры именно по отдельным, наиболее срочным и важным для нас вопросам, добиваясь их скорейшего разрешения. Зав. отд. Прибалтийских стран Васюков Зам.зав. прав.отд. Павлов 120 1940 год в Эстонии Из Государственного архива Эстонии, ф. 51S, on. 1,ед.хр. 820, л. 19-36. ("От пакта Молотова-Риббеитрдпа...", с. 213-214) ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЯ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ ГЕНЕРАЛА И.ЛАЙДОНЕРА 1 января 1940 г. Приходят на память те времена, когда вслед за подписанием нашего мирного договора осторожные политики говорили, что не только Эстония, но и другие малые государства могут быть вполне уверены в своей судьбе лишь до тех пор, пока не возникнет новая война. Разумеется, это было сказано осторожными и опытными политическими деятелями вполне серьезно и они ненамного ошиблись. Как известно, одно новое государство, а именно Чехословакия, исчезло еще до начала большой войны. Другое новое, сравнительно большое государство - Польша - исчезло сразу после начала войны. И мы, в известной мере, находимся под угрозой, и мы могли бы попасть первыми под удар, правда не Германии, а нашего восточного соседа. Мы, военные, - реалисты. Нам известно, и об этом говорят сейчас деятели Советского Союза, что они в течение 20 лет были вынуждены заключать с другими государствами невыгодные договора. Они были поставлены перед необходимостью уступать везде в силу крайне тяжелого внутреннего положения. У них шла гражданская война, и они подвергались давлению извне. Те договоры, которые они заключали, были им невыгодны. Теперь внезапно положение в Европе изменилось, великие европейские державы воюют между собой не на жизнь, а на смерть. Такой благоприятной политической обстановки, в какой оказался Советский Союз, у него не было тысячи лет. Поэтому естественно его желание улучшить свое внешнеполитическое положение, на что он был не способен 20 лет назад. В связи с этим на соседей и на нас было оказано определенное давление. И я об этом говорю откровенно - такое давление было. Но в то же время мы должны признать совершенно искренне - Советский Союз предоставил нам свободу выбора - вступать ли в военный конфликт или подписать договор о сотрудничестве и взаимной помощи. Таким образом, у нас была альтернатива. В то время я считал и сейчас придерживаюсь того же мнения - Советский Союз предпочитал последнее, а именно договор. Почему именно мы первыми попали под удар? Следует учитывать географическое положение Советского Союза, ему необходим выход к Балтийскому морю. Оказывалось давление с целью укрепления своих позиций, а первыми мы стали в результате близкого расположения к Ленинграду. Были ли мы действительно первыми? Договоры с Эстонией, Латвией и Литвой были подписаны с разницей во времени всего в несколько дней. Поэтому все эти события поразили все Прибалтийские государства практически в одно время. Необходимо признать, что вступив в конфликт с Советским Союзом, мы остались бы в полном одиночестве, т. к. после катастрофы с Польшей весь мир охватила тревога и страх, были забыты все обещания и моральные обязательства. Мы избрали этот путь договоренности о взаимной помощи и сотрудничестве с Советским Союзом, и я убежден в мудрости нашего поступка. Что мы этим достигли? Мы избежали первого удара со стороны великой державы, благодаря чему не оказались в положении Польши. 121 Из АВПСССР, ф. 0154, on. 35, n. 49, д. 14, л. 176-178. ("Полпреды сообщают...", с. 216-218.) ПРОТОКОЛ ЗАСЕДАНИЯ СМЕШАННОЙ ЭСТОНСКО-СОВЕТСКОЙ КОМИССИИ г. Таллинн, 3 января 1940 г. Присутствуют: Эстонская сторона: Второй Помощник Военного Министра г-н Генерал-Майор Траксмаа, товарищ Министра внутренних дел г-н Туульсе, директор политического департамента Министерства Иностранных дел г-н Каазик, секретарь г-н Циркель Советская сторона: Командир 65-го стрелкового корпуса Комдив тов. Тюрин, уполномоченный КБФ по снабжению Полковник тов. Иванов, Советник Полпредства СССР в Эстонии тов. Бочкарев, Секретарь тов. Петухов Председательствует Комдив тов. Тюрин. Протокол заседания ведет секретарь тов. Петухов. На рассмотрение Комиссии внесены следующие вопросы: Проект инструкции о работе Смешанной комиссии (предложение советской стороны). Порядок ввода на территорию Эстонской Республики воинских частей и команд СССР (предложение Эстонской стороны). Появление самолетов Советского Союза в запретных зонах Эстонской Республики (предложение Эстонской стороны). Появление автомобилей с военнослужащими РККА и ВМФ вне районов расквартирования Советских войск (предложение Эстонской стороны). 1. Обсуждается проект Инструкции о работе Смешанной комиссии, предложенный Советской стороной в соответствии с решением первого заседания Комиссии. Каждый пункт проекта рассматривается отдельно и в сравнении с пунктами проекта той же инструкции, предложенного Эстонской стороной. <...> 2. Приступая к рассмотрению второго вопроса, Комиссия заслушивает заявление г-на генерал-майора Траксмаа о необходимости урегулирования порядка ввода Советских воинских частей и команд на территорию Эстонской Республики в том отношении, чтобы Военное Министерство заранее извещалось бы о прибытии Советских войск и количестве их, и имело бы возможность своевременно сделать необходимые распоряжения пограничной охране и органам военных сообщений. Эстонской стороной приводится пример перевозки Советских войск без согласования с властями Эстонской Республики. После обсуждения этого вопроса члены Комиссии согласились на том, что Советская сторона поставит в известность командование сухопутными морскими силами в СССР в том, что ввод войск на территорию Эстонской Республики должен производиться всякий раз по предварительному извещению Военного Министерства Эстонии в соответствии с Пактом о взаимопомощи между Эстонией и СССР и конфиденциальным соглашением. 3. Г-н Генерал-майор Траксмаа сообщает Комиссии, что за последнее время имели место случаи появления советских самолетов в одиночку и группами в запретных зонах Эстонии, в частности в районе г. Таллинна. Рассмотрев это заявление, члены Комиссии в соответствии с предложением Советской стороны согласились на том, что командование советских сухопутных и морских войск в Эстонии сделает распоряжение своим военно-воздушным силам о категорическом запрещении полетов вне зон, указанных эстонским командованием. 4. Г-н генерал-майор Траксмаа и другие члены Комиссии с Эстонской стороны заявили, что советские автомашины с вооруженными командами на них иногда появляются за пределами районов их расквартирования. Такие случаи наблюдались, в частности, в г. Таллинне. Эти действия могут вызывать нежелательные толки, чего необходимо избежать. В соответствии с заявлением Комдива тов. Тюрина Комиссия, учитывая невозможность совершенного запрещения поездок команд Советских войск в г. Таллинн для выполнения поручений по снабжению воинских частей, согласилась на том, что в дальнейшем со стороны Командира 65-го стрелкового корпуса и Заместителя Командующего КБФ будут приняты меры, ограничивающие число поездок машин Советских войск в г. Таллинн, и даны соответствующие распоряжения о порядке следования их по городу. Автомашины должны 122 быть снабжены регистрационными номерами, указателем направления и иметь необходимое внешнее освещение. Появление в районе г. Таллинна военных машин СССР в сопровождении вооруженных команд воспрещается. П. п. Представители Эстонской стороны (3 подписи) Представители Советской стороны (3 подписи) V[3:"RiigiTeatija",1940,N5,lk.21.(nep.c3Cm.) Постановление Главнокомандующего вооруженными силами Основание: 365). I получить заграничный паспорт и продлить срок его действия только по разрешению Министерства внутренних дел. Разрешение Министерства внутренних дел требуется также при выезде эстонских граждан за пределы государства с заграничным паспортом, выданным до вступления в силу настоящего постановления. гражданам выезд за пределы государства. II Настоящее постановление вступает в силу с момента опубликования. Таллинн, 8 января 1940 г. генерал Й.Лайдонер, Главнокомандующий вооруженными силами Из: "Органы государственной безопасности СССР "'Великой Отечественной войне...", с. 352-355. [!] [!] - , . [1!] '-^ , . ' ',' [:;11:1] [!] [!] , ' [!] [1!] ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ РУКОВОДИТЕЛЯ РЕФЕРАТА III D В ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ИМПЕРСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ГЕРМАНИИ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЛАТВИЙСКОЙ, ЛИТОВСКОЙ, ЭСТОНСКОЙ, СОВЕТСКОЙ, ТУРЕЦКОЙ, ЯПОНСКОЙ И КИТАЙСКОЙ РАЗВЕДОК ПРОТИВ ГЕРМАНИИ ПО СОСТОЯНИЮ НА ЯНВАРЬ 1940 г. 10 января 1940г. Сообщение реферата III D В сферу деятельности реферата III D входят окраинные государства: Литва, Латвия, Эстония и Финляндия, далее Советский Союз и все независимые страны Азии, в первую очередь Турция, Япония и Китай. <...> Эстония Разведывательная деятельность эстонских учреждений в Германии никогда не фиксировалась. Отношения между Германией и Эстонией существенно улучшились именно за последние годы. Это проявилось также и в ходе сотрудничества немецких и эстонских военных, причем эстонские представители неоднократно передавали в наше распоряжение материалы о военном положении СССР, полученные ими в ходе деятельности эстонской разведки. Положение дел в этой стране полностью изменилось в результате заключения пакта между Германией и Советским Союзом, договора между СССР и Эстонией и ввода советских войск в эту страну. 123В настоящее время возникло серьезное подозрение, что эстонская военная разведка работает лишь в интересах Советского Союза. Переселение прибалтийских немцев из Эстонии и Латвии привело к тому (иначе это при подобных массовых переселениях и невозможно), что в Германию прибыло незначительное число лиц, неполноценных в национальном и моральном отношении. В последнее время в реферат III D поступило много сообщений от службы безопасности и "Абвера" о том, что разведка противника сумела завербовать в Эстонии и, соответственно, в Латвии агентов из числа немцев-граждан этих государств, намеченных к переселению в Германию. Конечно, противник правильно определил благоприятные для деятельности разведки возможности, вытекавшие из операции по переселению. И хотя в результате разработки местными органами ряда подозрительных на шпионаж дел уже арестовано несколько лиц из числа переселенцев, собрать бесспорный материал, который подтверждал бы наше предположение, еще не удалось. Без сомнения, советская разведка, так же как и английская, использовала возможность по приобретению агентуры из числа переселявшихся немцев - граждан Эстонии и Латвии. ИзАВП СССР, ф. 154, on. 24, n. 32, д. 1, л. 1-2. ("Полпреды сообщают...", с. 219-220.) ПАМЯТНАЯ ЗАПИСКА СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ПРАВИТЕЛЬСТВУ ЭСТОНИИ 10 января 1940 г. \. Советское правительство разделяет мнение Эстонского правительства о желательности скорейшего урегулирования в договорном порядке различных вопросов, возникающих в связи с пребыванием в Эстонии Вооруженных Сил СССР. 2. Советское правительство полагает, однако, что в настоящее время было бы предпочтительнее разрешать указанные выше вопросы путем отдельных соглашений, а не общей конвенции, для выработки которой опыт пребывания Советских войск в Эстонии не может пока дать достаточного практического материала. Кроме того, переговоры о такой конвенции, ввиду обилия и разнородности объединяемых в ней вопросов, неизбежно затянутся, и наиболее существенные для обеих сторон и срочные вопросы, по которым уже теперь ведутся переговоры, окажутся неразрешенными из-за вопросов, сравнительно второстепенных и несрочных. 3. Разумеется, что указанные соглашения должны быть построены на принципе уважения суверенных прав Эстонии и в то же время исходить из того важнейшего принципа международного права, согласно которому иностранные войска, пребывающие на территории данного государства с его согласия, внеземельны. Конкретное применение этих взаимно дополняющих друг друга принципов должно быть обеспечено в отдельных соглашениях по согласованию между обеими сторонами. 1. Советское правительство считает необходимым прежде всего заключить следующие соглашения: а) Об условиях и порядке аренды земельных участков и строений. б) Об обеспечении Вооруженных Сил СССР в Эстонии почтовой, телеграфной и телефонной связью. в) О порядке въезда в Эстонию и выезда из нее воинских команд и отдельных лиц из состава Советских Вооруженных Сил. г) О порядке передвижения внутри Эстонии Советских воинских частей и отдельных лиц из состава Советских Вооруженных Сил. 2. Советское правительство полагает, что переговоры о заключении этих соглашений могли бы быть закончены в ближайший срок. 124 Из Государственного архива Эстонии, ф. 2815, on. 2, ед. хр. 61, с, 91-114, 166-168, 420-494. ("I940 год в Эстонии...", с. 75.) Бомбардировка советскими самолетами территории Эстонии С декабря 1939 по 11 марта 1940 г. было зарегистрировано 11 бомбардировок и сброшена 71 авиабомба. Так, 1 декабря 1939 г. советский самолет подверг бомбардировке позиции 5 батареи эстонских морских крепостей на о. Найссаар. Было сброшено 5 пятидесятикилограммовых бомб. В результате бомбежки был поврежден жилой дом младшего комсостава, основание и механизмы одного орудия батареи были повреждены. 29 января 1940 г. 8 самолетов сбросили на деревню Коновере 34 фугасных и зажигательных бомбы весом 15-100 кг. Пострадал один жилой дом и хозпостройки, часть бомб не взорвалась. 2 февраля 1940 г. три советских военных корабля обстреляли над Коплиским заливом эстонский истребитель, который летел по согласованному маршруту. Самолет не был поврежден, однако 5 снарядов разорвалось в гор. Таллинне. Один человек был тяжело ранен. пострадало 3 дома. Следствие установило, что эстонский самолет не отклонился от воздушною коридора, который был заранее согласован с руководством Красной Армии. ИзАВПСССР, ф. 06, on. 2, n. 27,о. 325, л. 2. ("Полпреды сообщают...", с. 229.) НОТА ПОСЛАННИКА ЭСТОНИИ В СССР А.РЕЯ НАРКОМУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.М.МОЛОТОВУ 2 февраля 1940 г. Господин Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный Комиссар Иностранных Дел, по поручению своего Правительства имею честь сообщить Вам о нижеследующем. Сегодня, 2 февраля, в 10 час. 55 мин. одним из стоящих в Таллиннской гавани военных судов Союза ССР был открыт огонь по эстонскому самолету, производящему учебный полет, несмотря на то, что о предстоящем полете был заблаговременно извещен штаб Вооруженных Сил СССР в Эстонии. Обстрел продолжался две минуты. Из числа выпущенных снарядов некоторое количество упало в ближайших окрестностях города Таллинна, а четыре даже в пределах самого города, причем взрывом одного из снарядов ранена одна эстонская гражданка, а взрывом другого произведены разрушения в одном жилом доме. Доводя до Вашего сведения о вышеизложенном происшествии, я вынужден от имени своего Правительства заявить протест по поводу этого нарушения неприкосновенности территории Эстонской Республики. Прошу Вас, Господин Председатель Совета Народных Комиссаров, принять уверение в совершенном к Вам почтении. Из Архива Военно-Морского Флота РФ, исх. 1583. Совершенно секретно 3 февраля 1940 г. ЦК ВКП(б) - т. СТАЛИНУ, И.В. ЦК ВКП(б) - т. ЖДАНОВУ, А.А. СНК СССР - т. МОЛОТОВУ, В.М. НКО СССР - т. ВОРОШИЛОВУ, К.Е. Докладываю, днем 2.02.40 г. в Таллине над стоящими в гавани кораблями Краснознаменного Балтийского Флота на высоте около 600 метров появился самолет типа 125 "Бристоль Бульдог", оказавшийся эстонским. Самолеты этого типа находятся на вооружении Финляндии. Согласно донесения командования КБФ, было получено извещение о полете эстонского самолета по договоренному маршруту. Однако, в нарушение своего маршрута и вопреки договоренности с эстонским командованием о том, что эстонские самолеты над портом и стоящими в нем кораблями Краснознаменного Балтийского Флота вообще летать не будут, самолет над кораблями пролетел несколько раз и был обстрелян огнем зенитной артиллерии кораблей. Приказания об открытии огня по самолету со стороны старшего на рейде командира не было, корабли открывали огонь самостоятельно. В районе города упало три снаряда, причем два из них вреда не причинили, третьим был поврежден дом и ранена одна женщина. Самолет повреждений не имеет. Огонь по самолету был прекращен немедленно, как только самолет вылетел из зоны над кораблями и перешел в район над городом. Перед появлением самолета в районе гавани была слышна пулеметная стрельба, о которой наше командование оповещено не было. Появление самолета и пулеметная стрельба создали впечатление у наших командиров, будто эстонцы отражают самолет пулеметным огнем, такая обстановка укрепила в них уверенность, что самолет неприятельский. Мной приказано немедленно провести тщательное расследование происшедшего в отношении порядка оповещения о полетах и обстоятельств открытия эенитного огня. Народный комиссар военно-морского флота Союза ССР Флагман флота 2 ранга (Кузнецов) Из АВП СССР, ф. 06, on. 2, n. 27, д. 352, л. 3. ("Полпреды сообщают...", с. 230.) НОТА НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.М.МОЛОТОВА ПОСЛАННИКУ ЭСТОНИИ В СССР А.РЕЮ 4 февраля 1940 г. Господин Посланник, В ответ на Вашу ноту от 2 февраля с.г. за No 1414 имею честь сообщить, что, согласно сведениям, полученным от командования Краснознаменного Балтийского флота, 2 февраля с.г. над портом Таллинна огнем зенитной артиллерии советских военных кораблей был обстрелян самолет типа "Бристоль Бульдог", оказавшийся эстонским. По донесению советского военно-морского командования упомянутый самолет, вопреки договоренности с эстонским командованием, что эстонские самолеты над портом Таллинна и стоящими в нем кораблями Краснознаменного Балтийского флота летать не будут, уклонился от своего маршрута и несколько раз пролетел над советскими военными кораблями, которые, приняв его за иностранный, подвергли его обстрелу. Констатируя, что в данном случае имело место недоразумение, Советское правительство выражает по этому поводу свое сожаление. Прошу Вас, Господин Посланник, принять уверение в моем совершенном почтении. ИзРЦХИДНИ, ф. 17, о.З, д.1019. [!] [1;] ^ ^^ ,: ^л:[1] \.У^^^ :, /[:] '.С ^ ^:::[1!] [1]:^; Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(б) номер 12 OT05.02.40 п. 115 "Об обстреле эстонского самолета в Таллинне с советских морских кораблей" (постановление СНК СССР И ЦК ВКП(б)) СНК СССР и ЦК ВКП(б) постановляют: 126 1. Обязать Наркомвоенморфлота т. Кузнецова наложить взыскание на виновных в необоснованном по обстоятельствам дела обстреле эстонского самолета в Таллинне с советских военных кораблей. 2. За непредставление информации в СНК и ЦК со стороны Наркомфлота до вечера 3 февраля об имевшем 2 февраля случае обстрела эстонского самолета советскими военными судами в г. Таллинне и проявленную слабость руководства Наркомвоенморфлота в отношении флота Таллиннской гавани, тов. Кузнецову поставить на вид. Из Государственного архива Эстонии, ф.957, on. 14, ед. хр. 717, с. 37-41. (itB^fdelef^gustanne^ ("От договора о базах до аннексии. '^окумеюпы н материалы"), Tallinn, Perioodika, 1991, lk. 86-88.) (пер. с зет.) Письмо министра иностранных дел Эстонии А.Пийпа дипломатическим представителям Эстонии за рубежом от 7 февраля: В целом. Живем под знаком обсуждения бюджета, иногда даже забывая о чрезвычайном положении, в котором находимся. На скорый мир между Финляндией и Россией здесь вообще не надеются. Внешнеполитически. Главное внимание все еще сосредоточено на переговорах с Германией, где специальная делегация ищет решения в области наших экономических отношений с Германией, в первую очередь, в период тотальной блокады, а также выясняет открытые вопросы, связанные с переселением, где самыми важными являются ежегодные трансфертные суммы, паушальная ликвидация сельскохозяйственного имущества, судьба т.н. немецких обществ и прочего культурного имущества, а также разрешение некоторым переселенцам оставаться в Эстонии будучи гражданами Германии, занимаясь предпринимательством или состоя на правительственной службе (ок. 150 чел.). По каким-то пунктам мы сделали уступки или пришли к компромиссам, по сравнению с нашими первоначальными негативными мнениями, но часть вопросов остаются открытыми. По-прежнему настаиваем на обеспечении сохранности нашего нейтралитета, ненанесении ущерба нашей экономике и внутриполитическим требованиям. Со своей стороны мы не хотим затягивать переговоры, хотя они действительно оказались продолжительными. Надеемся на понимание в конечном счете обоснованных точек зрения и скорейшие соглашения. С Советским Союзом также идут переговоры об аренде территорий, порядке введения военных, членов их семей и рабочей силы, хотя в двух последних вопросах мы придерживаемся отрицательной точки зрения. В отношении льгот на почтово-телефонно-телеграфную связь с советскими войсками мы достигли устного соглашения (собственный советский почтовый вагон и прямая связь по проводам с Советским Союзом на базах и в местах временного размещения войск), хотя договор еще не подписан. Ледокол "Тасуя" отдаем им в аренду. В последнее время происходили некоторые инциденты военного характера. Так, многочисленные аварийные посадки самолетов, потеря бомб над Хийумаа, Вормси, Конувере, где в последнее время были найдены бомбы с русскими надписями. В тех вопросах, где нельзя найти объективного подтверждения для обвинения, но сомнения обоснованы, мы обращаем на это внимание советского руководства. Более серьезный и вызвавший протест случай имел место 2 февраля 1940 г., когда один из наших самолетов был обстрелян в Таллинне с русских кораблей, в связи с чем Советский Союз принес извинения, когда самолет был признан принадлежащим Эстонии. К сожалению, в советской ноте, распространенной ТАСС, говорилось, что самолет летал над территорией порта в нарушение соглашений, и над теми кораблями, которых, по нашим данным, там не должно быть. Договоренность же существует о том, чтобы не летать над военными базами Советского Союза и предупреждать о намечаемых нами полетах, включая маршрут самолета. Так было сообщено 11 января о маршруте учебного самолета в районе Малого порта - Копли (ок. 200-300 м от побережья) и 1 февраля сообщено о полете на 2 февраля. Советское представительство объяснило, что 2 февраля светило солнце и опознавательные знаки самолетов не были видны, что самолеты летали над местом 127 расположения кораблей, один корабль дал предупредительный выстрел, другой разгорячился и открыл стрельбу. Командир последнего будет отдан под трибунал. Материальный ущерб обещали оценить. Мы обратили внимание и на то, что Таллинн не является базой даже временного размещения войск и некоторые военные Советского Союза пребывают здесь в качестве гостей, хотя и пользуясь определенными льготами и будучи под нашей охраной. В последнее время в целом со стороны местного советского командования исходит тенденция по возможности расширять свои права даже по сравнению с договором и дополнительным октябрьским соглашением, чему мы категорически противимся. До сих пор наши мнения учитывались. В ближайшее время ожидается более определенное оформление практических подходов русских, поскольку недавно в Москве побывал местный командующий сухопутными войсками комкор Тюрин, теперь в Москве находятся полпред Никитин и торгпред Краснов. В числе прочего слышал, что для строительства казарм и зданий хотят взять не одну базу (Палдиски), а еще и Хаапсалу, в отношении которой у нас, на основании договора, существуют возражения, хотя мы и видим в этом известную необходимость. Надеемся сформулировать наши права надлежащим образом. Приступили к выяснению количества пребывающих здесь советских войск, поскольку оно должно быть ограничено 25 тысячами. Если в отношении сухопутных войск оно не превышено, то в войсковых частях в целом, включая базы, подчиненные военно-морскому командованию, и гарнизоны, находящиеся на суше, по-видимому, превышает максимум. Мы обратили на это внимание и предпринимаем соответствующие шаги. Большую проблему представляют отчуждение земли в районах баз, аренда для советских войск, частичная эвакуация местных жителей (как говорится об острове Пакри), а также определение соответствующих вопросов и общий вопрос "разумной аренды баз" согласно ст.4 договора, которая в последней части в целом не разработана. Свои отношения с Советским Союзом и находящимися здесь войсками считаем удовлетворительными и строящимися на упорядоченной основе, как недавно я отмечал, выступая по радио 2 февраля с.г. Стараемся предотвратить обострение конфликтов как с населением, так и с властями, демонстрируя невозмутимость. Особо теплых отношений между войсками и населением не желает ни одна из сторон. Не заметно также вмешательства в наши внутренние дела. Между Балтийскими государствами развивается экономическое сотрудничество, довольно медленно, но устойчиво. Отношения с Финляндией и другими государствами остаются прежними. В феврале думаем провести торговые переговоры с Британией, хотя там у некоторых руководящих лиц развилось определенное недоверие по отношению к нам, по-нашему мнению, безосновательное: так, одной из наших фабрик не дали разрешения на экспорт изделий из хлопка через Германию и Россию на основе неоправданных сомнений, хотя остальным это было позволено. С наилучшими приветами! ИзАВПСССР, ф. 0154, on. 35, я. 49, д. 14,л.179'186. ("Полпреды сообщают...", с. 231-234.) /:^[ii].^f:':[:]'[\]"^.--.УS'[:]'/ ПРОТОКОЛ ЗАСЕДАНИЯ СМЕШАННОЙ ЭСТОНСКО-СОВЕТСКОЙ КОМИССИИ 9-10 февраля 1940г. Присутствуют члены Смешанной Комиссии: Со стороны СССР: Командир 65-го стрелкового корпуса Комдив тов. Тюрин, Уполномоченный КБФ по снабжению полковник тов. Иванов, Советник полпредства СССР в Эстонии тов. Бочкарев. 128 Со стороны Эстонии: Помощник Военного министра генерал-майор г-н Траксмаа, Помощник Министра внутренних дел г-н Туульсе, Директор Политического департамента Министерства иностранных дел г-н Каазик. Секретари Смешанной Комиссии: тов. Петухов - со стороны СССР, г-н Циркель - со стороны Эстонии. В качестве эксперта со стороны СССР - Начальник Штаба Балтийской военно-морской базы КБФ капитан 1 ранга тов. Кучеров. Председательствует генерал-майор г-н Траксмаа. Протокол заседания ведет секретарь Эстонской Стороны г-н Циркель. На рассмотрение Комиссии внесены следующие вопросы: 1. Инструкция о работе Смешанной Комиссии. 2. Утверждение Протокола второго заседания Эстонско-Советской Смешанной Комиссии от 3 января 1940 г. 3. Представление в исключительное пользование Военно-Морского Флота СССР города и района Палдиски (предложение Советской Стороны). 4. Оформление передачи полуострова Паписааре в пользование Военно-морского Флота СССР (предложение Советской Стороны), 5. Занятие командами и лицами, входящими в состав КБФ, помещений в гор. Таллинне (предложение Эстонской Стороны). I Комиссия принимает к сведению заявление советника полпредства тов. Бочкарева о том, что Советская Сторона не получила от своего Правительства утверждения Инструкции о работе Смешанной Комиссии, принятой последней на своем заседании от 3 января 1940 г., и что с Советской Стороны последуют в скором времени новые предложения, причем до обсуждения и принятия оных Комиссией последняя будет временно руководствоваться в своем делопроизводстве порядком, установленным в Инструкции от 3 января 1940 г. В порядке информации советник полпредства тов. Бочкарев знакомит Комиссию с главными чертами новых предложений Советской Стороны. II Комиссия заслушивает Протокол No 2 заседания Эстонско-Советской Смешанной Комиссии от 3 января 1940 г. Эстонская Сторона представляет некоторые дополнения относительно решения Комиссии по вопросу о появлении автомобилей с военнослужащими РККА и ВМФ вне районов расквартирования Советских войск. Комиссия соглашается ввести нужные дополнения, и протокол подписывается всеми членами Комиссии. III Эксперт Советской Стороны капитан 1 ранга тов. Кучеров сообщает Комиссии, что расквартирование частей Военно-морского Флота СССР и выполнение необходимых оборонительных работ в отведенной соглашением между Эстонией и СССР названным силам базе в районе Палдиски задерживаются вследствие затяжки отчуждении. Ввиду этого Советская Сторона делает предложение Комиссии обсудить вопрос о возможности полного удовлетворения согласно пакту потребностей Военно-морского Флота СССР в районе Палдиски, островов и полуострова Пакри к 1 мая 1940 г. путем эвакуации населения из всего этого района, в том числе и из г. Палдиски. Генерал-майор г-н Траксмаа заявляет, что Эстонская Сторона не имеет принципиальных возражений против разрешения этого вопроса в положительном для Советской Стороны смысле. Правительство Эстонии вполне понимает необходимости Советского военного командования и всегда старается удовлетворять его потребности. Что касается вопроса о полной эвакуации района Палдиски, то таковой советским командованием официально еще не поднимался, а также не был поднят вопрос о сроке. В силу этого нет возможности дать на этот вопрос сейчас конкретного ответа, пока Правительство его не обсудило. Приводя статистические данные, генерал-майор г-н Траксмаа показывает, что Правительство Эстонии уже передало в арендное пользование советского военного командования довольно 129 значительные земельные участки. При этом, ввиду того, что вопрос об экономических убытках, связанных с отчуждениями, и об арендной плате за эти земельные участки еще окончательно не урегулирован, все эти отчуждения произведены до сих пор за счет Эстонии. Так как экономические убытки, связанные с отчуждениями, быстро возрастают, то Эстонское Правительство считает необходимым просить в будущем возмещать убытки и расходы, связанные с отчуждениями, впредь до производства самих отчуждении. Обсуждая вопрос о сроках передачи, Эстонская Сторона обращает внимание на технические затруднения удовлетворить советские потребности относительно г. Палдиски, островов и полуострова Пакри к названным Советской Стороной срокам. После переговоров Советская Сторона изъявила готовность удовлетвориться эвакуацией г. Палдиски в следующем порядке: к 1 марта - 10% к 1 апреля - 20% к 1 мая - 30% к 1 июня - 40% Относительно островов и полуострова Пакри: к 1 апреля - 10% к 1 мая - 20% к 1 июля - 30% к 1 августа - 40% Выслушав пожелания обеих Сторон, Комиссия заслушала следующее заявление генерал-майора г-на Траксмаа: С Эстонской Стороны уже произведены довольно значительные отчуждения различных земельных участков в пользу военного командования СССР в Эстонии. При этом, ввиду того что вопрос об экономических убытках, связанных с отчуждениями, и вопрос об арендной плате за эти земельные участки еще не урегулированы, все отчуждения произведены до сих пор за счет Эстонии. Эстонское правительство готово и в будущем продолжать производить отчуждения согласно Пакту о взаимопомощи. Оно согласно также передать в арендное пользование Советскому Военному Командованию и район Палдиски в границах, указанных протоколом, и по возможности в сроки, предлагаемые Советским Военным Командованием, при условии: 1)что возмещение экономических убытков и расходов, связанных с отчуждениями, производилось в будущем, впредь до передачи земельных участков и 2) чтобы по мере выстройки базы в Палдиски и других баз на островах туда будут оттянуты части Вооруженных Сил СССР из районов временного их расположения. Комиссия пришла к заключению, что обмен мнениями по этому вопросу не исключает продолжения подготовительных работ по отчуждению. IV Генерал-майор г-н Траксмаа доводит до сведения Комиссии на необходимость оформления передачи полуострова Паписааре под советскую гидроавиационную базу согласно протоколу между уполномоченными Правительств Эстонии и СССР, так как на этом полуострове советские части расположились до оформления передачи актом, и просит ускорить разрешение этого вопроса через назначение Военно-Морским командованием своих представителей в специальную Комиссию. Выслушав заявление полковника тов. Иванова, что члены этой комиссии с Советской Стороны уже назначены и на днях выезжают на место. Смешанная Комиссия вынесла следующее решение: Констатируя, что советские гидроавиационные части расположились в ноябре 1939 года на полуострове и в гавани Паписааре до оформления соответствующего акта о передаче и урегулирования в связи с этим экономических убытков, предложить Командованию Балтийской Военно-Морской Базы Краснознаменного Балтийского Флота принять соответствующие меры к ускорению направления назначенной с Советской стороны комиссии для ведения переговоров по всем вопросам, в том числе и экономическим, связанным с расположением Советских войск в гавани и на полуострове Паписааре. 130 v Помощник Министра Внутренних Дел г-н Туульсе сообщает Комиссии, что, как стало известно, команды и лица, входящие в состав КБФ, занимают в городе Таллинне помещения в домах, купленных или арендованных торгпредством для учреждений и служащих торгпредства, выставляют там свою вооруженную охрану и выходят вооруженными командами. Г-н Туульсе обращает внимание на точный смысл Пакта о взаимопомощи и его конфиденциального протокола и подчеркивает, что, согласно этим соглашениям, Таллинн не является базой морских сил СССР и не входит в район их расположения. Следовательно, команды и лица, входящие в их состав, не могут расквартироваться в городе Таллинне. Известная часть гавани предоставлена СССР временно только для стоянки кораблей. Сообщает, что Эстонское правительство желает, чтобы настоящее положение было бы ликвидировано, чтобы не было в Таллинне советских военных учреждений и чтобы здесь не расквартировались советские военные команды и лица в домах и помещениях, предоставленных в пользование учреждений и служащих торгпредства СССР в Эстонии. Полковник тов. Иванов, не отрицая факта аренды помещений командованием Советского Военно-Морского Флота, отвергает утверждение, что названные команды и лица поместились в домах, предоставленных торгпредством военно-морскому командованию без ведома властей Эстонии. В этих домах командование разместило свой хозяйственный аппарат, некоторые технические учреждения и лазарет. Далее полковник тов. Иванов разъясняет необходимость иметь помещения в Таллинне для некоторых учреждений, связанных с обеспечением стоянки судов в гавани г. Таллинна. Если будут даны помещения в Палдиски, часть этих учреждений будет уведена. Внешняя охрана этих помещений прекращена. Передвижение команд совершается теперь только в закрытых автомашинах. Дальше полковник тов. Иванов утверждает, что настоящее положение удовлетворяет минимальные их потребности. Просит санкционировать настоящее положение. В результате обмена мнениями Комиссия вынесла следующее решение : Констатируя, что советские воинские команды, учреждения и отдельные лица из состава Краснознаменного Балтийского Флота занимают некоторые дома и помещения в г. Таллинне, который не входит в район расквартирования Советских войск, предложить Командованию Балтийской Военно-Морской Базы Краснознаменного Балтийского Флота совместно с Военным Министерством принять соответствующие меры к рассмотрению и разрешению этого вопроса согласно пакту о взаимопомощи и соответствующих протоколов. Члены Комиссии Со стороны СССР (3 подписи) Со стороны Эстонии (3 подписи) Из Архив" Военно-морского Флота РФ, исх. 16018. Совершенно секретно 14 февраля 1940 г. ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СОЮЗА ССР ТОВ. МОЛОТОВУ В.М. копия тов. Пожемскому на No: Д-274 ее. Докладываю, что в обоих письмах на имя Помощника Военного Министра Эстонии генерал-майора Траксмаа Командир Военно-морской базы в Таллине, флагман 2 ранга т. Алафузов ставит один и тот же вопрос - о порядке полетов эстонской авиации, причем во втором письме он ставит вопрос шире, переводя его с режима в Таллине на распорядок, который необходимо требовать и соблюдать и в других местах, где имеют пребывание корабли Военно-морского Флота СССР и авиационные части Красной Армии и Флота. Считаю необходимым поддержать т. Алафузова и поставить вопрос перед эстонским правительством о том, чтобы эстонские самолеты не летали над военно-морскими базами и аэродромами Советской авиации. Даже при 131 условии своевременного оповещения со стороны эстонских властен не исключается возможность недоразумении, тем более, что часть финских самолетов одного типа с самолетами, состоящими на вооружении в Эстонии. Считаю, что в этом отношении следует поставить вопрос об известных ограничениях в полетах эстонской авиации, а именно: а) не летать над местами стоянки кораблей Военно-Морского Флота СССР; б) не летать над аэродромами частей авиации Красной Армии и Военно-морского Флота. Народный Комиссар Военно-морского Флота Союза ССР Флагман флота 2 ранга - (Кузнецов) Из: Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. The Soviet Union 1933-1939, Washington, 1952, p. 184-185. (пер. с англ.) Из телеграммы посла США в Советском Союзе Л.А.Штейнгардта государственному секретарю США от 17 февраля: Сегодня я вернулся в Москву после шестидневной поездки по маршруту Рига-Таллинн-Нарва-Ленинград. Мои наблюдения и беседы с хорошо информированными людьми в течение прошедшей недели оставили у меня следующие впечатления: (1) В то время, как в Эстонии и Латвии растут слухи о якобы планирующемся Советским Союзом дальнейшем усилении контроля за их государствами, министры иностранных дел Эстонии и Латвии уверяли меня и Уайли в том, что в последнее время со стороны советского правительства никаких существенных требований предъявлено не было, да они и не ждут таких требований. Эта позиция министров показывает, что советское влияние в Латвии и Эстонии уже очень велико и непрерывно возрастает. Латыши и эстонцы в большинстве своем чувствуют, что советские вооруженные силы, представители которых повсюду, особенно на железнодорожных станциях, бросаются в глаза, образуют в действительности оккупационную армию. (2) Очевидно, что шведское правительство активно действует в Балтийских государствах, стремясь предпринять шаги, которые привели бы к завершению советско-финского конфликта. Я верю, что в этой деятельности Швеция не связана сейчас ни с Германией, ни с Эстонией, хотя последние связаны в этом между собой несомненно. <...> (4) По дороге из Таллинна в Ленинград и особенно после проезда через Нарву, я наблюдал значительную концентрацию войск: в большом количестве видна была легкая артиллерия, легкие и средние танки, походные кухни и другие виды военных частей, считая и большое число военных лыжников. На одном аэродроме, возле которого некоторое время стоял поезд, я заметил огромные склады топлива и около 30 больших трехмоторных бомбардировщиков современной конструкции. Я предполагаю, что эти силы собраны по соседству с Ленинградом в основном как резервные части для наступательных операций, которые идут сейчас на Карельском перешейке, хотя возможно, что, если Финский залив замерзнет достаточно сильно для осуществления военных операций, эти силы можно было бы использовать для удара по позициям линии Маннергейма. Из: В.Мальков. "Прибалтика глазами американских дипломатов. 1939-1940 гг.", Новая и Новейшая история, 1990, N 5, с. 48. Письмо посланника США в Эстонии и Латвии Дж. К.Уайли заместителю начальника европейского отдела госдепартамента США Л.Гендерсону от 17 февраля: Безропотное подписание соглашений с Советским Союзом (речь идет о пактах взаимопомощи - Прим. изд.) и эвакуация прибалтийских немцев, по-видимому, привели большую часть остального мира к естественному выводу о том, что последняя глава в биографии этих новорожденных республик Прибалтики закончена. Но это очевидно не так. 132 Прибалтийские государства возникли в результате поражения Германии, а также революционного хаоса и истощения России. Своим выживанием в течение двух десятилетий они обязаны равновесию между их двумя великими соседями. Затем внезапно советско-германский пакт по-новому поставил вопрос об этом равновесии преимущественно за счет прибалтийских государств и в пользу СССР. Последующее развитие бросило новый свет и на отношения между рейхом и Россией в этом регионе. Поспешная эвакуация прибалтийских немцев проведена была по неожиданному и властному приказу фюрера. В ходе его осуществления это историческое решение обернулось в нечто вроде панического бегства. Одновременно советские военные подразделения заняли их новые базы в Прибалтике. Ясно, что при быстрой смене событий поддерживаемое с очень большим трудом равновесие между рейхом и Россией все же сохраняется. Германский флот все еще господствует на лом германском море (речь идет о Балтике - Прим. изд.). Советский флот и советские гарнизоны могут существовать только до тех пор, пока немцы их терпят. Прибалтийские немцы, может быть, и покинули эти края после семи с половиной веков, проведенных здесь, но германские интересы в прибалтийских государствах, как и прежде, имеют агрессивную направленность. В экономической области германские вложения принимают долгосрочный характер. Вирус советско-германского торгового соперничества уже выведен. В ходе последней войны (первой мировой. - Прим. шд.) военные действия не коснулись сильно территории Прибалтики. Только на заключительной стадии войны Латвия и Эстония оказались серьезно затронуты ими. Схватки, связанные с их рождением, были болезненными. Мой прогноз на их ближайшее и неопределенное будущее исходит из условия, что Прибалтика не станет театром военных действий между великими державами с возможным присоединением к ним Швеции. Латвия и Эстония в этом случае могли бы легко какое-то время поддерживать свое ненадежное существование до того момента, когда всеобщая война приведет к его эвентуальному концу. Между тем, если Советский Союз серьезно увязнет в военной кампании против Финляндии, то только рейх сможет обезопасить гарнизоны Красной Армии в этих двух странах. Если же война вновь закончится поражением Германии и распадом России, латвийские и эстонские войска, возможно, еще раз выйдут на сцену, чтобы защитить их минимально независимое существование, как в будущем, так и в прошлом замешанное на взаимном недоверии и предубеждении против взаимодействия. Возможность полной германской победы, конечно, учитывается и в Латвии, и в Эстонии. Но гадание по поводу того, к чему приведет такой вариант, я боюсь, показало свою непродуктивность с точки зрения реальных предпосылок. Несмотря на то, что рядом с нами красные соседи, мы пережили очень белую снежную зиму с сильными морозами и необычайно солнечными днями. Неплохо. Из Государственного архива Эстонии, ф. 2315, on. 2, ед.хр. 67, с. 386. ("1940 год в Эстонии...", с. 78.) Начиная с 21 февраля 1940 г. на территории мызы Куузику были установлены зенитные орудия. Это было сделано вне территории, закрепленной за базами. Дороги вблизи баз нередко закрывались для местных жителей без согласия местных властей. ИзАВПСССР, ф. 0154, on. 35, n. 49, д. 14, л. 193-195. ("Полпреды сообщают...", с. 236-237.) ПИСЬМО ПОМОЩНИКА ВОЕННОГО МИНИСТРА ЭСТОНИИ А.ТРАКСМАА ЧЛЕНУ СОВЕТСКОЙ ЧАСТИ СОВЕТСКО-ЭСТОНСКОЙ СМЕШАННОЙ КОМИССИИ КОМДИВУ ТЮРИНУ 22 февраля 1940 г. Господин Комдив! В ответ на Ваше письмо от 5 сего февраля относительно строительства довожу до Вашего сведения нижеследующее: 133 Военное Министерство Эстонии, всесторонне взвесив вопрос о строительстве, находит, что достройка казарм и других помещений в базах для размещения частей РККА, расположенных на территории Эстонии, весьма желательна; Министерство готово со своей стороны всячески содействовать успешному осуществлению этого начинания, значительно облегчающего и положение наших местных жителей. Возникает, однако ж, вопрос, где и как начать постройку необходимых помещений. По предложенному Вами плану главная масса построек предвидится около г. Хапсалу, в Клоога, Лихула, Куузику и Кехтна, где Советские Вооруженные Силы располагаются лишь на время происходящей в Европе войны. Между тем, пактом о взаимопомощи предусмотрены в г. Палдиски и на островах Сааремаа и Хийумаа базы и несколько аэродромов, где будут располагаться Вооруженные Силы СССР на все время действия пакта. Поскольку границы советской военно-морской базы в Палдиски уже точно определены, а места других баз на островах Сааремаа и Хийумаа будут выяснены в ближайшем будущем. Военное Министерство Эстонии со своей стороны и советует начать строительство казарм и других необходимых помещений именно на участках этих баз. Как мною заявлено в Смешанной комиссии от 9 сего февраля, весь район базы Палдиски будет нами полностью эвакуирован, с тем чтобы по мере выстройки этой базы и других баз на островах Сааремаа и Хийумаа туда будут оттянуты Советские Вооруженные Силы с районов временного их расположения. Под базы на островах Сааремаа и Хийумаа Военное Министерство Эстонии готово предоставить Вам в районах предвиденных протоколов все необходимые для строительства земельные участки. Что касается аэродромов, то кроме тех земельных участков, которые уже отведены Вам под аэродромы в районе базы Палдиски, на островах Сааремаа и Хийумаа, Военное министерство готово удовлетворить и Ваши дальнейшие предложения относительно отвода участков под аэродромы в этих районах, имея в виду, что и советская авиация, по мере постройки здесь необходимых ей помещений, оттянет свои части из района временного расположения. Прошу не отказать сообщить мне потребности вверенного Вам корпуса и авиации в земельных участках под строительство в районе базы Палдиски и других баз на островах Сааремаа и Хийумаа, согласуя Ваши предложения в этом отношении с надобностями Военно-Морского командования в Эстонии. В отношении снабжения строительства рабочей силой и необходимыми материалами могу сообщить, что Военное Министерство готово всячески содействовать разрешению этого вопроса в положительном смысле. Прошу принять. Господин Комдив, уверение в совершенном к Вам уважении. А. Триксмаа Генерал-майор Из газеты "Правда" (Москва) от 24 февраля 1940 г. ("Внешняя политика СССР. Сборник документов. 1935 -июнь 1941 г.", Т. IV, М., 1946, с. 495.) Опровержение ТАСС от 24 февраля: 1. Агенство Рейтер распространяет сообщение своего стокгольмского корреспондента, будто "семь советских самолетов сбросили 10 фугасных и большое количество зажигательных бомб на шведскую деревню Паяла, расположенную в пяти милях от финской пограничной шоссейной дороги". Тасс уполномочен заявить, что ни один советский самолет не летал над деревней Паяла и вообще над шведской территорией, а сообщение агенства Рейтер в отношении советских самолетов является злостным вымыслом. 2. Французское агенство Гавас, некоторые французские и английские, а также и отдельные германские газеты распространяют слухи о том, что Советский Союз предъявил требования к Эстонии, Латвии и Литве о предоставлении СССР новых морских баз, об увеличении количества "военных баз" и т.п. 134 ТАСС уполномочен заявить, что все эти сообщения ни на чем не основаны и являются целиком вымышленными. ИзАВПСССР, ф. 0154, on. 35, n. 49, д. 14, л. 187-192. ("Полпреды сообщают...", с.237-239.) ПРОТОКОЛ ЗАСЕДАНИЯ СМЕШАННОЙ ЭСТОНСКО-СОВЕТСКОЙ КОМИССИИ 26 февраля 1940 <'. Присутствуют Эстонская сторона: Второй помощник Военного Министра г-н Генерал-Майор Траксмаа, Товарищ Министра Внутренних Дел г-н Туульсе, Директор Политического Департамента Министерства Иностранных Дел г-н Каазик, Секретарь г-н Циркель. Советская сторона: Командир 65 стрелкового корпуса Комдив тов. Тюрин, Заместитель Командующего КБФ Флагман 3 ранга тов. Алафузов, Советник Полпредства СССР в Эстонии тов. Бочкарев, Секретарь тов. Петухов. Председательствует Комдив тов. Тюрин. Протокол заседания ведет тов. Петухов. На рассмотрение Комиссии вынесены следующие вопросы: 1. Принятие и подписание протокола Смешанной комиссии No 1 (предложение Эстонской Стороны). 2. Принятие и подписание протокола Смешанной комиссии No 3 (предложение Эстонской Стороны). 3. Рассмотрение и принятие нового проекта правил производства в Смешанной советско-эстонской комиссии по проведению в жизнь Пакта о взаимопомощи между СССР и Эстонской Республикой (предложение Советской Стороны). 4. Об отчуждении земельных участков под строительство военных городков и базовых аэродромов для 65-го стрелкового корпуса (предложение Советской Стороны). Рассматривается пунктуально и обсуждается проект протокола Смешанной комиссии No 1 с внесением поправок. Протокол принимается и подписывается представителями Сторон. II Рассматривается пунктуально и обсуждается проект протокола Смешанной комиссии No 3 с внесением поправок. Протокол принимается и подписывается представителями Сторон. III Рассматривается предложенный Советской Стороной проект правил производства дел Смешанной комиссии. Эстонская сторона внесла два предложения: Первое - Статья 1. Эстонская делегация состоит из представителей Военного Министерства, Министерства Иностранных Дел и Министерства Внутренних Дел. Председателем Эстонской делегации является Представитель Военного Министерства. Второе - Статья 2 (первый абзац после "взаимопомощи") дополнить выражением "и заключенных на его основании соглашений". Указанные 1-е и 2-е предложения Эстонской стороны приняты единогласно. Проект правил производства дел Смешанной комиссии с предложением и дополнением Эстонской стороны принят единогласно. IV По пункту четвертому порядка дня заседания Комиссии Командир Корпуса Комдив тов. Тюрин доложил: В данное время части 65-го стрелкового корпуса размещены разбросанно, в обывательских не приспособленных для расквартирования войск помещениях, отчего войска и местное население имеют ряд неудобств. 135 Улучшить положение с расквартированием для корпуса не представляется возможным, так как в основном в местах существующей дислокации жилищные ресурсы уже исчерпаны. Исходя из отсутствия жилфонда. Военное Министерство Эстонии на просьбу о дополнительном отводе помещений отвечало рекомендованием производить строительство, как -это предвидено пунктом VI Протокола от 10 октября 1939 г. Учитывая вышеприведенное и основываясь на Пакте о взаимопомощи и заключенных на его основании особых соглашений, корпусом проведены и проводятся большие подготовительные работы по строительству. Составлены титульные списки, определено место строительства военных городков, исходя из существующей дислокации корпуса, получено утверждение плана строительства и ассигнование на это денежных сумм от Правительства СССР. 6 февраля 1940 г. мною было сделано представление в Военное министерство Эстонии официального запроса на предмет отчуждения земельных участков, на которых должно производиться строительство военных объектов в 1940 году. По смыслу Пакта о взаимопомощи и особых соглашений в момент принятия (подписания) этих документов мнение Советской и Эстонской сторон было общим и заключалось в том, что СССР имеет право в течение срока действия Пакта держать свои сухопутные и воздушные силы в районах, отведенных Эстонской Республикой (и ныне, согласно указанию Эстонской стороны этими войсками занимаемых, ст. 1 Протокола заседания от 10 октября 1939 г.) и что в этих районах советское командование при содействии Эстонского Правительства будет строить казармы, аэродромы. С точки зрения целей и задач, поставленных Пактом перед советскими войсками в Эстонии, нынешнее расположение их ничем не противоречит Пакту и, с моей точки зрения, вполне целесообразно. 25 4l[eв]P[a]-[л]я 1940 г. мною был получен ответ г-на генерал-майора Траксмаа (No 0151 от 22 февраля 1940 г.), который явился выражением иного мнения, не совпадающим с содержанием и смыслом Пакта и обоих протоколов. Этот ответ ориентирует меня на то, что строительство должно производиться только на островах Сааремаа и Хийумаа, а не в районах, занимаемых в данное время частями корпуса в соответствии с пунктом 1 Протокола от 10 октября 1939 г. В районах Палдиски, Хапсалу, Куузику и Кехтна (ст. I, II Протокола от 10 октября 1939 г.) нами уже принято шесть аэродромов, на большей части их произведены значительные работы, готовы все данные для продолжения усовершенствования в 1940 году, и в Протоколе от 10 октября 1939 г. прямо указывается, что в районах Палдиски, Хапсалу, Куузику-Кехтна должны быть четыре авиабазы. Каких-либо оговорок в Протоколе от 10 октября 1939 г., из которых бы можно было до получения ответа г-на генерала Траксмаа за No 0151 от 22 февраля 1940 г. о том, что эти аэродромы даны на время, пока не будут освоены острова, не существует, и мне не ясно, чем вызвано появление иного мнения в данном вопросе, тогда как при подписании соглашения 10 октября 1939 г. двух мнений не существовало. Принимая во внимание, что предстоящее строительство не допускает промедления с организованными вопросами, а полученный ответ г-на генерала Траксмаа не удовлетворяет командование корпуса, создавшееся положение выносится на обсуждение Смешанной комиссии. От Эстонской стороны г-н генерал-майор Траксмаа заявил: Правительство Эстонской Республики обсуждало данный вопрос. Точка зрения Правительства изложена в его письме от 12 февраля 1940 г. за подписью г-на генерал-майора Траксмаа No 0151 (письмо прилагается к настоящему Протоколу). Других предложений с Эстонской стороны Смешанной комиссии не последовало. Решение: Обсудив вопрос об отчуждении земельных участков под строительство военных городков и базовых аэродромов для 65-го стрелкового корпуса в районах, отведенных для расквартирования советских войск согласно Протоколу от 10 октября 1939 г. заседания военной делегации СССР с представителями Эстонской Республики по проведению в жизнь Пакта о взаимопомощи между СССР и Эстонской Республикой, и принимая во внимание, что Эстонская Сторона Смешанной комиссии придерживается взглядов, изложенных в письме 2-го помощника Военного Министра Эстонии г-на генерал-майора Траксмаа от 22 февраля 1940 г. за No 0151, связывая этот вопрос с толкованием пакта вообще, постановили: передать вопрос об 136 отчуждении земельных участков под строительство военных городков в районе Гапсаль на разрешение дипломатическим путем между обоими Правительствами. Эстонская сторона Советская сторона ИзАВПСССР, ф. 06, on. 2, я. I, д. 9, л. 5-7. ("Полпреды сообщают...", с. 240-24L) ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.М.МОЛОТОВА С ПОСЛАННИКОМ ЭСТОНИИ В СССР А.РЕЕМ 4 мирпш 1940 г. Передав тов. Молотову привет от Улуотса, Пиипа и генерала Лаидонера, посланник благодарит тов. Молотова за благополучное окончание переговоров о продаже Эстонии вооружений и за статьи советской прессы по поводу эстонского национального праздника. По словам посланника, во время советско-эстонских переговоров тов. И.В.Сталин упомянул относительно того, что Эстония могла бы быть полезной для осуществления операций по продаже золота. Эстонский министр народного хозяйства выяснял в секретном порядке соответствующие возможности и поручил посланнику сказать тов. Молотову, что СССР мог бы произвести продажу золота через Эстонию. Золото перевозилось бы самолетами эстонской линии от Таллинна до Кенигсберга и дальше следовало бы на Швейцарию. Тов. Молотов отвечает посланнику, что в данный момент этот вопрос не стоит, но в будущем он может возникнуть, и тогда будет учтено его сегодняшнее сообщение. Далее Рей говорит, что он хочет поднять вопрос, связанный с толкованием советско-эстонского пакта в той его части, где говорится о количестве войск, которое СССР имеет право содержать в Эстонии. Некоторое время тому назад тов. Потемкин сказал, что в установленное соглашением количество в 25 тыс. человек не входят морские силы. Эстонское правительство считает, что морские части, расположенные на суше (в базах, береговая оборона и т.п.), входят в это количество. Кроме того, в настоящее время поднимается вопрос о дополнительном вводе в Эстонию 2 тыс. бойцов и двух инженерно-строительных батальонов. Между тем Эстония сама может предоставить для советского строительства 10 тыс. рабочих. В Эстонии имеются отдельные элементы, недовольные политикой правительства и использующие всякое дальнейшее увеличение советских контингентов в Эстонии для нежелательной пропаганды, разговоров о том, что СССР, дескать, нарушает пакт и т.д. А в настоящее время стоит вопрос о ввозе из СССР строительных батальонов, обслуживающего персонала военторга и т.д. Тов. Молотов указывает посланнику, что советско-эстонским пактом от 28 сентября 1939 г. обусловлено право СССР держать в Эстонии в целях охраны баз и аэродромов определенное количество наземных и воздушных сил, то есть количество морских сил в данном случае не ограничено. Советский Союз даже не использует предоставленного для него соглашением лимита и содержит в Эстонии только около 22 тыс. человек. Что же касается строительных батальонов, то это не войска, а организованные по-военному рабочие, которые будут находиться в Эстонии только на время строительства, и никак не могут войти в контингент находящихся в Эстонии советских войск согласно пакту. То же самое относится и к обслуживающему персоналу - к приказчикам военторга, парикмахерам и т.п. Тов. Молотов разъясняет, что Советское правительство не рассматривало и не принимало решения о посылке в Эстонию новых 2 тыс. бойцов. С другой стороны, Советское правительство заинтересовано в том, чтобы максимально использовать эстонских рабочих, и будет дано указание, чтобы советских рабочих посылали возможно меньше. У Советского правительства есть намерение производить выплату денег войскам в эстонской валюте, чтобы в большей мере перевести их на местное бытовое обслуживание и тем самым сократить ввоз обслуживающего персонала. Как отнесется к этому эстонское правительство? Посланник отвечает, что он затрудняется ответить на этот вопрос. По его мнению, частое общение советских военных с населением может явиться не совсем желательным. 137 Тов. Молотов спрашивает, из какого источника исходили ложные слухи о "новых советских требованиях к Прибалтийским странам". Рей отвечает, что, по словам министра внутренних дел, эти сведения исходили из определенного центра, связанного с иностранной разведкой. В связи с этим Эстонское правительство намерено выслать несколько человек. Далее посланник говорит, что, как он выяснил у Лайдонера, эстонских добровольцев в Финляндии нет. Тов. Молотов отвечает, что он в этом отношении не имеет никаких претензий. В заключение беседы Рей просит тов. Молотова, чтобы не создавать почвы для кривотолков, не использовать полностью лимит, установленный для количества советских войск в Эстонии. Тов. Молотов отвечает, что Советское правительство сейчас не намерено увеличивать свои войска в Эстонии, но без ввоза в Эстонию рабочих обойтись нельзя, так как строительство нельзя затягивать, а Эстония не сможет покрыть всей потребности в рабочей силе, в особенности по линии квалифицированных рабочих, нужных для гидростроительства. Беседу записал Подцероб Из: "Riigi Teataja", 1940, N 20, lk. 255-256. (пер. сэст.) Постановление Главнокомандующего вооруженными силами Издано 6 марта 1940 г. Основание: положении (RT 1938, 40, 365). I свыше 3 дней в городах, где имеется префект полиции, требуется разрешение местного префекта, в прочих населенных пунктах - разрешение полицейского комиссара. Разрешение, предусмотренное в первом абзаце, не требуется лицам, которые переселились на жительство в гг. Хаапсалу, Курессааре, Кярдла или Палдиски до 15 октября 1939 г. пребывание в гг. Хаапсалу, Курессааре, Кярдла или Палдиски, обязаны покинуть город не позднее, чем через три дня после прибытия в него. Лица, переселившиеся в означенные города после 15 октября 1939 г., но до вступления в силу настоящего постановления, которые не оформят разрешение на пребывание в городе или которым оно не будет выдано, обязаны покинуть город не позднее 15 марта 1940 г. Лица, не выполнившие обязанности, предусмотренной в первом абзаце, по распоряжению полиции будут высланы из города в принудительном порядке. государственных служащих и служащих местного самоуправления, пребывание которых в гг. Хаапсалу, Курессааре, Кярдла или Палдиски обусловлено выполнением их служебных обязанностей. II Настоящее постановление вступает в силу с момента опубликования. генерал Й.Лайдонер, Главнокомандующий вооруженными силами Из Государственного архива Эстонии, ф. 2815, on. 2, ед.хр. 61, с. 49Й-^57. ("1940 год в Эстонии..," с. 75.) [!] : [!] ^ [:] [::] [\[]" ^^^^ ,^[11]'[11] ,[1\] ^.-^^"г:, ^'у^ [:] В течение 2 марта и 10-11 марта 1940 г. советские военные самолеты совершили всего 15 одиночных и групповых полетов над запрещенным для полетов районом эстонских морских крепостей (в основном над островами Аэгна и Найссаар). Всего в этих полетах участвовало 138 93 самолета. Восемь раз зенитные орудия Эстонии открывали огонь но пролетавшим там советским военным самолетам. ИзАВПСССР, ф. Об, on. 2, и. 28, д. 359, л. 1-5. ("Полпреды сообщают^.", с. 241-243.) НОТА МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ЭСТОНИИ А.ПИЙПА ПОЛПРЕДУ СССР В ЭСТОНИИ К.Н.НИКИТИНУ 7 марта 1940 г. Господин Министр, В ответ на Ваше сообщение о желании Советского правительства приступить к стройке военно-морской базы в Палдиски и на Ваше предложение разрешить ввод в военно-морские базы 8-9 батальонов инженерных частей или так называемых военизированных рабочих по 1200 человек в каждом, 5000 специалистов по морским техническим работам и 1200 человек инженерно-технического персонала имею честь сообщить Вам следующее: 1. Эстонское правительство считало уже с самого вступления в силу Пакта о взаимопомощи одним из условий его эффективности выстройку предусмотренных военно-морских баз в Палдиски и на островах Сааремаа и Хийумаа. Оно неоднократно предлагало свою посильную помощь по строительству помещений, необходимых для размещения в базах Советских Вооруженных Сил. Поэтому оно приветствует начинание Советского правительства и охотно готово и со своей стороны способствовать его осуществлению. 2. С этой целью Эстонское правительство намерено в технически возможно короткий срок эвакуировать район Палдиски, согласно предложению Советской стороны в Смешанной комиссии. Считаясь, однако, с финансовыми затруднениями, которые оно уже испытывает в связи с осуществлением этого своего намерения. Эстонское правительство еще раз просит Советское правительство помочь ему в этом деле: 1) авансированием сумм для проведения эвакуации и 2) возможно полным возмещением связанных с нею расходов и убытков. 3. Эстонское правительство готово дать необходимые распоряжения для пропуска и провозки отдельными эшелонами по эстонским жел. дорогам требуемых военизированных рабочих и применить в этом отношении те же правила, которыми руководствовались эстонские и советские власти при вводе в отведенные им районы Вооруженных Сил СССР, за исключением положений об особой охране, которая в данном случае не представляется необходимой. Ввод их мог бы начаться уже в конце марта. При этом само собой подразумевается, что Эстонское правительство этим не предрешает вопроса толкования пакта в отношении числа Вооруженных Сил СССР в Эстонии. 4. Принимая во внимание большое число рабочих сил, Эстонское правительство не считает целесообразной предлагаемую Советским правительством систему заграничных паспортов, хотя бы и визируемых в упрощенном порядке, и предлагает заменить ее системой удостоверений, выдаваемых как частям и командам, так и, по мере надобности, отдельным лицам. Паспортную систему было бы, наоборот, удобнее применить к персоналу строительного учреждения, которое предполагается разместить в Таллинне. 5. Эстонское правительство принимает к сведению Ваше заявление, что вводимые инженерные части военизированных рабочих предназначены исключительно для размещения в предвиденных пактом военно-морских базах и что лица, входящие в состав этих частей, не будут выходить за пределы этих районов. Дабы обеспечить полное применение этого заявления, Эстонское правительство готово временно, на срок пребывания означенных частей в районах военно-морских баз, ввести на демаркационных линиях этих баз режим совместного контроля движения и предлагает со своей стороны зафиксировать обоюдным соглашением такой временный режим. Кроме того, считая, что с пребыванием в базах строительных частей неизбежно связан ряд технических вопросов (как-то: юрисдикционные, санитарные и др.). Эстонское правительство предлагает немедленно и еще до ввода военизированных рабочих заключить на этот счет особое соглашение. 139 6. Эстонское правительство не считает практически выполнимым принять на себя обязанности предоставить рабочим силам соответствующие помещения для их расположения и принуждено оставить эту заботу всецело соответствующим советским военным властям. Оно, однако, охотно готово немедленно и по возможности еще до ввода рабочих сил приступить за счет Советского правительства к постройке в районе Палдиски временных бараков, если на то будет выражено желание со стороны военно-морского командования или других компетентных органов на согласованных сторонами условиях. 7. Ваше замечание о том, что вопрос о снабжении рабочих сил необходимыми припасами должен быть разрешен последующим соглашением, не вызывает возражений. Однако Эстонское правительство не может не заметить со своей стороны, что оно в высшей степени затрудняется дать на этот счет какие-либо связующие обещания, так как оно в этом вопросе поневоле должно считаться со своими экономическими возможностями. 8. Эстонское правительство выражает свое глубокое удовлетворение желанием Советского правительства в столь широком размере использовать при строительстве эстонскую рабочую силу и эстонских предпринимателей. Принимая, однако, во внимание, что потребности Советского правительства в рабочих руках по эстонским масштабам очень велики и что удовлетворение их потребует большой подготовительной работы со стороны наших компетентных учреждений. Эстонское правительство просит Вас сообщить в возможно более короткий срок, какие и какого рода постройки, в каком месте и в каких размерах предполагается исполнить с помощью эстонских предпринимателей и рабочих. Если же не представится возможным доставить такие данные, то по меньшей мере было бы необходимо сообщить нам для подготовительных работ следующие ориентировочные данные: а) какие категории рабочих (стройщики, каменщики, плотники и т.д.) нужны; б) когда, приблизительно, по плану работ они были бы нужны и в каком числе и в) каковы условия рабочих договоров, и в частности размер зарплаты. 9. Эстонское правительство не видит препятствий для размещения строительного управления с персоналом от 75-100 человек в Таллинне, считаясь с тем, что размещение по роду деятельности этого учреждения будет временным. Оно готово оказать посильную помощь торгпредству по найму необходимых для этой цели помещений. 10. Принимая во внимание, что на островах Сааремаа и Хийумаа точные места военно-морских баз еще не отведены и их границы еще не определены взаимным соглашением, как это требуется ст. III Пакта, Эстонское правительство предлагает еще до начала строительных работ договориться по этому вопросу и будет ждать соответствующих предложений с Вашей стороны. Примите, Господин Министр, уверения в моем глубоком почтении и уважении к Вам. А.Пийп ИзАВПСССР, ф. 059, on. I, n. 332, д. 2280, л. 49-5 L ("Полпреды сообщают...", с. 243-244.) Телеграмма полпреда СССР в Эстонии К.Н.Никитина в НКИД СССР от 8 марта: Нотой от 7 марта Правительство Эстонии уведомило, что оно разрешает ввести в Эстонию на строительство военно-морской базы в Палдиски 9 батальонов военизированных рабочих по 1200 человек в каждом. Эстонское правительство также согласно пропустить на военно-морское строительство 5000 рабочих для специальных работ, 1200 человек инженерно-технического персонала, разрешить организацию в Таллинне строительного управления и оказать помощь торговому представительству по найму необходимых для этой цели помещений. Одновременно Эстонское правительство сообщило, что оно намерено в технически возможно короткий срок полностью эвакуировать районы Палдиски от проживающего там эстонского и иного, не относящегося к военной базе населения. 140 Но Эстонское правительство, соглашаясь на эвакуацию, одновременно поднимает вопрос о финансовых затруднениях, возникающих для эстонской казны в связи с проведением этого мероприятия, и просит помочь ему в этом деле: 1) авансированием суммы для проведения эвакуации; 2) с возможно полным возмещением расходов и убытков, связанных с эвакуацией. Вопрос о внесении аванса в счет расчетов мною ставился во время моего пребывания в Москве, сейчас я вновь прошу в возможно самом срочном порядке перевести на это дело тысяч двести. Это мероприятие еще больше укрепит наши позиции в Эстонии. Хорошо будет, если Вы найдете возможным закрепить в нынешний курортный сезон специально для Эстонского правительства одну дачу в Сочи или Крыму, или где-либо. Это тоже будет действовать неплохо. Что касается просьбы эстонцев о возможно полной компенсации расходов по эвакуации района Палдиски, этот вопрос полагаю всецело на Ваше усмотрение, во всяком случае, думаю, что если кое-что удовлетворить, то тоже не проиграем. Ввод военизированных рабочих эстонцы полагают начать с конца марта. Для этих категорий паспортная система считается излишней, ее предлагается заменить системой удостоверений, выдаваемых частям и командам. Персонал строительного управления, размещенного в Таллинне, эстонцы предлагают снабдить паспортами. Идя широко навстречу нашим мероприятиям в районе Палдиски, Эстонское правительство одновременно поднимает ряд вопросов юридического и санитарного порядка, которые конкретно необходимо разрешить до ввода военизированных батальонов и заключить по ним особое соглашение. По получении такового я сообщу об этом дополнительно. Эстонское правительство довольно и тем, что мы намерены привлечь к строительству их предпринимателей и рабочую силу. Эстонцы сокращают свое строительство до минимума, чтобы переключить рабочую силу и безработных на наши строительные участки. В этой же ноте Эстонское правительство дает согласие приступить к отводу участков на островах Сааремаа, Хийумаа. Подлинник ноты пришлю с первой почтой. Эстонская общественность ждет наших артистов. Если можно, пришлите человек шесть. Из Государственного архива Эстонии, ф. 957, on. 14, ед.хр. 717, с. 59-60. ("Baasidelepingust annektsioonini...", Ik. 99. (пер. сэст.)) Из письма министра иностранных дел Эстонии А.Пийпа дипломатическим представителям Эстонии за рубежом от 9 марта: Что касается переговоров с Россией, то непосредственно сейчас мы решаем вопросы оплаты арендованных помещений и земельных территорий. В оценке аренды земли и помещений у нас известное расхождение - 25%, что представители Советского Союза считают нормальным и обусловленным интерпретацией понятия "сходной цены" в ст. 3 договора, и против чего мы, конечно, протестуем. Более принципиальное расхождение состоит в том, что в то время как на базах мы готовы разрешить полную свободу действий, мы требуем нашего предварительного согласия для возведения необходимых строительных объектов на тех земельных территориях, которые, по взаимной договоренности и в соответствии с октябрьским протоколом, существуют временно, на период войны, и вне баз. Соглашения по последнему вопросу еще нет и в этом смысле мы должны провести дипломатические переговоры с Москвой. Что касается максимального числа советских войск, пребывающих на территории Эстонии, то советское правительство трактует его широко в том смысле, что обозначенное в приложенном к пакту протоколе максимальное число относится только к сухопутным и военно-воздушным силам, но не к военно-морским, находящимся на базах. Мы продолжает дебатировать эту трактовку. Кроме того, переговоры ведутся и по другим вопросам, обзор которых можно найти в моем докладе комиссии по международным отношениям. Кроме того, правительство Советского Союза потребовало разрешения ввести в Эстонию более десяти тысяч солдат трудового батальона, с чем мы согласились, отложив вопрос о фиксации максимального их числа на дальнейшие переговоры. В целом переговоры проходят в мирной и даже дружеской обстановке, хотя можно обратить внимание на то, что на некоторые 141 наши принципиальные предложения мы находим очень малый отклик, хотя и надеемся все-таки придти к приемлемым решениям. ИзАВП СССР, ф. 0154, on. 35, n. 49, д. 14, л. 58-59. ("МдЛпреды сообщают...", с. 249-250.) ЗАМЕЧАНИЯ К НОТЕ МИД ЭСТОНИИ ОТ 7 МАРТА 1940 г., ПОДГОТОВЛЕННЫЕ ОТДЕЛОМ ПРИБАЛТИЙСКИХ СТРАН НКИД СССР 14 марта 1940 г. По п. 3. С применением правил проезда тех, которые были применены к вооруженным силам, согласиться. Пропуск рабочих желательно разрешить с 20 марта по пропускам. По п. 4. Предлагаемая система удостоверений вместо паспортов вполне приемлема, ибо она значительно упрощает оформление на въезд рабочих. Необходимо уточнить систему удостоверений, наличие фотокарточек, формы и т.д. По п. 5. Как на самом Палдиски, так и на островах для рабочих и военизированных батальонов будет создан режим военный. В Палдиски по демаркационной линии будут проложены ограждение проволокой в один ряд и специальные проходы на выезд или выход, имея в этих пунктах контрольный пункт, установленный советской стороной. По п. 6. Необходимо в кратчайший срок освободить все помещения в Палдиски, занимаемые эстонскими гражданами и учреждениями, а на островах Эзель и Даго предоставить право снимать в аренду необходимые помещения для нужд строительства. По п. 7. Разрешить на местном рынке через подрядчиков закупать продукты питания. По п. 8. Эстонские подрядчики широко будут привлекаться для участия в строительстве жилого и складского сооружения в местах, указанных в генпланах и частично предоставленных эстонским властям для отчуждения. Ориентировочные данные по рабочим, которые необходимы по стройкам НКВМФ: Каменщики - 600 Штукатуры - 350 Плотники - 2200 Столяры - 250 Землекопы - 1200 Чернорабочие - 700 Бетонщики - 100 Маляры - 150 Электромонтеры - 50 Разных спец. -1200 Итого: 6800 По п. 9. Замечаний нет. По п. 10. Материал по островам на отчуждение будет представлен к 25 марта в торгпредства на заключение аренды, так как в настоящее время уточняются схемы подробной съемки местности и ее размеры. Из АВП СССР, ф. Об. on, 2, n. 1, д. 10, л. 70-72. : -[:] ' ; ^[:] '[\]^^. ^^[:]^[] ' [\] [!] ;[:11:] ^[\]^ U', ^ [!] \^ ("Полпреды сообщают...", с. 266-267.) ,. [11:] [\]. ;;-.[1:], ./,,"[111] ^ '[::1]:[1] [\]^^^^^^[!] [::!]:' -:^^-,-'^--;/.^ ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.М.МОЛОТОВА С ПОСЛАННИКОМ ЭСТОНИИ В СССР А.РЕЕМ 26 марта 1940 г. Рей поставил следующие вопросы: 1. О строительстве казарм и других сооружений в районе временного расположения советских войск. 142 Pen заявляет, что Эстонское правительство пошло навстречу всем пожеланиям Правительства СССР. Однако у Эстонского правительства сложилось впечатление, что командование частей Красной Армии, расположенных в Эстонии, намеревается строить капитальные каменные казармы, кроме Палдиски, в Гапсале. Учитывая, что каменные казармы не будут носить временного характера, возможны всякие разговоры насчет того, что СССР претендует на третью базу в Эстонии. Тов. Молотов отвечает, что по поднятому посланником вопросу можно договориться. Одновременно тов. Молотов спрашивает Рея, не сдаст ли Эстонское правительство в аренду остров Оденсхольм, так как он очень удобен для организации охраны Финского залива. Тов. Молотов замечает, что при сдаче этого острова в аренду легче будет договориться и о Гапсале. Рей отвечает, что он немедленно запросит по этому вопросу свое правительство. 2. О просьбе Эстонского правительства отказаться от временной стоянки частей РККА в районе Лигула. Посланник сообщает, что командование частей Красной Армии предполагает постройку пяти больших казарм в районе Лигула. Ввиду того, что это также вызвало бы шушукание и сплетни. Эстонское правительство просит Правительство СССР не возводить в этом районе казарм и отказаться от этого района как временной стоянки войск. Эстонское правительство просит Правительство СССР сосредоточить расположение советских войск главным образом в прибрежной местности. 3. О просьбе Эстонского правительства отказаться от сооружения казарм на участке, отведенном под аэродром в районе Клоога. Рей заявляет, что в тех же целях Эстонское правительство просит Правительство СССР не сооружать в районе Клоога казармы, а приблизить их к Палдиски. 4. О возведении построек на временных стоянках войск. Рей сообщает, что Эстонское правительство вносит пожелание о необходимости заключения особого соглашения, в котором предусмотреть постройку на временных стоянках советских войск не капитальных, а временных казарм. Тов. Молотов отвечает посланнику, что все поставленные им вопросы будут рассмотрены, и он думает, что Советское правительство найдет способ такого решения, который удовлетворит обе стороны. Далее тов. Молотов выражает удовлетворение, что Эстонское правительство подходит к вопросам, вытекающим из пребывания советских войск в Эстонии, практически. Рей на это отвечает, что Эстония связала свою судьбу с судьбой СССР и из этого исходит. 5. Об ускорении заключения арендных договоров. Посланник заявляет, что торгпред СССР, видимо, имеет негибкие инструкции. Он крайне неуступчив, особенно в вопросе о цене, чем и тормозит заключение договора. Он настаивает на снижении предложенной Эстонским правительством цены на 25%. Посланник заверяет тов. Молотова, что Эстонское правительство не хочет брать лишнего, и поэтому запрошенная цена является нормальной арендной ценой. Рей сообщает, что на эту же тему он на днях беседовал с тов. Микояном, который предложил, чтобы обе стороны пошли на уступки. На вопрос тов. Молотова, принимается ли это предложение тов. Микояна, Рей заявил, что он не знает, так как ответ правительства пока не получен, но думает, что Эстонскому правительству нет возможности уступать. Тов. Молотов отвечает посланнику, что он поручит разобраться с этим вопросом, и он не сомневается, что будет найдено удобное для обеих сторон решение и этого вопроса. На этом беседа закончилась. На беседе присутствовал начальник политического департамента эстонского МИД Кассик. Беседу записал С.Козырев 143 Из: "Riigi Teataja", 1940, N 31, tk. 403-404. (пер. с зет.) Постановление Главнокомандующего вооруженными силами Издано 9 апреля 1940 г. Основание: положении (RT 1938, 40, 365). I частях уездов Падизе и Кейла, которые образуют полуостров Пакри и отделены от материка рекой Вазалемма, начиная от устья реки до ее пересечения с дорогой 3-го класса Пыллкюла-Мадизе у деревни Ванавески, означенной дорогой, начиная с места пересечения с рекой Вазалемма до дороги 3-го класса Керсалу-Лаокюла, оттуда - дорогой 3-го класса Керсалу-Лаокюла до дороги 1-го класса Таллинн-Палдиски, а оттуда - кратчайшим путем до моря, требуется получить разрешение полицейского комиссара по месту жительства. В случае, если подтверждено, что лицо ходит в одно из вышеозначенных мест на работу, разрешение может выдать также полицейский комиссар по месту жительства работодателя или полицейский комиссар железной дороги. требуется: в Хаапсалу и Курессааре - разрешение местного полицейского префекта, а в Кярдла -разрешение местного полицейского комиссара. имеющим в местах, означенных в данных параграфах, постоянное место жительства и переселившихся туда до 15 октября 1939 г., а также государственным служащим и служащим местного самоуправления, пребывание которых в означенных местах обусловлено выполнением их служебных обязанностей. или бессрочными. Аннулировать разрешения может выдавшее их учреждение, а разрешения, предусмотренные параграфом 1, - также местный полицейский комиссар. за исключением города Палдиски, после 15 октября 1939 г., но до вступления в силу настоящего постановления, обязаны покинуть их не позднее 15 апреля 1940 г., если они не оформят разрешение на пребывание там или такое разрешение не будет им выдано. Лица, которым необходимо разрешение на пребывание в городе Палдиски и которые в момент вступления в силу настоящего постановления находятся там без разрешения, обязаны покинуть его не позднее, чем через 3 дня после вступления в силу настоящего постановления, если они не оформят разрешение на пребывание там или такое разрешение не будет им выдано. находиться в местах, означенных в принудительном порядке. или арестом на срок не более одного месяца или денежным штрафом в размере не более 1000 крон. II Разрешения, выданные на основании Постановления Главнокомандующего вооруженными силами от 6 марта 1940 г. (RT 1940, 20, 159) остаются действительными до окончания срока их действия или до аннулирования их в порядке, предусмотренном настоящим постановлением. III При вступлении в силу настоящего постановления Постановление Главнокомандующего вооруженными силами от 6 марта 1940 г. (RT 1940, 20, 159) теряет силу. IV Настоящее постановление вступает в силу с момента опубликования. генерал И.Лайдонер, Главнокомандующий вооруженными силами 144 Из газеты "Paevaleht" (Таллинн) от 10 апреля 1940г.{пер. сэст.) О свободе и независимости прессы Речь Яана Тыниссона в Государственной Думе Эстонии Основные права наших граждан перечислены в действующем основном законе. Однако почти к каждому параграфу имеется маленькое невинное приложение, которое, по существу, означает, что все можно обернуть по-иному, чем это было истолковано первоначально. Основные права граждан можно ограничивать для защиты государственной безопасности, общественного порядка, морали и во имя интересов граждан. Так, следуя формулировкам основного закона, можно защитить и то, что предлагает настоящий проект закона, то есть свободу мысли, слова, печати и общественного мнения в том толковании, которое считают верным наши правительственные деятели. С юридической точки зрения здесь, пожалуй, делать нечего. Важнее оценить мысль и дух закона А именно здесь предпринята попытка оправдать и выдвинуть на первый план обуздание, урезывание и ограничение основных прав граждан. Оратор остановился на порядке, господствовавшем в начальный период независимости, и указал, что тогда, в дни войны, можно было пользоваться такой свободой, какой не позволено теперь, в мирное время. Без свободы слова и мысли, без свободы совести народ не может выражать свое мнение и объединяться в трудные времена. Эта исходная позиция должна быть ясна. Использование любых других приемов будет недальновидным. Если мы хотим мобилизоваться для работы, то нельзя сделать этого, не имея настоящей свободы и независимости, не испытывая радости от труда и воодушевления. Создал ли народный фронт силу, которую сохранит и в дальнейшем? Далее оратор остановился на историческом развитии независимости, на течениях в абсолютизме и феодализме, причем председательствующий постоянно прерывал оратора и просил придерживаться повестки дня. По мнению оратора, закон находится в противоречии с обозначенными в конституции основными правами граждан. Эти права нельзя ограничивать так, чтобы свободы граждан становились иллюзорными и уничтожались. Реакция заходит теперь дальше, чем во времена русских, как раз-таки в ограничении свободы мысли и слова. Если тогда нам приходилось бороться с предварительной цензурой, то теперь эту предварительную цензуру многократно превзошли. Русская цензура приглушала и сужала мысли, препятствовала их выражению, а у нас управление государственной пропаганды предписывает, что следует писать. Председательствующий постоянно прерывает оратора. Далее оратор объясняет, что, если пресса пытается действовать вопреки постановлениям, то даже консорциумы, издающие независимые газеты, подвергаются угрозам и давлению, их лишают права на публикацию, требуют снятия редактора и т.д. Пресса вовсе не та седьмая власть, которой следует оставлять все на ее собственное усмотрение. Мы знаем, что не всякий писака призван своими писаниями решать судьбу народа и государства. Но любое лояльное выражение мысли должно иметь возможность найти дорогу к читателю. Давайте же будем способствовать тому, чтобы наша пресса могла знать правду, чтобы информация была основательной и чтобы журналисты могли правильно отражать то, что полезно и необходимо. По мнению оратора, закон следует убрать из повестки дня, либо передать на комиссию. 145 ИзАВПСССР, ф. 06, on. 2, n. 10, л. 146-151. ("Полпреды сообщают...", с. 291-294.) ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.М. МОЛОТОВА С ПОСЛАННИКОМ ЭСТОНИИ В СССР А.РЕЕМ И ЭСТОНСКИМ ГЕНЕРАЛОМ А.ТРАКСМАА 15 апреля 1940 г. Присутствуют: Тов. Молотов, заместитель народного комиссара иностранных дел тов. Деканозов, полпред СССР в Эстонии тов. Никитин; эстонский посланник в Москве Рей и эстонский генерал Траксмаа. Договариваются заслушать те вопросы, которые имеют поставить эстонцы. Докладывает Рей. Реи говорит, что на первом месте у них стоит вопрос о размещении воинских частей СССР в Эстонии. Эстонское правительство, принимая во внимание оборонные нужды СССР, согласилось уже передать Советскому правительству дополнительно для постройки укрепленных баз остров Оденсхольм. Что касается размещения частей РККА и военно-морского флота СССР на территории Эстонии, то Эстонское правительство, считаясь с оборонными нуждами СССР, готово рассмотреть и предоставить дополнительные участки для военного строительства, а также аэродромов, но Эстонское правительство желало бы, чтобы отдельные войсковые единицы, а равным образом и аэродромы помещались бы в тех местах, кои не слишком людны и не мешают нормальной жизни в населенных районах, как, например, в Таллинне и Гапсале. Эстонцы пойдут навстречу заявлениям советского военного командования и согласны на отвод участков для размещения частей в районе Клога, в районе Поливере и готовы дать участки южнее Гапсалы, с тем чтобы Гапсальский курортный район мог нормально функционировать. Эстонские власти выражают желание, чтобы войсковые части СССР были помещены в таких местах, откуда приходилось бы меньше эвакуировать населения. Так, например, в некоторых местах на острове Эзеле требуется эвакуировать довольно большое количество людей. Третьим вопросом эстонцы ставят необходимость скорейшего разрешения вопроса о почтово-телеграфной конвенции. Четвертый вопрос - закрепление путем обмена нотами порядка въезда и выезда воинских частей, отдельных команд и лиц через эстоно-советскую границу. Пятым вопросом они ставят таможенные вопросы, касающиеся освобождения от досмотра и обложения таможенными сборами воинских грузов, идущих в ведение частей СССР, расположенных в Эстонии. Шестым вопросом эстонцы выдвигают необходимость разработки порядка продвижения воинских частей вне отведенных районов. Седьмым - автотранспортные вопросы, порядок пользования шоссейными дорогами Эстонии и расплата за это использование. Восьмым - санитарные и правовые вопросы, касающиеся норм поведения и ответственности за проступки воинских частей и рабочих батальонов на территории Эстонии. И наконец, эстонцы ставят группу экономических вопросов. К этой группе относятся: 1) возмещение со стороны СССР всех расходов, понесенных эстонскими гражданами, вынужденными эвакуироваться из районов, отведенных под постоянные базы войск СССР, причем эстонцы хотят, чтобы Правительство СССР уплатило не только за имущество, которое оставляет на месте тот или иной эвакуирующийся эстонский гражданин, но возместило бы и все убытки, могущие произойти от потери доходов, которые могли быть получены теми или иными эвакуирующимися гражданами. Например, рыбаки с острова Сааремаа, уезжая, лишаются своего заработка от рыбной ловли, поэтому Эстонское правительство желает, чтобы доходы, которые рыбак имеет в будущем получить, были бы компенсированы ему Советским правител ьством. 2) Эстонское правительство желает, чтобы Советское правительство уплатило ему полную стоимость лесов, которые остаются в местах, занимаемых советскими воинскими частями. Рей 146 добавляет, что в этом вопросе они готовы быть уступчивыми и ограничиться лишь арендными взносами. 3) Рей ставит вопрос о разногласиях по вопросу о так называемой сходной арендной цене. Он говорит, что огульная скидка в 25% с выставленной ими арендной цены является для них непосильной. Они готовы скинуть 10% с выставленной ими цены, и тогда размер арендной платы явился бы для них вполне приемлемым. Закончив с экономическими вопросами, Рей вновь начинает обосновывать необходимость перевода некоторых аэродромов, расположенных внутри страны, как, например, в районе Кудеику, на острова и поближе к военно-морским базам. Рей мотивирует свое желание тем, что внутри страны аэродромы могут быть подвергнуты различного рода нежелательным случайностям и даже провокационным выпадам. Помещение аэродромов в местах менее населенных удобнее будет и для Эстонского и для Советского правительств. Рей упоминает, что два аэродрома уже переведены на острова именно во избежание провокаций. Рей еще раз обосновывает необходимость освобождения Гапсаля как курортного города. Рей говорит, что правительство Эстонии считает целесообразным освободить и город Таллинн от размещения военно-морских сил, ибо появление большого количества советских военных в районе города Таллинна слишком обращает на себя внимание ряда дипломатических представительств, и желательно избежать ненужных разговоров. Эстонское правительство указывает на желательность освобождения Таллинна от различного рода военных управленческих организаций, обслуживающих военно-морскую базу. Рей упоминает о военных складах в Таллинне и военно-морском лазарете. Рей особенно подчеркивает, что целый ряд журналистов, падких до всякого рода сенсаций, распускают всякого рода слухи, которые не полезны ни для эстонцев, ни для Советского Союза. Эстонцы вообще хотят, чтобы меньше было бойцов в Таллинне и Гапсале и чтобы большинство их было переведено в Палдиски. Ставя так вопросы. Рей все время подчеркивает, что они хотят идти навстречу вопросам обороны СССР. Тов. Молотов. Упоминая о желании Эстонского правительства передать в распоряжение СССР остров Оденсхольм, говорит, что эту передачу можно уже оформить соответствующим соглашением. Пожелания эстонцев о разгрузке наиболее населенных мест, таких как Гапсаль и Таллинн, считает правильным. Говорит: "Поскольку Таллинн был местом стоянки воинских частей, временным явлением, мы постараемся его освободить и разместить военно-морские силы в ином месте". Обещает все экономические вопросы в ближайшем будущем рассмотреть и дать на них соответствующий ответ. По вопросу размещения воинских частей необходимо посоветоваться с военными, после чего и можно будет дать соответствующий ответ. Рей. Говорит, что эстонцы в целях разгрузки Таллинна от скопившихся там военно-морских сил и приезжающих частей РККА предполагают проходящие эшелоны, как воинские, так и рабочие батальоны, пропускать, минуя Таллинн - от Юлемисте прямо на Палдиски. Рей указывает, что при отправке красноармейцев с таллиннского вокзала около них всегда крутится масса спекулянтов и подозрительных лиц. Траксмаа. Развертывая карту Эстонии с островами, показывает места, где наиболее удобно разместить советские воинские части, и подчеркивает, что районы на острове Хийумаа наиболее удобны, ибо эвакуация там несложна, придется переселять небольшое количество лиц. Одновременно указывает, что два аэродрома на Хийумаа они желали бы перевести в другое место по просьбе населения, проживающего в этих районах. Тов. Молотов. На первом месте - оборонное дело, но будем решать по существу, учитывая нужды и пожелания эстонцев. Тов. Деканозов. Спрашивает, почему эстонцами задержан вопрос о пропусках для строительных рабочих. Траксмаа. Говорит о желательности сократить свободу движения рабочих по Эстонии, ибо пропускная способность железных дорог Эстонии невелика, и они слишком загрузят железнодорожное движение. Выдвигает необходимость установления для рабочих более строгого режима передвижения. Траксмаа говорит: площади под военное размещение и военное строительство эстонцам не жаль, но эвакуация населения слишком дорого стоит. По подсчету убытков от эвакуации в районе Палдиски работает около 70 человек, и первичные 147 подсчеты показывают, что примерные убытки выражаются в сумме около 2,5 млн. эстонских крон. Траксмаа показывает ряд участков, расположенных по берегам острова Сааремаа, и говорит, что эти участки они легко могут передать, за исключением некоторых пристаней, которые ценны для них, как, например, Ягра-Гавань, там залежи кальцита, и они просят строить наши пристани или севернее, или немного южнее от этих пристаней. Самое трудное место на Сааремаа - это его южная часть, откуда приходится эвакуировать около 300 семей. Траксмаа подчеркивает ценность этого места для эстонцев. С уходом рыбаков отсюда они теряют возможный улов угрей, которые водятся в этом районе в большом количестве. Беседу записал Никитин V \ Из газеты "Piievaleht" (Таллинн) от 18 апреля 1940 г. (пер. с эст.) Политика холодного расчета Из речи министра иностранных дел А.Пийпа в Государственной думе Эстонии от 17 апреля 1940г.: Правительство республики намерено по-прежнему твердо придерживаться политики нейтралитета, которую оно до сих пор проводило во время военных действий в Европе. Мы как малое государство не можем и не хотим вмешиваться в распри между крупными державами, и задачей нашей внешней политики остается, как и раньше, сохранять независимость и политический суверенитет нашего государства, развивая с этой целью дружбу со всеми народами, как в политической, так и в экономической и культурной областях. Поэтому в нашей внешней политике особое место занимает урегулирование отношений с большим восточным соседом, с которым полгода назад мы создали новый базис для прочных отношений, заключив московский пакт о взаимопомощи. Неоднократно наше правительство пользовалось возможностью заявить, что оно намерено выполнять этот пакт лояльно и четко, то же самое мы слышали и в заявлениях правительства нашего партнера по договору, которое так же подчеркивает свою готовность к доверительному выполнению пакта, уважая независимость Эстонского государства и существующий государственный и социально-экономический строй. Мы можем теперь, на основе полугодового опыта, сказать, что проведение в жизнь и дальнейшее развитие московского пакта проходило абсолютно корректно и в духе взаимного доверия и честности. В связи с этим мне приятно указать на ту часть речи председателя Совета народных комиссаров Советского Союза и Народного комиссара иностранных дел Молотова от 30 марта, в которой он подчеркивает, что государственная независимость и политическая самостоятельность Эстонии от московского пакта не пострадали, а наши экономические отношения с Советским Союзом получили заметное развитие. Господин Молотов добавляет, что выполнение договоров с Эстонией, Латвией и Литвой протекает спокойно и создает предпосылки для дальнейшего улучшения отношений между Советским Союзом и этими государствами. Мы со своей стороны можем лишь с удовольствием разделить эти надежды. Понятно, что при создании новых отношений все же возникает ряд практических вопросов, решение и урегулирование которых займет известное время. С этой целью у нас постоянно ведутся переговоры в различных сферах с советским правительством для нахождения четких формулировок, которые позволят урегулировать экономические и юридические взаимоотношения в духе дружеского доверия и взаимных интересов. Мы надеемся, что эти переговоры, происходящие либо в Таллинне, либо, как в настоящее время, в Москве, уже в ближайшее время дадут позитивные результаты по ряду вопросов. В наших отношениях с другими государствами в последнее время не произошло никаких изменений по сравнению с более ранним периодом. В нынешние тяжелые военные времена мы преимущественно заинтересованы остаться на плаву в экономических отношениях и особенно в обеспечении необходимыми товарами. С этой целью мы при необходимости проводим переговоры со всеми воюющими государствами, как с одной, так и с другой стороны (с Германией они завершены, с Великобританией - в стадии организации), и со всеми 148 нейтральными государствами, в настоящее время - с Финляндией. Особый акцент мы делаем на укреплении экономических отношении с Балтийскими государствами. Мы знаем, что и на нас, как и на всех нейтральных государствах, сильно сказывается нынешнее военное время. Из-за перебоев в нашей внешней торговле с Западом, заметны ухудшения в экономической жизни нашего народа, которые нам частично удалось смягчить, укрепив торговые связи с Советским Союзом и Германией. Но все же нашим гражданам должно быть ясно, что в наши дни влияние войны не ограничивается лишь воюющими государствами и что нейтральные государства и те, кто остался в стороне от непосредственных военных действий, как это, к счастью, произошло с нами, ощущают заметное снижение уровня жизни. Наше правительство делает все возможное, чтобы сохранить обычное течение дел, ясно понимая, что в полном объеме это невозможно и мы пытаемся лишь облегчить трудности. Поэтому и граждане, со своей стороны, должны работать с полной отдачей, удовлетворять свои потребности бережливо и рационально и не надеяться при очевидном осложнении положения, только на помощь государства. Чувство ответственности и самосознание граждан - один из признаков и необходимое условие демократического государства не только в области политики, но и в экономической сфере. Само собой разумеется, что граждане должны при этом считаться с реальными возможностями, особенно - с необходимостью внутреннего единства и сохранения существующего порядка. В заключение, несколько слов о нашем отношении к зарубежному миру вообще. Мы видим и слышим, как стремительно развивается ход военных действий. Однако это не должно нас удивлять - идет большая война, в которой неожиданности вполне естественны. Говорят даже, что большая война со всей своей непредсказуемостью еще и не начиналась. Все это, однако, не должно ни в коей мере затрагивать нейтральную позицию нашего народа, я сказал бы даже, нашу доходящую до безразличия уравновешенность, или импарциальность. Мы регулируем наши отношения с другими народами, руководствуясь холодным расчетом, учитывая, в первую очередь, свои интересы и свою безопасность. Наше недавнее прошлое показывает, что такая политика холодного расчета и сдержанность - вернее и лучше всего, с точки зрения нашего народа. Поэтому целью нашей внешней политики и впредь будут всемерное развитие по возможности дружеских отношений со всеми государствами, как в политической, так и в культурной областях, и, таким образом, защита независимости и традиционного уклада нашего государства. Это поможет нам легче преодолеть трудности, которые несет с собой нынешняя война в Европе. Из АВП СССР, ф. 0154, on. 35, я. 49, д. 14, л 203-206. ("Полпреды сообщают...", с. 296-297.) ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.Г.ДЕКАНОЗОВА НАРКОМУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.М.МОЛОТОВУ 7 9 апреля 1940 г. О разногласиях с эстонцами по вопросам установления общих административных правил, регулирующих порядок пребывания на территории Эстонии вооруженных сил СССР В советских предложениях в качестве исходного положения принят принцип взаимного уважения суверенитета, из которого должны вытекать все отдельные конкретные правила, содержащиеся в прилагаемом проекте. Эстонцы, со своей стороны, выдвигают в качестве общего принципа - одностороннее применение в отношении пребывающих на территории Эстонии Вооруженных Сил СССР эстонских законов, узаконении и постановлений по вопросам поддержания порядка и общественной безопасности, за исключением случаев, специально оговоренных соглашением и касающихся внутреннего порядка и дисциплины Вооруженных Сил СССР. 149 По конкретным вопросам, составляющим содержание "Административных правил", разногласия сводятся в основном к нижеследующему: 1. Эстонцы предлагают ограничить лиц, входящих в состав Вооруженных Сил СССР, в правах жительства на эстонской территории, запретив этим лицам проживать вне пределов отведенных Вооруженным Силам СССР постоянных и временных районов, причем в районах временного пребывания не допускают проживания военнослужащих СССР на частных квартирах и вообще - вне специально предоставленных в исключительное пользование Вооруженных Сил СССР помещений. Советские предложения по этому вопросу сводятся к тому, чтобы лицам, входящим в состав Вооруженных Сил СССР, было разрешено проживать в отдельных случаях и вне указанных выше районов при условии, что списки таких лиц будут сообщаться командованием наших сил эстонским властям. Этот вопрос имеет особое значение в связи с проживанием значительного количества военнослужащих СССР и обслуживающего персонала в Таллинне. 2. Эстонцы запрещают отдельным лицам, входящим в состав Вооруженных Сил СССР, вне пределов указанных выше районов передвигаться иначе, чем в порядке особого предварительного соглашения между советским командованием и военным министерством Эстонии и с обязательным получением от соответствующих военных округов Эстонии специальных пропусков. Советские предложения дают возможность отдельным лицам из состава Вооруженных Сил СССР передвигаться вне пределов указанных районов в целях обеспечения управления, материального снабжения и строительного обслуживания вооруженных сил, связывая таких лиц только обязательством получения удостоверения личности от соответствующих учреждений Вооруженных Сил СССР. 3. Эстонцы запрещают лицам, входящим в состав Вооруженных Сил СССР, носить личное оружие вне пределов отведенных этим силам постоянных и временных районов иначе, как только по разрешению, выдаваемому начальником соответствующего военного округа Эстонии. Советские предложения дают возможность в этом случае ношения личного оружия при условии наличия разрешения, выданного советским военным командованием и отмеченного в специальных удостоверениях. 4. Эстонцы обязывают Вооруженные Силы СССР пользоваться при вступлении в частноправовые отношения с гражданами, предприятиями и учреждениями Эстонии посредничеством лиц и учреждений^ уполномоченных на то министерством народного хозяйства Эстонии. Для вступления непосредственно в частно-правовые отношения Вооруженные Силы СССР и организации должны получать специальные разрешения министерства народного хозяйства. Согласно советским предложениям, допускается вступление Вооруженных Сил СССР в частно-правовые отношения с гражданами, предприятиями и учреждениями Эстонии как через министерство народного хозяйства Эстонии или торгпредство СССР, так и непосредственно. Этот пункт имеет значение для обеспечения текущих хозяйственных надобностей отдельных воинских частей (стирка белья, покупка фуража, ремонт хозяйственного инвентаря, мелкооптовые закупки и т.п.). 5. Эстонцы предлагают возложить на Правительство СССР обязательства "по изъявленному желанию Правительства Эстонии отзывать из пределов Эстонии отдельных лиц, входящих в состав Вооруженных Сил СССР и нарушивших на территории Эстонии предписания пакта о взаимопомощи между Эстонией и СССР либо заключенных на его основании соглашений, а также лиц, наказанных в судебном порядке за преступные деяния, признаваемые законами Эстонии преступлениями или тяжкими преступлениями, и лиц, нарушивших правила общественного порядка или благочиния". В советском проекте предлагается отъезд в СССР лиц из состава Вооруженных Сил СССР, если дальнейшее пребывание этих лиц считается эстонскими властями нежелательным, регулировать в дипломатическом порядке. Кроме указанных имеются отдельные сравнительно мелкие и редакционные расхождения между советским и эстонским проектами правил пребывания Вооруженных Сил СССР на территории Эстонии. В.Г.Деканозов 150 Из газеты "Puevaleht" ^Щ^ин^о/",27дйрНгя 1940г. (пер. с эст.) Малые государства и война В течение последних двух лет над малыми государствами прокатилось нечто вроде урагана, часть из них безнадежно разрушена, другая часть тяжко пострадала, и продолжающаяся война не выказывает сейчас и не будет выказывать впредь никакого сострадания к слабым и беззащитным. Все это и позволяет втягивать малые государства в войну. Можно, конечно, найти для этого и иные причины, и они есть, и все же, до тех пор, пока мировые проблемы решаются с применением силы, ни одно малое государство не застраховано от смертельной опасности. Действительно, учитывая накопленный к настоящему времени опыт, не похоже, чтобы малые государства имели хоть какой-то способ или какую-то возможность полностью гарантировать свою безопасность, либо неприкосновенность. Можно заметить, что пострадали те малые государства, которые заключили с подобными себе или большими государствами договоры о защите, как, например, те, кто заключил договоры о ненападении, и те, кто зашел так далеко, чтобы сохранять абсолютный нейтралитет, посчитав договоры о ненападении определением политики невмешательства. В водовороте событий у всех этих попыток обеспечить неприкосновенность результат оказался почти одинаковым - неприкосновенность была нарушена и очень жестоко. Не различалась судьба государств и в зависимости от того, были ли у них внутренние неурядицы или неполадки с соседями. Порой достаточно лишь географического положения государства, чтобы оно стало ареной войны. Положение, в котором продолжают оставаться малые государства, довольно-таки неопределенное. В правовом и политическом отношении пытаются обойтись системой, которая представляет собой смесь невмешательства и обязательств помощи. В то время как подчеркивается необходимость сохранения нейтралитета в конфликте между крупными державами, в известных случаях неизбежно приходится действовать вместе с одними крупными государствами против других. Это относится как к Балканам, так и к Балтийским государствам. На нейтральные государства Западной Европы также в известной мере распространяется ипотека защиты некоторых крупных держав, которая, хотя и не связывает нейтральные государства обязательствами, позволяет включать их в сферу влияния этих держав. Пожалуй, нейтралитета в самом чистом виде сейчас придерживается Швеция - она не взяла на себя ни одного обязательства о помощи, и до сих пор никто не упомянул ее в качестве своего подзащитного. Финляндия находится в несколько ином положеннии, ее нейтралитет ограничен присутствием советской базы, которая, в случае известного военного конфликта, должна действовать совместно с базами, размещенными в Эстонии. В то время как те или другие из пестрого множества малых государств находятся на различных ступенях шкалы нейтралитета, понятию нейтралитета именно в последнее время пытаются придать невиданное доселе наполнение. Если раньше обязательства по нейтралитету главным образом распространялись на официальные акты и действия государственных властей, причем под сенью государственного суверенитета у граждан оставались широкие возможности неискаженно выражать личные убеждения и по-прежнему без помех жить своей жизнью во всех областях, теперь в воюющих государствах стремятся вычленить из личной и общественной жизни "позицию", которая квалифицируется как совместимая или несовместимая с курсом нейтралитета, официально проводимым государством. Особенно пытаются такую "позицию" вычитать из газет, не только из их содержания, но также из размеров шрифта, длины строк и способа расположения статей. В результате этого между государствами уже возникли недоразумения, но понятно, что при углублении подобной тенденции суверенность малых нейтральных государств из-за постоянных вмешательств может превратиться в чистую иллюзию. Крупные нейтральные государства, конечно, отвергают подобные вмешательства во внутренние дела, если такие попытки вообще делаются, что означает, что большие и малые государства, хотя и придерживаются в своей государственной жизни одних и тех же правовых основ нейтралитета, достигают неодинаковых результатов, или, другими словами, дискриминационность международного права в отношении государств зависит от их могущества. 151 Конечно, из-за того, что общественная жизнь нейтральных государств и частная жизнь их граждан превратились в объект пристального внимания воюющих крупных держав и с их стороны чинятся препятствия малым государствам на пути к самовыражению, возникает опасность, что это самовыражение будет сначала серьезно нарушено, а затем парализовано. Пресса постепенно все больше переходит от комментирования событий к их регистрации, причем, правда и ложь (что особенно процветает во время войны) предстают в неразделимой смеси, и по этой причине в широких слоях пропадает доверие к тому, что выдается за отражение реальности, и теряется способность оценивать события. Сопереживание событиям во внешнем мире ослабевает, интерес к политике и политическая мысль угасают. Предприимчивость и бодрость объявляются злом, безразличие - добродетелью. Внешняя политика становится "приоритетом", при том, что всякие внешнеполитические переживания отсутствуют. "Приоритет внешней политики" проявляется лишь в позиции негативизма, постепенно распространяющейся на внутриполитические заявления, что означает насильственное укоренение пассивности. Таким образом, перед всеми малыми нейтральными государствами встает опасность, что они, приняв нейтралитет на новый лад, могут отказаться от наиценнейшей части своей суверенности - способности к политическому реагированию и активности, будучи вынужденными по мере возможностей ограничиться лишь экономической и культурной деятельностью. А свобода политической деятельности, независимость и есть то, чем, по существу, независимое государство отличается от полунезависимого, превосходя по значению внешние атрибуты власти. Дойдя до стадии политического безразличия и потеряв опережающую события движущую силу, общество сможет лишь по инерции волочиться вперед, не реагируя даже и тогда, когда наступит момент, быть может, решающий для его существования. Пассивное общество представляет собой подходящую арену и для всякого рода чужих козней. Живи мы сейчас в сказочные времена, малые государства несомненно пожелали бы такую шапку-невидимку, которая делала бы их невидимыми и неузнаваемыми для больших государств, чтобы из-под этой шапки можно было вылезти только после войны. Ибо воевать малые государства не хотят, и нейтралитет, сопряженный с возможностью быть вовлеченными в войну, при всей своей устойчивости, тоже пустой звук. Если для малых государств высшая цель нейтралитета - это физическое сохранение своего народа, ибо весьма вероятно, что втягивание в войну при современных средствах ее ведения может поставить под угрозу независимость этих государств, то есть, очевидно, и пределы этого нейтралитета, перейдя которые, он может стать опасным для независимости, неся с собой моральное удушье и угасание политической силы. Ведь сохранение независимости - это не просто физическое сохранение определенного числа людей, но физическое сохранение людей с известными политическими идеалами и жаждой деятельности. Ни одно из условий независимости - ни физическую массу, ни способность к политическому реагированию - нельзя недооценивать. В конце концов, векторы их воздействия не всегда направлены параллельно, но где-то пересекутся, и тогда значимость частей - что первично и что вторично - может измениться. Нужно уметь предугадать наступление этого пересечения и заранее подумать о том, как его п редотвратить. При нынешней войне никто не знает, сколько она будет продолжаться и какие испытания принесет с собой. Поэтому не может никто и сказать заранее, что именно из менее важного можно выбросить за борт, чтобы спасти значительное. В конце, концов, именно то, что мы выбросим, может пригодиться. Поэтому каждому малому народу было бы лучше всеми силами сохранять духовное единство. Если же строгий нейтралитет начнет мешать обычным жизненным проявлениям, следует найти более тонкие и интимные средства для сохранения бодрости политического духа. И эти средства найдутся. 152 ШАNoСССР,ф.д6,<"п,^фШ^л,^^^^^^^^ [\i]^::. [:] : [1] [1] ,: - ("Полпреды сообщают.,.", С.307-31Л)[:1]. ':' "[11], " f^:" ^ [:7]^ []yw^ ' [1] "зд [11] [;]' [:::]: [1:] ' [\].[1]^[1] ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.М. МОЛОТОВА С ПОСЛАННИКОМ ЭСТОНИИ В СССР А.РЕЕМ И ГЕНЕРАЛОМ А.ТРАКСМАА 28 апреля 1940 г. Посланник начал с заявления, что в переговорах с нашими военными достигнуто соглашение по ряду пунктов о дислокации советских гарнизонов в Эстонии, однако в этом вопросе имеются расхождения, они сводятся к следующему: 1. В районе пункта Кейгусте первоначальная заявка военных на земельный участок сводилась к 1180 га. Теперь предъявлено заявление на дополнительную площадь, она в итоге составляет 2200 га. Трудность реализации этого со стороны эстонцев заключается в том, что предстоит эвакуировать около 80 крестьянских дворов. 2. В отношении Куресаре наши желания сводятся к тому, чтобы в этом пункте оставить только оперативный аэродром, а остальную занимаемую площадь, например под стрельбища, переместить в другое место. 3. Ваше требование об отводе на острове Сааремаа (Эзель) участков для 11 аэродромов трудно выполнимо по тем же соображениям эвакуации населения. Поэтому мы просим вместо 11 аэродромов ограничиться отведением участков для 8 аэродромов. На острове Хийумаа (Даго) ваши требования сводятся к предоставлению участков для 6 аэродромов, мы просим ограничиться 4 аэродромами. 4. Далее посланник говорит о просьбе Эстонского правительства оставить за эстонцами те 6 маяков, на отводе которых настаивают морские власти Советского Союза. 5. Представители советского морского командования, говорит Рей, настаивают на том, чтобы рыбная ловля эстонскими рыбаками в районе участков, отведенных под базы на островах, производилась не ближе 2 миль (3,5 км) от береговой полосы. Эстонская сторона просит признать право рыбной ловли на расстоянии полкилометра от береговой полосы. 6. Рей просит освободить гавань Менту, оставив ее за рыбаками, сократив тем самым на несколько сотен метров площадь, занимаемую морской базой в этом районе. 7. В Паписсаре, также отошедшем под участок морской базы, строятся два эстонских деревянных судна (парусника), стоимость которых выразится, приблизительно, в сумме 400 тыс. крон. Морские власти СССР дали слишком короткий срок для того, чтобы закончить постройку этих судов. Наша просьба сводится к тому, чтобы удлинить этот срок или выкупить строящиеся суда. 8. В районе Палдиски претензия военных сводится к дополнительному отведению площади в размере 1500 га для соединения советских войск, расквартированных в районе Палдиски с аэродромом, находящимся в Клоога, чтобы образовать единое целое. Эстонская сторона не может согласиться с этим и просит оставить аэродром на старом месте, то есть несколько восточнее озера Клоога. 9. Следующим важным расхождением невоенного характера является вопрос об арендном соглашении. Просьба эстонцев сводится к тому, чтобы Советское правительство приняло на себя 75% расходов по эвакуации населения из районов, отводимых под базы и аэродромы, тогда как Нарком внешторг принимает на себя возмещение только 25%. 10. Далее Рей говорит, что эстонская сторона хотела бы установить контрольные пункты в местах сообщения с нашими базами на материке и при сообщении с островами. Тов. Молотов заявил, что советская сторона пошла навстречу эстонцам в их политических интересах и вывела свои военные части почти из всех внутренних районов Эстонии, поэтому эстонцы, в свою очередь, должны быть более уступчивыми. Эстонское правительство, продолжает тов. Молотов, не участвует в наших расходах по военному строительству, несмотря на пакт о взаимопомощи. Этого мы и не требуем от Эстонского правительства. Однако благодаря пакту Эстония избегла возможности быть вовлеченной в войну. Это обстоятельство следовало бы учесть при переговорах по арендному соглашению. 153 Pen сказал, что эстонцы многое теряют вследствие эвакуации населения и многие эвакуируемые не найдут себе работы. В этом он видит еще одно своеобразное участие эстонцев в расходах по реализации пакта. Тов. Молотов отвечает, что эти доводы эстонцев не основательны, поскольку мы можем предоставить таким гражданам работу на нашем военном строительстве. Реи говорит, что вопрос об арендном соглашении очень трудный, чтобы можно было достигнуть полного согласия, и вносит предложение продать арендуемые строения Советскому правительству, оценочная сумма которых равна приблизительно 4 млн. крон. Улыбаясь, тов. Молотов замечает, что крон больше у эстонцев, чем у нас. Однако, добавляет тов. Молотов, ваше предложение заслуживает того, чтобы его обсудить. Мы подумаем. Расширение земельного участка в пункте Кейгусте, продолжает далее тов. Молотов, военные основывают по стратегическим соображениям. Мы учитываем экономические трудности в этом вопросе для эстонцев, но теперь более тревожная и несколько иная обстановка, чем это имело место осенью прошлого года, когда первоначально намечался этот участок. Зона войны расширилась. Германия заняла Данию и Норвегию, обхаживает Швецию. Поэтому надо считаться не только с экономическими трудностями, но и с военными интересами. Политические интересы эстонцев мы учитываем, однако надо учитывать и интересы военные. В сегодняшних условиях стратегические интересы занимают первое место, и эстонцы должны это учитывать, уступив просьбе наших военных о расширении базы в районе Кейгуста. В районе Куресара, имеющем курортное значение, я полагал бы возможным пойти навстречу. Я выясню с военными вопрос о возможности ограничения наших заявок в этом районе. Далее тов. Молотов говорит, что было бы хорошо окончательно договориться об отводе участков под аэродромы, а именно: оставить на острове Эзель 10 и на острове Даго 5 аэродромов. Рей и Траксмаа с трудом соглашаются. Что касается гавани в пункте Менту, то, учитывая важность его стратегического значения, полагал бы возможным уступить в этом вопросе нашим военным. Было бы целесообразнее перенести гавань в другое место. Рей выражает свое согласие, но просит помочь им построить гавань в другом месте. Тов. Молотов отвечает, что в этом деле мы можем помочь эстонцам. Над решением вопроса о находящихся в стройке двух деревянных судах, говорит тов. Молотов, мы подумаем. Далее тов. Молотов говорит, что я просил бы уступить нашим военным в вопросе о перенесении аэродрома, находящегося у озера Клоога, в район Палдиски, чтобы тем самым соединить находящиеся там войсковые части в одно целое. На это Рей заявляет, что эстонская сторона пойдет навстречу этой просьбе Советского правительства, но просит взамен этого отказаться от пункта Сууркуля. Тов. Молотов отвечает, что он выяснит у военных возможность освобождения пункта Сууркуля. Далее тов. Молотов говорит, что по вопросу о рыбной ловле надо согласиться с моряками. Если же кое-где, в менее важных участках, будет возможность разрешить ловлю угрей, то мы пересмотрим этот вопрос. Траксмаа на это сказал, что если вы не идете нам навстречу в предоставлении права рыбной ловли рыбакам, то компенсируйте нам. В ответ тов. Молотов заметил, что стратегические интересы есть обоюдные, а не только советские. Далее тов. Молотов говорит, что он удивлен тому, что эстонцы так неохотно идут нам навстречу в вопросе о маяках. Мы берем на себя полную ответственность за их обслуживание. Оставление маяков в стороне от баз, расположенных на их территории, не вяжется с существованием последних. Мы предлагаем заключить с вами на этот предмет специальное соглашение. Наши моряки обязаны будут давать эстонским властям все, что требуется от работы маяков. Рей отвечает, что он хорошо не знает мотивов своего правительства, отстаивающего точку зрения сохранения маяков в управлении Эстонии, но предложение о заключении особого соглашения о них он незамедлительно передаст своему правительству. 154 Переходя к вопросу об арендном соглашении, тов. Молотов сказал, что согласие, данное тов. Микояном на возмещение расходов по эвакуации населения в размере 25%, должно вполне удовлетворить эстонскую сторону. Ведь эстонцы получают еще арендную плату. Можно было бы легко Эстонскому правительству освободиться от значительной части расходов по (%) эвакуации, если бы оно национализировало эти участки. От этого Эстония как государство только выиграла бы. У меня, продолжает тов. Молотов, создалось впечатление, что в вопросе об установлении контрольных пунктов у наших баз вы хотите создать какой-то кордон, полосу отчуждения, закрывающую всяческую возможность сношения наших строительных рабочих с другими местностями Эстонии. Я согласен, чтобы в этом деле существовал определенный порядок, но зачем осложнять это крайним формализмом. Я не знаю, есть ли какие-нибудь недоразумения на этой почве. Вызывается ли практической необходимостью установление контрольных пунктов? Рей заявляет, что эстонцы не хотят, чтобы рабочие наводняли Таллинн. На это тов. Молотов отвечает, что в отношении Таллинна, договорившись, можно сделать какое-либо ограничение, скажем, не будем давать многочисленных пропусков. Мы не будем возражать против предложения эстонцев, чтобы движение строителей в наши базы происходило через определенные пункты. Я хотел бы затронуть, говорит далее тов. Молотов, вопрос о контингентах. Вы прямо не говорите об этом, но косвенно этот вопрос затрагивается при переговорах по другим вопросам. Прошу сообщить пожелания эстонцев в этом вопросе. Рей говорит, что следовало бы договориться о включении моряков, находящихся на береговых укреплениях, в состав контингента. На это тов. Молотов отвечает, что контингент советских войск определен в Эстонии для охраны морских баз и аэродромов. Поэтому будет неправильным и противоречащим прямому назначению Пакта о взаимопомощи, если персонал аэродромов и баз с их береговыми укреплениями включить в контингент наземных войск. Тем более диким представляется вопрос о включении в контингент войск обслуживающего персонала, как-то: парикмахеров, продавцов и т.п. Мы сообщим примерное количество обслуживающего персонала, но он должен выйти за пределы контингента войск. В расширительном толковании контингента войск особенно изощряются латыши. Нам в скором времени придется иметь с ними по этому вопросу серьезную беседу. Рей ответил, что эстонская сторона уже сняла этот вопрос, но желательно только установить лимит строительных батальонов и строительных рабочих. Заявление советской стороны о том, что строительные батальоны и строительные рабочие находятся в Эстонии временно, лишь для военного строительства, нас удовлетворяет и тем самым вопрос о контингентах в связи с этим отпадает. В заключение тов. Молотов сказал, что мы, наконец, договорились и надо ускорить оформление этих вопросов. Я прошу Вас известить Эстонское правительство о нашем мнении о маяках, заявил тов. Молотов. Далее мы хотим подписать одно соглашение по военным вопросам, а не два, как это предлагаете Вы, ибо это соглашение должно явиться соглашением одного правительства с другим, а не отдельных ведомств. Мы согласны, чтобы в соглашении последовательно излагался вопрос о наземных, воздушных и морских вопросах. Рей еще раз просит пойти им навстречу в вопросе об освобождении Сууркуля и принять участие в расходах по эвакуации населения в размере 50%. Тов. Молотов отклоняет последнюю просьбу Рея, обещая выяснить более подробно вопрос о пункте Сууркуля. На этом беседа заканчивается. На беседе присутствовали тов. Деканозов и Никитин. Беседу записал Лысяк 155 Из газеты "Paevaleht" (Таллинн) от 3 мая 1940 г. (пер. с эст.) fJ ^ Из речи генерала И.Ландонера на параде вооруженных сил и Каитселийта по случаю годовщины Креста Свободы Я сознательно заявляю, что очевидна готовность к взаимному уничтожению, поскольку, хотя война продолжается уже девять месяцев, однако прямая борьба на территории воюющих держав еще не началась. Как и когда эта борьба начнется и чем закончится, нам неизвестно. Однако война уже сильно затронула некоторые малые и средние государства, и одно из них уже повержено. Положение таково, что малые государства могут оказаться втянутыми в войну почти полностью против своей воли, невзирая на их твердое желание остаться в стороне. Ни одно малое государство, при наличии современной бесконечно мощной и дорогой военной техники, само по себе не обладает такими силами, чтобы сравниться с необъятной мощью военных сил крупных держав. Мы не хотим войны. Мы от нее ничего не выиграем, но зато можем очень многое потерять. До сих пор нам удавалось оставаться в стороне от войны, и мы хотели бы этого и в будущем. Мы заключили со своим восточным соседом - Советским Союзом - пакт о взаимопомощи. Мы честно выполняем этот договор и хотим неукоснительно делать это и в будущем. И самое важное - мы знаем, что наш большой партнер по договору также намерен неукоснительно придерживаться договора. По этой причине нас не так-то просто втянуть в войну. Но мы и сами должны быть в постоянной готовности, чтобы в случае необходимости защитить свое государство, свой народ, само свое существование. И мы сделаем это так же твердо и отважно, как во время Освободительной войны. Нынешнее трудное военное время требует от нас предельной осторожности. Мы сделали все возможное, чтобы не оказаться втянутыми в войну. Но мы не боимся войны и должны быть готовы к тому, чтобы в случае необходимости отважно обороняться, что и будет сделано. Из АВП СССР, ф. ОЗа - Эстония, д. 025. ("Полпреды сообщают.,.", с. 314-316.) [:] , ., [11]." л-^^^,^ - -: [ll]"[l:].'[:::]S[S!r!\].[::i]|[l]: [:1]. ПИСЬМО ПОСЛАННИКА ЭСТОНИИ В СССР А.РЕЯ ЗАМЕСТИТЕЛЮ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.Г.ДЕКАНОЗОВУ 4 мая 1940г. Господин заместитель Народного Комиссара иностранных дел, Имею честь уведомить Вас, что Правительство Эстонской Республики согласно на установление указанного ниже порядка следования в Эстонию и возвращения в СССР войсковых соединений, частей, команд и отдельных лиц, входящих в состав Вооруженных Сил СССР, пребывающих на территории Эстонии согласно Пакту о взаимопомощи от 28 сентября 1939 г., а также групп строительных рабочих и лиц инженерно-технического персонала: 1. О предстоящем следовании в Эстонию войсковых соединений, частей и команд Вооруженных Сил СССР Военное министерство Эстонии письменно уведомляется командованием стрелкового корпуса РККА или командованием Балтийской военно-морской базы в Эстонии. Военное министерство Эстонии уведомляется о предстоящем следовании в Эстонию или из Эстонии войсковых соединений, частей или команд независимо от того, следуют ли они сухопутным, морским или воздушным путем, кроме случаев следования судов Военно-Морского Флота СССР. 2. Переход войсковыми соединениями, частями и командами Вооруженных Сил СССР советско-эстонской границы происходит по специальным удостоверениям с фотокарточками (формы NoNo 1, 2, 3, 4, 5 и 6), выдаваемым на имя лиц, возглавляющих данное соединение, Кайтселийт - добровольная военизированная организация в Эстонской республике, основанная в 1918 г. - Прим. сост. 156 часть или команду. Эти удостоверения подписываются в СССР командованием Ленинградского военного округа или командованием Краснознаменного Балтийского флота и в отдельных случаях Народным комиссариатом обороны СССР или Народным комиссариатом Военно-морского Флота СССР, а на территории Эстонской Республики - Командованием соединений РККА или командованием баз Краснознаменного Балтийского флота. Указанные выше удостоверения при следовании соединений и частей через советско-зстонскую границу предъявляются эстонским пограничным властям для отметки о прибытии в Эстонию или о выбытии из Эстонии. 3. Индивидуальный въезд в Эстонию и возвращение в СССР лиц, входящих в состав Вооруженных Сил СССР в Эстонии или командируемых в состав соединений и частей СССР в Эстонии, осуществляется по специальным удостоверениям с фотокарточками (формы NoNo 7, 8, 9), выдаваемым ведомствами и командованием, указанными выше, в п. 2. Эти удостоверения в необходимых случаях могут выдаваться для одновременного въезда в Эстонию и возвращения в СССР или для выезда из Эстонии и возвращения в Эстонию. При следовании лиц, указанных в настоящем пункте, через советско-эстонскую границу, их удостоверения предъявляются эстонским пограничным властям для отметки о прибытии в Эстонию или о выбытии из Эстонии. 4. Представители старшего и высшего командного и начальствующего состава (начиная от капитана, капитана 3-го ранга (во флоте), старшего политрука и выше), командируемые со специальными поручениями в войсковые соединения и части СССР на территории Эстонской Республики, следуют в Эстонию и из Эстонии по специальным удостоверениям с фотокарточками (форма No 10), выдаваемым Народным комиссариатом иностранных дел для многократного перехода границы - сроком до 6 месяцев, на которые Эстонская миссия в Москве накладывает дипломатические визы. Число таких одновременно действующих удостоверений не должно превышать 15. 5. Военные фельдъегери, имеющие своей задачей обслуживать связь с войсковыми соединениями и частями СССР на территории Эстонии, следуют в Эстонию и из Эстонии по специальным удостоверениям с фотокарточками (форма No 11), выдаваемым Народным комиссариатом обороны СССР и Народным комиссариатом Военно-Морского Флота СССР для многократного перехода границы сроком до 3 месяцев и бесплатно визируемым Народным комиссариатом иностранных дел СССР и Эстонской миссией в Москве. 6. В исключительных случаях отдельные лица, входящие в состав Вооруженных Сил СССР или командируемые в состав этих сил, пропускаются и через эстонско-латвийскую границу но специальным удостоверениям, выданным в соответствии с порядком, предусмотренным в п. 3. 7. При групповом следовании строительных рабочих в Эстонию в районы военного и военно-морского строительства СССР и из Эстонии эти рабочие пропускаются по командировочным удостоверениям с фотокарточками (формы NoNo 12, 13), выдаваемым на имя лица, возглавляющего группу рабочих, и подписываемым при следовании в Эстонию -Народным комиссариатом Военно-морского Флота СССР, штабом Краснознаменного Балтийского флота СССР, Народным комиссариатом обороны СССР или Народным комиссариатом по строительству СССР, а при возвращении в СССР - находящимися в Эстонии строительным отделом Народного комиссариата Военно-морского Флота, Управлением по строительству Народного комиссариата по строительству или Строительным управлением Народного комиссариата обороны. В исключительных случаях (срочные командировки, болезнь, отзыв) при следовании в Эстонию и из Эстонии отдельных строительных рабочих или, в изъятие п. 8 настоящей ноты, лиц инженерно-технического персонала они пропускаются через границу по индивидуальным удостоверениям (формы No 14 и 15), выдаваемым указанными в п. 7 учреждениями. При следовании лиц, указанных в настоящем пункте, через эстонско-советскую границу их удостоверения предъявляются эстонским пограничным властям для отметки на них о прибытии или о выбытии. 8. Индивидуальный въезд инженерно-технического персонала, а в отдельных случаях и квалифицированных рабочих, следующих в Эстонию в районы военного и военно-морского строительства СССР, и выезд этих лиц из Эстонии производятся по обычным заграничным паспортам, визируемым в СССР - Эстонской миссией в Москве, а в Эстонии -соответственными эстонскими властями. 157 9. Указанные выше удостоверения действительны для передвижения от границы Эстонии до отведенных для Вооруженных Сил СССР участков и районов временного их размещения или обратно, по прямому маршруту и в течение времени, необходимого для проследования по этому маршруту в нормальном порядке. 10. Отдельные лица, входящие в состав Вооруженных Сил СССР, подчиняются при переезде границы Эстонии обычному таможенному контролю эстонских таможенных властей. Таможенному контролю не подлежат опечатанные сургучной печатью или пломбой пакеты весом не более 16 кг, ввозимые и вывозимые военными фельдъегерями. 11. Правила перехода границы, указанные в пп. 2, 3, 4, 5 настоящей ноты, не распространяются на случаи передвижения морским путем соединений, частей, команд и отдельных военнослужащих Краснознаменного Балтийского флота, следующих к военно-морским базам СССР на территории Эстонии и обратно. 12. Изложенный выше порядок перехода эстонско-советской границы вступает в силу с сего числа, причем начиная с 15 мая 1940 г. войсковые соединения, части, команды и отдельные лица, входящие в состав Вооруженных Сил СССР, расположенных на территории Эстонии, а равно группы строительных рабочих и лица инженерно-технического персонала следуют лишь по удостоверениям, предусмотренным в настоящей ноте. Примите, Господин Народный Комиссар, уверения в моем высоком к Вам уважении. А.Рей Из Государственного архиваЭстонии, ф. 495, on. It, ед.хр. 51, с.104-107. ("Baasidelepingustannektsioonini,..", Ik. 104-106. (пер. сэст.)) ПИСЬМО МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ЭСТОНИИ А.ПИЙПА ПОСЛАННИКУ ЭСТОНИИ В МОСКВЕ А.РЕЮ 11 мая 1940г. Подробнее о здешних мнениях Вам расскажет Оянсоон, который принимал участие в совещании президента и соответствующих министров и послужит посредником. Я же коснусь в целом некоторых наиболее важных сфер. В первую очередь отмечу, что мы абсолютно удовлетворены манерой Вашей деятельности в Москве, поэтому благодарю Вас за царящие во всем спокойствие, достоинство и дружелюбие. В то же время мы отдаем себе отчет об обстановке, которая заставляет нас максимально идти навстречу жизненно важным требованиям нашего партнера. При этом мы надеемся, что партнер понимает наши нужды и считает для себя обязательным уважение базовых положений пакта на той основе, которая подразумевает уважение суверенитета Эстонии и сохранение полной независимости страны и существующего социального устройства. Другими словами, мы считаем, что предложенный Сталиным путь развития отношений Эстонии и Советского Союза как новая форма сотрудничества большого и малого государства, основанная на принципе взаимного равноправия и взаимоуважения, является реальностью в то время, как в Квропе действует мораль другого рода и малые государства осознают себя лишь средствами достижения чужих интересов. <...> Несомненно, главный тезис Сталина заключается в том, что лучшим средством для установления дружелюбной атмосферы в отношениях народов Восточной Европы является развитие и поддержание мирного сотрудничества. Исходя из данной философской оценки положения, мы в своих замечаниях добиваемся не ограничения стратегического положения Советского Союза, в благополучии которого мы сами заинтересованы и в силу принципа взаимопомощи, и в свете будущих событий в Европе, а, как в глазах внешнего мира, так и по единодушному расположению нашего народа, нерушимости независимости Эстонии. Новые соглашения предназначаются не для того, чтобы нанести нам ущерб и предъявить дополнительные требования, которых не содержится в пакте - этом нашем новом завете, а для того, чтобы установить твердые и конкретные правила сотрудничества, удовлетворительное содержание которых было выработано в результате опыта нашего более чем полугодового сосуществования. 158 Поэтому мы не хотим фиксировать новые соглашения, особенно в военных вопросах, в виде новых международных договоров, которые требуют ратификации и тем самым приобретают ту же силу, что и пакт, мы хотим сохранить морально-философские основы пакта и не желали бы, чтобы рядом с ним возникал другой равнозначный документ. Тогда в случае сомнений у нас будет возможность опираться на главный акт, в создании которого, как своими идеями, так и лично, принимало участие высшее руководство Советского Союза, в первую очередь, сам Сталин. Новое же соглашение представляет собой отшлифованные правила проведения пакта в жизнь, выполненные специалистами. Отсюда следует наш первый императив: военное соглашение является новым исправленным изданием Таллиннских протоколов, техническим распоряжением правительства, которое действует в рамках пакта и не требует ратификации. Таково же и желание президента. Соответственно, мы хотели бы, чтобы во введении к военному соглашению было отмечено, что оно предназначено "для проведения в жизнь пакта". <...> Что касается прочих дел, то по прежнему оставляем за Вами право на полную свободу действий. Если какие-то кардинальные вопросы потребуют Вашего приезда в Таллинн, заранее с ним согласны, но так, чтобы это не повлекло обострения наших проблем. Надеемся на благоразумие нашего посольства. В любом случае не хотелось бы допускать безосновательного промедления. Чем раньше мы достигнем соглашения, тем лучше, даже если придется принести для этого жертвы. На Западе, как я услышал из Берлина, начата большая война, в которой разыгрываются крупные карты. Может быть, даже все поставлено на одну карту. Что из этого выйдет, не знаю. Мы должны сохранять спокойствие, четкие отношения, и не допускать, чтобы развитие событий накладывало отпечаток на ведущиеся переговоры. Горячие приветствия Вам и всем остальным. Из АВП СССР, ф. 06, on. 2, n.2, д. 13, л ^122-IW ("Полпреды сообм<ада/я...",с.^7-^/&^ ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.М.МОЛОТОВА С ПОСЛАННИКОМ ЭСТОНИИ В СССР А.РЕЕМ И ГЕНЕРАЛОМ А.ТРАКСМАА 11 мая 1940 г. Рей вместе с генералом Траксмаа были мною вызваны 11-го сего мая для урегулирования разногласий по вопросам отвода земельных участков для размещения военных сил СССР в Эстонии. Из всех разногласий мною были взяты несколько основных: 1) О сроке, на который должно быть заключено настоящее соглашение. 2) О приобретении СССР жилых домов, хозяйственных построек и лесов на участках, отводимых Вооруженным Силам СССР, в длительное пользование. 3)0 праве командного состава СССР нанимать квартиры для своих семей вне гарнизонов и военных участков. 4) Об определении максимальной численности аэропланов и гидропланов на территории Эстонской Республики. 5) Об определении численности людского состава по береговой обороне и 6) О пребывании административных властей Эстонии на территории участков, отводимых Вооруженным Силам СССР до момента полной эвакуации эстонского населения с этих участков. В начале разговора мною было указано, что переговоры по заключению соглашения слишком затянулись, в то время как развертывающиеся на мировой арене события требуют скорейшего их окончания. Рей пытался доказать, что, хотя переговоры и затянулись, строительство военных объектов в Эстонии идет своим чередом и затяжка переговоров на ходе дела не отразилась. Ему было указано, что в действительности дело обстоит не так и что задержка в отводе земельных участков означает затяжку строительства. По вопросу о сроке, на который должно быть заключено настоящее соглашение, мною было указано, что соглашение должно быть заключено на срок действия пакта от 28 сентября 1939 г., 159 ссылка эстонцев на конфиденциальный протокол в данном случае не должна иметь места. Было указано, что в этом вопросе должна быть полная ясность. Рей и Траксмаа с этим согласились. Что касается покупки недвижимостей и лесов на участках, отводимых под постоянное базирование войск СССР, эстонцам было заявлено, что сейчас, когда мировые события развиваются слишком быстро, мы не хотели бы себя загромождать закупками. Нам необходимо в первую очередь разрешить основные вопросы, а впоследствии, когда мы немного разгрузимся от основных дел, мы, возможно, займемся покупкой домов и лесов. Сейчас же целесообразнее ограничиться уплатой аренды. По вопросу о праве командного состава нанимать для своих семейств квартиры вне расположения воинских частей эстонцам было указано, что этот вопрос целесообразнее не -записывать в соглашение, мы хотим, чтобы и эстонцы его не поднимали, ибо мы совершенно не заинтересованы в том, чтобы семьи командного состава расселялись далеко от военных гарнизонов. Требование эстонцев установить максимальную численность аэропланов и гидропланов, имеющих быть размещенными на территории Эстонии, мною отклонено, но сообщено, что Советское военное командование устно об этом будет уведомлять Военное Министерство Эстонии. Отклонено как не соответствующее пакту требование Эстонии об определении численного состава войск береговой обороны. По вопросу оставления представителей эстонской администрации на отводимых Вооруженным Силам СССР участках до момента окончания эвакуации эстонского населения с этих участков указано, что лицо, оставляемое эстонцами на участке, не может обеспечить большую сохранность оставляемого на участке имущества, нежели страна, взявшая на себя определенные обязательства по договору, а потому пребывание их на таковых местах нецелесообразно. По всем остальным вопросам эстонцам было заявлено, что при разрешении таковых интересы обороны не должны быть подчиняемы частнохозяйственным интересам и при решении их следует исходить из необходимости обеспечения безопасности границ. Было указано, что с организацией охраны безопасности границ необходимо торопиться, ибо мировые события в Норвегии и других местах лишь подтверждают это. В заключение было выражено пожелание закончить соглашение по размещению войск на территории Эстонии не позднее 13 мая 1940 г. На приеме присутствовали: Зам. наркома иностранных дел тов. Деканозов, Полпред СССР в Эстонии тов. К.Никитин и Зам. Зав. Правовым Отделом тов. Павлов. Записал К.Никитин Из Государственного архиваЭстон1Ш^ф^^5,^п.Н,едщ).Л1, с. 103-lftl. ("1940.aasta Eestis. Vokumentejti mo^/Tafe,", JW^e^ <^ /fe 65-67, (пер. с ясиь^ ПОСЛАННИК ЭСТОНИИ В МОСКВЕ А.РЕЙ МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ А.ПИЙПУ Копия Москва, 13 мая 1940 года Секретно Господину министру иностранных дел Пожелание Президента и Правительства республики, чтобы из соглашения о военной дислокации была исключена статья, стимулирующая ратификацию, оказалось, к сожалению, невыполнимым по следующим причинам. См. ниже ст. 21 Соглашения между правительством Союза ССР и правительством Эстонской Республики. - Прим. сост. 160 Хотя тон переговоров до конца оставался корректным и дружественным, мы все же, отстаивая свои позиции, дошли до той грани, где лук больше натягивать нельзя. После того, как на протяжении некоторого времени (примерно между 1-10 мая) русские, похоже, не особенно спешили с окончанием наших переговоров, нас внезапно позавчера вечером (в субботу, 11 мая) вызвали в Кремль к Молотову, где в ходе полуторачасовой беседы обсуждались нерешенные вопросы (в части соглашения о дислокации). Молотов сказал, подытоживая вкратце: все эти вопросы сравнительно мало значат, а мы тратим на них время в тот момент, когда на Западе развиваются очень большие и важные события; мы не можем больше тянуть, а должны незамедлительно завершить переговоры. Он потребовал, чтобы к 13 мая соглашение было готово так, чтобы его можно было подписать. Мы не сомневаемся, что под влиянием событий в Голландии и Бельгии Кремль решил незамедлительно завершить переговоры с нами. Там же мы договорились, что еще в тот же вечер обсудим программу соглашения у Деканозова. Взвесив предварительно дома свои позиции и тактику, мы пошли в 11 часов вечера в Наркоминдел. Обсуждение длилось три часа (с 12 до 3) и было очень упорным. По поводу незначительных деталей мы согласовали еще кое-какие поправки, но там, где речь шла о мало-мальски существенном вопросе, там русские были непоколебимы, как скала. Особенно трудно было со всеми теми пунктами, которые касались обязательства русских что-то платить, компенсировать и т. д. Положение, сложившееся в результате длительных споров таково, что, по нашему убеждению, нет ни малейшего шанса на то, чтобы Россия согласилась с нашими предложениями исключить касающийся ратификации параграф и заключить данный договор каким-либо "техническим распоряжением правительства, не требующим ратификации". Попутно не могу не отметить, что для нас всех остается неясным, как это было бы возможно в соответствии с законом о ратификации иностранных договоров. Поэтому нам было и весьма трудно отстаивать это предложение в ходе дискуссии. Ведь наши противники достаточно умные и ловкие люди, с которыми трудно спорить, если не чувствуешь у себя под ногами твердой почвы. Ясно, однако, то, что как только бы мы сейчас неожиданно сделали предложение исключить из программы самого важного договора положение о ратификации, мы бы тем самым снова возбудили у русских то известное недоверие и сомнение по отношению к нашим подспудным мыслям, которое неоднократно проявлялось на последних переговорах. Этого достаточно, чтобы заставить русских еще тверже настаивать на сохранении положения о ратификации, и нет сомнения, что в конце концов мы все-таки будем вынуждены капитулировать. Вы ведь прекрасно знаете, что мы не можем встать из-за стола переговоров и сказать: мы такой договор не подпишем. Мы не можем по примеру Таннера и Паасикиви прервать переговоры и уехать из Москвы. Мы должны заключить договор, и единственное, что мы при этом можем сделать, это "спасти, что можно спасти". А что невозможно "спасти", с тем надо примириться как с неизбежностью. Если же нет ни малейшего сомнения, что русские ни при каких условиях не отступятся от требования положения о ратификации, и безрезультатность подобного внесенного нами предложения можно четко предвидеть, как можно предвидеть лунные и солнечные затмения, то верно и то, что это предложение не может принести никакой пользы, но наверняка в большей или меньшей степени причинит нам вред (постольку, поскольку оно нарушит атмосферу доверия между нами, от которой сейчас так страшно много зависит в наших отношениях с Россией). По этим соображениям, мы все единодушно сочли, что в сложившейся обстановке мы бы прямо нанесли ущерб интересам эстонского народа и государства, если бы стали еще на этой стадии переговоров требовать исключения положения о ратификации. Сегодня днем генерал Траксмаа встречался с Локтионовым, чтобы окончательно договориться о сроках эвакуации. Мы ждем, что поздно вечером нас вызовут в Наркоминдел для просмотра окончательного текста соглашения. О других делах сейчас писать некогда. С уважением, А. Реи Посланник 161 Из АВП СССР, ф. ОЗа - Эстония, д. 026. ("Полпреды сообщают...", с. 319-325.) СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ СОЮЗА ССР И ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ЭСТОНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ об отводе земельных участков для строительства военно-морских баз, военных городков, базовых и оперативно-учебных аэродромов, для устройства танковых, артиллерийских и авиационных полигонов, учебных полей, стрельбищ, установки береговых батарей и по другим вопросам, связанным с нахождением наземных, воздушных и военно-морских сил СССР в Эстонии 15 мая 1940г. В соответствии с Пактом о взаимопомощи между СССР и Эстонской Республикой, заключенным 28 сентября 1939 г., нижеподписавшиеся Уполномоченные Правительств: СССР, с одной стороны, и Эстонской Республики - с другой, от имени своих Правительств, в целях отвода земельных участков для нужд Советских Вооруженных Сил на территории Эстонии и урегулирования связанных с этим вопросов, согласились о следующем: Статья 1 Для создания военно-морских баз и военных аэродромов, а также для расквартирования предназначенных для их охраны наземных и воздушных сил СССР в Эстонии, обеспечения боевой подготовки этих сил и создания надежной обороны морских и сухопутных границ Договаривающихся Сторон, и в частности побережья Балтийского моря. Эстонское Правительство в районе Палдиски (Балтийский порт) - озеро Клоога и на островах Сааремаа (Эзель), Хийумаа (Даго), а также Вяйке Пакри, Суур Пакри (Малый и Большой Рооге) и Осмуссааре (Оденсгольм), предоставляет земельные участки (с прилегающей к ним акваторией) установленных размеров и в сроки согласно прилагаемым перечням и картам. Статья 2 Точное расположение и границы участков в намеченных районах определяются по взаимной договоренности Военным Министерством Эстонской Республики и Командованием Советских сухопутных и морских сил в Эстонии после соответствующих изысканий. Отведенные земельные участки должны отвечать требованиям пригодности их для намеченных целей. Отвод земельных участков и связанных с ними построек и сооружений производится на началах арендного пользования, порядок и условия которого определяются особым Соглашением между Эстонской Республикой и СССР, причем все эти участки остаются в соответствии с Пактом о взаимопомощи - территорией Эстонской Республики. Командованию Вооруженных Сил СССР предоставляется право, по согласованию с компетентными органами Эстонии, приобрести в собственность по сходной цене насаждения, сооружения и другие имущества, остающиеся на отводимых участках. Пристань на полуострове Сырве (Церель) и пристань Паписааре на острове Сааремаа (Эзель) приобретаются Командованием Вооруженных Сил СССР. Статья 3 С отводимых, согласно ст. 1 и 2 настоящего Соглашения, участков производится эвакуация всех эстонских граждан, предприятий и учреждений. Эвакуация производится в течение двухнедельного срока, считая с момента отвода земельных участков. В пунктах, не занимаемых непосредственно строительством военных объектов, военных городков, аэродромов, стрельбищ, танкодромов и полигонов, эвакуация может быть - по согласованию с Командованием Вооруженных Сил СССР - осуществлена и в более поздние сроки с тем, однако, чтобы последним сроком для окончания эвакуации являлось 1 октября 1940 г. Статья 4 Временно занимаемые советскими войсками районы и помещения - исключая Таллиннский порт, пользование которым (для стоянки Военно-Морского Флота СССР) до оборудования постоянной военно-морской базы в Палдиски будет производиться в соответствии со ст. 2 162 конфиденциального Протокола от 28 сентября 1939 г. и Протоколом No 3 от 1 1 октября 1939 г., - подлежат освобождению по мере готовности помещений в местах постоянного расквартирования. Временно, на срок до двух лет, Эстонское Правительство предоставляет Командованию Советских Вооруженных Сил в Эстонии право базирования легких сил Советского Военно-Морского флота на порт Рохукюля (Роггекюль), с правом производства ремонта гидротехнических сооружений, а также возведения временных базовых сооружений, мастерских и складов. Предусмотренная в настоящей статье эвакуация частей Советских Вооруженных Сил, расквартированных в районах временного расположения, заканчивается: для материка - не позже 1 января 1941 г. и для островов - не позже 1 декабря 1941 г. Капитальные сооружения, произведенные частями Красной Армии и КБФ, и оставленные в указанных выше районах (как-то: построенные ими хлебопекарни, кухни, столовые, склады. навесы и т.п.), за исключением съемного оборудования, могут быть, по окончании срока пользования этими сооружениями, приобретены Правительством Эстонской Республики за плату по договоренности с Торгпредством, по сходной цене или проданы Торгпредством частным лицам. Статья 5 На отведенных земельных участках и водных пространствах Командованию Советских Вооруженных Сил в Эстонии предоставляется Эстонским Правительством право пользования существующими гаванями, пристанями, постройками и другими сооружениями, а также право строить новые гавани, молы, причалы, склады, портовые гидротехнические сооружения, станции, аэро- и гидродромы, жилые и служебные помещения, мастерские, железные, шоссейные, грунтовые дороги и прочие сооружения в целях обеспечения базирования флота, обслуживания аэродромов и всех нужд советских наземных, морских и воздушных Вооруженных Сил, находящихся на территории Эстонии. Выбор типа построек производится решением Командования Советских Вооруженных Сил в Эстонии. Статья 6 Для обеспечения базируемого флота, аэродромов и сухопутных сил от нападения с моря и воздуха Командованию Советских Вооруженных Сил в Эстонии предоставляется право устанавливать на отводимых в соответствии со статьей 1 настоящего Соглашения участках береговые батареи любого калибра в любом количестве, а также право строить необходимые для их защиты укрепления, включая в это число батареи железнодорожные и тяговые, зенитные батареи, прожекторные станции, посты наблюдения, оповещения и связи. Статья 7 Командование Советских Военно-Морских Сил в Эстонии имеет право содержать соответствующий штатный состав для обслуживания и окарауливания береговых батарей, морских баз, аэро- и гидродромов. Статья 8 Командованию Советских Вооруженных Сил в Эстонии передаются на срок действия Пакта о взаимопомощи маячные башни с оборудованием, все обслуживающие их и принадлежащие к ним постройки, спасательные станции, подъездные пути и пристани со всем имуществом и оборудованием, в том числе плавучими средствами, в пунктах: Пакри, Осмуссааре, Тахкуна, Ристна, Кыпу (Верхний Дагерорт), Сырве (Церель), как связанные с территорией, предоставленной в исключительное пользование Советских Вооруженных Сил. Порядок передачи и обслуживания маяков определяется особым соглашением. Статья 9 Командованию Советских Вооруженных Сил в Эстонии предоставляется право самостоятельно устанавливать на отведенных ему участках режим плавания, полетов и охраны водного района, с сообщением соответствующих сведений об этом режиме Военному министерству Эстонии. 163 В водах, прилегающих к участкам баз и аэродромов, от береговой черты устанавливается запретная зона: для рыбной ловли в районах Палдиски, Вяйке Пакри и Суур Пакри, Осмуссааре, Тахкуна, Сырве (Церель), Кейгусте - в 2 мили, в остальных районах - в 1 милю, а для плавания коммерческих и военных кораблей во всех районах - в 3 мили. Командованием Советских Вооруженных Сил в каждом отдельном случае по заявлению Военного Министерства Эстонии может выдаваться через Министерство разрешение на плавание в указанных водах эстонских военных и торговых судов, а также на пользование рейдами и гаванями для их стоянки, разгрузки и принятия груза. В пределах указанных вод рыболовство эстонских граждан допускается лишь по разрешению Командования Советских Вооруженных Сил, выдаваемому по заявлению Военного Министерства Эстонии на периоды, когда в районе этих гд нс производится специальных учений военно-морских сил СССР. Статья 10 Командованию Советских Вооруженных Сил в Эстонии предоставляется право в пределах участков, баз и аэродромов, а также водных запретных зон устанавливать общий и специальный режим. Пограничные, таможенные, полицейские и иные административные власти Эстонии в случае, когда возникает необходимость в осуществлении их действий на указанных участках, обращаются через Военное Министерство Эстонии к Командованию Советских Вооруженных Сил в Эстонии и действуют лишь по согласованию с последним. Статья 11 Запретные зоны для полетов военных самолетов СССР над территорией Эстонской Республики определяются Военным Министерством Эстонии и сообщаются Командованию Советских Вооруженных Сил в Эстонии. Эстонское Правительство не препятствует производству полетов самолетов Советских вооруженных сил из Эстонии в СССР и обратно, при условии заблаговременного предупреждения об этом. Для указанных полетов устанавливаются по взаимному согласованию следующие постоянные коридоры: первый - северней железной дороги - Нарва, Раквере, Тапа, ст. Мустиое, Кохила и район аэродрома; второй - Пийрисаар - ст. Вольди - Тюри - Рапла - район аэродрома. Статья 12 Военное Министерство Эстонии не допускает полетов своих самолетов над земельными участками и водными районами, отведенными, согласно ст. ст. 1 и 2 настоящего соглашения, Командованию Вооруженных Сил СССР в Эстонии, а также над стоянками военных кораблей и военными объектами, находящимися вне указанных участков и районов. В случае необходимости упомянутых полетов над островами Сааремаа (Эзель), Хийумаа (Даго), Вяйке Пакри, Суур Пакри (Малый и Большой Рооге), Осмуссааре (Оденсгольм) и районом Палдиски (Балтийский порт) - Клоога, Эстонское Командование будет заблаговременно согласовывать вопрос о полетах с Командованием Советских Вооруженных Сил в Эстонии. Статья 13 Военное Министерство Эстонии и Командование Вооруженных Сил СССР в Эстонии обязуются взаимно через службу воздушного наблюдения, оповещения и связи следить и своевременно извещать друг друга о появлении самолетов, не принадлежащих к эстонскому или советскому воздушному флоту. Статья 14 Эстонская метеослужба, с одной стороны, и метеослужба Советских Вооруженных Сил в Эстонии - с другой, ежедневно обмениваются всеми метеосводками, предназначенными для летной службы авиации, а также взаимно своевременно предупреждают друг друга о наблюдаемых штормовых явлениях. 164 Статья 15 Эстонское Правительство обеспечивает безвозмездное предоставление Советским Вооруженным Силам в Эстонии в осенние и зимние периоды, а там, где это возможно, и в летнее время районов, необходимых для проведения тактических учений (маневров). Материальный ущерб, причиненный эстонским гражданам и учреждениям путем повреждения посевов, насаждений, а также различного имущества в результате указанных тактических учений (маневров), возмещается за счет военного Командования СССР. Размер и порядок возмещения устанавливается совместно представителями: Военного Министерства Эстонии, Командования Советских вооруженных сил в Эстонии и Торгпредства СССР. Статья 16 Для сортировки грузов, направляемых из СССР сухопутным и морским силам по железной дороге и подлежащих дальнейшей перевозке в сторону пристани Рохукюля или в сторону станции Клоога и Палдиски (Балтийский порт), Командованию Советских Вооруженных Сил в Эстонии предоставляется право иметь на станции Кейла объединенную службу Военных сообщений (ВОСО) численностью до 5 советских военнослужащих. Статья 17 Эстонское Правительство всеми зависящими от него мерами содействует осуществляемым для нужд Советских Вооруженных Сил в Эстонии перевозкам соответствующих грузов от границы СССР до отведенных участков (и обратно), между названными участками, а также с других пунктов территории Эстонии на указанные участки, путем предоставления для этого -за плату по соглашению или по существующим тарифам - водного и всякого другого транспорта. Эстонское Правительство оказывает также полное содействие в обеспечении Советских Вооруженных Сил в Эстонии - по соглашению с соответствующими предприятиями -электроэнергией от источников, находящихся вне отведенных, согласно настоящему соглашению, участков, а также - в обеспечении пользования доками и ремонтными мастерскими. Статья 18 Количество постоянного обслуживающего советского персонала (системы особторга наркомвнешторга) для флота и частей корпуса не должно превышать 700 человек. Статья 19 Для обеспечения безопасности подхода самолетов к базовым и оперативным аэродромам Эстонское правительство своими средствами и в сроки, установленные по согласованию с Командованием Советских Вооруженных Сил в Эстонии, обеспечивает вырубку лесов в расстоянии 300 м вокруг границ летных полей, а на расстоянии до 1 километра обязуется не возводить высоковольтных линий, а также не строить вышек и зданий высотою более 15 м и не допускать такого строительства частными лицами. Военное командование СССР принимает на себя 15% расходов по производимой в порядке настоящей статьи рубке леса, за исключением случаев, когда подлежащий вырубке лес приобретается Военным командованием. Статья 20 С подписанием настоящего Соглашения теряют силу: 1) Протокол заседания военной делегации СССР с представителями Эстонской Республики от 10 октября 1939 г., причем пункт первый этого Протокола теряет силу по мере эвакуации, предусмотренной статьей 4 настоящего Соглашения; 2) Протокол No 1 Соглашения о базировании флота СССР на островах Хийумаа и Сааремаа от 11 октября 1939 г.; 3) Протокол No 2 Соглашения о передаче СССР в пользование участка и акватории в Палдиски от 11 октября 1939 г. 165 Статья 21 Настоящее Соглашение вступает в силу с момента его подписания и подлежит последующему утверждению обоими правительствами в пятидневный срок. Статья 22 Настоящее Соглашение действует в течение всего срока действия Пакта о взаимопомощи между СССР и Эстонской Республикой от 28 сентября 1939 г. Статья 23 Настоящее Соглашение составлено в двух подлинниках, каждый на русском и эстонском языках, причем оба текста имеют одинаковую силу. 11риложением к Соглашению являются: 1. Перечень отводимых земельных участков на 4 листах. 2. Комплект карт на 4 листах. В.Молотов А.Рей Москва, 15 мая 1940 г. Из Государственного архива Эстонии, ф. 495, on. 11, ед.хр. 51, с. 26-29. ("1940. aasta Eestis...", Ik. 70-72. (пер. с эст.)) ПИСЬМО ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА А.ТРАКСМАА МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ А. ПИЙПУ, ЗАЧИТАННОЕ НА ЗАСЕДАНИИ ПРАВИТЕЛЬСТВА ЭСТОНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Москва, 15 мая 1940 г. Ув. Господин министр, Я хотел бы со своей стороны сделать несколько замечаний о прилагаемом здесь военном соглашении. Это первое соглашение, которое точно фиксирует отношения наших вооруженных сил и сил Советской России территориально. До этого все было запутано и неясно. Что есть военно-морская база, сколько и какой величины желают их получить, какой режим на этих территориях, далее - как желают расположить наземные и воздушные силы, сколько и где понадобится территорий для строительства и для полигонов - все эти вопросы были открытыми. Неясная ситуация давала нам возможность лелеять надежды на лучшее, интерпретируя в своих интересах многие находящиеся в пакте положения, которые давали возможность толковать их по-разному. Например, мы надеялись, что корпус, в соответствии с конфиденциальным протоколом, предназначен только на время войны и что после войны он покинет территорию Эстонии, в связи с чем все районы его дислокации, постройки и аэродромы были временными. Иллюзии рассеялись во время разговора с Молотовым 11-го мая, когда он выразил в прямом смысле удивление по поводу того, что мы в своем предложении вообще делаем различие между наземными войсками и морскими вооруженными силами - в смысле продолжительности их местонахождения. "Параграф 3 Пакта ясно предусматривает, что наземные и воздушные войска остаются в Эстонии на все время действия Пакта. Кон(|)иденциальный протокол предусматривает их количество только в размере 25 000. Мы признаем, что это только на время войны. После войны мы договоримся с эстонским правительством о новом количестве. Но для нас важно, чтобы места, где мы будем строить, были бы определены на все время действия Пакта. Эти постройки обойдутся нам дорого -невозможно, чтобы после войны мы должны были бы их оставить и перейти куда-нибудь в другое место. Поэтому важно, чтобы настоящее соглашение было в силе на всем протяжении действия Пакта". Такова была точка зрения Молотова, и он не позволил себя поколебать ни на волосок. Мы должны смириться с положением дел, когда и корпус, и воздушные войска займут территорию постоянно - в соответствии с Пактом. Надежда, которую мы лелеяли ранее, -заставить корпус переместиться в район дислокации баз военно-морских сил - не оправдалась, по все же его местонахождение определено в районе поблизости от баз, причем удалось все же 166 назначить определенные сроки эвакуации наземных и воздушных сил из мест временной дислокации. Но выполнение даже этого задания не было легким, оно потребовало долгих объяснений, споров и обсуждений, как с военачальниками, так и политическими деятелями. Под конец точка зрения Молотова была следующей: "Мы хотим и пытаемся идти вам навстречу политически, чтобы освободить ваши внутренние территории и места летнею отдыха от наших войск. Но за это вы должны наиболее полно удовлетворить наши военные требования, важнее всего - в отношении островов". Удовлетворение этих военных требований по вопросам территорий и внутреннего режима на передаваемых территориях и оказалось самым сложным заданием, выполнение которого больше всего затрагивает интересы Эстонской Республики. Понимание ситуации руководителями Советской России таково, что то, чего требует Красная Армия и что ей необходимо, должно быть безоговорочно предоставлено. Этот принцип они претворяли в жизнь в своей стране и, естественно, хотят сделать то же самое и у нас, потому Молотов и остался глух ко всем тем пожеланиям с нашей стороны, с помощью которых мы пытались уменьшить требования военных в пользу экономических и других интересов наших граждан. Отчуждение территорий у жителей нисколько не волновало Молотова. "Эстонское государство как таковое, - заметил он по этому поводу, - только выиграет от всего этого, так как сейчас самое время для национализации земли, доход от чего пойдет в пользу государства". Наши объяснения по поводу различий между положением наших государств, нашими законами и принципами собственности не произвели никакого впечатления на представителей власти Советов, вся жизнь которых направлена на достижение совершенно противоположных целей. В связи с этим полная эвакуация эстонских жителей и целых поселений с отчужденных территорий, закрытые территории в близлежащих водах, полное право русских военных властей на установление своего режима на передаваемых территориях - это все пункты, спор по которым с Молотовым не дал никаких результатов. "Это важно в военном отношении, и все остальное должно быть принесено этому в жертву. В своей стране в таких случаях мы требуем гораздо больших закрытых территории и гораздо более строгого порядка", - заметил Молотов. Позиции русских стали особенно незыблемыми после военных событий на Западе. Предполагаю, что настоящей причиной этого является то, что Советская Россия чувствует, что у нее развязаны руки. Война от нее далеко, и достижение соглашения на Западе больше невозможно. Единственное, что мы еще смогли в нашем деле провести, - это пробить некоторую брешь в основном пункте, в качестве исключений, что при соглашении с местными вооруженными силами все же дало бы нам возможность уладить пункты, касающиеся рыбной ловли и других вопросов, по крайней мере в ограниченном масштабе. Будущее должно показать, насколько возможно такое доброе сотрудничество с русскими военными начальниками. Материально больше всего нас затрагивает массовая эвакуация, которую мы должны сейчас провести. Мы пытались уменьшить размеры эвакуации, насколько это было возможно, но и в тгом вопросе русские были непоколебимы. Главной причиной широкомасштабной эвакуации является то, что нужно разместить на этой территории большое войско и многочисленные морские укрепления, а также воздушные силы вместе с новейшими полигонами для боевых учений, авиаполигонами и танкодромами. Требования относительно полигонов для боевых учений были представлены уже осенью 1939 года, но они еще не дошли до правительства. Теперь эти требования надо было удовлетворить. А. Триксмст генерал-майор Из газеты "Paevaleht" (Таллинн) от 16 мая 1940 г. (пер. с эст.) Из речи президента Эстонской республики К.Пятса перед Вышгородской дружиной Кайтселийта: Члены Кайтселийта! Мы живем в такие времена, когда судьбы государств и народов нередко решаются за одну ночь. Мы видим, как низвергаются государства, как страдают народы и рушится благосостояние и как страшны и болезненны раны, наносимые сейчас народам. 167 Сравнивая все это с жизнью здесь, на нашей любимой родине, мы можем сказать, что до сих пор небо было к нам милостиво и каждый из нас мог спокойно делать свое дело. Мы находимся сейчас в привычном положении и должны быть благодарны тому, что наш разумный народ саоим спокойным характером, собранностью и чувством долга в любые трудные моменты был надежной поддержкой для государства. И у нас бывали тяжелые времена, и мы переживали тяжкие периоды, в которые иной раз холодела душа. Но мы все преодолели, потому что наш народ был рассудителен, потому что он поддерживал свое правительство и доверял ему, был уверен в своих правах. Если мы и дальше хотим жить спокойной жизнью, наш народ должен собрать все свои силы для предотвращения розни и единодушно подерживать свое государство и государственное устройство, ибо, если падет наше государство, придет конец и нашей спокойной и счастливой жизни. Члены Кайтселийта! Вы дали клятву готовности в любое время. Мы знаем, что наши военные силы невелики. В нынешней войне часто под ударом оружия рушатся и державы. Если у вас, члены Кайтселийта, в руках оружие, то давайте в первую очередь направим его на защиту своего уклада жизни. Защитим его не только оружием, но и словами, чтобы наш народ понял, что сейчас не время для раздоров, что мы должны встать плечом к плечу, чтобы поддержать и 'защитить свое государство. Если такой настрой сохранится и впредь, то я верю - мы останемся в стороне от этого ужасного кровопролития и после войны сможем спокойно продолжить свой труд. Наше общее желание и воля состоят в том, чтобы судьба позволила нам это осуществить. Благодарю вас от имени Эстонской Республики за вашу замечательную боеготовность и честную службу. Надеюсь, что те, в чьих руках находится защита высоких учреждений нашего государства, всегда к ней готовы, но что этой готовностью нам не придется воспользоваться. Желаю вам много успехов и счастья в вашей службе и во всех других начинаниях! ИзАВПРФ, ф. Об, on. 2, n. 2, д. 12, л. 128-130. ("Документы внешней политики. 1940-22 июня 1941 г.", т. 23, кн. 1" М., Международные отношения, 1995, с. 271.) Из беседы наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова с посланником королевства Дания в СССР Л.Больт-Йоргенсеном от 17 мая: Тов. Молотов заявляет, что он, со своей стороны, желал бы поставить посланнику вопрос о том, как в настоящее время идут дела в Дании. Посланник отвечает, что положение в Дании нормальное и спокойное. Дания оккупирована Германией, и ее положение можно сравнить с положением Эстонии, Латвии и Литвы. Правительство руководит страной вполне независимо. Все существенные вопросы обсуждаются министерством иностранных дел с министерством иностранных дел Германии. Дания не имеет никаких оснований жаловаться. Все сведения, распространяемые английскими радиостанциями о том, что в Дании плохо, являются ложными. Тов. Молотов указывает посланнику, что положение в Дании несравнимо с положением в Эстонии, Латвии и Литве: в прибалтийских странах нет военной оккупации. Советский Союз имеет с этими странами договоры о взаимной помощи. Посланник отвечает, что он хотел сказать, что вопрос о германской оккупации является чисто военным, т.к. немцы не вмешиваются во внутренние дела Дании. - А Советский Союз, - отвечает на это тов. Молотов, - не вмешивается ни во внутренние, ни во внешние дела прибалтийских стран. Из РЦХИДНИ, ф. 17, о. 3, д. 1023. Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(б) номер 16 от 19.05.40 п.146 "Вопрос Наркомата военно-морского флота" (Об от 15.5.40, пр. 35, п. 172) 168 1. Разрешить Наркомату военно-морского флота принимать демобилизованных красноармейцев и краснофлотцев на работу по строительству военных объектов, расположенных на территории Эстонии и Латвии. 2. Разрешить комиссии ЦК ВКП(б) по выездам за границу оформлять принимаемых на работу демобилизованных красноармейцев и краснофлотцев без вызова в СССР. Из АВП СССР, ф. 06, он. 2, п. 3, д. 12, л. 152-157. ("Полпреды сообщают...", с. 327-329.) ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.М. МОЛОТОВА С ПОСЛАННИКОМ ЭСТОНИИ В СССР А.РЕЕМ И ГЕНЕРАЛОМ А.ТРАКСМАА 23 мая 1940г. Г-н Рей и генерал Траксмаа были мною приглашены для урегулирования разногласий, возникших в процессе переговоров по заключению соглашения между СССР и Эстонской Республикой об административно-правовых нормах, касающихся пребывания Вооруженных Сил СССР на территории Эстонской Республики, на основании пакта от 28 сентября 1939 г. Тов. Деканозов доложил, что первым пунктом расхождения между договаривающимися сторонами является стремление эстонцев организовать контрольно-пропускные пункты для красноармейцев, краснофлотцев и рабочих при выходе их с островов на материк и обратно, а также между районом Балтийского порта и озером Клоога, где должны быть также расположены Вооруженные Силы СССР. Вторым разногласием является требование эстонцев уведомлять начальника эстонского военного округа о каждом передвижении воинских частей СССР с одного места на другое, вне всякой зависимости от расстояния, на которое передвигаются эти части, и от размера передвигающихся соединений. Генерал Траксмаа выдвинутые эстонцами требования отстаивает, мотивируя тем, что эстонцам, прежде чем пропускать войска, необходимо принять меры по отрегулированию передвижения по дорогам. Тов. Деканозов говорит, что советская сторона согласна уведомлять эстонских начальников военных округов всякий раз, когда происходит передвижение крупных воинских соединений и когда такие передвижения производятся не в пределах отведенных им районов, а из района в район. Тов. Деканозов говорит, что дорожное движение не нарушится, если передвигается маленькое соединение. Заслушав доводы эстонцев, я указал: "Советское правительство не заинтересовано в том, чтобы красноармейцы, краснофлотцы и строительные рабочие ходили бы по территории Эстонии, куда и как им вздумается. Хождений по личным делам вообще не может быть много, ибо рабочий день у всех будет загружен до отказа, а чтобы отлучиться с места работы, каждый красноармеец, краснофлотец и строительный рабочий должен будет иметь увольнительную записку на руках. Наличие всего этого делает создание специальных контрольно-пропускных пунктов нецелесообразным. Нецелесообразно это еще и потому, что эти пункты налагают на наших людей печать как бы зачумленности, затрагивающую достоинство советского человека. Этого делать не следует. Мы считали эстонцев до сих пор объективными людьми. Те же требования, которые ими выдвигаются сейчас, говорят о желании отгородиться от нас, что противоречит пакту от 28 сентября 1939 г." "Мы согласны принять все меры к тому, чтобы не создавать наплыва людей в праздничные дни в гор. Таллинн. Мы готовы сделать все возможное, чтобы не создавать толкотни и давки в магазинах, но сделать все это надо так и в такой форме, чтобы человеку не было обидно, чтобы у него не создавалось впечатления отчужденности, не унижалось его человеческое достоинство и чтобы перед каждым не вставал все время вопрос: "Имею ли я право?" Далее я перешел к разбору требования эстонцев о необходимости уведомлять начальника военных округов Эстонии о каждом передвижении Вооруженных Сил СССР по территории Эстонии. Указал, что такое требование создает ненужные затруднения. Нет надобности уведомлять начальника эстонского военного округа, если небольшое соединение в отведенном ему районе идет на ученье. Всякий командир понимает, что он не должен загромождать дороги, 169 и он будет настолько благоразумен, что в случае необходимости сумеет принять должные меры. Что касается случаев, когда крупное соединение войск передвигается из одного района в другой или с острова на остров, тогда эти уведомления необходимы, ибо передвижение крупных войсковых частей требует предварительных мероприятий по урегулированию движения на дорогах". Генерал Траксмаа настаивает на своих прежних формулировках, но мотивировал необходимость таких оповещений по-прежнему фактами передвижения крупных войсковых соединений. Рей вмешивается и говорит: "Нет, это действительно необходимо соответствующим образом отредактировать". Третий пункт расхождения - это требование эстонцев, чтобы каждый командир Вооруженных Сил СССР, расположенных на территории Эстонии, имел на удостоверении личности специальную надпись, говорящую о том, что ношение оружия ему разрешено. Тов. Деканозов говорит: "Никакой надобности в этом не встречается, достаточно удостоверения, что он военный". Генерал Траксмаа защищает свой пункт доводами, что многие военные ходят в штатской форме. Рей: "Если военный идет в форме, то этого уже достаточно, что он имеет право носить оружие. Если же он в штатской одежде, то должно быть удостоверение". Я сказал: "Оружие - принадлежность формы". О местных налогах и сборах. Рей и Траксмаа защищают этот пункт в части, где требуется уплата налогов по курортному сбору, налогов на велосипеды и пр. Возражений против этого не встречается. Тов. Деканозов возражает против требования эстонцев, чтобы строительные рабочие передвигались по эстонской территории только группами, говоря, что такое передвижение, во-первых, будет бросаться в глаза, а во-вторых, хождение по своим личным делам под командой создает неприятное чувство у передвигающихся, стесняет их и вызывает ненужное раздражение. Тов. Деканозов считает такой порядок для передвижения рабочих неприемлемым и предлагает сохранить для них общий порядок передвижения. Я вновь сказал: "Мы не заинтересованы в том, чтобы наши люди расплывались по территории Эстонии, куда и как им вздумается, но весь вопрос в том, чтобы "не создавать отчужденность, не класть на наших людей печать зачумленности"". Рей: "У меня тоже есть документ и я тоже его предъявляю, когда его у меня спрашивают, и я на это не обижаюсь". Траксмаа: "Во всяком доме выход из квартиры предусмотрен по коридору, поэтому нет ничего странного, что и рабочих мы заставим ходить по коридорам". Рей: "Я защищаю этот пункт потому еще, что хотел бы предупредить возможность проноса контрабанды, как, например, икры, сахара и пр." Я указал: "Против спекулянтов мы сами сможем принять соответствующие меры, более действенные, нежели ваши пропускные пункты. Со спекулянтами мы не особенно церемонимся". Ген. Траксмаа. Вновь отстаивает сохранение пропускных пунктов и предъявление пропусков по первому требованию, приводя в доказательство те же доводы, что приводил и раньше, а именно: необходимость предотвращения наплыва людей в города в праздничные дни и т.д. Настаивает на необходимости внести добавление в п. 3, где бы говорилось, чтобы рабочий свою увольнительную записку предъявлял по первому требованию полиции. Тов. Деканозов: "Проверить наличие увольнительной записки всегда можно, против этого мы не будем возражать, но не устраивайте проверки на каждом перекрестке". Ген. Траксмаа: "Если устранить контрольно-пропускные пункты, то тогда пропадают всякие ограничения и город Таллинн всегда будет загружен вашими людьми". Тов. Деканозов: "Ограничения есть, и они гарантируют от возможности загромождения Таллинна - это увольнительный документ". Рей настаивает на том, чтобы увольнительный документ предъявлялся по первому требованию эстонских властей и чтобы они могли осуществить проверку законности отлучки того или иного лица. 170 Я указал: "Давайте проверку установим, но чтобы она не производилась на каждом шагу, чтобы она не раздражала людей. Специальных же контрольно-пропускных пунктов не надо, я против них". На этом прием заканчивается. На приеме присутствовали: Зам. Наркома Иностранных Дел тов. Деканозов, Полпред СССР в Эстонии т. Никитин, Зав. Отделом Прибалтийских Стран т. Лысяк, Зам. Зав. Правовым Отделом т. Павлов. Записал Никитин Из газеты "Правда" (Москва) Ьт 28 "[Мая 194Q г. ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАСТРОЕНИЯ В ЭСТОНИИ Последние события в Европе привлекли большое внимание различных слоев населения Эстонии. В противоположность большей части эстонских газет определенная часть эстонской интеллигенции расценивает оккупацию немцами Дании и Норвегии, вторжение их в Голландию и Бельгию как агрессию, как порабощение малых народов. Эта часть интеллигенции проповедует лояльное отношение к Англии и высказывает ненависть к Германии и ко всему германскому. В торговых кругах господствуют суждения, что торговать с Англией было выгодней, чем с Германией, и что английские товары лучше германских. 10 мая в газете "Таллина пост" (издание газеты "Уус Ээсти") был опубликован фельетон, в котором высмеивалось плохое качество германских товаров. Та часть эстонской интеллигенции, которая враждебно настроена к Германии, распространяет слухи о том, что дружба между Германией и СССР непрочна и кратковременна, что неизбежна война между обеими странами, которая принесет страдания эстонскому народу. Некоторые из лиц, проповедующих подобные настроения, различными нитями связаны с английским и американским посольствами. Их можно найти и среди работников редакции газеты "Paevaleht". Тартуский университет также является местом, где ведется проанглийская пропаганда. В частности, здесь служит в качестве преподавателя торговой английской корреспонденции некий Харис, приехавший в Тарту несколько лет тому назад. Он получает жалование из Англии. "Преподавательская" деятельность этого Хариса сосредоточена главным образом на обработке преподавательского состава университета и собирании сведений об СССР. Можно отметить еще подобную же "деятельность" Гольма - секретаря эстонской торговой палаты. Он особенно отличается на поприще фабрикации различных антисоветских слухов вроде того, что "СССР устанавливает высокие цены на свои товары" и т.п. Правящие круги Эстонии стараются быть нейтральными в отношении событий на западе. Государственные деятели в своих речах не осуждают и не одобряют действий Германии. О Советском Союзе они стараются вообще не говорить. Они считают, что пакт о взаимопомощи спас Эстонию от войны, но говорить об этом не нужно. Торговля с СССР помогает Эстонии вести нормальную хозяйственную жизнь, но об этом надо говорить меньше и говорить только тем, кому это положено по долгу государственной службы. Данные о внешней торговле между Эстонией и СССР, например, не публикуются. Во всех этих предосторожностях сквозит стремление затушевать и скрыть от общественного мнения роль СССР для Эстонии, боязнь перед Англией за свои отношения с СССР. Эстонская печать также старается обойти острые вопросы и подчеркивает свою лояльность к Англии. Соб. корр. Из газеты "PaevMeht" (Таллинн) ^т^Ум^ По поводу статьи "О политических настроениях в Эстонии", опубликованной 28 мая в "Правде", в соответствующих политических кругах нам дали разъяснение, что эстонские 171 государственные деятели и правительство постоянно подчеркивали большое значение эстонско-советского пакта о взаимопомощи и особенно то обстоятельство, что с его помощью удалось сохранить мир в Балтийских государствах. Эта точка зрения была и остается неизменной. С нашей стороны откровенно говорится о том, что эстонско-советский товарообмен помогает Эстонии продолжать нормальное развитие экономической жизни. Это обстоятельство никто не пытался скрывать, для этого нет никакой причины или необходимости. Отношения Эстонии с Советским Союзом и Германией по-прежнему остаются благополучными и благоприятствующими дальнейшему развитию. Отношения с другими государствами Эстония старается поддерживать в рамках нейтралитета, сохраняя корректные отношения со всеми. Можно с полной убежденностью заверить, что эту точку зрения разделяет и выражает весь эстонский народ. Если в некоторых слоях обществах могут встречаться другие взгляды, то здесь речь идет, по-видимому, о безответственных и недооценивающих существующее положение лицах, чье мнение не заслуживает ни упоминания, ни тем более обобщения. Из АВПСССР, ф.0154, on. М п, 49,^--л. J-< ("Полпреды сообй<вк"/я...",е.438"^Д^ '^'^ .^^ ^^:^#.'.^ :^.^:'[;]:, [:1]- > .[r] ;^ [1!] > ПИСЬМО ОТВЕТСТВЕННОГО РУКОВОДИТЕЛЯ ТАСС Я.ХАВИНСОНА НАРКОМУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.М. МОЛОТОВУ 2 июня 1940 г. В связи с последними фактами антисоветских происков в Прибалтике следует, по-моему, обратить серьезное внимание на деятельность так называемой Балтийской Антанты. Хорошо известно, что в общих планах англо-французской политики в Европе Балтийской Антанте уделялось немалое место. Антисоветская направленность Балтийской Антанты проявлялась многократно. Особенно резко она сказалась в период англо-франко-советских переговоров летом 1939 года. Как известно, в этот период Балтийская Антанта своими решениями специально подкрепляла позицию Англии и Франции в переговорах с СССР. Тогдашний министр иностранных дел Эстонии Сельтер выразил отношение Балтийской Антанты к СССР в газете "Болтик тайме" следующим образом: "Возможно, что балтийские государства в случае опасности согласятся на принятие ограниченной помощи со стороны великих держав. Однако если какая-либо из великих держав захочет играть роль помощника без нашей просьбы, будь это с точки зрения коллективной безопасности или из стремления защищать собственные интересы на территории прибалтийских государств, то мы бы квалифицировали подобные действия как акт агрессии против Балтийских государств, против которого мы будем защищаться всеми средствами. Мы питаем полное доверие к Великобритании и убеждены, что ее попытки сохранить мир подсказаны высокими идеалами. Мы также убеждены, что Великобритания найдет нужные средства, чтобы добиться осуществления этих идеалов". Характерно также, что Балтийская Антанта сочла необходимым и уместным специально собраться в середине марта 1940 года тотчас же после подписания советско-финляндского договора. Накануне созыва Балтийской Антанты в Прибалтике находился, как известно, Штейнгардт. В Прибалтике в этот период циркулировали слухи, что в порядок дня поставлен военный союз трех прибалтийских государств. Одновременно здесь стали появляться "теоретики", проповедующие хозяйственное и государственное объединение Прибалтики. В феврале 1940 года в Таллинне вышел первый номер органа Балтийской Антанты "Revue Baltique", в котором опубликована статья некоего Мери "Соображения о возможности хозяйственного сотрудничества Балтийских государств". В этой статье обосновывается задача экономического объединения Прибалтики. Совсем недавно председатель эстонской торгово-промышленной палаты Пухка выдвинул план создания "Федерации Балтийских стран" в виде "Балтийских Соединенных Штатов" с населением в 6 млн. человек. 172 После разгрома белофинской армии покровители Балтийской Антанты начали помышлять о включении в ее состав и Финляндии. Уже в 20-х числах мая агентство Гавас передало по всему миру следующее сообщение: "Согласно сообщению финского корреспондента швейцарской газеты "Бунд", Финляндия намерена более тесно сблизиться с тремя прибалтийскими странами и образовать с ними экономический и политический блок... С другой стороны, некоторые демарши заставляют предполагать, что главной темой переговоров, которые будут происходить в ближайшее время между четырьмя державами, явится вопрос о сближении этих стран. Финляндия не намерена более оставаться изолированной среди северных стран и рассчитывать на Швецию, которая уже достаточно занята сохранением своей собственной независимости. Таковы причины, по которым Финляндия обращается предпочтительно к Прибалтийским государствам". Если даже не делать особых исторических экскурсов в прошлое Балтийской Антанты, то в связи с современной международной обстановкой резонно возникает вопрос: для каких иных целей, кроме как не для целей антисоветской возни, существует в настоящее время Балтийская Антанта? Против кого направлено это объединение "сотрудничества и единодушия", руководимое "твердым желанием помогать для сохранения и укрепления мира и проводить единую общую внешнюю политику в духе принципов пакта Лиги наций". Не может быть никаких сомнений в том, что Балтийская Антанта является легальной формой англо-французского влияния в Прибалтике, что и в настоящее время Балтийская Антанта занята закулисной антисоветской возней. Не исключено, что, учитывая происшедшие изменения в международной обстановке, Балтийская Антанта может попытаться (если уже нс пытается) "переориентироваться" на Германию. Балтийская Антанта имеет свои подсобные служебные организации, свою прессу. Выше уже отмечался выход специального журнала - органа Балтийской Антанты "Revue Baltique". Одновременно при Балтийской Антанте существует так называемая "Антанта Прессы", то есть организация журналистов Балтийских стран. В январе 1940 года эта организация журналистов имела свою конференцию в Риге. Судя по тому, как вела себя печать Литвы, Латвии, Эстонии в дальнейшем, эта конференция дала установки - замалчивать информацию о жизни СССР, значительно усилить информацию Гавас и Рейтер о положении в Финляндии. А если к этому прибавить факты провокационных выступлений, имевших место в прибалтийской печати, то станет ясным, что "Антанта Прессы" имеет своей целью антисоветскую возню. После всего этого возникает вопрос - не назрело ли время принять с нашей стороны реальные меры для ликвидации Балтийской Антанты. Ответственный руководитель ТАСС Я.Хавинсои 0з: tDo^imentidiplomaXici italiani I939-194S, vol. IV, Roma, 1960, p. 551-553. (пер. с итал.) Телеграмма посланника Италии в Эстонии В.Чикконарди министру иностранных дел Италии Г.Чиано от 3 июня: После заключения договора о взаимопомощи от 28 сентября 1939 г. советская печать демонстрировала в целом дружеское и благосклонное отношение к Эстонии. Поэтому глубокое впечатление произвела статья, недавно опубликованная в газете "Правда" под заголовком "Политические настроения в Эстонии", в которой содержатся сетования по поводу проявления враждебной настроенности Эстонии к Германии и Советскому Союзу. Реакция, вызванная этой статьей, объясняется тем, что статья помещена в самой значительной газете коммунистического режима и может служить симптомом новой ориентации советской политики в отношении Балтийских государств. Уже в начале мая "Правда" опубликовала статью, в которой критиковалась Финляндия за невыполнение обязательств перед СССР, в частности, за разрушение важных промышленных объектов в приграничной зоне, отданной Советскому Союзу. Затем, на днях, передано сообщение о ноте наркома иностранных дел правительству Литвы, в которой литовские власти обвиняются в провокационных действиях по отношению к советским оккупационным войскам. Только Латвии пока не коснулись нападки большевистской печати. Эстонская сторона объясняет это 173 тем, что главнокомандующий вооруженными силами Латвии находится в настоящее время в Москве с целью ведения переговоров с советскими военными властями. Как я уже указал Вашему Превосходительству, после захвата немцами Дании и военных операции в Норвегии, в Эстонии опасались, что со стороны СССР последуют акции по достижению баланса между Восточной Балтикой и ее западной частью, в которой Германия укрепила свои позиции. Сейчас, когда руки Германии большей частью связаны, кажется, наступает удачный момент, для такой реакции. Эстонские власти, подобно литовским, ведут себя уступчиво и настроены примиренчески. Постоянная забота эстонского правительства -избежать любого предлога для советского вмешательства .<...> Советское давление на Эстонию увеличивается в течение уже довольно долгого времени, прежде всего с военной точки зрения. С целью укрепления своих стратегических позиций СССР предложил и добился, чтобы были изменены даже отдельные статьи договора о взаимопомощи. Самым важным из таких изменений является соглашение от 15 мая с.г., согласно которому Эстония должна была, как я уже передавал в предыдущем сообщении, уступить СССР еще один остров (Осмуссаар) между Балтийским портом (Палдиски) и портом Ханко (Финляндия) с тем, чтобы у Советского Союза появилась возможность блокировать морские пути на Балтике. Маскируя усиление оккупационного военного контингента, СССР запросил и добился разрешения на ввоз рабочей силы для внутренних работ по строительству и укреплению военных баз, мотивируя это нехваткой местных рабочих. Эстонское правительство надеется, что еще может оказать сопротивление этому давлению, сохраняя в той мере, в какой возможно, независимость страны. Оно хотело бы избежать теперь принятия определенного и непоправимого решения и отложить его, по крайней мере, до окончания войны. К тому же, если равновесие сил между Германией и СССР будет существовать и после войны, вероятно, будет возможным и сохранение малых Балтийских государств, возвращение им суверенитета, так жестоко подавленного СССР при военной оккупации. Трудно предвидеть дальнейшее развитие войны, однако, если СССР будет вовлечен в военные действия в Юго-Восточной Европе, ясно, что давление в этом секторе уменьшится. На самом деле есть мнение, что СССР хотел покончить с финской войной, чтобы высвободить свои войска, задействованные на ее театре (пусть незначительные, но все же отборные), а также важную военную технику. С другой стороны, эстонское правительство в соответствии со своей политикой содействия, насколько это возможно, равновесию и немецкого, и советского влияния в стране, теперь благосклонно рассматривает деятельность Германии, направленную на сохранение ее позиций в области экономики и культуры после отъезда балтийских немцев, которые заменяются в указанных сферах новыми представителями Рейха. В экспатриации балтийских немцев использован критерий качественной дискриминации, из числа отъезжающих исключены те, кто нужен на месте. Перед лицом опасности большая часть населения не скрывает, что если будет невозможно спасти независимость, то лучше ее пожертвовать Германии, нежели СССР. Интеллигенция испытывает постоянный страх перед коммунизмом, поскольку у многих свежи еще воспоминания о пребывании в России первых лет революции до возвращения в Эстонию. Не подействовала и пропаганда последнего времени, потому что интеллигенция хорошо осведомлена о том, что в действительности происходит в СССР. Предупреждение, сделанное через "Правду", может, в свою очередь, вызвать последствия в отношении Германии, даже если это и не имелось в виду Советским Союзом, а англо-французские симпатии, которые проявлялись до сих пор свободно, возможно, сменятся большим чувством реальности в связи с серьезностью ситуации. Вновь говорят о сосредоточении советских войск на эстонской и латвийской границах, однако все это слухи, которые трудно контролировать. Из: I Document! diplomatic! italiani 1939-1943, vol. IV, Roma, I960, p. 568-569. fnep.cHWfl-^.) Из сообщения временного поверенного в делах Италии в Москве Л.Маша министру иностранных дел Италии Г.Чиано от 4 июня: Согласно конфиденциальной информации, полученной из представительства Японии, на которое я ссылаюсь по долгу службы, визит министра обороны Латвии, который 2 июня 174 прибыл в Москву в сопровождении двух полковников и отряда вооруженных латвийских солдат, связывается с новыми советскими претензиями в отношении Латвии, состоящими в удвоении советских гарнизонов; в расквартировании советских войск уже существующих в казармах в устье Двины. Согласно тому же источнику, советские претензии будут распространены также на Эстонию и Литву и отражают советские намерения укрепить как можно скорее стратегические позиции СССР в балтийском регионе. В этих целях, сообщает мой информатор, советская сторона сосредоточит все свои силы на строительстве и военном оснащении трех балтийских портов: Балтийский (Эстония), Либава (Латвия) и Ханко (Финляндия), меньший интерес проявлен к другим базам и местностям, полученным от Балтийских государств в результате договоров, заключенных осенью прошлого года. Утверждается, что Советы уже привезли в три указанных порта огромное количество строительных материалов и вооружений и под покровом глубочайшей секретности проводится лихорадочная деятельность по подготовке важнейших оборонительных и наступательных рубежей. У меня есть все основания полагать, что информация, полученная из японского представительства основывается на материале, собранном посланником Того во время его недавней поездки в столицы Балтийских государств и Хельсинки. ИзАВЛ^СССР, ф. ОЗа -- Эстония, д. 028, ("ПолМредм сообщают.*,", с,355"360.) СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ СССР И ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ЭСТОНИИ ОБ ОБЩИХ АДМИНИСТРАТИВНЫХ УСЛОВИЯХ ПРЕБЫВАНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ ЭСТОНИИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР 8 июня 1940г. В соответствии с Пактом о взаимопомощи между СССР и Эстонской Республикой, заключенным 28 сентября 1939 г., нижеподписавшиеся уполномоченные правительства: СССР, с одной стороны, и Эстонской Республики - с другой, от имени своих правительств, в целях установления общих административных условий пребывания на территории Эстонии Вооруженных Сил СССР, согласились о следующем: Статья 1 В вопросах порядка пребывания Вооруженных Сил СССР на территории Эстонской Республики СССР и Эстония будут исходить из принципа взаимного уважения суверенитета и руководствоваться общими положениями международного права, относящимися к пребыванию вооруженных сил одной страны на территории другой страны, а также настоящими административными правилами. Статья 2 Передвижение войсковых соединений, частей и команд Вооруженных Сил СССР по территории Эстонии между отведенными названным силам районами как постоянного, так и временного их размещения происходит по предварительному уведомлению командирами войсковых соединений СССР соответствующих начальников военных округов Эстонии. Указанный порядок не распространяется на передвижение, осуществляемое на судах Военно-Морского Флота СССР. Статья 3 Отдельные лица, входящие в состав Вооруженных Сил СССР, при пребывании и при передвижении этих лиц вне участков и помещений, находящихся в исключительном пользовании упомянутых сил, должны иметь при себе удостоверение личности, выданное соответствующими учреждениями Вооруженных Сил СССР. Формы таких удостоверений сообщаются командиром стрелкового корпуса РККА или командирами военно-морских баз 175 КБФ Военному министерству Эстонии. Для удобства пользования этими удостоверениями содержащийся в них текст печатается параллельно на русском и эстонском языках. Статья 4 Указанные в ст. 3 лица при передвижении их по материковой части территории Эстонии вне пределов районов постоянного и временного расположения Вооруженных Сил СССР, за исключением случаев передвижения между участком Палдиски - Клоога и аэродромом Сууркюля, должны иметь при себе кроме предусмотренного ст. 3 удостоверения личности также и командировочные удостоверения или увольнительные документы, выданные соответствующими учреждениями Вооруженных Сил СССР; формы командировочных удостоверений и увольнительных документов сообщаются Военному министерству Эстонии в порядке, предусмотренном ст. 3 настоящего Соглашения. Статья 5 Лица, входящие в состав Вооруженных Сил СССР, находясь на территории Эстонии, могут повсюду носить при себе присвоенное им личное оружие. В случае, если названные лица не одеты в военную форму, они могут иметь указанное оружие лишь при наличии разрешения, выданного советским военным командованием в Эстонии. Таким разрешением может явиться соответствующая надпись на удостоверении личности, указанном в ст. 3. Статья 6 Учреждения и лица, входящие в состав Вооруженных Сил СССР на территории Эстонии, освобождаются от всех установленных в Эстонии налогов, сборов и повинностей, как общегосударственных, так и местных. Однако при обращении вышеупомянутых лиц в их личных интересах к судебным или административным учреждениям Эстонии, а равно при совершении ими - вне отведенных участков и районов временного размещения - в их личных интересах иных действий, не имеющих отношения к служебным обязанностям, установленные в Эстонии налоги и сборы подлежат оплате на общем основании (судебные и гербовые пошлины и курортный сбор). Статья 7 Соединения, части и учреждения Вооруженных Сил СССР в Эстонии могут вступать в частноправовые отношения с гражданами, предприятиями и учреждениями Эстонии непосредственно или через Торгпредство СССР в Эстонии; при этом должны соблюдаться соответствующие эстонские законы и постановления, а также специальные договора и соглашения между СССР и Эстонией по вопросам пребывания Вооруженных Сил СССР на территории Эстонии и деятельности Торгового представительства СССР. Статья 8 При организации на участках, предоставленных в исключительное пользование Вооруженных Сил СССР, стрельбищ, полигонов, складов боеприпасов и взрывчатых веществ и иных сопряженных с опасностью сооружений и пользовании ими, а также при производстве военных упражнений и учений, Вооруженные Силы СССР придерживаются правил, принятых в Красной Армии и в КБФ. В случае производства, в соответствии со ст. 15 Соглашения между Правительством Союза ССР и Правительством Эстонской Республики от 15 мая 1940 г., упражнений и учении, а также устройства временных стрельбищ вне участков исключительного пользования Вооруженных Сил СССР, последние придерживаются правил, совместно установленных командованием Вооруженных Сил СССР с Военным министерством Эстонии. Эти правила должны обеспечивать безопасность окружающей местности и обозначение опасных районов ясно видимыми знаками. Способ обозначения и длительность опасности публикуются через посредство начальника соответствующего военного округа Эстонии. Ущерб, нанесенный гражданам Эстонии вследствие несоблюдения Вооруженными Силами СССР указанных правил, возмещается командованием этих Сил; размеры ущерба определяются по соглашению договаривающихся сторон, а в случае недостижения соглашения - по решению смешанной паритетной комиссии. 176 Статья 9 В целях предотвращения пожаров в районах постоянного и временного размещения Вооруженных Сил СССР последние соблюдают на отведенных этим Силам участках и в районах их временного размещения противопожарные правила, действующие в частях Красной Армии и КБФ. В случае необходимости согласования противопожарных правил, действующих в частях Красной Армии и КБФ с соответствующими Правилами, установленными в Эстонии, такое согласование производится Советским Военным командованием с надлежащими властями Эстонии. По просьбе соответствующих властей Эстонии Советские Вооруженные Силы будут безвозмездно принимать участие в тушении возникающих вблизи мест расположения этих Сил пожаров и спасения людей и имущества. По просьбе Командования Советских Вооруженных Сил пожарные и иные организации Эстонии будут безвозмездно принимать участие в тушении пожаров, в случаях возникновения таковых на участках и в помещениях, находящихся в исключительном пользовании Вооруженных Сил СССР. Статья 10 Командование Вооруженных Сил СССР на территории Эстонии будет оповещать соответствующие эстонские власти об опасных делах местного населения, заразных заболеваниях лиц, входящих в состав указанных Сил. Равным образом надлежащие власти Эстонии будут давать такую же информацию советскому военному командованию по районам, прилегающим к местам расположения Вооруженных Сил СССР. В случаях эпизоотии стороны будут давать друг другу аналогичную информацию. В целях успешной борьбы и скорейшей ликвидации указанных выше заразных заболеваний и эпизоотии (в случае их возникновения) Вооруженные Силы СССР и соответствующие учреждения Эстонии будут координировать свои мероприятия в этой области. Статья 11 В случае смерти лица, входившего в состав Вооруженных Сил СССР, тело может быть, по желанию командования Вооруженных Сил СССР, или отправлено для погребения в СССР, или погребено на территории Эстонии. При погребении тел на участках, находящихся в исключительном пользовании Вооруженных Сил СССР на территории Эстонии, применяются санитарные и иные правила, установленные законодательством СССР. Порядок погребения вне указанных участков, а равно порядок следования трупов по территории Эстонии вне этих участков, обеспечивающий интересы здравоохранения, устанавливается по согласованию Командования Вооруженных Сил СССР с компетентными властями Эстонии. В случае смерти или обнаружения трупа лица, входившего в состав Вооруженных Сил СССР на территории Эстонии, вне пределов участков и помещений, находящихся в исключительном пользовании названных Сил, факт смерти должен быть установлен эстонскими властями совместно с представителями командования ближайшей воинской части СССР, о чем составляются соответствующие документы. Статья 12 Учреждения, входящие в состав Вооруженных Сил СССР, могут открывать и эксплуатировать на территории Эстонии типографии, литографии и иные предприятия полиграфической промышленности на отведенных названным Силам участках и в районах временного размещения этих Сил исключительно для нужд последних. Равным образом вышеупомянутые учреждения могут открывать на территории Эстонии библиотеки и читальни на отведенных Вооруженным Силам СССР участках и в районах временного размещения этих Сил для нужд последних. 177 Статья 13 Власти Эстонии обязуются запрещать гражданам и учреждениям Эстонии распространение среди лиц, входящих в состав Вооруженных Сил СССР на территории Эстонии, сочинений и изображений, размноженных типографским или иным путем. Командование Вооруженных Сил СССР принимает на себя аналогичные обязательства в отношении распространения среди граждан Эстонии сочинений и изображений, размноженных типографским или иным путем. Настоящая статья не распространяется на продажу печатных произведений в местах публичной продажи, открытых согласно действующим в Эстонии законам. Статья 14 Учреждения и лица, входящие в состав Вооруженных Сил СССР, могут устраивать на территории Эстонии собрания, представления, увеселения, клубные и иные вечера только на отведенных названным Силам участках и в районах временного их размещения, исключительно в специально предназначенных для этой цели местах. Граждане Эстонии могут принимать участие в названных собраниях, представлениях, увеселениях, клубных и иных вечерах лишь в случае получения на то приглашения от устроителей этих вечеров и с разрешения соответствующих эстонских властей. Разрешение не требуется в случае приглашения, адресованного официальным лицам. Лица, входящие в состав Вооруженных Сил СССР на территории Эстонии, могут участвовать только в такого рода собраниях, представлениях, увеселениях, клубных и иных вечерах, устраиваемых общественными организациями и гражданами Эстонии, посещение которых будет разрешено по согласованию между местным командованием указанных Сил и надлежащими эстонскими властями. Предписания предыдущего абзаца не распространяются на посещения театров, кино, концертов и иных публичных зрелищ, а также на посещение развлечений и увеселений, устраиваемых в ресторанах и кафе. Статья 15 Вооруженные Силы СССР на территории Эстонии обязуются не предоставлять убежища на участках и в помещениях, находящихся в их исключительном пользовании, гражданам Эстонии, разыскиваемым эстонскими властями и в случае соответствующего письменного требования компетентных властей Эстонии немедленно выдавать или высылать их. Эстонские власти обязаны в случае требования Командования Вооруженных Сил СССР в Эстонии разыскивать, задерживать и немедленно передавать этому Командованию лиц, входящих в состав названных Сил, самовольно покинувших свои части, а также немедленно сообщать Командованию о всех ставших им известными такого рода фактах. Статья 16 Лица, входящие в состав Вооруженных Сил СССР, нарушающие на территории Эстонии -вне участков и помещений, находящихся в исключительном пользовании этих Сил - тишину и порядок, могут задерживаться властями Эстонии для немедленного препровождения в распоряжение командира ближайшей воинской части СССР. Задержание не должно иметь места в случаях маловажных нарушений. Наложение взыскания на лиц, совершивших указанные в настоящей статье нарушения, регулируется правилами, существующими в Красной Армии и в КБФ. Статья 17 Отъезд в СССР лиц из состава Вооруженных Сил СССР, дальнейшее пребывание которых на территории Эстонии считается эстонскими властями нежелательным, регулируется по согласованию между Командованием Вооруженных Сил СССР в Эстонии и Военным министерством Эстонии, а в случае недостижения соглашения между ними - в общем дипломатическом порядке. Статья 18 Настоящие правила распространяются также на находящихся в Эстонии, в связи с Пактом о взаимопомощи от 28 сентября 1939 г., советских строительных рабочих и служащих, а также и на обслуживающий персонал Вооруженных Сил СССР в Эстонии. 178 Отлучки указанных в первом абзаце настоящей статьи лиц, а также военнослужащих, кроме высшего командного состава, из районов постоянного или временного нахождения Вооруженных Сил СССР в Эстонии, не связанные с исполнением служебных обязанностей, будут строго ограничены, особенно в дни важнейших эстонских праздников. Статья 19 Настоящее Соглашение вступает в силу с момента его подписания и подлежит последующему утверждению обоими правительствами в пятидневный срок. Статья 20 Настоящее Соглашение действует в течение всего срока действия Пакта о взаимопомощи между СССР и Эстонской Республикой от 28 сентября 1939 г. Статья 21 Настоящее Соглашение составлено в 2-х подлинниках, каждый на русском и эстонском языках, причем оба текста имеют одинаковую силу. Москва, 8 июня 1940 г. В.Декшюзов А. Реи Из: "Краткийрусско-эстонский военный разговорник", М., 1940 . Говорите правду Если не знаете, скажите "не знаю". Вы не можете не знать! Вы должны были слышать! Вы должны были видеть! Вы говорите неправду! Успокойтесь! Стой! Сдавайся! Слезай с коня! Руки вверх! Не шуми! Если будешь шуметь, убью! С каких направлений ожидаются налеты нашей авиации? Есть ли почтовые голуби? Какие имеются бомбы? Откуда подвозят продовольствие? Собрать и доставить сюда коров(овец)! Не бойтесь красноармейцев! За все взятое у жителей Raakige tott! Kui ei tea, iitelge "ei tea". Teie peate teadma. Teie pidite kuulma! Teie pidite nagema! Teie ei raagi tott! Rahustuge! Seisa! Anna alia! Hobuse seljast maha! Kaed tiles! Ole vait! Kui kara teed, tapan! Millistest suundadest (sihtidest) oodatakse meie lennuvae riinnakut? Kas on postituvisid? Millised pomme on? Kust weetakse toiduaineid? Koguge ja tooge siia lehmi (lambaid)! Arge kartke punavaelasi! Koige eest, mis elanikkudelt Раакиге тытт! Куй эй теа, йтелге "эй теа". Тейэ пеате теадма! Тейэ пидите куулма! Тейэ пидите нагема! Тейэ эй рааги тытт! Рахустуге! Сейза! Анна алла! Хобузе сельяст маха! Каед йлес! Оле вайт! Куй кара теэд, тапан! Миллистест суунадест (сихтидест) оодатаксе мейе леннуваэ рйннакут? Кае он поститувизид? Миллизейд помме он? Куст веэтаксе тойдуайнейд? Когуге я тооге сийя лехми (ламбайд)! Арге картке пунаваэлази! Кыйге ээст, мис Сдан в производство 8 июня 1940 г., подписан к печати 9 июня 1940 г. - Прим. сост. 179 войска Красной Армии заплатят! Собрать жителей для исправления дороги. Проведите нас так, чтобы никто не заметил. Принесите топливо! Если спрячете, мы сами будем искать! Где имеется ресторан? Где можно купить сахару (мяса, консервов)? Есть ли лучше? Есть ли еще? voetakse, maksab Punavagi! Koguge elanikke teed parandama. Wiige meid nii, et keegi ei markaks. Tooge klitet! Kui peidate, otsime ise liles! Kus on restoran? Kust saab osta suhkmt (liha, konserve)? Kas paremat ei ole? Kas rohkem ei ole? эланиккуделт выэтаксе, максаб Пунаваги! Когуге эланикке теэд парандама. Вийге мейд ний эт кееги эй маркакс. Тооге кйтет! Куй пейдате, отсиме изе йлес! Кус он ресторан? Куст сааб оста сухкрут (лиха,консерве)? Кае паремат эй оле? Кае рохкем эй оле? Из: I Document! diplomatic! italiani 1939-1943, vol.IV, Roma, 1960, р. 600. (пер. с итал.) Из сообщения посланника Италии в Риге Д.Роджери министру иностранных дел Италии Г.Чиано от 8 июня: Несмотря на молчание с латвийской и официальные отрицания с советской стороны, здесь распространяется мнение о том, что проходящие в Москве переговоры с политическими деятелями Балтийских государств (министр обороны Латвии вынужден продлить свое пребывание до следующей недели) нацелены на достижение увеличения и расширения советских гарнизонов, а также на прямое вмешательство СССР в руководство вооруженными силами, полицией и, возможно даже, внешней политикой этих трех Балтийских государств. Из АВП СССР, ф. 059, on. i, n. 339, д. 1319, л. 125-126. ("Полпреды сообщают...", с. 370-371.) Телеграмма наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова полпредам СССР в Литве, Латвии, Эстонии и Финляндии от 14 июня: Излагаю отношение Советского правительства к современной деятельности Балтийской Антанты: После подписания Эстонией, Латвией и Литвой пактов взаимопомощи с СССР Балтийская Антанта, члены которой Латвия и Эстония были еще раньше связаны военным союзом против СССР, не только не ликвидировалась, но усилила враждебную СССР и заключенным с ним пактам деятельность, включив в военный союз и Литву, а также стала подготавливать включение в него Финляндии. До пактов Балтийская Антанта не собиралась почти год. После подписания пактов она имела две конференции лишь на отрезке трех месяцев (декабрь 1939 г., март 1940 г.). На этих, проводившихся фактически за спиной СССР конференциях, секретно намечались способы борьбы против растущего влияния СССР в Прибалтике и против пактов взаимопомощи в частности. Последнее обстоятельство подтверждается согласованным подходом всех трех государств к вопросам, связанным с осуществлением пактов, - затяжки с подписанием отдельных соглашений, попытки уменьшить вооруженный контингент соввойск и т. п. Вообще начиная с декабря 1939 года Антанта развила исключительную, никогда в прошлом не наблюдавшуюся активность, причем во всех возможных направлениях - военном, политическом, экономическом, культурном, печати, туризма и пр. Все эти мероприятия, как в крупных, так и второстепенных областях, носили и носят на деле антисоветский характер. 180 В Балтийской Антанте за последние месяцы усилились секретно от СССР согласованные меры военного характера в Эстонии, Латвии и Литве. Эстония назначила военного апаше в Литву, а Литва - в Эстонию. В ноябре - декабре 1939 года состоялись встречные поездки начштабов Литвы и Латвии. В декабре 1939 года три литовских генерала в сопровождении чиновника МИДа ездили в Эстонию и Латвию. С февраля 1940 года в Таллинне стал выходить печатный орган Балтийской Антанты - "Ревью Балтик" на английском, французском и немецком языках, причем, например, в первом его номере литовский премьер Меркис ни слова не сказал о Советском Союзе и пакте взаимопомощи, но зато подчеркнул, что отпали все политические препятствия для полного сотрудничества (значит и военного) трех Прибалтийских государств и т. д. В связи с указанным выше Советское правительство рассматривает военный союз трех Прибалтийских стран, как нарушение пактов, которыми запрещено участие во враждебных Договаривающимся сторонам коалициях. Находившемуся в Москве литовскому премьеру Меркису мною было сделано по этому вопросу соответствующее серьезное представление. Сообщаю для Вашей ориентировки. О последующем НКИД Вас информирует. Из АШ СССР, ф. 059,on. 1, п. 332, д. 2280, л. 114-115. ("Полпреды сообщают...", с. 3 76, 3 78.) Телеграммы полпреда СССР в Эстонии К.Н.Никитина в НКИД СССР: 14 июня Немедленно (Получена в 7 час. 30 мин. 15 июня 1940 г.) Информирую о положении дел в Эстонии на 14 июня. 1) Эстонцы проводят усиленную военную подготовку. Проведена тайная мобилизация офицеров запаса и рядовых. Ежедневно обмундировывается по несколько десятков вновь прибывших офицеров запаса. На вокзале по ночам жены и семьи призванных с плачем провожают отъезжающих. Мобилизовано большинство такси. Шоферы мужчины на оставшихся автомашинах частично заменены женщинами. 2) Призванный офицерский и рядовой состав направляется на нарвскую и изборскую границу, другая часть идет на пополнение дивизий в Вильянди и Тарту. В районе Выхма, что недалеко от Вильянди, местному населению раздается оружие. Таллиннская дивизия переброшена в казармы, что недалеко от Балтийского порта. Таллиннская и Вильяндийская эстонские дивизии имеют своей задачей отрезать две наши группы войск, расположенные в Гапсале и Палдиски. 3) По обе стороны Минной гавани, где расположен наш военно-морской флот, эстонцы расположили две морские батареи, которые в случае надобности смогут расстреливать наш военно-морской флот. Кроме того, эстонцы в своем арсенале спрятали третью морскую батарею, которая в случае надобности может расстреливать наш военно-морской флот прямой наводкой. 4) Дополнили наряды полиции. Полиция вооружена карабинами. 5) В Таллинн прибыли 250 польских офицеров, которые содержатся на французские деньги. 6) На остров Малый Рог, что расположен около Балтийского порта, эстонцы перебросили несколько ящиков оружия. 7) О мобилизации офицеров и рядовых запаса - сегодня начальник штаба Балтийского флота спросил эстонского командующего морскими силами Сантпанка, последний, захваченный этим вопросом врасплох, вынужден был в этом сознаться. Также подтвердил наличие польских офицеров в Таллинне и действительность содержания их на французские деньги. 8) Объявлен сбор Кайцелита. 40 тыс. его членов поставлены в такое положение, что могут быть собраны в течение одних суток. 181 9) Все перечисленные мероприятия направлены, безусловно, против СССР: из отдельных разговоров можно вывести заключение, что создания единой армии численностью до 1 млн. человек требуют от Балтийской Антанты Англия и Франция. 75 июня (Получена в 19 час. 57 мин.) К телеграмме от 14 июня 1. В городе Тарту и его уезде населению раздается в массовом масштабе оружие. Кайцелит необычайно оживлен. Войсковые части концентрируются в районах Нарвы и Изборска. 2. Распоряжением эстонского правительства снимается с боя скот, предназначенный к поставке СССР, и отправляется для использования на консервных заводах в спешном порядке. Из Государственного архива Эстонии, ф. 957, on, '17, ед,хр& ^15" ^^'^[:] ^ , ,[11] | ("Baasidelepingust annektsioonini...", lk.141 (пер, Из телеграммы министерства иностранных дел Эстонии в посольство Эстонии в Москве от 15 июня: Приведенная в сообщении русских о Литве ссылка на военное соглашение с Эстонией неверна. Такого соглашения не было и не предполагалось. В случае необходимости можно опровергать, в качестве официального демарша ожидаем сообщения ТАСС. Пока у нас спокойно. ИзАВП СССР, ф. 06, on. 2, n. 27, д. 356, л. 21-23. ("Полпреды сообщают...", с. 387-390.) ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.М.МОЛОТОВА С ПОСЛАННИКОМ ЭСТОНИИ В СССР А.РЕЕМ 16 июня 1940 г. Тов. Молотов вызвал к себе в 14 час. 30 мин. эстонского посланника Рея и заявил ему, что посланник, наверное, уже знает, о чем тов. Молотов будет с ним говорить. Рей, перебивая тов. Молотова, отвечает, что да, он знает и он сам хотел проситься к тов. Молотову. Тов. Молотов замечает на это, что он, лично, удивлен, почему посланник этого не сделал? Рей заявляет, что Эстонское правительство не успело дать ему необходимой инструкции, так как не было полного текста заявления Советского правительства Литве. Однако ему поручено заявить, что Эстония не имеет никакого союза с Литвой. Тов. Молотов перебивает Рея и просит его выслушать по этому вопросу заявление Советского правительства. После прочтения заявления Советского правительства текст его тов. Молотов вручил посланнику (прилагается). Выслушав заявление Советского правительства, зачитанное тов. Молотовым, Рей заявляет, что Эстонское правительство лояльно выполняет советско-эстонский Пакт о взаимопомощи. Посланник вспоминает, что осенью, во время переговоров о Пакте, говорилось о военном союзе с Латвией и тогда Советское правительство не требовало его ликвидации. Сам посланник считает, что, конечно, в связи с советско-эстонским Пактом о взаимопомощи союз Эстонии с Латвией потерял свое значение. Тов. Молотов заявляет, что если об этом союзе Эстонии с Латвией когда-либо и говорилось, то никогда и нигде не говорилось о том, что этот союз может расширяться. Имевшие место в Москве переговоры с Меркисом - премьер-министром Литвы - нам показали, что активность Балтийской Антанты особенно возросла после заключения Пакта о взаимопомощи. Об этом 182 свидетельствуют поездки ген. штабов, создание специального органа "Ревью Балтик" и т. д. Происходит какая-то возня с военным союзом, причем все это от нас прячут, скрывают. Что же касается того, что активность Балтийской Антанты возросла, так об этом открыто заявил в своей статье в "Ревью Балтик" сам Меркис. Рей замечает, что пожелания Меркиса, высказанные в "Ревью Балтик", есть только пожелания. Тов. Молотов продолжает, что, кроме всего сказанного, можно еще добавить, что за последнее время проведены две секретных конференции, начали обмениваться военными атташе и т.п. и т.п. Кроме того, нам известны те заявления относительно того, что в связи с передачей Литве Вильно и решением клайпедского вопроса, где прямо говорится, что преграды к вступлению Литвы в этот союз отпали. Так что же по-вашему, спрашивает тов. Молотов Рея, военный союз - это шутка, что ли? После этого тов. Молотов предупреждает посланника, что если от Эстонского правительства не будет получен к 24 часам ответ, то Советское правительство проведет меры, намеченные в его заявлении. Рей спрашивает, какие пункты будут заняты советскими войсками. Тов. Молотов отвечает, что основные города Эстонии, в том числе и Таллинн. Рей что-то хотел просить и уже начал со слов "нельзя ли...". Тов. Молотов прервал заявлением, что нет, нет. Тогда Рей говорит, что ведь Эстонское правительство не допускало провокационных мер, как в Литве. А военный союз, спрашивает тов. Молотов и добавляет, что в отношении лично самого посланника он ничего не имеет и уверен, что в Эстонии есть еще такие люди. Однако существующее Правительство Эстонии к Советскому Союзу относится неблагожелательно. Рей снова возвращается к военному союзу с Литвой и заявляет, что на все намеки со стороны Литвы о принятии ее в военный союз Эстония всегда ей отвечала отказом. Видя, что тов. Молотов не поддерживает дальнейшего разговора об этом. Рей просит разъяснить, как понимать новое правительство, есть ли уже люди и т.п. Тов. Молотов отвечает, что сейчас важно решить этот вопрос в принципе. Обо всем остальном договоримся потом с президентом. Нашему полпреду будут даны соответствующие указания. Рей высказывает опасение, что очень мало дано времени для ответа. Тов. Молотов отвечает, что он ничего поделать не может. Перед уходом Рей спрашивает, какое количество войск будет введено в Эстонию. Тов. Молотов отвечает, что примерно 2-3 корпуса. Причем тов. Молотов предупреждает посланника, что мера эта временная. Записал беседу С.Козырев ИзАЫТСССР, ф. 06, on, 3, n. 27, д. 356, л. 27-29. ("Полпреды сообщают.^ ",с. 389-390.) ЗАЯВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ПРАВИТЕЛЬСТВУ ЭСТОНИИ 16 июня 1940 г. На основании имеющихся у Советского правительства фактических материалов, а также на основании происходившего в Москве в последнее время обмена мнений между Председателем Совнаркома СССР В. М. Молотовым и Председателем Литовского Совета министров г. Меркисом, Советское правительство считает установленным, что Правительство Эстонии не только не ликвидировало созданный еще до заключения советско-эстонского Пакта о взаимопомощи военный союз с Латвией, направленный против СССР, но и расширило его, привлекши в этот союз Литву, и старается вовлечь в него также Финляндию. До подписания советско-эстонского Пакта о взаимопомощи осенью 1939 года Советское правительство могло еще смотреть сквозь пальцы на существование такого военного союза, 183 хотя он по существу и противоречил заключенному ранее советско-эстонскому Пакту ненападения. Но после заключения советско-эстонского Пакта о взаимопомощи существование военного союза между Эстонией, Латвией и Литвой, направленного против СССР, Советское правительство считает не только недопустимым и нетерпимым, но и глубоко опасным, угрожающим безопасности границ СССР. Советское правительство рассчитывало на то, что после заключения советско-эстонского Пакта о взаимопомощи Эстония выйдет из военного союза с другими Прибалтийскими государствами и тем самым будет ликвидирован этот военный союз. Вместо этого Эстония вместе с другими Прибалтийскими государствами занялась оживлением и расширением упомянутого выше военного союза, о чем свидетельствуют такие факты, как: созыв двух секретных конференций трех балтийских стран в декабре 1939 года и в марте 1940 года для оформления расширенного военного союза с Латвией и Литвой; усиление связей генеральных штабов Эстонии, Латвии и Литвы, осуществляемых втайне от СССР; создание в феврале 1940 года специального печатного органа военной Балтийской Антанты - "Ревью Балтик", издаваемого на английском, французском и немецком языках в городе Таллинне, и т. п. Все эти факты говорят о том, что Эстонское правительство грубо нарушило советско-зстонский Пакт о взаимопомощи, который запрещает обеим сторонам "заключать какие-либо союзы и участвовать в коалициях, направленных против одной из Договаривающихся Сторон" (ст. IV Договора). И это грубое нарушение советско-эстонского Пакта о взаимопомощи происходит со стороны Эстонского правительства в то время, когда Советский Союз вел и продолжает вести исключительно благожелательную и определенно проэстонскую политику, пунктуально выполняя все требования советско-эстонского Пакта о взаимопомощи. Советское правительство считает, что подобное положение не может быть дальше терпимо. Правительство СССР считает совершенно необходимым и неотложным: 1. чтобы немедленно было сформировано в Эстонии такое правительство, которое было бы способно и готово обеспечить честное проведение в жизнь советско-эстонского Пакта о взаимопомощи; 2. чтобы немедленно был обеспечен свободный пропуск на территорию Эстонии советских воинских частей для размещения их в важнейших центрах Эстонии в количестве, достаточном для того, чтобы обеспечить возможность осуществления советско-эстонского Пакта о взаимопомощи и предотвратить возможные провокационные действия против советского гарнизона в Эстонии. Советское правительство считает выполнение этих требований тем элементарным условием, без которого невозможно добиться того, чтобы советско-эстонский Пакт о взаимопомощи выполнялся честно и добросовестно. Советское правительство ожидает ответа Эстонского правительства до 12 часов ночи 16 июня. Непоступление ответа Эстонского правительства к этому сроку будет рассматриваться как отказ от выполнения указанных выше требований Советского Союза. Из Государственного архива Эстонии, ф. 9'57, on. 4'^гй.л^р.^с.бЗ. ("Baasidelepingustannektsioonini,.,", Ik. 145. (пер. сэсяь^ Телеграмма посланника Эстонии в Москве А.Рея в министерство иностранных дел Эстонии от 16 июня: Полагаю, что важнее, чем введение войск, формирование нового правительства, которое нужно подтвердить по возможности быстрее, промедление может стать опасным. Было бы хорошо, чтобы сегодня вечером я мог рассказать Молотову что-нибудь о планах в отношении нового правительства. 184 Из АВП СССР, ф. 06, on. 2, п. 27, д. 256, л. 31. ("Полпреды сообщают...", с. 392-393.) ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В. М.МОЛОТОВА С ПОСЛАННИКОМ ЭСТОНИИ В СССР А.РЕЕМ 16 июня 1940 г. В 23 часа ко мне явился эстонский посланник Реи и заявил, что Правительство Эстонской Республики приняло условия, выдвинутые в заявлении Правительства СССР. Правительство Эстонии подало в отставку. Рей добавляет, что ответ не был дан раньше потому, что президент был в отлучке и потребовалось некоторое время для того, чтобы он смог приехать в Таллинн. Далее Рей заявляет, что, согласно Эстонской конституции, старый состав правительства выполняет свои функции до момента сформирования нового правительства. Затем Рей интересуется практическими вопросами, связанными с переходом советскими войсками эстонской границы. Тов. Молотов отвечает, что он вызовет Рея дополнительно и даст ему ответ, когда и через какие пункты будет осуществлен переход советскими войсками эстонской границы. Уполномоченным со стороны СССР для связи с представителем эстонского командования будет назначен генерал армии Мерецков. Беседу записал Козырев Из АВП СССР, ф. 059, on. 1, п.332,д. 22SO^n.tl8, 119. ("Полпреды сообщают...", с. 393-394.) Телеграммы полпреда СССР в Эстонии К.Н.Никитина в НКИД СССР от 16 июня: (Получена в 23 час. 00 мин.) Меня вызвал Пийп в 20 часов и сообщил, что Рей передал Эстонскому правительству пожелание Молотова о сформировании нового правительства и о дополнительном вводе советских войск в Эстонию. Вызван из своего имения президент Пяте и правительство, обсуждают новый состав. Через полтора часа будет точно известен новый состав, а равным образом дан ответ на пропуск через границу наших войск. Вне очереди (Получена в 01 час. 15 мин. 17 июня 1940 г.) Сформировать новое правительство эстонцы согласны. Старое правительство подало в отставку. Президент принял отставку. Президент поручил Лайдонеру договориться со мной о составе правительства. Я отсрочил переговоры до 23 час. Войска пропустить согласны. Дайте директивы. !М_, :, : ^ 'VsWWaS^ -Ч- ИДУ' ' -- ":[l];-[l]!~:S"[l]i^-i[:]-'^[i]Й-ii;^^i[^] : '-'ly'-W^V^'fJ'm""^ - - " " [:i] [iiii]"[] [11:1:] "^.-Й Ч" ^-"й!!-! "[!1а1!] ": >; : ': ?! [1;]- :[!] '- [!] [:1]! [::]:'': "!':;! ::: - : : [:] . - : :[1]:[1]" :: : и :?- -----:.: - - ---[:1:1] [!] "^:" - - - "[:]![1]; ^: - - -[!] да^||Д|||||"^^ it ilillilillllllllSII^^^^^ Из беседы наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова с посланником Эстонии в СССР А.Реем от 16 июня: В час ночи тов. Молотов вызвал эстонского посланника Рея и зачитал ему следующие мероприятия Советского правительства, связанные с переходом советскими войсками границы Эстонии: "I. Переход эстонской границы советскими войсками начинается в 5 час. 17 июня в следующих пунктах: 185 а) Орлы, Нарва, Низы, Поле; б) Корлы, Изборск, р. Кудеб у госграницы. 2. Отдельные части перешедших эстонскую границу советских войск вступят в гг. Таллин, Юрьев, Валк, Пернов, острова Вульф, Наргье, Вормс, Моон, полуостров Сурон. 3. Остальные пункты размещения советских частей устанавливаются по согласованию генералом армии Мерецковым с советской стороны и генералом Лайдонером с эстонской стороны. Встреча генерала армии Мерецкова с представителем эстонского командования генералом Лайдонером состоится в г. Нарве в 9 час. 17 июня. 4. Во избежание нежелательных недоразумений и конфликтов эстонские власти немедленно отдают приказ по войскам и населению не препятствовать продвижению советских войск на территорию Эстонии". Означенные мероприятия тов. Молотов вручил Рею в виде памятной записки. Рей поинтересовался, с кем Президент Эстонской республики будет сноситься по вопросу формирования нового правительства. Тов. Молотов ответил, что для переговоров с Президентом в Таллин будет командирован тов. Жданов. Беседу записал С.Козырев Из Государственного архива Эстонии, ф. 495, on. 1, ед.хр. ^2,с.5~^ ("1940 год в Эстонии...", с. 105-106.) ПРОТОКОЛ ВСТРЕЧИ ГЕНЕРАЛА АРМИИ К. МЕРЕЦКОВА И ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ ЭСТОНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕНЕРАЛА Й.ЛАЙДОНЕРА 17 ИЮНЯ 1940 г. Секретно Протокол от 17 июня 1940 года Соглашения между представителями командования Красной Армии Союза ССР, с одной стороны, и командования Эстонской Армии, с другой стороны. Со стороны командования Красной Армии генерал армии тов. Мерецков, со стороны Эстонской Армии генерал дивизии господин Лайдонер, приняли условия по нижеследующим пунктам. 1. Допустить размещение войск Красной Армии на территории Эстонской Республики в нижеследующих районах: 1. Западного приморского побережья до линии Таллинн, Рапла, Виртсу; 2. Нурме, Пернов, Мойзекюля, Ула, Кабли, Цинтенгоф; 3. Ристикюля, Карукюля, Мыйзакюля; 4. Раквере, Тапа, Клейн; 5. Пайде, Арокюля, Соомевере, Тамси; 6. Мз. Старо-Вайдома, Пяйдре, Немме и в городе Вильянди; 7. Оз. Вейс-Ярвь, Вейкеворокюля, Коркюль, Мз. Бенгоф и в городе Терва; 8. Валк, П. Гаука, Верро, Мз. Каролен; 9. Мз. Куккулин, ст. Вапрамяэ, Мора, Вягвере и в городе Тарту; 10. Иееве, Кренгольм, Нарва, Нарва Иоэсуу, Силламяги, рад. Орро. Острова Вормс, Моон и полуострова Сурон, а также все пункты, занимаемые войсками Красной Армии по основному договору. Острова Вульф и Нарген. 2. Представители Эстонского Командования согласились: 1. Всей эстонской авиации воздержаться от полетов над республикой в течение 14 дней по подписании настоящего Соглашения. 2. Представить Советскому Командованию в Эстонии возможность наиболее полного использования железнодорожного и других видов транспорта для перевозок войск и всяких 186 грузов, в том числе и горючего до пунктов дислокации Советских войск и пропускать советские эшелоны поездов с грузами в районы размещения войск Красной Армии в Эстонии. Взаимные расчеты за пользование железной дорогой производить по предъявлении счетов через торгпредство Союза ССР в Эстонии. 3. В связи с ростом масштаба перевозок на железной дороге для частей Красной Армии в Эстонии предоставить возможность Советскому Командованию иметь военных комендантов с аппаратами на основных железнодорожных узлах; Таллинн, Пернов, Валк, Тарту, Тапо, Нарва. 4. Обеспечить возможность беспрепятственно отводить годные участки земли под аэродромы, посадочные площадки, в местах, по указанию командования советских войск в Эстонии. 5. Для постановки службы управления Советскими войсками и Эстонии и службы ВНОС иметь советских представителей командования на телеграфно-телефонных узлах: Таллинн, Хаапсалу, Пернов, Валк, Вильянди, Верро, Тапо, Раквере, Нарва, Тарту, Печора, Изборск. 6. Предоставить Советскому Командованию и Эстонии право найма рабочей силы из местного населения для строительства и оборудования аэродромов и площадок. 7. Предоставить возможность начальникам снабжения Советских войск (не ниже начальника снабжения дивизии) закупки отдельных видов продовольствия и фуража из свободных ресурсов Эстонии. 8. Для освещения гарнизонов и аэродромов Советских войск в Эстонии предоставить им возможность пользоваться электроэнергией. 9. Во избежание недоразумений и провокаций в течение 48 часов от подписания соглашения, изъять оружие у всего гражданского населения Эстонии и хранить его на эстонских военных складах. 10. В случаях необходимости, по требованию Советского Командования, настоящая дислокация Советских войск может быть пересмотрена. Настоящий протокол составлен от руки в трех экземплярах на 3 страницах, сегодня 17 июня в 15 часов и подписан Представителем Советского Командования генералом армии Мерецковым Представителем Эстонского Командования генералом дивизии Лайдонером изГосу1!Ш]р<т1венногоАрхм^ ("1940 год в Эстонии..."^ с. ЫО-2М.) ПИСЬМО ПОМОЩНИКУ ВОЕННОГО МИНИСТРА ЭСТОНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ А.ТРАКСМАА Для размещения личного состава Краснознаменного Балтийского флота и учреждений прошу дать распоряжение об освобождении следующих помещений: 1. Здание военного министерства. 2. Здание штаба военно-морских сил. 3. Морской экипаж и его жилые здания. 4. Управление дорог. 5. Таможня. 6. Здание офицерского собрания. 7. Арсенал вместе с мастерскими. 8. Судоремонтный завод и 2 дока. 9. Пропуска во все порты. 10. Кино "Глория Палас". 11. Гостиница "Палас". 12. Гостиница "Бристоль". 13. Универмаг Тракмана. 14. Здание военного суда. 15. Здание префекта полиции. 16. Здание управления Балтийского завода. 187 17. Русский театр. 18. Здание гимназии (напротив здания Эстонского банка). 19. Стадион "Калев". 20. Дома: по Пярнускому шоссе 11, ул.Рауа 30, 31, 32, 33, 34, 36, 37, 38, 42, ул.Крейцвальда 13, 15, 17, 19, ул.Кундера 6, 10, 14, ул.Гонсиори 31, ул.Пирита 9, Нарвскому шоссе 73, 75,77,85. 21. Казармы Калевского батальона. 22. Аэродромы гидросамолетов вместе со всем оборудованием. 23. Цистерны для топлива в портах, гаражах и т.п. 24. 20 дач в Пирита и Нымме. 25. Торговый порт и Минная гавань вместе со складами и верфью. Указанные помещения прошу передать командованию военно-морского флота к 24 часам 19 июня вместе со всем содержимым, мебелью, освещением и прочим. Одновременно для обеспечения безопасности с воздуха базирующихся в Таллинне кораблей прошу передать в мое распоряжение всю артиллерию ПВО и военный аэродром. Желательный срок передачи 19 июня с.г. Начальник советской военно-морской группы С.Кучеров. Из: "Nazi-Soviet Relations. 1939-1941. Documents from the Archives o^theGerman^^W Office" ("Нацистско-советскйе отношения. 1939-1941. ДЬк^етпмтфхивовМ!^^ Германии"), Washington, Department of State, 1948, p. 151-152. (пер.^сангл.) Телеграмма помощника министра иностранных дел Германии Ф.Соннлайтнера в министерство иностранных дел Германии от 16 июня: Телетайп господину фон Грюндхеру посредством администрации министра. Министр иностранных дел просит Вас представить как можно скорее доклад о том, просматривается ли в Балтийских государствах тенденция к поискам поддержки Рейха или же там предпринята попытка формирования блока. Прошу передать отчет по телетайпу. Телетайп ответственного сотрудника по делам Балтийского региона политического отдела министерства иностранных дел Германии фон Грюндхера министру иностранных дел Германии от 17 июня: 1. Сотрудничество между Балтийскими государствами Эстонией, Латвией и Литвой основывается на договоре о взаимопомощи и сотрудничестве, заключенном этими государствами 12 сентября 1934 г. сроком на 10 лет. Кроме того, Латвия и Эстония подписали 1 ноября 1923 г. договор о взаимообороне. На практике политическое сотрудничество состоит главным образом в проведении раз в полгода конференций министров иностранных дел и совместных пресс-конференций; в то же время в самой Балтийской Антанте всегда в избытке наблюдались разногласия и соперничество. Латвия и Эстония ясно указывали на свою незаинтересованность в вопросах Мемеля и Вильно, которые были важны для Литвы. Сделанные сейчас Советским Союзом утверждения о том, что Литва присоединилась к эстонско-латвийскому военному пакту, являются, согласно имеющейся в нашем распоряжении информации, беспочвенными. Из-за очень схожих экономических структур этих стран экономическое сотрудничество между ними, несмотря на огромные, предпринятые в последние годы усилия, мало продвинулось вперед. После заключения пактов о взаимопомощи между Советским Союзом и Балтийскими государствами в сентябре-октябре 1939 г., между последними в смысле антисоветизма не наблюдалось более тесного сотрудничества. Ввиду оккупации этих стран советскими войсками все балтийские правительства отдавали себе отчет об опасности, которую повлекла бы за собой подобная политика. 188 2. По этой же причине в последние несколько месяцев не может быть даже разговора о зависимости внешней политики Балтийских государств от Германии. Правительство Литвы, возможно, даже до последних дней не могло понять, заинтересована ли Германия в Литве политически или нет, хотя в некоторых кругах (пример литовского посланника в Берлине) существовала надежда, что в случае дальнейших советских требований Германия промолвит в Москве словечко в защиту Литвы, несмотря на то, что, повторим, с нашей стороны для этого ни разу не было дано ни малейшего повода. С другой стороны, наши экономические отношения с Балтийскими государствами очень укрепились со времени начала войны. Относительно важности Балтийских государств в военной экономике Рейха предлагаю ознакомиться с приложенным ниже меморандумом господина Шнурре. (Приложение) Меморандум министерства иностранных дел Экономическое значение трех Балтийских государств для наших закупок продовольствия и сырья, необходимого для войны, значительно возросло в результате заключения торговых договоров с этими государствами в минувшем году. В течение последних шести месяцев мы дополнительно заключили секретные соглашения с этими тремя странами, согласно которым весь экспорт из них, исключая малую часть, уходящую в Россию, и другую, предназначенную для нейтральных стран, будет направляться в Германию. Для Балтийских государств это составляет около 70% от экспорта в целом. Германский импорт из Балтийских государств в текущем году будет произведен на общую сумму 200 миллионов рейхсмарок и будет включать зерно, свинину, масло, яйца, лен, лесоматериалы, семена и, в случае Эстонии, бензин. Сосредоточение российского влияния в этом регионе будет серьезно угрожать необходимым закупкам. С одной стороны, русские сделают все, чтобы удержать на месте сырье и, особенно, продовольствие для собственного потребления. С другой стороны, даже если часть его будет по-прежнему направляться в Германию, они предъявят требования к поставкам германской продукции, отличные от тех, которые в прошлом существовали в Балтийских государствах, в результате чего прежний товарообмен будет нарушен. Мы могли бы облегчить поставки, нужные Балтийским государствам, и во многих случаях, под давлением обстоятельств, могли бы отставить эти государства до лучших времен. Напротив, экономические интересы Советского Союза в трех Балтийских государствах незначительны. Советский Союз удерживал за собой лишь около 10% экспортной торговли Балтийских стран на основании недавно заключенных договоров. Изг(оеты<<Вестидня"(Т<шлинн)от17июня1940г. Усиление советских войск в Эстонии Эстонское правительство подало в отставку Правительство Советского Союза в воскресенье, 16 июня обратилось к эстонскому правительству с требованиями, цель которых - обеспечить выполнение договора о взаимопомощи между Эстонией и Советским Союзом. Правительство Эстонии под председательством Президента государства К.Пятса приняло представленные требования и сообщило об этом правительству Советского Союза. В связи с этим правительство Эстонии подало прошение об отставке, которое Президент государства принял, предприняв вместе с тем немедленные шаги к составлению нового правительства. В результате заключенного с правительством Советского Союза соглашения, советские войска вступают в различные центры Эстонии, где их до сих пор не было. Правительство уверено, что все граждане отнесутся к приходу войск Советского Союза в новые места 189 расположения с обычной предупредительностью и спокойствием. Президент государства К.Пяте в воскресенье, 16 сентября прибыл из Ору обратно в Таллинн. Наказаны за распространение волнующих слухов По распоряжению директора полиции, за распространение волнующих общество и могущих повредить внешнеполитическим отношениям сведений наказаны проживающие в Тарту А.И.Юриадо штрафом в 1 000 кр. или, в случае неуплаты его, 60-ю днями ареста и М.Клейцман денежным штрафом в 500 кр. с заменой 80-дневным арестом. В Тарту закрыт Женский клуб за уклонение от устава и обсуждение политических вопросов. Из: "Nazi-Soviet Relations...",?. 153-154. (пер. с англ.) Циркулярная телеграмма статс-секретаря Э.Ф. фон Вайцзеккера всем дипломатическим представительствам Германии от 17 июня: Для ин4)ормации и ориентирования в беседах. Беспрепятственное укрепление советских войск в Литве, Латвии и Эстонии и реорганизация правительств Балтийских государств, производимая советским правительством для достижения более надежного сотрудничества с Советским Союзом, касается только СССР и Балтийских государств. Поэтому, учитывая наши неизменно дружеские отношения с Советским Союзом, с нашей стороны нет никаких причин для нервозности, в которой довольно прозрачно пытаются нас уличить некоторые зарубежные агенства печати. Прошу воздерживаться во время бесед от любых высказываний, которые могут быть восприняты как поддержка какой-либо из сторон. Прошу подтвердить получение. ИзАВПРФ,ф.06,Оп.2,п.14,д.155,л.206-2б"^ ("Документы внешней политики...", т. 23, кн. ],, с^ 353-354,) Из беседы наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова с послом Германии в СССР Ф.Шуленбургом от 17 июня: Тов. Молотов сообщил Шуленбургу, что он хочет его проинформировать о балтийских делах, основные сведения о которых ему, вероятно, известны из газетных сообщений. Советский Союз договорился с Латвией, Литвой и Эстонией о смене правительств этих стран и о вводе советских войск на их территорию. Основной причиной мероприятий Советского правительства явилось то, что Советский Союз не хочет оставлять в прибалтийских странах почву для французских и английских интриг. С другой стороны. Советский Союз не хочет, чтобы из-за прибалтийских стран его поссорили с Германией. В прибалтийских странах имелись элементы, которые могли быть использованы для этого, что было бы крайне нежелательно. Советский Союз вел переговоры и они успешно закончились. Литовский президент Сметона бежал. Его замещает сейчас, согласно литовской конституции, Меркис. Советский Союз посылает полпредов в прибалтийские страны, чтобы договориться о составе правительств этих стран. В Литву послан тов. Деканозов, в Латвию -- тов. Вышинский и в Эстонию -- тов. Жданов. Политика Советского Союза была всегда пролатвийской, пролитовской и проэстонской. Теперь Советский Союз хочет обеспечить со стороны балтийских стран просоветскую политику. Советские войска уже вошли в прибалтийские страны, причем никаких инцидентов не было. Литовское правительство уже сформировано, и состав его уже опубликован. В основном в него вошли просоветски настроенные элементы. Все эти мероприятия должны обеспечить полное уничтожение какой-либо почвы в прибалтийских странах для проведения антисоветской политики. 190 Закончив свою информацию, тов. Молотов предложил Шуленбургу задать, если он их имеет, вопросы. Шуленбург ответил, что он не имеет вопросов и что это дело исключительно только Советского Союза и прибалтийских стран. Из: "Nazi-Soviet Relations...", p. 154. (пер. сангл.) Телеграмма посла Германии в Москве Ф.В.Шуленбурга в министерство иностранных дел Германии в ночь с 17 на 18 июня: Сегодня вечером меня пригласил Молотов и выразил самые теплые поздравления советского правительства по случаю блестящего успеха вооруженных сил Германии. Затем Молотов проинформировал меня о советских действиях по отношению к Балтийским государствам. Он сослался на доводы, опубликованные в прессе, и добавил, что настала необходимость положить конец всем интригам Англии и Франции, которые пытаются сеять недоверие и разногласия между Германией и Советским Союзом в Балтийских государствах. Для ведения переговоров о формировании новых правительств в Балтийских государствах советское руководство направило в помощь к аккредитованным там полпредам следующих эмиссаров: в Литву - заместителя наркома иностранных дел СССР Деканозова, в Латвию -представителя совнаркома Вышинского, в Эстонию - секретаря Ленинградского областного комитета партии Жданова. В связи с бегством Сметоны и возможностью перехода границы подразделениями литовской армии Молотов заметил, что литовская граница, по-видимому, недостаточно охраняется. Поэтому советское правительство, если потребуется, окажет помощь литовскому правительству в охране границ. Из: "Riigi Teataja" , 1940, N51, lk. 478. (" 1940 год "Эстонии...", с. Ш-109). ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ ОТ 18 ИЮНЯ 1940 ГОДА Основание: Закон об оборонном положении (RT, 1938, 40, 365) статья 13, ч. 1 и ст. 15. Статья 1. Всем частным лицам запрещено хранить и носить с собой пистолеты, револьверы, винтовки и более сильное оружие. Торговым лавкам и оружейным мастерским запрещается выставлять и продавать частным лицам различное оружие. Статья 2. Оружие, указанное в статье 1 данного постановления, надлежит сдать на хранение в военных складах Эстонии местному комиссару полиции или в волостную управу не позднее 15 часов 19 июня 1940 года. Статья 3. Приемка оружия регистрируется в учреждениях, указанных в статье 2 данного постановления, и лицам, сдавшим оружие, вносится соответствующее подтверждение в разрешение на хранение оружия или выдается отдельная квитанция. Сданное оружие маркируется регистровым номером и именем владельца. Статья 4. Нарушители данного постановления наказываются тюремным заключением или арестом на срок до трех месяцев или денежным штрафом до трех тысяч крон. II Данное постановление оглашается по телеграфу. генерал Й.Лапдонер, Главнокомандующий вооруженными силами 191 Из: "Riigi Teataja", 1940, N51, Ik. 478, ' ; [:] , [iii]^[] [1] у. .:;;: \,:- .^-.^f,.:--.^.:^^^^ : ^Щ^^уу^^ (Государственный архив Эстонии, ф. 852, он. J, д. 49, д.:"2^[:]^[]4'- [1]:[:]::[::::l],[l]:[:]!:l[;]l: ^[1] , : [1], ^^ж! ^-' ^ s[1] :\ ^ . ("1940 год в Эстонии...", с. 107). - [111] [:::] .[\] ^ "х:^"[8]'[1]:;[11]^^[1].^ 'Ж,[:1:] ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ ЭСТОНИИ 18 июня 1940 г. Статья 1. До 1 июля 1940 г. запрещаются любые публичные и закрытые собрания, скопления народа, сходки, шествия и манифестации, а также обсуждение и принятие на них различных решений и резолюции. Запрещается также подготовка к указанным в первой части статьи собраниям, сходкам, шествиям и манифестациям, предоставление помещений для их проведения и оказание иного содействия. Статья 2. Предусмотренный в статье 1 запрет не распространяется на собрания, созываемые правительственными властями, а также на заседания предусмотренных уставами юридических лиц исполнительных органов и ревизионных комиссий, если в них участвуют только члены указанных органов, на молебствия в церквах и религиозных обществах, на обычные похоронные процессии и семейные вечеринки. На проведение заседаний, предусмотренных уставами юридических лиц распорядительных органов, требуется разрешение местного префекта полиции. Статья 3. В целях поддержания общественного порядка и укрепления безопасности все обязаны выполнять распоряжения полиции. Запрещается мешать или воспрепятствовать деятельности полиции по отдаче распоряжений, указанных в первой части статьи. Статья 4. Лица, нарушающие настоящее постановление, наказываются заключением в тюрьму или арестом на срок не свыше трех месяцев или штрафом в размере не более 3000 крон. <...> генерал Й.Лайдонер, Главнокомандующий войсками Из Государственного архива Эстонии, ф. 852, on, I, д. 49, л. 1. -\^ у,гу^^- ("I940 год "Эстонии...", с. 106). f :' '[1::::] [;::] У^Т^ [::::] У'3^[1:::]- ^^Jfl' if,[31] - [;1::] ^v^^i^ii ft'S:^' ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ ЭСТОНИИ от 18 июня 1940 г. Основание: Закон об оборонном положении (RT, 1939, 40, 365) статья 13, части 1, 2 и статья 15. I Статья 5 постановления Главнокомандующего вооруженными силами от 3 ноября 1939 года ("Рийги театая", 1939, No 99, ст. 759) изменяется и действительна в следующей редакции: Статья 5. Запрещается без разрешения соответствующего префекта полиции фотографирование и киносъемка вне закрытых помещений, а также ношение фотоаппаратов и кинокамер. II Настоящее постановление вступает в силу со дня опубликования. генерал Й.Лайдонер, Главнокомандующий вооруженными силами 192 ИзАВП,СССР,ф^59,оп11,шЗ^ ,.,::' [1]. [1], : ' ,"[111]'-. ("Полпредысообщают.,^", с. 405-406,} Телеграмма уполномоченного правительства СССР в Эстонии А.А.Жданова в НКИД СССР от 19 июня: Немедленно (Получена в 08 час. 50 мин. 20 июня) Был у Пятса сегодня вместе с Никитиным. Пяте начал с вопроса, какие политические пожелания имеются у меня к составу нового Эстонского правительства. Решив оставить эту тему на конец, я перевел беседу на наши отношения. Пяте начал всячески выгораживать старое правительство, уверяя, что оно честно и добросовестно относилось к выполнению пакта, и пытался свести вину старого правительства к вполне объяснимым, по его мнению, трениям из-за затяжки в представлении участков для размещения наших частей, у него никаких претензий к нам нет и так далее. Тогда я изложил наши претензии в связи с представлением Эстонскому правительству, сослался и на беседу Меркиса с Молотовым и на статью Каролья в "Ревью Балтик", о которой Пяте заявил, что не читал. Пяте пытался отвести все обвинения, заявляя, что никакой военной Балтийской Антанты не было, что военный союз с Латвией давно-де потерял свое значение, что Лайдонер был в плохих отношениях с Раштикисом, что отношения с Финляндией были натянутые. Далее он сказал, что он. Пяте, абсолютно честен в отношениях к Советскому правительству, но коль скоро без него в стране ничего не делается, то ручается и за честное отношение к СССР всех членов старого правительства, за деятельность которого он отвечает. Одним словом, он тянул меня на то, чтобы я сказал, что ему не верю. Я ответил, что нельзя опровергнуть абсолютно доказанных фактов, имеющихся в нашем распоряжении. После этого перешел к вопросу о новом правительстве. Пяте сообщил, что сделает предложение о формировании кабинета Рею, и просил согласия на его кандидатуру сегодня же, чтобы Рею сделать официальное предложение. Рей уже дал предварительно согласие. От обсуждения вопроса о Рее я уклонился под предлогом необходимости изучить обстановку, сказав вскользь, что Рей чересчур тесно связан со старым правительством. На этом беседа закончилась, причем о времени встречи не уславливались, а решили договориться особо. Общее впечатление таково, что Пяте, Лайдонер и вся руководящая клика из старого правительства хотят сохранить руководящее влияние и изобразить дело так, что в Эстонии Эстонское правительство ни в чем не виновато и является жертвой большой европейской политики Советского Союза и что такова горькая судьба маленьких государств, которые вынуждены терпеть трудности из-за "чрезвычайного периода", при всем этом чувствуется большая растерянность. Под видом "помощи" нашим войскам в стране до первого июля Лайдонер запретил все собрания, на этом основании сегодня разгоняются рабочие митинги в Таллинне и арестовываются ораторы, выступающие с приветствиями Красной Армии. Не следует ли вмешаться в это дело или оставить до нового правительства? Высылаю завтра свои соображения о составе нового правительства. ИзАВПт'СРгф.059,^,п^312^^^ . ^ , -.[1;]: " , . - ^ ^, , ^,.. ^ -: <<уП^д^д"гс<^^в1^...",с.^(Отправлена в 20 час. 50 мин.) Против намеченного вами нового состава правительства возражений у нас нет. Лайдонера нельзя оставлять командующим. На пост командующего надо выдвинуть нового человека. Надо твердо сказать эстонцам, чтобы они не мешали населению демонстрировать свои хорошие чувства к СССР и Красной Армии. При этом намекнуть, что в случае стрельбы в демонстрантов советские войска возьмут демонстрантов под свою защиту. 193 Из: "Riigi Teataja", 1940, N 54, lk. 491-492. ("1940 год в Эстонии...", с. 132-133.) ПРИКАЗ Президента республики No 55 Издан по особому праву 21 июня 1940 г. Увольняю в отставку Правительство республики, назначенное изданным по особому праву приказом No 110 от 12 октября 1939 года. К. Пяте Президент республики ДЕКРЕТ ПРЕЗИДЕНТА ЭСТОНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ 21 июня 1940 г. Утверждаю в должности правительство республики в следующем составе: Премьер-министр Иоханнес Варес Министр Ханс Круус Министр просвещения Иоханнес Семпер Министр юстиции Борис Сепп Министр экономики Юхан Нихтиг Министр сельского хозяйства Александр Йыээр Министр внутренних дел Максим Унт Министр социальных дел Неэме Руус Военный министр генерал-майор Тынис Ротберг Министр путей сообщения Орест Кярм Министр иностранных дел Ниголь Андрезен К. Пяте Президент республики Из газеты "Вести дня" fTla.fl^w^^^lli:!^^ Вчерашний митинг и шествие рабочих в Кадриорг к Президенту государства Вчера с разрешения министра иностранных дел в Таллинне состоялись демонстрация по городу и митинг на площади Свободы. Точно такие же манифестации устроены были в Тарту, Нарве, Пярну и других промышленных центрах. Утром рабочие собрались в своих предприятиях, но не начали работы, а стали готовиться к шествию. В 9 ч. утра рабочие, выстроившись рядами со знаменами и плакатами, направились на площадь Свободы, где к 10 ч. назначен был сбор. Здесь построились рабочие по предприятиям и проф. союзам, поддерживая все время порядок. Рабочие несли красные плакаты с лозунгами "Мы требуем образования правительства, которое честно будет соблюдать заключенный с Советским Союзом договор", "Мы требуем работы трудящимся, хлеба и свободы" и др. Первым выступил с речью взобравшийся на грузовик представитель союза работников иглы О.Пярн, который говорил о требованиях рабочего народа и вместе с тем выразил признательность правительству Советского Союза, красной армии и их вождям за защиту интересов трудящихся мира. Вслед затем с речью выступил представитель советской армии, который подчеркнул стремление красной армии и Советского Союза бороться за мир и интересы рабочих. После речи военного представителя пропет был "Интернационал". 194 Затем началось шествие рабочих, выстроенных рядами, по городу. Оно направилось по Кардовскому бульвару, через Вышгород, через большой Вышгородский подъем по Пикк ул. на Морской бульвар, а оттуда в Кадриорг. Достигнув Кадриорга, участники шествия выстроились перед дворцом Президента государства. По громкоговорителю сообщили, что делегация представителей таллиннских рабочих пошла к Президенту К.Пятсу, и ожидается скорое возвращение делегатов. Участникам шествия давались указания с одного грузовика, на котором находился микрофон. Вскоре после возвращения делегации от Президента на балконе дворца показался в сопровождении главнокомандующего армией ген. И.Лайдонера и старшего офицера для поручений кол. Г.Грабби Президент государства К.Пятс. Его выход на балкон встречен был приветствиями и овациями тысячной толпы народа. Однако, вследствие шума Президент государства не смог произнести свою речь и вскоре вместе со своей свитой ушел с балкона во дворец. У дворца толпой был исполнен государственный гимн и затем шествие направилось обратно в город и вторично прошло по всем центральным улицам. Шествие продолжалось до 4 ч. дня. Освобождение политических заключенных Вчера же шествие направилось к центральной тюрьме для освобождения политических заключенных. Шествие сопровождали все время советские бронированные автомобили. У тюрьмы от него отделилось несколько лиц, которые направились в здание тюрьмы. Освобождение политических заключенных, на что министр юстиции дал свое согласие, началось около 4 часов дня. Вслед затем решено было занять несколько учреждений. Вечером с балкона Вышгородского дворца выступили с речами освобожденные политические заключенные Муи и Лийвоя; член правления союза таллиннских строительных рабочих А.Пихт дал краткое обозрение событий дня, а за ним выступил общий руководитель демонстраций О.Сепре. В своих речах они призывали соблюдать строгую дисциплину, и указали, что всем нужно оставаться на своих местах и работать. Те рабочие, которые служили в войсках и знали обращение с оружием, вступили в добровольную охрану. Регистрация и снабжение оружием членов охраны происходило на Пярнуской ул., No 41. Вечером народ долго обсуждал сообщение об образовании нового правительства. Тем временем пожарный оркестр играл на балконе Вышгородского замка. Во время этих событий в 6.30 на башне "Длинный Герман" поднят был вместо государственного флага красный флаг. Сегодня красный флаг на башне заменен снова государственным. Из: IBocumentidiplomattcUtilliani 1939-1943, voh V, Roma, 1965, р. 72. (пер. с итал.) Из сообщения посла Италии в Москве А.Россо министру иностранных дел Италии Г.Чиано от 22 июня : Не подлежит сомнению, что на правительство СССР произвели огромное впечатление военные действия Германии на Западе. Оно не рассчитывало на такую скорость и размах. Кремлю эта война виделась более продолжительной и он, возможно, ожидал менее внушительных результатов. Думается, что сегодня его начинает тревожить германская сверхмощь, поскольку уже предпринимаются необходимые контрдействия. Этим объясняются и та поспешность в укреплении собственных позиций на Балтике путем активной оккупации Литвы, Латвии, Эстонии, и нахождение советских войск в мобилизационном режиме... 195 Из Архива Военно-Морского Флота РФ, исх. 2668. 23 июня 1940 г. СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО ЦК ВКП(б) - г. СТАЛИНУ, И.В. Председателю СНК СССР т. МОЛОТОВУ, В.М. Председателю Комитета Обороны при СНК СССР Маршалу Советского Союза - тов.ВОРОШИЛОВУ.К.Е. ЦК ВКП(б) - т. ЖДАНОВУ, А.А. Строительство базы в Палдиски рассчитано на вступление базы в эксплуатацию только в 1943 г., до этого времени у кораблей, базирующихся на этот район, отсутствует оборудованная и укрытая от ветров и волн якорная стоянка, имеющая возможность проводить хотя бы текущий ремонт кораблей. Докладывая вышеизложенное, прошу указаний Народным Комиссариатам Иностранных Дел и Внешней Торговли Союза СССР на заключение арендных договоров с Эстонским и Латвийским правительствами на следующие территории в районе портов Таллин и Либава: 1. Передать в аренду всю Военную и Петровскую гавани порта Таллин с прилегающей к ним территорией и находящимся на ней оборудованием. В настоящий момент арендована только западная часть Военной гавани. 2. В целях создания нашей обороны подступов к порту Таллин - арендовать о-ва Найсаар (Нарген), Аэгна (Вульф) и район эстонской батареи на мысе Сууропи, с передачей всех оборонительных сооружений. В данный момент на этих островах и мысе Сууропи имеются эстонские батареи с гарнизонами и размещены части морской пехоты Краснознаменного Балтийского Флота. <...> Опыт войны с белофиннами показал, что для обеспечения флота ремонтом и поддержания его в боевой готовности необходимо иметь свои ремонтные базы. Как решение данного вопроса считаю необходимым произвести следующие мероприятия: Арендовать судоремонтные мастерские Рииги-Садама-Техас (с плавдоками) находящиеся в г. Таллине и имеющие до 800 человек производственных рабочих. Арендовать гавани и территорию бывших заводов Беккера и Русско-Балтийского п/о Копли и обязать НКПС приступить к постройке на территории одного из заводов ремонтной базы по обеспечению среднего и текущего ремонта кораблей. Территория бывшего второго завода будет использована НКВМФ. <...> Прошу указаний Народным Комиссариатам Иностранных Дел и Внешней Торговли СССР на заключение арендных договоров также по пунктам 1, 2 и 3 по производственным предприятиям. При заключении договоров должны быть уточнены границы арендуемых участков. Народный Комиссар Военно-Морского Флота Союза ССР Адмирал (Кузнецов) Из АВП СССР, ф. 012, on. 2, n. 20, д. 2Q5, л, fl 7-Ш ("Полпреды сообщают...", с. 435^443.) ОБЗОР СОБЫТИЙ В ЭСТОНИИ ЗА ПЕРИОД С 15 ПО 25 ИЮНЯ 1940 г., ПОДГОТОВЛЕННЫЙ ПОЛПРЕДСТВОМ СССР В ЭСТОНИИ 26 июня 1940 г. 16 июня, согласившись с требованиями, предъявленными тов. Молотовым, Эстонское правительство подало в отставку. Президент, принимая отставку правительства, поручил ген. Лайдонеру составление нового правительства. На другой день советские войска начали вступать в важнейшие жизненные центры Эстонии - Таллинн, Нарву, Петсеры, Изборск, позднее Тарту, Валк и др. пункты. Вступление советских войск в Таллинн началось в 11-м часу 196 утра. В 10 час. ген. Траксмаа и его помощники были приглашены в полпреде гво для совместного разрешения вопроса о местах расквартирования частей Красной Армии. Были намечены в качестве пунктов расположения наших частей в Таллинне такие его районы -Копли, ипподром, военная школа и центр г. Таллинна для размещения штаба. Красноармейцы расположились временно под открытым небом, пока закончится освобождение жилых помещений. Ген. Траксмаа заметно интересовался количеством и родом войск, вступивших в город. Он безуспешно задавал несколько раз вопрос: "Какие части располагаются" в таком-то районе? "Каков количественный состав частей, располагаемых в районе военной школы?" и т.д. Население Таллинна сочувственно встречало красноармейцев, посылая дружеские приветы танковым частям и мотомеханизированной пехоте. Местные власти не чинили никаких препятствий и внешне стремились поддерживать порядок и спокойствие. Страшно нервно и внутренне злобно реагировали на совершающиеся события торгово-промышленные и коммерческие круги, в также члены различного рода реакционных организаций - вапсовцы, кайцелитовцы. В первый же день вступления наших частей не обошлось без реакционных выпадов. В районе Копли, когда эстонский рабочий приветствовал прибывшие туда части, реакционные элементы набросились на него и сильно избили. В течение 18, 19, 20 июня продолжалось вступление и размещение наших частей, и всюду, где только появлялись бойцы и командиры Красной Армии, их тепло встречали и приветствовали трудящиеся Эстонии. Морально-политическое состояние Красной Армии хорошее. Маршируя стройным шагом, красноармейцы распевали песни, и к ним присоединялись эстонцы - рабочие и молодежь. Так, например, у здания посольства красноармейцы, приехавшие на грузовой машине сменить наряд, дружно запели песню "Широка страна моя родная", сразу же столпилась публика и присоединилась к общему хору красноармейцев. Те, кто не знал слов, пели без слов, быстро усваивая мелодию. Из хора присоединившейся к красноармейцам публики особенно выделялся, голос рабочего, который прислонился к стене и увлекательно запевал. В конце этот рабочий сказал: "Хорошо, товарищи, поете, давайте еще споем!" В течение этих дней у здания посольства и по улицам города не прекращается пение советских революционных песен, таких, как "Каховка", "Москва", "Песня о Родине", "Тачанка", "Конармейская" и др. После того как войска Советского Союза вступили в Эстонию и когда по всей стране стало известно об отставке правительства, в народе пробудилось оживление и дух поднятого настроения - ликование. Это нашло свое выражение в организованных шествиях и демонстрациях рабочих 21 июня. Рано утром 21 июня на площади Свободы собрались рабочие - свыше 4000 человек, среди которых ткачи, кузнецы, рабочие гавани и др. На площади состоялся митинг, на котором выступали с речами рабочие, профсоюзные деятели. В речах ораторов, на красных знаменах и в провозглашаемых рабочими лозунгах были требования: "Убрать правительство, провоцирующее войну против Советского Союза!", "Создать правительство, способное неуклонно провести в жизнь Пакт о взаимопомощи между СССР и Эстонией", "Свободу политзаключенным!", "Требуем свободы, работы и хлеба!". После митинга демонстранты разбились на группы, одна из которых направилась к министерству внутренних дел, заняла помещение министерства, сняла эстонский флаг и водрузила красный флаг. С балкона министерства произносились речи и провозглашались требования: "Долой юримское правительство!", "Хлеба, работы, свободы!", "Да здравствует Красная Армия!", "Да здравствует Сталин!". На балконе находился оркестр, составленный из рабочих, который исполнял революционные гимны. Другая группа рабочих направилась к резиденции президента - Кадриоргу, где на балконе находились Пяте и Лайдонер. Пяте начал было говорить, но тут же раздался голос - "Не верим!". Рабочие требовали освобождения политзаключенных, на что президент не согласился. Тогда манифестация направилась к центральной тюрьме и освободила 27 человек политзаключенных, некоторые из них сидели по 10-15 лет, причем, как рассказывают заключенные, они вынесли исключительно тяжелые условия тюремного режима. Между прочим, обстоятельства освобождения политзаключенных эстонскими газетами от 22 июня описываются как результат того, что жерла пулеметов и орудий угрожающе нашими красноармейцами были направлены в сторону ворот тюрьмы. Это не соответствует 197 действительности, так как, хотя наличие наших частей и способствовало подъему революционного духа рабочих, все же политзаключенные освобождены без активного вмешательства Красной Армии самими рабочими. Следовало бы по этому поводу написать опровержение. Третья группа демонстрантов направилась к арсеналу, выставила у его входа охрану из рабочих-дружинников. Проходя по улице Пикк мимо здания полпредства, рабочие приветствовали тов. Жданова, который находился на балконе посольства. Во время массового шествия на улицах рабочие разоружали и прогоняли полицию, обеспечивая порядок собственными силами рабочими-дружинниками. К 16 час 21 июня на постах полиции не было. Демонстрация рабочих была закончена лишь после того, когда руководители ее объяснили, что правительство еще не сформировано и после его сформирования будет объявлена в газете и по радио декларация нового правительства. Ночь с 21 на 22 июня прошла неспокойно. В нескольких местах эстонские офицеры обстреливали наши части и танковые посты. Так, например, стрельба раздавалась из военного госпиталя (стреляли комендант этого госпиталя и еще двое эстонских военных), стреляли из военной школы (нашим частям пришлось разоружить эту школу - 400 человек), раздавались выстрелы по торгпредству (стреляли кайцелитовцы). Бойцы и командиры принимали в каждом отдельном случае быстрое решение по ликвидации засад вооруженных офицеров, кайцелитовцев или другой организации, подготовленной к антисоветской деятельности прежним правительством. В раскрытии и ликвидации очагов подготовки вооруженных столкновений активное содействие оказывали рабочие дружины. В результате враждебных действий были жертвы - до 10 человек рабочих эстонцев было ранено и 1 человек убит, из бойцов был ранен 1 красноармеец. Был выведен из строя 1 пулемет. Ночью с 21 на 22 июня сформировалось новое правительство, и министр внутренних дел Унт отдал распоряжение полицейским занять свои прежние посты. К утру внешняя полиция была на своих местах. Утром, когда газеты опубликовали новый состав правительства и когда полиция заняла свои посты, на улицах можно было слышать и наблюдать крайнее удивление у тех, кто только вчера демонстрировал, относительно того, что "снова все по-старому, и правительство буржуазное, и полиция на своих местах" и т. д., настолько была высокая степень массового подъема 21 июня, несмотря ни на какие провокации. А провокаторские элементы среди рабочих-демонстрантов действовали. Так, например, явно провокаторски вел себя адвокат Кахра, который очутился в первых рядах колонны рабочих-портных, с красным знаменем в руках. Относительно формирования нового состава правительства н его характеристики необходимо указать следующее: Об отставке правительства стало известно еще 16 июня. Кандидатов в новый состав правительства со стороны старого правительства не называлось, за исключением Рея, который ими намечался в премьеры. 17 июня эстонцам стало известно о том, что приезжает А.А.Жданов для участия в составлении нового правительства. Об этом эстонцы узнали из двух источников; во-первых, из телеграммы Рея, во-вторых, они подслушали передачу по телефону телефонограммы из НКИД о том, что "17 июня из Москвы для участия о составлении нового правительства по поручению тов. Молотова в Таллинн выезжает тов. Жданов". Кроме того, в печати (в газете "Сегодня") появилась информация о том, что зам. наркома иностранных дел тов. Деканозов выезжает в Литву для участия в формировании нового состава правительства. Из этого эстонцы могли заключить, что и в Эстонию прибудут высшие представители Советского правительства, поскольку сделанное тов. Молотовым представление Литовскому правительству предполагает аналогичное представление и Эстонскому правительству как члену Балтийской Антанты, со всеми вытекающими из упомянутого представления выводами. Таким образом, для эстонцев не был секретом предстоящий приезд в Таллинн тов. Жданова. Это обстоятельство важно учесть ввиду того, что уже начиная с 17 июня в полпредство стали звонить отдельные лица, выясняя вопрос о характере будущего правительства, о существе его новой ориентации, о его программе и т.д. Некоторые даже предлагали услуги. Среди лиц, обратившихся в течение 17-18 июня в полпредство, был и Кахра, нахальство которого граничило с явной провокацией. Не добившись в течение почти 2 месяцев приема (я, относясь к нему как к личности подозрительной, все время отказывал в приеме), он 18 июня вечером 198 явился в полпредство и заявил дежурному, что у него ко мне имеется срочное дело. Я в кабинет его не допустил и вышел его сопроводить из здания. Он успел мне высказать свое пожелание обязательности участия в правительстве некоего Пальвадре и его самого, конечно. Я ему ответил, что никакого отношения к этому вопросу не имею и не желаю на подобную тему разговаривать, так как составление нового правительства - это внутреннее дело эстонцев, при этом я заметил, что ни Советское правительство, ни части Красной Армии, находящиеся на территории Эстонии, ни полпредство, ни советские учреждения, находящиеся на территории страны, не вмешиваются во внутреннюю жизнь эстонского народа. В свете этого факта вызывает подозрение задуманная Кахра цель издать на эстонском языке книгу об СССР, с рукописью которой тов. Бочкарев в феврале направил его ко мне на предмет содействия ему получить через ВОКС фото и иллюстрации к задуманному изданию. В числе других случаев аналогичного характера был такой: Ко мне обращались редактора газет с таким вопросом: "Можно ли дать информацию в печати о том, что дополнительные войска Советского Союза введены в Эстонию в связи с предстоящим в ближайшее время походом Германии на СССР и Советское правительство поэтому создает в Эстонии угодное ему правительство, чтобы вместе выступить против Германии?" На это я ответил следующее: "Отношения между Германией и Советским Союзом развиваются нормально, пакт с обеих сторон выполняется, и возникающие вопросы разрешаются в атмосфере взаимно дружеских отношений, поэтому нет никакого повода для помещения подобного рода информации." В остальных случаях обращавшимся в полпредство приходилось разъяснять существо происходящих событий. 21 июня было сформировано правительство. <...> Ниже приводятся уточненные биографии и характеристики на членов правительства нового состава: 1) Премьер-министр доктор Иоганнес Варес как писатель пишет под псевдонимом Иоганнес Барбарус. Родился 12 января 1890 г. в волости Геймнталь. В 1910 году закончил Перновскую гимназию. В 1914 году закончил медицинский факультет Киевского университета. Во время мировой войны служил военным врачом в Галиции. В 1919-1921 годах служил военным врачом в эстонской армии. После окончания войны до конца 1939 года работал частным врачом в Пярну. С 1939 года живет в Таллинне и ведет врачебную практику. Литературную деятельность начал в годы гимназии. Лучшими произведениями Барбаруса можно считать "Через порог" и "Путевые заметки". На литературном поприще работал в 1910 году в "Ноор-Эсти", опубликовал после этого стихи и статьи в "Ваба Сына" ("Свободное слово"), "Сиуру", "Ило", "Мурранг" ("Перелом"), "Тарапита" и "Лооминг" ("Творчество"), писал одновременно в газетах врачебно-научные статьи. Издал отдельными книгами пять сборников стихов: "Фата моргана", "Человек и сфинкс", "Катастрофы", "Вахекоррад" ("Отношения") и "Геометрический человек". По политическим убеждениям - левый социалист, состоит членом общества эсто-советской дружбы. К Советскому Союзу относится очень хорошо. Во время пребывания в СССР (Москва, Ленинград) написал "Путевые заметки" о Советском Союзе. Заметки вызвали большое недовольство правительства того времени. Среди общественных и культурных кругов авторитетен. 2) Министр просвещения Иоганнес Семпер, писатель. Родился 10 марта 1892 г. в волости Тухалаане в школьном доме Пахувере в семье учителя. Изучал в Петербургском университете в 1910-1914 годах языки, литературу и философию и в 1915-1916 годах - архитектуру в Рижском политехникуме. Был мобилизован простым солдатом в русскую армию. Окончил в марте 1917 года в Москве военную школу прапорщиком. В революционные времена был председателем комитета 1-го эстонского пехотного полка и товарищем председателя верховного комитета эстонских военнослужащих. Работал в редакции "Эсти сыямеес" и был избран в 1919 году по списку социально-революционной партии в учредительное собрание. Позднее он отошел от активной политики. Окончил в 1928 году Тартуский университет магистром в области литературной истории. Опубликовал ряд оригинальных работ. Переводил мировые литературные произведения. Опубликовал статьи по вопросам иностранной литературы. В последнее время - редактор журнала "Лооминг". К Советскому Союзу относится благосклонно. 199 3) Министр земледелия Александр Иоэр. Юрист. Родился 31 октября 1890 г. в волости Салла в Сааремаа в семье фабрично-помещичьего рабочего. Был в 1906 году писателем суда крестьянского народа и с этого времени до 1919 года работал секретарем суда. В 1919 году сдал экзамен на адвоката. Был членом совета учредительных членов Сааре банка и исполняющим обязанности члена правления. Был одновременно юрисконсультом уездной управы Сааремаа. Был в 1924-1939 годах управляющим Таллиннского юридического бюро. Является в настоящее время членом Таллиннской городской думы и членом юридической комиссии. Принимал живое участие в общественных работах, был в 1906 году членом правления Потребительского общества Пайде, в 1912-1915 годах - членом правления Эстонского общества Курессааре и в 1919-1920 годах - членом ревизионной комиссии. Был также членом городской думы Курессааре, членом центрального совета и секретарем объединений служащих Сааремаа, членом правления и юрисконсультом Всегосударственного объединения крестьянского рабочего народа. Был в 1920-1938 годах членом всех государственных советов, работая председателем и членом в нескольких специальных комиссиях. Является пожизненным членом Эстонского курессаарского общества и работает в нескольких организациях. Опубликовал в журналах и газетах литературные и хозяйственно-политические статьи. В политической ориентации - левый социалист. Как член парламента на его заседаниях выступал с резкой критикой правительства. К Советскому Союзу относится хорошо. 4) Министр иностранных дел Ниголь Андрезен. Родился 2 октября 1899 г. в волости Хальяла в Вирумаа в семье владельца малого хутора. Образование получил в Раквере в учительской семинарии, которую окончил в 1918 году. В 1918-1919 годах был учителем начальной школы в Нарва-Йыэсуу, учителем эстонского языка в женской гимназии в Раквере в 1919/20 году, в 1920-1922 годах - в Таллиннской мужской коммерческой торговой школе, и 1923-1928 годах - в частной гимназии Я.Вестхольма; в 1928 году в Таллиннском французском лицее. Был драматургом и помощником организации "Утреннего театра" в 1920-1924 годах; драматургом "Драматического театра" до его соединения с "Ванемуйне". Был членом различных рабочих организаций и Таллиннской городской думы. Издал книгу поэм "Глобус" (1927 г.), стихи в "Лооминге", в "Ационе" ряд переводов и особенно описания мировоззрения и рецензии в "Пяэвалехт", "Постимеес", "Рахва Сына" ("Слово народа"), "Юхендус" ("Объединение") и в финско-шведской "Ультра". На литературном поле писал под псевдонимом Орми Арпи. Член парламента настоящего созыва, левый социалист. Исключен со всей его группой (Иыэр, Унть) за левые взгляды из партии социалистов. Образовал левую "марксистскую" группу. Являлся редактором единственного теоретического журнала соцов. "Социалистический Выйтлус". Находился под влиянием Отто Бауэра. К Советскому Союзу относится хорошо. В парламенте принадлежит к фракции трудового народа. 5) Министр хозяйства Юхан Нихтиг. Хозяйственный деятель. Родился 26 октября 1888 г. в Вэндра, в Пярнумаа, в семье столяра. Начальное образование получил в волостной школе в Вэндра. Усовершенствовал образование в Пярну, Пайде и в Пэтсери на различных курсах. В 1907 году поступил учеником на службу в потребительское общество Вэндра, служил на этом месте до 1912 года. С 1912 года работал управляющим магазина в Пайдеском потребительском обществе "Ива". В 1917-1935 годах является руководящим деятелем в Центральном союзе эстонских потребителей (ЕТК). С 1935 года до настоящего времени был делопроизводителем-директором "Уус Эсти". Работает во многих общественных организациях и в обществах членом, членом правления и председателем. Был директором в школе общественных деятелей и опубликовал большое количество статей в газетах и журналах, в первую очередь в области общественных вопросов. 6) Товарищ премьер-министра проф. д-р Ганс Круус. Родился 22 октября 1891 г. в Тарту в семье столяра. Изучал историю в Тартуском университете в 1914-1916 годах и в 1921-1923 годах, окончив его магистром филологии. Был учителем в Виру-Ягупи и в Йыгева в 1911-1913 годах. Редактировал газету "Ваба Сына" ("Свободное слово") в 1915-1916 годах. В 1916-1917 годах был в русской армии. Окончил военную шкоду в Одессе прапорщиком в 1917 году. Был в 1917 году в 1 -м эстонском пехотном полку. Был избран I конгрессом эстонских военных в верховный комитет эстонских военных. Принимал участие членом Временного уездного совета в русских государственных переговорах в августе 1917 года. Был в 1917 году Писарем - Прим. изд. 200 учредителем эстонской Социально-революционной партии и председателем ее центрального комитета в продолжение существования этой партии. Был членом Учредительного собрания в Социально-революционной партии; в 1920 году издавал журнал "Tee я Выйтлус" ("Труд и борьба") и "Теелисте Выйтлус" ("Борьба рабочих"). Был членом 1 Государственного совета и в списке эстонской самостоятельной Социальной рабочей партии. Принимал участие в конгрессе III Интернационала в Москве в 1921 году, после чего отказался от политической деятельности. Был в 1924-1926 годах научным стипендиатом при Тартуском университете в области истории Родины, исполнял преподавательские обязанности в университете в области истории Эстонии и Северных стран в 1926 году. В 1931 году получил звание доктора и работал в той же области до 1934 года ординарным профессором. Был проректором Тартуского университета с 1934 по 1937 год. Принимал живое участие в деятельности многочисленных научных и культурных обществ. Издавал большое количество исторических и культурно-политических книг и исследований. За последние годы опубликовал выдающиеся культурно-политические статьи, главным образом в журналах "Лооминг", "Юлиыпиласлехт" (студенческая газета) и "Академия", в которых пропагандируются демократическое мировоззрение и идеал образования. 7) Министр социального обеспечения Нееме Руус. Родился 12 декабря 1911 г. в семье сапожника. Образование получил в Пярну, где он должен был для получения среднего образования начать рано зарабатывать себе на существование. После окончания гимназии поехал в Швецию, где работал год учителем языка эсперанто. Будучи в Швеции, он ознакомился с общественностью Скандинавских стран, знакомясь с хозяйственной и культурной жизнью этих стран. Нееме Руус также по приглашению и с поддержкой скандинавцев произвел ознакомительные поездки в Норвегию, Данию, Бельгию, Францию, Швейцарию и др. и был продолжительное время стипендиатом шведов в Женеве. В 1933 году он был консультом эстонского союза образования, с осени 1936 года работает помощником управляющего Таллиннского народного университета. Работал в профсоюзах конторских и служащих в магазине, в Таллиннском обществе Народного университета, в Палате служащих частных предприятий, в пансионной кассе культурных деятелей, в обществе эсперантистов "Эсперо", в спортивном обществе "Рюниак" и т.д. Является членом Государственной думы и Таллиннской городской думы. 8) Военный министр Тынис Ротберг. Родился 9 сентября 1882 г. в волости Вильянди. Занимался металлическими работами в 1900-1903 годах. Учился в 1903-1906 годах в юнкерской школе в Вильно и в 1912-1914 годах - в академии интендантов в Петербурге. В 1903-1917 годах служил в русской армии. Был в 1918-1919 годах старшим офицером - исполнителем приказов начальника снаряжения военного министерства. Был интендантом 1-й дивизии, помощником начальника правления снабжения в административной области. Был в 1920 году начальником правления снабжения. 9) Министр внутренних дел Максим Унт. Родился в 1898 году. Учился в городской начальной школе в Пярну и в гимназии. Был в продолжение нескольких лет членом уездной управы Пярну и десятки лет членом Городской думы Пярну, являясь одновременно членом Государственной думы. Работал в продолжение многих лет в рабочих организациях на руководящих местах. Левый социалист, один из лидеров "марксистской" группы. В качестве члена Государственной думы резко выступает против мероприятий правительства, в частности против введения в Эстонии положения об усиленной охране. Принадлежит к фракции "трудового народа". К Советскому Союзу относится хорошо. 10) Сепп Борис - министр юстиции. По политическим убеждениям - левый социалист. Прежним составом правительства неоднократно высылался в административном порядке. К СССР относится неплохо. Судя по составу правительства и его декларации, оно способно будет провести в жизнь Пакт о взаимопомощи. Население одобрительно отзывается о качествах и популярности членов нового правительства, за исключением командующего армией Ионсона, о котором говорят как о человеке, не находившемся в течение свыше 15 лет в трезвом состоянии. В объявленной 22 июня по радио и опубликованной в газетах декларации новое правительство ближайшими своими обязанностями перед народом считает следующие: 1. Установление действительно искренних и дружественных отношений с великим соседом -СССР и неуклонное выполнение Пакта о взаимопомощи; 201 2. Переустройство внутренней жизни страны в сторону демократизации всей государственной системы, провозглашение свободы слова, печати, собраний, разрешение рабочим иметь свои легальные организации, политическую партию и свою рабочую печать. Гарантирование свободного развития всех национальностей. В достижение этой цели правительство намеревается провести чистку аппарата, изгнав из него антисоветские, провокаторские элементы, распустить организацию кайцелита; 3. Переустройство социальной жизни - повышение заработной платы, улучшение условий жизни и труда, предоставление всем работы, искоренение спекулятивных элементов. Проведение в жизнь программы нового правительства будет наталкиваться на сопротивление враждебных элементов ориентации старого правительства. Троцкистские элементы уже действуют. В Таллинне в объединении профсоюзов уже раскрыта тайная организация, действующая в направлении срыва первых мероприятий нового правительства, в связи с чем рабочие производят чистку профсоюзного аппарата, выдвигая надежных представителей рабочего движения. Предстоит чистка полиции, где особенно много подвизается агентов, шпионов и провокаторов - ставленников Юрима. Изменяющиеся условия внешнеполитической и внутренней жизни Эстонии потребуют от нас, работников посольства, изменения методов и форм деятельности, которая бы способствовала осуществлению новых начинаний правительства, созданного при помощи представителей Советского правительства. Значительно увеличивается объем работы полпредства во всех областях, и в особенности в области культурных мероприятий. Эстонский народ тянется к культуре Советского Союза, и эта тяга с каждым днем возрастает. 23 и 24 июня, когда через радиофон передавался концерт, составленный из советских пластинок, можно было наблюдать на улицах, с каким захватывающим вниманием публика слушала наши советские вещи. По всей Эстонии были услышаны знакомый трудящимся мотив и слова революционного гимна - "Интернационала". Были исполнены: "Песня о Сталине", "Песня о Родине", "Авиамарш" и др. С 24 июня в четырех кинотеатрах Таллинна демонстрируются кинофильмы - "Ленин в 1918 году", "Член правительства" и др., которые зрители смотрят с большим интересом и вниманием. По линии ВОКСовской работы необходимо предпринять очень многое для самой широкой пропаганды среди эстонского народа советской культуры. Работу необходимо концентрировать и проводить через Общество эстонско-советской дружбы, причем состав этого общества и направление его деятельности необходимо резко изменить в сторону демократизации. Высокопоставленные во главе общества лица (такие, как Пунг) для этой цели в условиях изменившейся обстановки, безусловно, не будут пригодными. Общество теперь должно стать самым массовым, с широким доступом к нему широких слоев народа, которому до сего времени путь в общество был закрыт плутократическим режимом, свирепствовавшим в Эстонии. Надо в корне изменить и устав общества. Культурная работа по линии ВОКСа должна охватить все центры Эстонии, в первую очередь, кроме Таллинна и Тарту, Нарву, Пярну, Изборск, Валк, Вильянди и др., где должны быть основаны филиалы Общества эстонско-советской дружбы. ВОКСу необходимо в своей работе самое серьезное внимание обратить на Прибалтийские страны, и в частности на Эстонию. По линии печати от ВОКСа потребуется систематическая высылка статей на различные темы жизни Советского Союза. Запросы растут, и возможности популяризации СССР на страницах эстонских газет и журналов улучшились. По линии кино ВОКСу нужно взять это дело в свои руки, чтобы снабжать Эстонию кинофильмами не через Инторгкино, что обходится дорого, а непосредственно через ВОКС. По линии радио, наряду с трансляцией концертов из Москвы и Ленинграда, будет возможность устраивать радиолекции, доклады, радиомонтажи и пр. По линии театра ВОКСу надо позаботиться не только об удовлетворении (оставшихся без ответа до сего времени) наших запросов, но и значительно их расширить - высылкой пьес, опер, оперетт, а также командированием в Эстонию бригад артистов эстрады и драмы. По линии музыки - мы ждем от ВОКСа большого количества пластинок, нот для устройства массовых концертов и передач через радиофон. Издательская работа будет вестись шире, чем предусмотрено в прежних планах. Привлечение новых людей, установление связей с культурными и общественными деятелями, устройство лекций и докладов в обществе, работа читальни, библиотеки, открытие новых библиотек, устройство выставок, выезды с этими выставками в отдаленные от центра места - все это будет вестись в значительно большем объеме, чем это было до сих пор. Серьезным вопросом является также вопрос популяризации в 202 Советском Союзе происходящих здесь, в Эстонии, событии. В нашей стране в связи с последними событиями в Прибалтике народ страшно интересуется пробуждением инициативы в Эстонии. И это можно показать через кино (кинохронику), посвященную отдельным вопросам - таким, например, как встреча населением Эстонии бойцов и командиров Красной Армии, профсоюзные шествия, демонстрации, собрания, что можно сделать путем командирования бригады от студий кинохроники. На страницах нашей центральной печати надо больше писать по всем вопросам прогрессирующей жизни в Эстонии. Вот основные линии направления культурной работы в условиях новой обстановки в Эстонии, которые получил от А.А.Жданова. Тов. Жданов в разговоре, который я с ним имел, заметил, что ВОКСу незачем разбрасываться с мероприятиями в странах, где нельзя получить такого результата, какой мы получим в Прибалтийских странах в связи с изменившейся политической обстановкой. Поэтому на Прибалтийские страны в целом, и в особенности на Эстонию, ВОКСу необходимо обратить основное внимание. В связи со значительным увеличением объема работы до конца года потребуется дополнительных средств в 5000 крон. Власюк 1-й секретарь полпредства СССР в Эстонии Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(б) номер 18 от 27. 06.40 п. 9. "О полпреде СССР в Эстонии" 1. Освободить т. Никитина от обязанностей полпреда в Эстонии Назначить т. Бочкарева полпредом СССР в Эстонии OT28.06.40 п. 13 "О радиопередачах на литовском, латышском и эстонском языках" Разрешить Комитету по радиовещанию организацию ежедневных передач на литовском, латышском и эстонском языках. Из: "Rtigi Teataja", 194й,^ 57,1k. 91^ (ne^c^cm^^ Преамбула Закона об амнистии от 29 июня 1940 г. 21 июня приступило к исполнению своих обязанностей новое правительство Республики, осуществив исторический перелом в руководстве как внутренней, так и внешней политикой Эстонской Республики. Новое правительство, считая своим священным долгом служить народу, его интересам и чаяниям, которые до сих пор грубо подавлялись и игнорировались реакционным режимом прежнего правительства, считает своей первоочередной задачей заботу об освобождении политических заключенных как борцов за свободу народа от наказания, назначенного им во времена прежнего режима, чтобы эти честные борцы могли незамедлительно приступить к работе по необходимому переустройству жизни государства и народа, пользуясь всеми гражданскими правами. По этим причинам издан настоящий Закон об амнистии <...> 203 Из: "Riigi Teataja", 1940, N 57, lk. 515. ("1940 год в Эстонии...", с. 109-110.) ПОСТАНОВЛЕНИЕ МИНИСТРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ОТ 29 ИЮНЯ 1940 ГОДА Основание: Закон об оборонном положении (RT, 1938, 40, 365) статья 13, часть 1 Статья 1. Всем частным лицам запрещено хранить, носить, скрывать или уничтожать различное стрелковое оружие, его отдельные части, а также различные боеприпасы и военное снаряжение - гранаты, патроны, взрывчатку и т.д. Торговым лавкам и оружейным мастерским запрещено выставлять и продавать частным лицам различное оружие. Запрет на хранение и ношение оружия и боеприпасов, означенный в предыдущем абзаце, не распространяется на тех чиновников и служащих государственных учреждений, которые носят оружие и боеприпасы на основании законов и указов, перечисленных в части 2 статьи 15 Постановления об оружии и боеприпасах ("Рийги театая", 1938, No 31, ст. 259), а также на охотничьи ружья. Как исключение частным лицам может быть дано разрешение на хранение и ношение оружия специальным распоряжением министра внутренних дел. Статья 2. Указанное в статье 1 настоящего Постановления оружие, его части и снаряжение, а также все военное и иное оружие, боеприпасы и иное военное снаряжение, которое в последнее время из государственных учреждений и органов самоуправления и от чиновников попало в распоряжение частных лиц, следует немедленно и не позднее 15 часов 10 июля 1940 года сдать в городах - комиссарам полиции, на селе - комиссарам полиции или в волостную управу. Статья 3. Оружие и иное, подлежащее сдаче снаряжение при приеме регистрируется учреждениями, указанными в статье 2 настоящего постановления, помечается регистровым номером и именем владельца или сдавшего лица и отправляется при наличии соответствующих списков в распоряжение местного префекта. Статья 4. Все граждане и учреждения, которым известны места хранения военного и иного оружия, боеприпасов и военного снаряжения, указанного в статье 1 и 2 настоящего Постановления, обязаны об этом немедленно сообщить в ближайшее полицейское учреждение. Статья 5. Лица, нарушившие настоящее Постановление наказываются тюремным заключением или арестом на срок до трех месяцев или денежным штрафом до 3000 крон. В более тяжелых случаях обвиняемые осуждаются военным трибуналом по законам военного времени. ИзАВПСССР, ф, 06, on. 2, ft, 28, ^359^ШNoу ("Полпреды сообщают...", с. 4^1-452^ -[iiii] Телеграмма уполномоченного правительства СССР в Эстонии А.А.Жданова и полпреда СССР в Эстонии В.Б.Бочкарева в НКИД СССР от 5 июля: В результате переговоров с Эстонским правительством об аренде островов и других территорий условились о следующем: Эстонское правительство выражает согласие сдать Советскому Союзу в аренду с ежегодной уплатой Советским Союзом арендной платы в сумме, определяемой особым соглашением сроком на 10 лет: 1) Острова Найсаар (Нарген), Аэгна (Вульф) со всеми оборонительными и необоронительными сооружениями, пристанями, подвижным железнодорожным составом и складами боеприпасов. 2) Районы эстонских береговых батарей на мысе Суропи, в пределах двухкилометровой зоны, и полуострове Вимси, в пределах однокилометровой зоны. Оба района батарей 204 передаются со всеми имеющимися на них оборонительными и необоронительными сооружениями, пристанями, подвижными железнодорожными составами и складами боеприпасов. В обоих случаях точные границы районов устанавливаются на местности Смешанной комиссией дополнительным соглашением. 3) Военную, Петровскую и гидроавиационную гавани порта Таллинн с прилегающей к ним территорией (обозначенной на приложенной карте), мастерскими, складами топлива, сооружениями и находящимся на них оборудованием. 4) Маяки: Юминда, Кэри, Найсаар, Суропи со всем оборудованием, инвентарем, плавучими средствами, пристанями, подъездными путями и эксплуатационными запасами. 5) Судоремонтные мастерские в Таллинне - "Рийги", "Садама - Техас" с плавдоками и занимаемой территорией, с тем чтобы один бассейн был выделен для ремонта эстонского торгового флота. 6) Гавани, сооружения, территория Русско-Балтийского завода на п/о Копли и часть территории бывших заводов Беккера. 7) Личный состав, обслуживающий батареи, выводится с территории батарей и островов с момента подписания настоящего соглашения и немедленно заменяется. Гражданское население деревень и хуторов, проживающее на арендуемой территории, а равно семьи личного состава батарей оставляют таковую в течение 15 суток с момента подписания соглашения. 8) Советский Союз имеет право строить на арендованной территории любые оборонительные, производственные сооружения и иметь войсковые гарнизоны. 9) Приемка всех оборонительных и необоронительных сооружений и прочего технического оборудования на арендуемой территории производится полностью по состоянию на день подписания настоящего соглашения. 10) В счет арендной платы Советский Союз выделяет Эстонскому правительству аванс в размере 1 млн. эстонских крон. 11) Для приема передаваемых в аренду всех оборонительных и необоронительных сооружений и прочего технического оборудования, а равно для разрешения вопросов, могущих возникнуть в процессе передач, создать Комиссию из представителей эстонской и советской сторон. Комиссия приступает к работе с момента подписания настоящего соглашения. Просим ваших указаний как по существу этих пунктов, так и о форме их принятия. Из: "Riigi Teataja", 1940,N60,lk^6S.S ("1940год"Эс1понии..."гС.133.) РЕШЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА ЭСТОНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ О ВЫБОРАХ В ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДУМУ И О ФОРМИРОВАНИИ НОВОГО СОСТАВА ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА 5 июля 1940 г. По государственным соображениям назначаю выборы нового состава Государственной думы и формирование нового состава Государственного совета. Правительству республики отдать соответствующие распоряжения о проведении в кратчайшие сроки выборов в Государственную думу. К. Пяте Президент республики Иох. Варес Премьер-министр 205 Из: "Riigi Teataja", 1940, N 60, lk. 566. ("1940 год в Эстонии...", с. 134-138.) РАСПОРЯЖЕНИЕ О ВЫБОРАХ В ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДУМУ Отдано Правительством республики 5 июля 1940 года Выборы в Государственную думу состоятся 14 и 15 июля 1940 года на основе Закона о выборах, причем для скорейшего проведения выборов на этих выборах этот закон будет применяться со следующими изменениями: статьи 13, 16, 18 п. 3 и 5, статьи 21, 22, статья 26 часть вторая, статья 31 части первая и вторая, статьи 33, 34, 39, статья 41 часть вторая, статьи 46, 47, 48, 49, 59, статья 61 часть вторая, статьи 69 и 75 применяются следующим образом. Статья 13. Главный избирательный комитет состоит из председателя и 6 членов. Председателя и членов Главного избирательного комитета назначает Правительство республики. Помощника председателя избирает Главный комитет из своих членов. Главный избирательный комитет компетентен принимать решения, если в его заседании принимают участие кроме председателя или помощника председателя не менее трех членов. Делопроизводство Главного избирательного комитета ведется через Государственную канцелярию. Статья 16. Решения Главного избирательного комитета окончательные и обжалованию не подлежат. Статья 18. <...> п. 3. Принятие грамот о выдвижении кандидатов, признание их законными и выставление копии списка кандидатов для публичного ознакомления. п. 5. Отдача распоряжений по изготовлению избирательных бюллетеней и конвертов, бланков протоколов и других необходимых материалов и их доставке в городские и волостные правления. Статья 21. Для проведения выборов в Государственную думу городские и волостные правления ведут по каждому избирательному участку списки имеющих право голоса граждан, которые исправляются и дополняются в указанные Главным избирательным комитетом сроки. Статья 22. При выборах в Государственную думу в списки имеющих право голоса граждан вносятся обладающие правом голоса граждане, которые к моменту дополнения и исправления списков (ст. 21) живут на территории соответствующего избирательного участка. Из списка имеющих право голоса граждан исключаются граждане, которые до исправления и дополнения списков (ст. 21) убыли из данного избирательного участка, а также граждане, потерявшие право голоса. Граждане, которые выбыли с постоянного места жительства из-за временного отсутствия, не подлежат исключению из списков. Никто не может числиться в списках более чем одного избирательного участка. Статья 26. Часть II. Право требовать во время выборов включения в список сохраняется до конца выборов. Статья 31 - части I и II. Каждый кандидат представляется письменно комитету округов не позднее чем за пять дней до первого дня выборов согласно прилагаемой к данной статье общей форме и с указанием отмеченных в ней данных. Кроме того, представительная грамота кандидата может содержать общие положения и лозунги, под которыми кандидат идет на выборы. Комитет округов может исключить из представительных грамот общее положение или лозунг, если сочтет его противозаконным или безнравственным. Если представительная грамота кандидата содержит в качестве общего положения название какой-то зарегистрированной организации, то руководящий центральный орган этой организации или уполномоченный им местный представитель может сообщить комитету округов не позднее, чем за четыре дня до первого дня выборов, что он не разрешает кандидату добавлять наименования организации. В таком случае комитет округов исключает из представительной грамоты наименование организации. Представительная грамота кандидата, которая может быть заполнена на каждого кандидата и на многих содержащих одинаковый текст листах, должна быть подписана не менее чем 50 имеющими право голоса гражданами из того избирательного округа, откуда представительная грамота кандидата представляется. 206 Статья 33. Представитель представительной грамоты кандидата, указанный в предыдущей статье может назначать по одному представителю представительной грамоты в каждую участковую комиссию того же избирательного округа (ст. 19). Статья 34. Каждая представленная представительная грамота кандидата помечается комитетом округов порядковым номером в соответствии с временем ее представления, Отправленные по почте представительные грамоты считаются представленными вовремя, если они поступают в комитет округов не позднее, чем на пятый день до первого дня выборов. Порядковый номер поступивших по почте одновременно грамот определяется порядком вскрытия конвертов. Статья 39. Из кандидатов, выдвинутых в признанных комитетами округов действительными представительных грамотах, комитет округов составляет список кандидатов в члены Государственной думы по своему избирательному округу по фамилиям кандидатов в алфавитном порядке. Копии списков кандидатов комитета округов высылает Главному избирательному комитету и соответствующему городскому или волостному правлению. Поступившие в порядке, указанном в предыдущей части, списки вывешиваются городскими и волостными правлениями на видном месте незамедлительно после их получения. Статья 41. Часть II По уважительным причинам имеющий право голоса гражданин может голосовать и в другом избирательном участке того же избирательного округа. Соответствующую справку о том, что гражданин имеет право голосовать в любом избирательном участке того же избирательного округа по собственному выбору, выдает гражданину то городское или волостное правление, в списках которого он значится. На участке соответствующую пометку в списке имеющих право голоса граждан делает до выборов городское или волостное правление, а во время выборов--участковая комиссия по извещению вышеуказанного учреждения. Статья 46. Избирательные бюллетени и конверты изготавливаются заблаговременно по распоряжению комитетов округов. Статья 47. При определении числа избирательных бюллетеней за основу берется число имеющих в избирательных округах право голоса граждан. Составляющие списки последних учреждения сообщают число включаемых ими в списки граждан не позднее чем за пять дней до первого дня выборов в комитет округов. Статья 48. Избирательные конверты, избирательные бюллетени и прочие необходимые материалы высылаются по распоряжению комитетов округов соответствующим городским и волостным правлениям для дальнейшей доставки участковым комиссиям. Статья 49. Городские и волостные правления высылают не позднее чем за 1 день до первого дня выборов гражданам, включенным в составленные ими списки имеющих право голоса граждан, указанный в статье 48 избирательный бюллетень. Гражданину, который имеет право получить избирательный бюллетень, но не получил его, они выдаются до первого дня выборов в городском и волостном правлении, а во время выборов - в участковой комиссии. Статья 59. После получения конверта избиратель вкладывает избирательный бюллетень в избирательный конверт, который передает члену участковой комиссии, опускающему на его глазах конверт в урну. Статья 61. - Часть II Затем комиссия подсчитывает конверты, не вскрывая их. Если количество конвертов не совпадает с количеством пометок, сделанных в списках имеющих право голоса граждан в порядке статьи 58, то в протоколе делается соответствующая отметка. После этого конверты вскрываются и начинается установление тех данных, отметки о которых требуются в протоколе комиссии на основе статьи 64. Статья 69. О происходящих на выборах нарушениях закона каждый имеющий право голоса гражданин может не позднее чем на следующий день после окончания выборов представить жалобу Главному избирательному комитету. Главный избирательный комитет решает жалобу окончательно. Главный избирательный комитет проверяет определенные участковыми комиссиями и комитетами округов результаты голосования и после рассмотрения жалоб окончательно определяет итоги выборов. Статья 75. На выборах, обозначенных в статьях 73 и 74, применяются правила данного закона, причем эти выборы проводятся в течение 10 дней, считая со дня объявления выборов. День выборов назначает соответственно комитет округов или Главный избирательный комитет 207 в постановлении об объявлении выборов, устанавливая одновременно и соответствующие сроки. II Статья 14 п. 4 и 6, статьи 25, 27, 40, 65 часть вторая и статья 71 не подлежат применению. III Читать в статье 32 стр. 1--4, статье 31 в четвертом и седьмом абзаце, в статьях 37, 38, 45 и 73 вместо слов "Главный избирательный комитет" слова "окружные комитеты" и в статье 64 вместо слов "именных свидетельств" слово "справок". IV Из статьи 76 исключить слово "заполнение бланков именных свидетельств, а также". V Данное распоряжение вступает в силу с 5 июля 1940. Премьер-министр Иох.Варес Министр внутренних дел М. Унт Государственный секретарь К. Террас Из: "Riigi Teataja", 1940, N 60,1k, 567. ("1940 год "Эстонии...", с. 138.) - <.[J]'[;111] ^ ' \ ,[1]-[11],^[1]',[;]\,-[;]- ^l.',[11]^^,^[/]'[1;1] "^^^^^ . '' ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА РЕСПУБЛИКИ ОТ 5 ИЮЛЯ 1940 г. Назначить председателем Главного избирательного комитета министра юстиции Фридриха Нигголя и членами -- помощника министра внутренних дел Харальда Хаберманна, представителями Центрального бюро Государственной статистики Хуго Рейманна, Андреса Мурро, Эдгара Петре, Эвальда Прикса и Александра Пийрсона. Заместитель Премьер-министра Х.Круус Министр внутренних дел М. Унт Государственный секретарь К. Террас Из АВП СССР, ф. ОЗа - Эстония, о. 030. ("Полпреды сообщают...", с. 455-457.) СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ СССР И ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ЭСТОНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ о сдаче в аренду Союзу ССР - островов Найсаар (Нарген), Аэгна (Вульф); территорий батарей полуостровов Суропи и Вимси; военной, Петровской и гидроавиационной гаваней порта Таллинн; судоремонтных мастерских "Ринги - Садама - Техас"; территорий бывших заводов Беккера и Русско-Балтийского и маяков Найсаар, Кэри, Юминда, Суропи б июля 1940 г. Правительство Союза Советских Социалистических Республик и Правительство Эстонской Республики признали необходимым заключить между собой нижеследующее Соглашение, для чего назначили своих Уполномоченных: Правительство Союза ССР - А.А.Жданова, члена Президиума Верховного Совета СССР, В.Б.Бочкарева, Полномочного Представителя СССР в Эстонии, 208 Правительство Эстонской Республики - д-ра Варес, Премьер-министра Эстонской Республики, Н.Андрезен, министра иностранных дел. Означенные Уполномоченные, по взаимному предъявлению своих полномочий, найденных в надлежащей форме и полном порядке, согласились о следующем: Эстонское Правительство выражает согласие сдать Советскому Союзу в аренду с ежегодной уплатой Советским Союзом арендной платы в сумме, определяемой особым Соглашением, сроком на 10 лет: 1. Острова Найсаар (Нарген), Аэгна (Вульф) со всеми оборонительными и необоронительными сооружениями, пристанями, подвижным железнодорожным составом и складами боеприпасов. 2. Районы эстонских береговых батарей на мысе Суропи, в пределах двухкилометровой зоны, и полуострове Вимси, в пределах однокилометровой зоны. Оба района батарей передаются со всеми имеющимися на них оборонительными и необоронительными сооружениями, пристанями, подвижными железнодорожными составами и складами боеприпасов. В обоих случаях точные границы районов устанавливаются на местности смешанной комиссией дополнительным Соглашением. 3. Военную, Петровскую и гидроавиационную гавани порта Таллинн с прилегающей к ним территорией (обозначенной на приложенной карте), мастерскими, складами топлива, сооружениями, находящимся на них оборудованием. 4. Маяки: Юминда, Кэри, Найсаар, Суропи со всем оборудованием, инвентарем, плавучими средствами, пристанями, подъездными путями и эксплуатационными запасами. 5. Судоремонтные мастерские в Таллинне "Рийги-Садама-Техас" с плавдоками и занимаемой территорией, с тем чтобы один бассейн был выделен для ремонта эстонского торгового флота. 6. Гавани, сооружения и территория бывших заводов Беккера и Русско-Балтийского на полуострове Копли. 7. Личный состав, обслуживающий батареи, выводится с территорий батарей и островов с момента подписания настоящего Соглашения. Гражданское население деревень и хуторов, проживающее на арендуемой территории, а равно семьи личного состава батарей оставляют таковую в течение 15 суток с момента подписания Соглашения. 8. Советский Союз имеет право строить на арендованной территории любые оборонительные производственные сооружения и иметь войсковые гарнизоны. 9. Приемка всех оборонительных и необоронительных сооружений и прочего технического оборудования на арендуемой территории производится полностью по состоянию на день подписания настоящего Соглашения. 10. В счет арендуемой платы Советский Союз выделяет Эстонскому правительству аванс в размере 800 тыс. эстонских крон. 11. Для приема передаваемых в аренду всех оборонительных и необоронительных сооружений и прочего технического оборудования, а равно для разрешения вопросов, могущих возникнуть в процессе передач, создать комиссию из представителей Эстонской и Советской сторон. Комиссия приступает к работе с момента подписания настоящего Соглашения. Правительство Союза ССР и Правительство Эстонской Республики считают настоящее Соглашение доверительным и не подлежащим оглашению. Настоящее Соглашение составлено в двух оригиналах, на русском и эстонском языках каждый, в г. Таллинне, 6 июля 1940 г. Приложение: 3 карты, в двух оригиналах каждая, с обозначением арендуемых островов и территорий. А.Жданов Д-р Варес В.Бочкарев Н.Андрезен 209 Из: "Special. Report[1!] []N 3 -^||^е^1|^|^с^| Спецтльной^^Шмиссии^тУю:^^ Congress, V^Wtgtow, ё^t^;ifai^^ъiil^ [;1:] '"^[1\::if::1] [1:!T:] . Свидетельство г-на Клемента, участника заседаний правительства И.Вареса: Премьер-министр г-н Варес вновь вручил мне небольшой список, написанный по-русски красными чернилами. Это был тот же список, который я видел у министра внутренних дел. Я спросил, кто его написал. Он был написан тем же человеком (в том же стиле), что и тот, который я несколько дней назад видел у министра внутренних дел. "Жданов, конечно", -ответил г-н Варес. Там говорилось о предотвращении участия в выборах врагов народа, все кандидаты должны были до 2 часов следующего дня представить свои предвыборные платформы. Из: "Riigi Teataja", 1940, N-64, "ЖбШ. ("1940 год в "Эстонии^ .>>,^139ШОС- ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ О ВЫБОРАХ В ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДУМУ Дано Правительством республики 9 июля 1940 года. I Распоряжение о выборах в Государственную думу (Р. Т. 1940, 60, 566) дополняется следующей поправкой в Законе о выборах в Государственную думу: Статья 31 Закона о выборах в Государственную думу дополняется частью восьмой в следующей редакции: Часть 8 статьи 31: Чтобы избежать использования выборов в Государственную думу в целях, направленных против интересов Эстонской Республики и эстонского народа, лицам, представляющим письма о выдвижении кандидатов, следует не позднее 14 часов 10 июля 1940 года представить окружным комитетам избирательную платформу соответствующих кандидатов. В случае непредставления избирательной платформы окружные комиссии объявляют письма о выдвижении соответствующих кандидатов недействительными. II Настоящее распоряжение действует с момента передачи по телеграфу. Премьер-министр Иох.Варес Министр внутренних дел М. Унт Государственный секретарь К. Террас Из: "Riigi Jeaiafft", ?940, No64уЛ{.992. (пер^эст.) ^ : ^-iW^:^ ^ -:|: : -: ;[!] ^Jliyil^^ ^ :::!;:[::1] Приказ Президента Республики X" 130 9 июля 1940 г. На основании освобождаю Карла Сельтера от обязанностей посланника в Ватикане и Берне и постоянного представителя в Лиге Наций с 1 июля 1940 г. К.Пятс Президент Республики Иох.Варес Премьер-министр Н.Андрезен Министр иностранных дел 210 Из Государственного арзш"а^Эспюм1ш,:..<1^^ : ,, - [1]:[1] ,[1] ^ " :: '::::,[1]: :, :[1]:[1] (<<194.в^год^Эствнии^Мг^.ив^42^ , -[1]';!:.^ - [1].[1]-- [1] ИНСТРУКЦИЯ ГЛАВНОГО ИЗБИРАТЕЛЬНОГО КОМИТЕТА ДЛЯ ОКРУЖНЫХ КОМИТЕТОВ ПО ВОПРОСАМ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПЛАТФОРМ КАНДИДАТОВ Выдержка из протокола собрания 10 июля 1940 года Постановляется всем окружным комитетам раздать следующее инструктивное письмо: 1. Окружным комитетам предпринять все необходимые шаги для того, чтобы распоряжение правительства республики от 9 июля 1940 года по вопросам избирательной платформы кандидатов было немедленно доведено до сведения лиц, представляющих письма о выдвижении кандидатов. 2. Если вследствие указанного выше распоряжения Правительства республики кандидат желает отказаться от баллотирования на выборах, он может забрать письмо о выдвижении кандидатом, причем в этом случае ему будет возвращен залог 250 крон. 3. Если представленная избирательная платформа является голословной или откровенно направлена на обман избирателей, то окружной комитет должен принять позицию относительно письма о выдвижении кандидата, тщательно рассмотрев этот вопрос (см. 8 часть статьи 31, статью 38 и 39 Закона о выборах в Государственную думу). Председатель главного комитета Главный секретарь ИЗ: "CCtSy-Z^pWaHU" в ^^^^^^^к^внотьг^^а^^И^М о советско-германских <"тно1"^<^ссентяй^|Г|^9 г. "^июл^^^^М.^^З^^^^ Из сообщения посла Германии в Москве Ф.В. фон Шуленбурга статс-секретарю министерства иностранных дел Германии Э.Ф. фон Вайцзеккеру от 11 июля: Политические интересы Москвы сейчас полностью нацелены на события в прибалтийских государствах и на отношения с Турцией и Ираном. Большинство западных дипломатов считает, что все три прибалтийских государства будут превращены в организмы, которые полностью зависят от Москвы, т.е. будут включены в состав Советского Союза. Дипломатические представительства этих государств в Москве, как ожидается, будут распущены и исчезнут в самое ближайшее время. Все уверены, что Советское правительство потребует, чтобы все иностранные дипломатические представительства покинули Каунас, Ригу и Ревель (Таллинн). Беспокойство среди литовцев, латышей и эстонцев здесь очень велико. Ш: МИ^,^No^ГЙе-^^Й||йй<^ Bpctrmecrf Nonre^gnMon" [:] ' '[!] ^СЩ^^^У^ва.[11]^^^^ ^ew. York, Praeger Pul/Ushers, 1990, р, ^^{пер^сангл.} -[11Й] :'[1]' УУ^-^ ^'SWi ''IIS l',[1]''!^^^^^^^^^^^^^ [!] ." .[!] -[!::] '[;],:[!] ; [1:1:::] ' '[:lr]'[11:] ' ,[1:;] " Приказ президента 8484 15 июля 1940 г. На основании полномочий, возложенных на меня в соответствии с разделом 5(6) Закона от 6 октября 1917 г., включая поправки, а также на основании всей данной мне власти, я, Франклин Д.Рузвельт, президент Соединенных Штатов Америки, настоящим вношу * В соответствии с этим приказом были заморожены активы Норвегии и Дании вследствие оккупации этих стран Германией. - Прим. изд. 211 дополнение в приказ 8389 от 10 апреля 1940 г., включая поправки, с тем, чтобы распространить все его положения в отношении собственности, в которой Эстония, Латвия и Литва или любой гражданин указанных стран проявили бы заинтересованность любого рода, прямо или косвенно. Из АВП СССР, ф. 059, on., I, n. 332, д. 2280, л. l43'144^ ^tjlilJil^^^^ '[:/;] -:,., ' ' ("Полпреды сообщают...", с. 467"568.) . [11]'[1] .[:] [111] [11:\:;] [1] ^^ffffW^V^i^jll Телеграмма полпреда СССР в Эстонии В.Б.Бочкарева в НКИД СССР от 15 июля: Вне очереди Андрезен, министр иностранных дел, сообщил мне, что сегодня утром его посетил немецкий посол Фровейн и передал ему по указанию из Берлина ноту, в которой немецкое правительство просит у эстонцев гарантии о том, чтобы: 1. Германские экономические интересы в Эстонии остались в полном размере сохраненными. 2. Суммы состояния переселившихся из Эстонии в Германию немцев остались неприкосновенными. 3. Германия сможет продолжать товарообмен в том объеме, который определен существующим договором, и представители германских фирм смогут также неприкосновенно продолжать свою работу. 4. Условия мореплавания германских пароходов сохраняются прежними. В связи с чем немцы просят эту гарантию у Эстонского правительства, Андрезен у Фровейна не спросил. Ответа на эту ноту он еще не дал, ожидая в данном случае наших указаний. Завтра в 12 час. днем Фровейн опять посетит его по этому поводу. Лично Андрезен предполагает возможным исключительно в устной форме дать эту гарантию немцам. Из АВП СССР, ф.059, on. 1, n. 332, о. 2281, л. 117. ("Полпреды сообщают...", с. 469.) Телеграмма наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова полпреду СССР в Эстонии В.Б.Бочкареву от 16 июля: По указанным в Вашей телеграмме вопросам устная форма ответа ничем не отличается от письменной, так как дело идет об официальном ответе правительства. По существу же дела надо, чтобы Андрезен сказал немецкому посланнику, что поставленные им вопросы изучаются Эстонским правительством. Эти вопросы придется "изучать", должно быть, пару недель, а за это время мы обсудим, что и как ответить Фровейну. Держаться этой директивы посоветуйте Андрезен. Из: VabarugiPi^idemUKantsele^toimIfWo^^^^ Республики),/. 989,М1,агЬ.М18вЗ. [:]'^ : :ii^:;;[:].W'.[i]:'[l:::]^[!]:::[:]^[l].[:l]^ [:у11::i;]-- [1!],- :. ^~.' [:]' : Выступление полпреда СССР в Эстонии В.Бочкарева при передаче верительных грамот президенту Эстонской республики 17 июля: Имею честь вручить Вам отзывные грамоты моего предшественника, полномочного представителя СССР в Эстонии г-на Никитина, Кузьмы Николаевича, и верительные грамоты, коими Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик аккредитует меня при Вас в качестве полномочного представителя Советского Союза. 212 Установление дружественных, добрососедских отношений между народами СССР и эстонским народом всегда было предметом особых забот и внимания моего Правительства. Прочные основы этих дружественных взаимоотношении между народами обеих стран были заложены Тартуским мирным договором от 2 февраля 1920 года. Новым этапом в развитии добрососедских отношений между СССР и Эстонской Республикой явился пакт о взаимопомощи, заключенный 28 сентября 1939 года, имеющий исключительно большое значение не только в деле обеспечения взаимной безопасности обеих стран, но также и в сохранении и укреплении мира в Балтийских странах, особенно в условиях происходящей войны в Европе. Наряду с развитием политических отношений расширялись и укреплялись также и экономические и культурные отношения между СССР и Эстонией. Атмосфера взаимного доверия, установившаяся между нашими странами, нашла выражение также и в дружественном контакте между армиями Советского Союза и Эстонской Республики. Проникнутый сознанием важности и ответственности возложенной на меня задачи, я приложу. Господин Президент, все усилия к укреплению и развитию дружественных отношений между СССР и Эстонской республикой, всемерно содействуя их плодотворному сотрудничеству в деле укрепления мира и безопасности обеих стран. Я позволю себе надеяться. Господин Президент, что при осуществлении возложенной на меня моим Правительством миссии, мне будет оказана высокая поддержка с Вашей стороны, а также со стороны Правительства Эстонской Республики. Из: "Eesti riik ja rahvas II maailmasojas" ("Эстонское государство и народ во второй мировой войне"), k. 3, Stockholm, 1956, Ik, 15. (пер. с зет.) Из меморандума и.о. генерального консула Эстонии в Нью-Йорке Й.Кайва государственному секретарю США от 17 июля : Вступление вооруженных сил СССР на территорию Эстонии следует рассматривать как вооруженное вторжение, осуществленное в нарушение международного права и существующих договоров. И.о. генерального консула в Нью-Йорке не информирован о характере выборов, однако, с учетом короткого периода времени между их объявлением и осуществлением, становится очевидно, что эстонский народ не может ни организовываться в политические партии, ни выдвигать своих кандидатов, ни проводить предвыборную кампанию в соответствии с конституцией. Во-вторых, само собой разумеется, что невозможно проводить выборы, если страна оккупирована вооруженными силами другой страны. Из газеты "New York Times" от 20 июля 1940 г. (пер. с англ.) (W.J.H.Hough III. "The annexation of the Baltic States andits effect on the development of law prohibiting forcible seizure of territory" ("Аннексия Балтийских государств и ее влияние на развитие закона, запрещающего насильственный захват территории"). Journal of International and Comparative Law, New York Law School, vol. VI, 1985, N 2, p. 495.) Демократия, русский стиль Представим, что в ноябре наши избиратели при голосовании получат по одному списку. Представим, что список составлен диктатором, которого мы ненавидели и боялись, представим, что избирательные пункты контролируются войсками диктатора, что каждому избирателю должны поставить штамп в паспорт, что каждый из тех, кто не голосовал, должен понести наказание как "враг народа". Представим, что закордонный диктатор, контролируемая им пресса, его марионеточная партия в нашей стране объявят подавляющий перевес в 90% голосов и распорядятся им как всенародной поддержкой аннексии в пользу своей страны. Как раз это и произошло только что в бывших республиках Эстонии, Латвии и Литвы, которые уже 213 оккупированы советскими войсками и в скором времени будут поглощены Советским Союзом. Проведя такие "выборы" в Балтийских странах, Сталин вновь превзошел Гитлера. На этот раз хозяин Кремля инсценировал демократический фарс, который откровенным цинизмом отличается даже от знаменитых "плебисцитов" Гитлера в Германии. Народу Балтийских стран ничуть не больше хотелось голосовать "за" в этих однопартийных выборах, чем этого захотелось бы нашему народу в подобных условиях. Балтийцы выиграли свою свободу у России в хаосе большевистской революции. В мире и независимости они жили больше 20 лет. Но теперь в Европе, где властвуют Германия и Россия, не осталось места для менее сильных. Без сомнения, в подходящее время новые марионеточные правительства решат, что они хотят присоединиться к Советскому Союзу. Это и есть демократия в русском стиле. Удивительно здесь не то, что так много людей голосовало на этих самых гнусных и жалких из всех выборов, но то, что кто-то все же осмелился остаться от них в стороне. Из: I Document! diplomatic! italiani 1939-1943, voL \У, Roma, WS" p. 257-259. (пер, С ^итал.) Донесение посланника Италии в Таллинне В.Чикконарди министру иностранных дел Италии Г.Чиано: Таллинн, 20 июля 1940 г. Политические выборы дали почти плебисцитный результат в пользу кандидатов-коммунистов. Оппозиционные кандидатуры были аннулированы. Избиратель мог голосовать лишь за кандидата-коммуниста, либо опустить в ящик пустой бюллетень, либо вообще воздержаться от голосования. Судя по некоторым утверждениям, тайна голосования не была обеспечена, так что опустить незаполненный бланк было исключительно опасно. С другой стороны, воздержание от участия в выборах квалифицировалось как преступление против государства. После выборов народ собрался, чтобы отпраздновать их результаты. Были сформированы колонны рабочих, которые несли красные знамена с призывами к объединению с Советским Союзом. Эстонский флаг был сорван. Возникали короткие схватки между людьми. Советские солдаты стреляли в толпу. Было произведено множество арестов. По окончании спортивного представления опять стали вспыхивать перепалки, так как зрители пели эстонский гимн в знак протеста против того, что оркестр играл только гимн большевиков. Повторились массовые аресты демонстрантов и вооруженное вмешательство советских войск для установления порядка. Палата представителей соберется 21 июля. Утверждается, что вторая палата парламента (государственный совет) будет упразднена, а самым главным, по-видимому, будет предложение о присоединении к СССР. Судя по тому, что сообщил мне один сотрудник министерства иностранных дел, симпатизирующий старому режиму, правительство Москвы, возможно, не произведет настоящей аннексии, подобно тому, как это было в других советских республиках. По всей вероятности, оно возьмет на себя руководство внешней и военной политикой, но допустит пока ограниченную независимость в других областях государственной деятельности. Дипломатическому корпусу, вероятно, будет предложено уехать. С другой стороны, ничтожное количество иностранцев в Балтийских государствах и перспектива установления монополии внешней торговли по большевистскому образцу не оправдывает дальнейшее нахождение здесь консульского корпуса, который в СССР был также почти полностью ликвидирован. На публичном собрании, где выступали многочисленные представители эстонской и Красной оккупационной армии была объявлена программа "демократизации" армии. В ней предусмотрены следующие существенные моменты: 1) создание специальных комитетов, сотрудничающих с политическими комиссарами, для подъема культурного и политического уровня солдат; 2) право быть принятыми в организацию молодых коммунистов и коммунистическую партию; 3) право на участие в политических выборах; 4) проведение "чистки" среди офицеров для выявления врагов эстонского и русского трудового народов. Таким образом, все очевиднее проявляется стремление правительства к постепенной ассимиляции местных и советских учреждений и законов. 214 Советская пропаганда, прежде всего среди рабочих, очень сильна. Она несет, между прочим, чрезвычайно дорогостоящую идею, т.к. предполагается обеспечивать каждому рабочему без учета условий рынка хорошо оплачиваемую работу. За счет государства будет выпущена "черная книга" о "незаконной" экономической деятельности отдельных личностей старого режима, что может стать прелюдией к судебным процессам. Нередки аресты граждан, обвиняемых в распространении ложных и опасных сведений. К последним относятся прежде всего слухи о договоренностях, которые якобы заключены между заинтересованными правительствами и касаются сосредоточения немецких вооруженных сил в Швеции и в Финляндии. Именно к Германии, как я уже передал, обращены все надежды большинства населения, подавленного мыслью о том, что теперь придется жить при коммунистическом режиме, которого удалось чудом избежать сразу же после революции. Здесь не сомневаются или, по крайней мере, очень надеются, что после окончания войны с Англией вечный конфликт между Россией и Германией должен будет решиться путем удовлетворения явных интересов немцев на Балканах и на Балтике во имя создания нового порядка в Европе. Из: "Special Report N 3 of the Select Committee onCommunistAggression...", p. 11-13. (пер. с англ.) . ^ [!!] , . [;]:;;[11] , [:] [v] : ^ - [:] ,, Свидетельство г-на Клемента, участника заседаний правительства Й.Вареса: <Какова была численность советских войск, непосредственно присутствовавших в парламенте, когда все это происходило?> Перед зданием и в помещениях парламента располагались советские танки и т.п. Не могу сказать точно, но, во всяком случае, около 100 человек с винтовками и всем прочим. Во всех коридорах, а также на лестницах и в помещениях было полно солдат советской армии. Из: H.Sabbo. "Voimatuvaikida" ("Невозможно молчать"))k.l, Tallinn, 1996, lk.647-649. Секретарю ЦК ВКП(б) Тов. ЖДАНОВУ А.А. 21 июля 1940 г. План практического руководства при национализации банков При национализации банков в Эстонии полагаю, что следует подходить иначе, чем в Западной Белоруссии и Западной Украине, так как в данном конкретном случае мы имеем в наличии государственный аппарат и полную сеть кредитных учреждений и денежную систему. Поэтому, чтобы бесперебойно обеспечить хозяйственную и торговую деятельность страны, на первое время сохранить существующую систему кредитных учреждений, сделав их государственными. Назначить в крупные банки комиссаров банка, а также и в мелкие, на обязанность которых возложить контроль за всеми операциями банка. Комиссары банка должны принять все ценности банка и оперативно разрешать все вопросы, связанные с банковскими операциями совместно с директором банка. Комиссар имеет право приостановить ту или иную операцию и разрешение вопроса перенести в Министерство хозяйства. Комиссары филиалов банка в случае разногласий по тому или иному вопросу переносят их на разрешение вышестоящего банка. Считаю необходимым немедленно назначить комиссаров в следующие банки: 1) Эсти Банк - как банк эмиссионный, назначить 4-х комиссаров: комиссара банка, осуществляющего контроль в целом за банком, комиссара эмиссионного отдела, осуществляющего контроль за эмиссией, комиссара иностранного отдела, осуществляющего контроль за всеми внешними Заседание Государственной думы Эстонии 21-22 июля 1940 г. --Прим. сост. 215 операциями и комиссара оперативных отделов, осуществляющего всю оперативную работу и контроль за кассой банка. Назначить 11 комиссаров в филиалы Эсти Банка в следующих городах: Тарту, Нарва, Пярну, Пайде, Вильянди, Валга, Выру, Куресааре, Печора, Раквере и Хапсалу. Назначить комиссаров в крупные акционерные и кооперативные банки и в г. Таллинне: в Тарту Банк, Кредит Банк, Шелл Банк, Городской банк. Ссудный банк (Лайну банк), Кредитно-ссудный центральный банк (Кескэсса), Народный банк (Кооперативный Эсти Рахва банк), Банк домовладельцев (Маяоманикуме), Земельный банк (Пылломесте Кескбанк), Юхис Банк (Таллина Лайну), Еврейский кооперативный банк и в Банк Землевладельцев, а также и Ипотечный банк. В других городах: в г.Тарту - Банк Акц. О-ва "Куба", Кооперативный банк домовладельцев, Сельскохозяйственный банк. Городской Банк, Ипотечный банк. В г.Пярну - в Банк ссудно-сберегательных касс и Земледельческий банк. В г.Пыльцма - в Кооперативный банк. В | .Вильянди - в Кооперативный банк. В г.Нарва - в два кооперативных банка. В г.Раквере -Кооперативный банк. В г.Валга - Акционерный банк, а также и в другие банки Эстонии. Считаю необходимым также в последующем приступить к организации отраслевых банков, а именно Государственного Эстонского Банка, Центрального кооперативного банка, Коммунального Банка, осуществляющего кредитование городского хозяйства. Банка долгосрочного кредитования. Все акционерные банки ликвидировать и их капиталы передать отраслевым банкам. Оперативное руководство комиссаров банка. 1. Комиссарами банка должно проводиться очищение аппарата банка от чуждых элементов. 2. Должны строго проводить режим по выдаче вкладов в установленной законом норме 100 крон в месяц. 3. Осуществлять строгий контроль по выдаче наличных средств предприятиям. Для этого требовать заявку на потребную сумму для выдачи заработной платы рабочим. Последняя должна быть подписана бухгалтером, директором завода или фабрики и заводским или фабричным рабочим комитетом. 4. Вести строгий контроль за выдачей ссуд и учетом векселей предприятий и торговых учреждений. Обращать особое внимание на выдачу ссуд под товары. Не допускать замораживания капитала. 5. Выпуск банковских билетов из эмиссии в обращение должен производиться только по постановлению правительства. 6. Установить строгий режим кассового лимита. Суммы сверх установленного лимита перечислять в запас на разменный фонд. 7. Внешние операции должны осуществляться только Эстонским Государственным Банком. Другим банкам производить указанные операции категорически запретить. 8. Произвести изъятие золота в ювелирных магазинах, а также золотых часов. Уполномоченный Правления Госбанка СССР в Эстонии (Симакин) Из: "Riigi Teataja", 1940, N 79,WtlW(nep. сжт.)^ \,^ ,[1!::]^ [:::1]^::[1:::::::::] <:; '^ [::!] [:]:' [:11:]'^- Л - : Постановление министра внутренних дел Издано 21 июля 1940 г. Основание: положении (RT 1938, 40, 365). недействительными для тех граждан Эстонии, которые в момент издания настоящего постановления находятся в пределах Эстонской Республики. Министр внутренних дел М.Унт 216 Из: "Riigi Teataja", 1940, N 76,1k. JO^ ^^ еэс/я^ Из декларации о вступлении Эстонии в состав СССР, принятой Государственной думой 22 июля 1940г.: Только в составе великого Советского Союза и в качестве равноправного члена братской семьи советских республик эстонский народ получит возможность поднимать свою экономику, развивать национальную культуру, укреплять равноправие народов и гарантировать мир, хлеб и настоящую свободу эстонскому трудовому народу. Исходя из единодушного желания эстонского народа Государственная Дума постановляет: Просить Верховный Совет Союза Советских Социалистических Республик о принятии Эстонской Советской Социалистической Республики в состав Советского Союза в качестве союзной республики на том же основании, на котором в Союз Советских Социалистических Республик входят Украинская Советская Социалистическая Республика, Белорусская Советская Социалистическая Республика и другие союзные республики. Да здравствует Советская Эстония! Да здравствует великий Советский Союз! Из: "Riigi Teataja", 194Q, N 77, lie. 1087. (пер. с зет.) Решение Государственной Думы по вопросу Президента Республики Заслушав просьбу Президента Республики Константина Пятса об освобождении его от его полномочий. Государственная Дума приняла решение просьбу удовлетворить и исполнение обязанностей Президента Республики возложить на премьер-министра д-ра Йоханнеса Вареса. Вышеприведенное решение принято Государственной Думой 23 июля 1940 г. в 19 часов. Председатель Государственной Думы А.Веймер Секретарь О.Лауристин Из: "Special Report N 3 of the Select Committee on Communist Aggression...", p. 11-13. (пер. с англ.) , [!] , [:], .,:;:/ 'I,: J; ' [!] :: ' Из ноты исполняющего обязанности генерального консула Эстонии в Нью-Йорке И.Кайва государственному секретарю США от 23 июля : Поскольку бывшее законное правительство назначило меня главным представителем Эстонии в этой стране, я рассматриваю вышеупомянутые выборы как недействительные, так же, как и все акты, принятые этой избранной неконституционным путем Палатой депутатов, в частности, решение о присоединении к СССР. Из ноты протеста эстонского представителя в Лондоне А.Торма в министерство иностранных дел Великобритании от 23 июля : Совершенно очевидно, что решение отказаться от независимости государства было принято под нажимом и не может расцениваться как свободное и истинное выражение воли подавляющего большинства эстонского народа. 217 Из: "Riigi Teataja", 1940, N 77, lk. 1086-1087. (пер. с зет.) Из декларации о национализации банков и крупной промышленности, принятой Государственной думой 23 июля 1940 г. Идя навстречу справедливым требованиям народа и во имя того, чтобы устранить эксплуатацию человека человеком и передать навсегда трудовому народу власть эксплуататоров, фабрикантов, заводчиков и банкиров. Государственная Дума провозглашает национализацию банков и крупной промышленности на всей территории Эстонии. Отныне собственностью всего народа, т.е. собственностью государства провозглашаются все банки с принадлежащим им имуществом, все крупные промышленные предприятия, шахты и транспортные предприятия. Отныне трудовой народ Эстонии получает мощные средства для своего экономического раскрепощения - банки и крупную промышленность. Тем самым создаются условия для скорейшего подъема народного хозяйства, гарантом которому служит свободный труд рабочих, ставших хозяевами фабрик и заводов. Государственная Дума убеждена в том, что данное решение находится в полном соответствии с интересами народа и государства и призывает всех рабочих и служащих к поддержанию революционной дисциплины и к самоотверженному труду во имя окончательной победы нового строя. Государственная Дума обязует правительство немедленно составить и утвердить список предприятий, подлежащих национализации. ИзАВПРФ,ф. "69,w. ^^^^S^ll-SS. [iii]^/^^ --[11!] , ^-^[\] '- [!] - . (<<Документьгвнемнейп(Ш"пшк!К".'"г^23,кн.1^^^^ Из беседы заместителя наркома иностранных дел СССР С.А.Лозовского с послом Великобритании в СССР Р.Криппсом от 23 мая 1940 г.: Я заявил Криппсу, что должен вручить ему протест по поводу незаконных действий банка Англии и английского казначейства, задержавших принадлежащее Госбанку СССР золото, купленное им у банков Эстонии, Литвы и Латвии. После того как т. Потрубач огласил вербальную ноту по-английски, я обратил внимание английского посла на то, что и банк Англии, и казначейство Великобритании нарушили законные права Советского государства и допустили действия, которые никак нельзя назвать законными. Я подчеркнул, что задержка перевода золота в счет Госбанка СССР до особого распоряжения Казначейства свидетельствует о том, что государственные учреждения Англии не желают считаться с интересами Советского государства. Я спросил Криппса, как можно согласовать подобного рода акты с выраженным английским правительством пожеланием установить деловые торговые отношения между Англией и СССР. Криппс ответил, что он не в курсе этого дела. Возможно, что Литва, Латвия и Эстония имеют задолженность в Англии, но он это высказывает как предположение. Криппс обещал немедленно сообщить своему правительству о нашей ноте протеста. Я выразил надежду, что Криппс окажет содействие в быстром разрешении этого вопроса, что английское правительство уже в ближайшие дни отменит незаконное распоряжение английского казначейства и золото, принадлежащее советскому государству, будет без всяких задержек депонировано на счет Госбанка СССР. 218 Из АВП РФ, ф. 059, on. I, п. 326, д. 2238, л 156-158. ("Документы внешней политики...", т. 23, кн. 1., с. 452-453.) ТЕЛЕГРАММА ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРКОМА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР С.А.ЛОЗОВСКОГО ПОЛНОМОЧНОМУ ПРЕДСТАВИТЕЛЮ СССР В ВЕЛИКОБРИТАНИИ И.М.МАЙСКОМУ 23 июля 1940 г. 23 июля я вручил Криппсу следующую вербальную ноту: "Народный Комиссариат Иностранных Дел, свидетельствуя свое почтение Посольству Великобритании, имеет честь, по поручению Правительства Союза ССР, заявить следующее: Правительство СССР обращает внимание Правительства Великобритании на тот факт, что телеграфные распоряжения Госбанка СССР и Центральных Банков Литвы, Латвии и Эстонии от 13 июля с.г. о перечислении в депозит Госбанка СССР приобретенного последним золота были выполнены к 15 июля только одним из двух английских банков, у которых находилось это золото, а именно Барклайс Банком в Лондоне, в то время как Банк Англии указанных распоряжений не выполнил и произвольно задержал передачу Государственному банку СССР принадлежащего Советскому государству золота. Указанное золото было приобретено Госбанком СССР у Литовского, Латвийского и Эстонского банков на основании соглашений о купле-продаже и подлежало перечислению в депозит Госбанка СССР в силу безусловно обязательных для Английского банка телеграфных распоряжений Литовского, Латвийского и Эстонского банков от 13 июля 1940 года. Однако, вместо того чтобы немедленно выполнить упомянутые поручения Банков Литвы, Латвии и Эстонии и телеграфные указания и напоминания Госбанка СССР по этому вопросу от 13, 15 и 20 июля. Банк Англии разослал банкам 20 июля циркуляр, со ссылкой на соответствующее распоряжение Казначейства Великобритании, о том, что снятие со счетов Эстонии, Латвии и Литвы не должно быть разрешаемо без последующих указаний Казначейства. Советское правительство считает, что: а) Банк Англии не имел никаких законных оснований не выполнить данных ему распоряжений Центральных банков Литвы, Латвии и Эстонии, а также и Госбанка СССР от 13 июля с.г. о переводе в депозит Госбанка СССР принадлежащего последнему золота. б) Никакие распоряжения Казначейства Великобритании не могут ограничивать прав СССР на получение купленного им имущества и распоряжение этим имуществом, как собственностью суверенного государства, обладающего в силу этого иммунитетом, не говоря уже о том, что вышеуказанные распоряжения банков Литвы, Латвии и Эстонии, а также Госбанка СССР были сделаны 13 июля, а распоряжение Казначейства Великобритании было сделано 20 июля, т. е. спустя семь дней. На основании изложенного Советское правительство заявляет Правительству Великобритании решительный протест против нарушения со стороны вышеуказанных государственных учреждений Великобритании интересов Советского Союза и его законных прав на золото, купленное у банков Литвы, Латвии и Эстонии за соответствующий эквивалент. Советское правительство ожидает немедленной передачи Госбанку СССР указанного золота и оставляет за собой право потребовать возмещение убытков, причиненных произвольными действиями английских государственных учреждений". Посетите Галифакса и потребуйте, чтобы английское правительство дало указание банку Англии немедленно передать в депозит Госбанка принадлежащее последнему золото. Лозовский Из: Documents of American Foreign Relations, vol. Ill, Boston, 1941, p. 429^430. (fiep. с англ.) Заявление и.о. государственного секретаря США С.Уэллеса от имени правительства США от 23 июля: 219 В эти последние дни подошел к концу тот извилистый процесс, в ходе которого политическая независимость и территориальная целостность трех малых Балтийских республик - Эстонии, Латвии и Литвы - целенаправленно уничтожались одним из могущественных соседей. С того дня, когда народы этих республик достигли своей независимости, а также демократической формы правления, народы США следили с глубоким и искренним интересом за достойными восхищения процессами самоуправления. Политика нашего правительства известна во всем мире. Граждане США выступают против грабительских действий, независимо от того, проводятся ли они силой или под угрозой силы. Точно также они против любой формы вмешательства со стороны одного государства во внутренние дела другого суверенного государства, сколь бы слабым ни было последнее. Этими принципами определяются взаимоотношения 21 суверенной республики Нового Света. США и в дальнейшем будут придерживаться этих принципов, поскольку американцы убеждены, что до тех пор, пока положения данной доктрины вновь не начнут регулировать отношения между народами, понятия справедливости и законности, иначе говоря, основы современной цивилизации не могут быть сохранены. Из РЦХИДНИ, ф.Г7,&3,&Ж". i.:-..,::^-'^-;- - ^\[:]-[::]-[1::]' ^^'^;;,^ ; ^ё-^ , [1]:[1] :, Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(б) номер 19 OT24.07.40 п. 51 "О порядке дня 7 сессии Верховного Совета СССР" Наметить следующий порядок дня 7 сессии Верховного Совета СССР 1. Доклад о внешней политике Правительства 2. Образование Союзной Молдавской Советской Социалистической Республики 3. Заявление Полномочной комиссии Сейма Литовской республики 4. Заявление Полномочной комиссии Сейма Латвийской республики 5. Заявление Полномочной комиссии Государственной думы Эстонской республики п.61 "О национализации банков и крупной промышленности в Эстонии" 1. О банках а) Национализации наряду с банками подлежат ссудосберегательные кассы, страховые общества, ломбарды и сейфы частных лиц. б) Назначить во все банки правительственных комиссаров в) Комиссары банков обязаны: взять на учет текущие счета и ценности банковских учреждений; обеспечить необходимое текущее кредитование промышленных и хозяйственных предприятий. Выдача денег из банков и ссудосберегательных касс по вкладам частных лиц производится в сумме не более 100 крон в месяц с разрешения комиссаров банков. Выдача сумм, необходимых для нормальной работы промышленных и торговых предприятий, производится по заявкам последних, заверенных профорганизациями, но только с разрешения комиссаров банков. Все драгоценные металлы, как в слитках, так и в изделиях, а также драгоценные камни, должны быть изъяты и сданы в банк на хранение. 2. О промышленности а) Национализации подлежат все промышленные предприятия с числом рабочих более 20 и промышленные предприятия с числом рабочих не ниже 10, имеющие двигатели, и особо важные по характеру производства. б) Во все национализированные предприятия назначаются правительственные комиссары. На крупнейшие и особо важные по характеру производства предприятия комиссары назначаются Министерством Народного Хозяйства, на остальные предприятия комиссары назначаются уездными управлениями, по согласованию с профсоюзными организациями. в) Комиссары обязаны обеспечить нормальную работу предприятий. Все распоряжения хозяина или директора и все документы исходящие, от директора, недействительны без подписи комиссара. 220 Для приема национализированных предприятий создаются комиссии в составе 3-5 человек из представителей министерства народного хозяйства, профорганизаций и рабочих комитетов. Комиссии по приемке работают под руководством комиссаров. Объявить, что административный и технический персонал национализированных предприятий должен оставаться на своих местах. В случае проявления саботажа, виновные будут караться по всей строгости закона. 3. Рекомендовать проведение аналогичных мер в Литве и Латвии. Из: Foreign Relations of the Vni!(effSl^e^3)ipl^^ 19S8, p. 403. (пер. с англ.) ^'у'[1] [:] . [:].[l::]",[i]-,[:::я],;,[ti]/[:::l:]':[!]"'[<] [1:]\[ll]"[l:l:::];-.[:],[il:l]:'[:]"[:l]'[:1;11] ' --[1{1:] '[:] ^У" :,[:1] [!] Телеграмма посланника США в Эстонии У.Леонарда государственному секретарю США от 24 июля: Президент Эстонии, которого заставили покинуть его высокий пост, в воскресенье вечером обратился ко мне лично, прислав своего сына в посольство, чтобы узнать, сможет ли президент США помочь ему и его семье, а именно, сыну Виктору с женой и двумя маленькими детьми и второму сыну Лео, всего шестеро, получить немедленную протекцию и по возможности выехать в Соединенные Штаты. Эстонцам запрещено сейчас покидать Эстонию, заграничные паспорта объявлены недействительными и визы надо будет выдавать на основании паспортов с истекшим сроком или других документов. Бывший президент и его семья подобно многим другим эстонцам живут в постоянном страхе перед арестом или еще худшим. Они спрашивают, какую протекцию может оказать им наше представительство. Буду благодарен, если государственный департамент сообщит, какие шаги мне следует предпринять и что я должен передать президенту. Из газеты "Правда" (Ммква) ом 24 июля 1940 г. Сообщение ТАСС: Берлинские политические круги заявляют, что вступление трех Балтийских стран в Советский Союз не затрагивает интересов Германии. Итальянские политические круги заявляют, что эти события происходят в районе, в котором Италия не заинтересована. Из: "Nazi-Soviet Relations,.^",p. 172-173. (пер. с англ.) Из меморандума заместителя статс-секретаря министерства иностранных дел Германии Э.Верманна от 24 июля: Сегодня я в непринужденной обстановке вернул посланникам Литвы и Латвии ноты об инкорпорации их стран в Советский Союз, оправдывая это тем, что мы можем принимать от посланников только ноты, представленные от имени их правительств. В то же время, в соответствии с инструкцией, я умолчал о том, что ноты возвращаются по указанию министра иностранных дел Рейха. Эстонский посланник также хотел вручить мне сегодня аналогичную ноту. Я попросил его воздержаться от этого шага, дав ему соответствующие объяснения. Литовский посланник рассказал мне, что он по собственной инициативе направил правительству Литвы телеграмму протеста против решения быть инкорпорированными в Советский Союз, среди прочего заявив, что он не считает это решение обязательным для 221 литовского народа, государства и для самого себя. Латвийский и эстонский посланники сообщили, что они такого рода телеграммы не посылали и не собираются этого делать. Далее, я передал всем трем посланникам, что они и другие сотрудники их представительств, включая семьи, если пожелают, могут остаться в Германии. Посланники поблагодарили меня, выразили свое глубочайшее признание по этому поводу германскому правительству и попросили передать благодарность министру иностранных дел Рейха. Из: "Rilgi Teataja", 1940, N 80, No. 1113. (пер. с зет.) Из закона о борьбе против экономического саботажа от 25 июля 1940 г. или могут нанести ущерб государственным или народно-хозяйственным интересам Эстонии. такая преднамеренная деятельность или бездеятельность, которая либо направлена против государственных и народно-хозяйственных интересов, либо могла бы нанести ущерб государству и народному хозяйству, независимо от его объема и от того, был или не был означенный ущерб фактически нанесен. прекращение работы или деятельности или нерадивое выполнение своих обязанностей. Саботажем считается также невыполнение или уклонение от выполнения законов, постановлений и любых других распоряжений государственной власти, действующих в области экономики, с использованием для этого возможностей, открывающихся в связи с многообразием юридических форм, и всяческих иных приемов. Равно считается саботажем порча и уничтожение средств производства и всякого рода сырья и изделий, а также частичное или полное ликвидирование предприятий или домохозяйств. соучастие в нем и подстрекательство к нему. обязанности Министерства внутренних дел. Из: "Riigi Teataja Lisa" ("дополнение к^фгд^^вй^в^|^ 1940, N 67, lk. 2145- 2146. (пер. с эст^ [1::1]' [\/is]^" .[:::::]',^[:::!:::]^[^]^ ^W-:^' -[t:i] , [::]: - [1]"[1] ^::-[1] , Решение Правительства Республики от 25 июля 1940 г. На основании освободить Эрнста Сарепера от обязанностей советника в Лондоне. Премьер-министр Йох.Варес Министр иностранных дел Н.Андрезен Госсекретарь К.Террас Из: Foreign Relations bfthe 'Witea-Sta^'Diplf^^ p. 405. (пер. сангл.) .' ' : : [:] .[\] [:] [1].,^.[1]'[1::] "^ii^J[111]'^[1];^ f^ ^^^^:.,^":[i]^^^^^ [1]. .-^^'^^'-у^'' Телеграмма и.о. государственного секретаря США С.Уэллеса посланнику США в Эстонии У.Леонарду от 25 июля: Вам дано право выдать президенту Эстонии и его семье дипломатические визы по представлении действительных паспортов или заменяющих их документов. Вы можете, по 222 Вашему усмотрению, неофициально передать эстонским властям, что Вам дано право выдать дипломатические визы и что Вам поручено Вашим правительством передать, что президенту и его семье будет предоставлена любая необходимая помощь для того, чтобы они смогли выехать в США. Из РЦХИДНИ,ф. 17, о. 3,д.102б. . .^ \,:-Ы '"- ^..[:]. [1!] [1]::.-^ : - . . Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(6) номер 19 от 26.07.40 п. 84 "Об уполномоченных Госбанка в Эстонии, Латвии и Литве" Предложить Государственному банку СССР назначить своих уполномоченных при Центральных банках Эстонии, Латвии и Литвы В качестве уполномоченных утвердить: в Литве - т. Вознякова в Латвии - т. Геращенко в Эстонии - т. Чистякова Возложить на уполномоченных Государственного банка СССР наблюдение за правилами проведения в жизнь закона о национализации банков и установления правил производств денежных операций в соответствии с указаниями правительства СССР. Из: Foreign Relations of United States. Diplomatic Papers1940, vol. Ill, Washington, 1958, p. 329-330. (пер. с англ.) Из отчета и.о. государственного секретаря США С.Уэллеса от 27 июля: Сегодня утром по моей просьбе меня посетил советский посол. Посол выразил желание выйти на несколько минут из своей официальной роли и поговорить со мной лично. Я ответил, что это доставило бы мне удовольствие. Тогда он сказал, что сделанное мною три дня назад официальное заявление, касавшееся советской акции против трех Балтийских государств, усилило в Советской России антиамериканские настроения. Это заявление было сочтено его правительством как крайне оскорбительное и искажающее факты. Посол продолжил, говоря, что советская акция должна была бы стать поводом для аплодисментов со стороны Америки, так как в зародыше уничтожила фашизм в трех Балтийских республиках и дала возможность страждущему народу этих государств получить от советского правительства убежище и защиту, в результате чего они могут познать благо либерального общественного правления. Я ответил, что сделанное мной заявление выражает официальную точку зрения правительства США, и я не могу обсуждать этот вопрос с послом. Я сказал, что политика правительства США известна всему миру как противостоящая применению силы и доминированию над свободными и независимыми народами. Столь долго, сколь будет удерживаться нынешняя администрация США, она не перестанет протестовать против такого рода актов агрессии. Посол перебил меня, говоря, что ему кажется, что я ставлю на одну доску свободное желание балтийских народов жить под русским доминионом и германское военное вторжение и оккупацию малых государств Западной Европы. Я ответил, что в указанном послом заявлении я ясно высказался, что мы не видим принципиальной разницы между этими двумя событиями. Далее я сказал, что продолжать обсуждение этого вопроса бессмысленно и что было бы лучше мне и послу отнести этот вопрос к разряду тех, по которым наши мнения расходятся. После этого я сказал, что мое правительство с сожалением констатировало, что после двадцатилетнего периода, в течение которого советское правительство неоднократно 223 выражало пожелание поддерживать мир во всем мире и принципиальное право свободных и независимых народов на сохранение независимости и территориальной целостности, в последний год оно (советское правительство) полностью изменило своей прежней политике. Я сказал, что у меня нет необходимости детально рассматривать события прошедшего года, поскольку посол знаком с этими страницами истории так же хорошо, как и я. Я говорил, что мне все-таки кажется, что в течение ближайших месяцев и лет безусловно возникнет множество опасностей, которые могут оказать влияние на Советский Союз, и такая ситуация очевидна. Я заметил, что для Советского Союза было бы логично желать достижения дружественных отношений с правительством США, со стороны которого никогда не нужно было и не следует впредь ничего бояться, вместо того, чтобы продолжать политику, которая безусловно приведет к ухудшению отношений между США и Россией. Посол ответил, что он полностью согласен с этим. В связи со сказанным он пожелал тем не менее высказать, что <...> переговоры между двумя правительствами, желающими сделать свои отношения продуктивными, должны проходить вне зависимости от отношений обоих правительств с третьими государствами. Из: "Riigi Teataja Lisa", 1940, N 67, lie. 2l45'-2146. (й^ сэс"*^ Решение Правительства Республики от 27 июля 1940 г. На основании освободить Йоханнеса Кайва от обязанностей 1-го секретаря в Вашингтоне и одновременно консула в Нью-Йорке. Премьер-министр Йох.Варес Министр иностранных дел Н.Андрезен Госсекретарь К.Террас Решение Правительства Республики от 27 июля 1940 г. На основании освободить Эрнста Яаксона от обязанностей служащего в Нью-Йорке. Премьер-министр Йох.Варес Министр иностранных дел Н.Андрезен Госсекретарь К.Террас Решение Правительства Республики от 27 июля 1940 г. На основании освободить Альберта Таттара от обязанностей советника в Берлине. Премьер-министр Йох.Варес Министр иностранных дел Н.Андрезен Госсекретарь К.Террас и?; J ^oct^ewrf.^^te/^'^^'[1]^^?ъ[1]!^ Докладная записка начальника канцелярии министерства иностранных дел Италии Ф.Анфузо на имя премьер-министра Италии Б.Муссолини от 27 июля: Подобно тому, как это было предпринято в отношении германского правительства, посланники Литвы и Эстонии представили во Дворец Киджи ноты протеста по поводу Министерство иностранных дел Италии -Прим. сост. 224 советского вторжения в их страны, причем литовская нота отличается от эстонской более резким тоном. Правительство Германии ограничилось тем, что, приняв обе ноты, сохранило за собой право неофициального возвращения их дипломатам, вручившим ноты. В ожидании Ваших инструкций, дуче, нужно ли нам последовать примеру немцев или же, что нам кажется более подходящим, не принимать ноты и не приобщать к делу совсем. Из: "Riigi Teataja", 1940, N 87, lk. 1181. (пер. с эст.) Постановление министра внутренних дел Издано 29 июля 1940 г. Основание: положении (RT 1938, 40, 365). I Постановление министра внутренних дел от 23 июля 1940 г. (RT 1940, 79, 757) теряет силу и заменяется настоящим постановлением следующим образом: недействительными для тех эстонских граждан, которые во время издания настоящего постановления находятся в пределах Эстонии. Граждане, имеющие заграничный паспорт, признанный недействительным на основании предыдущего абзаца, обязаны сдать или отослать его в Министерство внутренних дел в течение 3 дней со дня вступления в силу настоящего постановления. или арестом на срок до 3 месяцев или денежным штрафом на сумму до 3000 крон. II Настоящее постановление вступает в силу с момента подписания. Министр внутренних дел М.Унт Из: Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers 1940, vol. Ill, Washington, 19S8, p. 208. (пер. с англ.) Из сообщения временного поверенного в делах США в СССР В.Тарстона государственному секретарю США от 30 июля: Сегодня после обеда меня принял Степанов, который направил меня в кабинет наркома внешней торговли Микояна. Хотя в своей просьбе о встрече я разъяснил, что целью ее является желание узнать, готово ли советское руководство представить свои предложения по обновлению торгового соглашения, Микоян ждал, чтобы беседу начал я. Когда я напомнил цель моего визита, Микоян ответил, что после моего разговора со Степановым он взялся в общих чертах обрисовать точку зрения своего правительства на торговое соглашение, но как только он сделал это, правительство США захватило в свое владение золото, которое советское правительство приобрело у Балтийских государств. Советское правительство, сказал Микоян, истолковало такой шаг американского правительства как незаинтересованность американского правительства в хороших отношениях с советским руководством и в развитии торговых отношений между двумя странами. Соответственно, было принято решение советских предложений не выдвигать. В связи с этим он подчеркнул, что советское правительство представляет великую державу, у которой нет прямой нужды в торговле с США. <...> Тогда я прибегнул к приему, который решил использовать во всех своих беседах с советскими чиновниками, после того, как несколько недель назад встретился с Молотовым. Я заявил Микояну, что, по моим наблюдениям. Соединенные Штаты Америки тоже огромное и мощное государство, которое так же могло бы обойтись без торгового обмена в отношениях с Советским Союзом. 225 Из газеты "Известия" (Москва) от 2 августа 1940 г. Из выступления В.Молотова на вечернем заседании VII сессии Верховного Совета СССР 1 августа: Вопрос о взаимоотношениях Советского Союза с Прибалтийскими странами встал в последнее время по-новому, поскольку заключенные с Литвой, Латвией и Эстонией пакты о взаимопомощи не дали должных результатов. Заключение этих пактов не повело, как это следовало ждать, к сближению Литвы, Латвии и Эстонии с Советским Союзом, так как этому воспротивились правящие буржуазные группы этих стран. Эти правящие группы не только не пошли по пути сближения с Советским Союзом, чего как будто можно было ждать после заключения пактов взаимопомощи, но пошли по пути усиления враждебных Советскому Союзу действий, проводившихся ими втайне и за спиной СССР. Для этого была использована так называемая Балтийская Антанта, в которой раньше военным союзом, направленным против СССР, были связаны только Латвия и Эстония, но которая с конца прошлого года превратилась в военный союз, включающий кроме Латвии и Эстонии также и Литву. Из этого следует, что правящие буржуазные группы Литвы, Латвии и Эстонии оказались неспособными к честному проведению в жизнь заключенных с Советским Союзом пактов взаимопомощи, что они, напротив, еще усилили враждебную Советскому Союзу деятельность. Количество фактов, говорящих о том, что правительства этих стран грубо нарушают заключенные с СССР пакты взаимопомощи, все увеличивалось. Дальше терпеть такое положение, особенно в условиях современной международной обстановки, становилось совершенно невозможным. Вот почему последовали известные вам требования Советского правительства об изменении состава правительств Литвы, Латвии, Эстонии, о вводе на территорию этих государств дополнительных частей Красной Армии. Результаты этих шагов нашего правительства вам известны. Важнейшей мерой созданных в Эстонии, Латвии и Литве дружественных Советскому Союзу правительств было проведение свободных выборов в парламенты. В июле месяце были проведены демократические выборы в Литовский сейм, в Латвийский сейм и в Государственную думу Эстонии. Выборы показали, что правящие буржуазные клики Литвы, Латвии и Эстонии не отражали волю своих народов, что они были представителями только , узкой группы эксплуататоров. Выбранные на основе всеобщего, прямого и равного | голосования, с тайной подачей голосов сеймы Литвы и Латвии, Государственная дума Эстонии j уже высказали свое единодушное мнение по коренным политическим вопросам. Мы с | удовлетворением можем констатировать, что народы Эстонии, Латвии и Литвы дружно t проголосовали за своих представителей, которые единодушно высказались за введение j советского строя и за вступление Литвы, Латвии и Эстонии в состав Союза Советских Социалистических Республик. Тем самым взаимоотношения между Литвой, Латвией, Эстонией и Советским Союзом должны встать на новую основу. Верховный Совет будет рассматривать вопрос о вхождении в Советский Союз Литвы, Латвии и Эстонии в качестве Союзных Советских Социалистических Республик. Нет никакого сомнения в том, что вхождение этих республик в Советский Союз обеспечит им быстрый хозяйственный подъем и всесторонний расцвет национальной культуры, что вхождением в Советский Союз их силы будут во много раз умножены, их безопасность будет укреплена и вместе с тем еще больше вырастет мощь великого Советского Союза. Вхождение Прибалтийских стран в СССР означает, что Советский Союз увеличивается на 2 млн. 880 тыс. населения Литвы, на 1 млн. 950 тыс. населения Латвии и на 1 млн. 120 тыс. населения Эстонии. Таким образом, вместе с населением Бессарабии и Северной Буковины население Советского Союза увеличится примерно на 10 млн. человек. Если к этому добавить свыше 13 млн. населения Западной Украины и Западной Белоруссии, то выходит, что Советский Союз увеличился за последний год более чем на 23 млн. населения. Следует отметить, что 19/20 всего этого населения входило раньше в состав СССР, но было силой отторгнуто от СССР в момент его военной слабости империалистическими державами Запада. Теперь это население воссоединено с Советским Союзом. 226 Как показывают подсчеты населения. Союз Советских Социалистических Республик сможет теперь говорить мощным голосом от имени 193 млн. населения, не считая прироста населения СССР за 1939 и 1940 годы. Первостепенное значение для нашей страны имеет тот факт, что отныне границы Советского Союза будут перенесены на побережье Балтийского моря. Вместе с этим у нашей страны появляются свои незамерзающие порты в Балтийском море, в которых у нас такая большая нужда. Успехи внешней политики Советского Союза тем более значительны, что всего этого мы добились мирным путем, что мирное разрешение вопросов как в Прибалтийских странах, так и в Бессарабии прошло при активном участии и поддержке широких народных масс этих стран. Надо вместе с тем сказать, что на правительство Советского Союза возлагается большая ответственность за правильное и организованное проведение практических мер в деле политического и экономического переустройства в новых советских республиках. <...> На наших отношениях с Соединенными Штатами Америки я останавливаться не буду, хотя бы уже потому, что о них нельзя сказать ничего хорошего. (Смех). Нам стало известно, что кое-кому в Соединенных Штатах не нравятся успехи советской внешней политики в Прибалтах. Но, признаться, нас мало интересует это обстоятельство (смех, аплодисменты), поскольку со своими задачами мы справляемся и без помощи этих недовольных господ. (Смех, аплодисменты). Однако, то обстоятельство, что в Соединенных Штатах власти незаконно задержали золото, недавно купленное нашим Государственным банком у банков Литвы, Латвии и Эстонии, вызывает с нашей стороны самый энергичный протест. В данном случае мы можем только напомнить, как правительству Соединенных Штатов, так и правительству Англии, ставшему на тот же путь, об их ответственности за эти незаконные действия. Из: Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers 1940, vol. Ill, Washington, 1958, p. 210, 340-342. (пер. с англ.) Из комментария временного поверенного в делах США в СССР В.Тарстона к переводу речи В.М.Молотова для государственного секретаря США: Намеки на США Молотов сделал в саркастическом тоне, и хотя в них не было ничего смешного, они вызвали среди депутатов смех и аплодисменты. Из записи беседы полпреда СССР в США К.Уманского с и.о. государственного секретаря США С.Уэллесом и заместителем начальника европейского отдела государственного департамента США Л.У.Гендерсоном от 1 августа: (Уманскии) не понимает, почему успехи демократии в Восточной Европе вызывают столь сильные возражения. Правительство США должно было осознать, что, если бы советское руководство не вмешалось в ход событий, проводя демократию в указанные районы Восточной Европы, то они стали бы легкой добычей быстро разрастающегося движения, как раз являющегося антитезой демократии. Значительная часть общественности США рассматривает события в балтийском регионе в широком контексте. Этим людям было приятно видеть, что такие политические системы, как и те, которые поддерживает нынешняя администрация Соединенных Штатов, то есть базирующиеся на социальном равенстве, реформах и расовом равенстве перед законом, были установлены в новых регионах Восточной Европы. Исторически народы Балтики жили вместе с русским народом, и это было дольше, чем независимость США. Невозможно понять, почему восстановление нормальных отношений между балтийскими народами и русским народом побудило правительство Америки выступить с заявлением, с которым не выйдет ни одно правительство, желающее сохранять с другим государством дружеские отношения. <...> Отношения Советского Союза со страной, внутренняя и внешняя политика которой противоречат основам политики Советского Союза, складываются успешнее, чем отношения со страной, с которой у Советского Союза так много общего. 227 Из: "RHgiTeataja", 1940, N 93,1k. 1250, 1253. (пер. с эст.) Решение Правительства Республики от 3 августа 1940 г. Начиная с 24.00 5 августа 1940 г., на территории ЭССР вводится в действие московское время. Всем предприятиям и гражданам 5 августа в 24.00 перевести часы на 01.00. Все время, как то: в расписаниях движения, в графиках работы - в цифровом выражении остается прежним, но передвигается на час вперед по солнцу. Заместитель премьер-министра Х.Круус Министр путей сообщения О.Кярм Госсекретарь К.Террас Закон о наказании находящихся за границей государственных изменников и членов их семей Издан декретом Президента Республики от 5 августа 1940 г. I Республики, направленных за границу государственными учреждениями или предприятиями ЭССР, по требованию органов государственной власти вернуться обратно на родину, они считаются перешедшими в лагерь врагов трудового народа и квалифицируются как государственные изменники. находящимися вне закона. а) конфискацию всего имущества лица, признанного виновным; б) расстрел лица, признанного виновным, в течение 24 часов с момента установления его личности. каким-либо образом способствовали государственной измене, предусмотренной 1, караются тюремным заключением на срок до десяти лет и конфискацией всего имущества. особый коллегиальный суд, сформированный министром внутренних дел. Решения особого суда окончательные и обжалованию не подлежат. II Настоящий закон вступает в силу с момента опубликования. Таллинн, 5 августа 1940 г.М.Унт министр внутренних дел, по поручению Президента Республики Х.Круус заместитель премьер-министра Ф.Нигголь министр юстиции Из газеты "Известия" (Москва) до" '9^e^mM9W^:. ("Внешняя политика еССР..."^.ж52Х"Щ2^^^^ Закон о принятии Эстонской Советской Социалистической Республики в Союз Советских Соцтиалистических Республик 6 августа 1940 года Заслушав заявление Полномочной Комиссии Государственной Думы Эстонии, Верховный Совет Союза Советских Социалистических Республик постановляет: 228 1. Удовлетворить просьбу Государственной Думы Эстонии и принять Эстонскую Советскую Социалистическую Республику в Союз Советских Социалистических Республик в качестве равноправной Союзной Советской Социалистической Республики. 2. Провести в соответствии со ст.ст. 34 и 35 Конституции (Основного Закона) СССР выборы депутатов в Верховный Совет СССР от Союзной Эстонской Советской Социалистической Республики. 3. Поручить Президиуму Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик назначить день выборов. Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.Калинин Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А.Горкин ИзАВПСССР, ф. 059, Oh. /, и. 339,Ъ^320^Ц-12, ("Полпреды сообщают^"", с, 5QI") % Телеграмма наркома иностранных дел СССР В.Молотова всем полпредам и консулам СССР от 7 августа: До Вашего сведения доводится содержание указаний, данных полпредам СССР в Эстонии, Латвии и Литве: "Порекомендуйте Эстонскому (Латвийскому, Литовскому) правительству через МИД дать следующие распоряжения Эстонским (Латвийским, Литовским) дипломатическим миссиям и консульствам, находящимся за границей: 1. В соответствии с решением VII сессии Верховного Совета Союза ССР от 3, 5 и 6 августа 1940г. о принятии Литовской, Латвийской и Эстонской Советских Социалистических Республик в состав Советского Союза с сего числа прекращается деятельность Эстонской, Латвийской, Литовской миссии (консульства) в (такой-то стране). 2. Эстонское (Латвийское, Литовское) правительство обязывает все миссии (консульства) Эстонии (Латвии, Литвы) за границей: а) немедленно передать архивы и все принадлежащее миссии (консульству) имущество полпредству (консульству) СССР в данной стране; б) официально уведомить министерство иностранных дел страны пребывания о прекращении своей деятельности. Консульство обязано такое же уведомление послать местным властям. 3. По окончании передачи архивов и имущества советскому полпредству (консульству) весь состав миссии (консульства) обязан немедленно вернуться на родину". В соответствии с этим Вам надлежит: 1. Немедленно принять от посланника (или консула) Эстонии, Латвии, Литвы архивы и все имущество миссии (или консульства). 2. Прием архивов и всего имущества соответствующей миссии (или консульства) Эстонии, Латвии и Литвы производится по актам с конкретным указанием по каждому виду имущества, в каком состоянии оно принимается, также указывается стоимость имущества (в том случае, когда речь идет о зданиях, оборудовании и т.п.). 3. В случае отказа посланника или консула Эстонии, Латвии и Литвы от передачи архивов и всего имущества полпредству (или консульству) СССР Вам следует телеграфировать в НКИД немедленно. Из: I Document! diplomatlci italiani 1939-1943, vol. V, Roma, 1965, р. 366. (пер^^итшлф Из докладной записки начальника канцелярии министерства иностранных дел Италии Ф.Анфузо министру иностранных дел Италии Г.Чиано от 8 августа: 229 В 18.30 ко мне пришел посланник Эстонии, который сообщил, что в 16.30 к нему явились два сотрудника советского посольства и потребовали сдать представительство. Он отказал им, но сотрудники предупредили его, что вернутся на следующий день в 10 часов и в любом случае займут представительство. В адрес посланника были высказаны и прямые угрозы. Посланник Эстонии заявил, что его страна признана Италией, которая, в свою очередь, не признала недавнюю аннексию Балтийских государств Советским Союзом. Он хотел бы узнать, должен ли он отступить перед высказанными ему угрозами или может настаивать на своем отказе. Он спросил также, нельзя ли в последнем случае представить в его распоряжение вооруженную охрану. На полях документа была сделана следующая запись: "По указанию министра начальник кабинета позвонил посланнику Эстонии, сообщив ему, что: - правительство Италии не интересуется этим вопросом; - личная рекомендация - договориться с Советами". Посланник Эстонии поблагодарил и заявил, что он обязательно так и поступит. Из Архива Военно-Морского Флота РФ. Народный Комиссар ЦК ВКП(б) - тов. СТАЛИНУ Военно-Морского Флота ПРЕДСОВНАРКОМУ - тов. МОЛОТОВУ Союза ССР ПРЕД. КО при СНК СССР - тов. ВОРОШИЛОВУ 9 августа 1940 г. Копия - НКО тов. Тимошенко Генштаб тов. Шапошникову Докладываю: По указанию Советского Правительства Эстонии и Латвии подняли военно-морские флаги Союза ССР и были приняты Командованием Краснознаменного Балтийского Флота следующие корабли Эстонского и Латвийского военного флота: Эстонский флот: миноносец "Сулев"; подводные лодки "Калев" и "Лембит"; сторожевые корабли : "Пиккер", "Лайне", "Мартус"; минные заградители: "Ристна", "Суроп", "Кери", "Вайндло"; гидрографические корабли: "Секстант", "Мерепоэк", "Лоод"; ледокол: "Ян Поска"; катера связи в числе 11-ти единиц; вспомогательные суда: "Сакала", "Тахкона", "Компас"; сторожевые катера бывших "Кайцелит" в числе 16 единиц и канонерские лодки Чудской флотилии: "Тарту", "Ахти", "Ильматар" и "Вайнемуне".<...> Все перечисленные корабли, кроме двух эстонских и двух латвийских подводных лодок, представляют собой вспомогательные корабли, не имеющие особого боевого значения. Корабли Эстонского и Латвийского флота с моего согласия допущены к обеспечению боевой подготовки Краснознаменного Балтийского Флота, кроме подводных лодок, которые впредь до разрешения вопроса о порядке комплектования эстонских кораблей, находятся под контролем в гаванях Таллина и Либавы. Докладывая изложенное, прошу о включении принятых кораблей в состав Краснознаменного Балтийского Флота. Кроме того, прошу закрепить за военным портом Таллин следующие вспомогательные плавсредства Эстонии: ледокол "Тасуя" (бывший ледокол Ревельской крепости до 1918 г.), ледокольные буксиры "Мерикару" и "Привильмс", рефрижераторное судно "Пеару", товарно-пассажирское судно "Вирония", транспорт "Вайндло", один 50-тонный кран, баржу "Пидула" и нефтеналивной танкер без названия 400 тонн водоизмещения. Прошу о передаче всей службы ограждения Эстонской, Латвийской и Литовской союзных республик, со всеми средствами обеспечения навигационного оборудования, в том числе гидрографическими кораблями, в общую систему Гидрографической службы Военно-морского 230 Флота на Балтийском театре, т.к. вопросы обеспечения безопасности мореплавания должны быть сосредоточены в одном органе и разделение их между двумя наркоматами нецелесообразно. Народный Комиссар Военно-Морского Флота Союза ССР Адмирал (Кузнецов) ^:[l]<^^[:]^гi"^[:::][:::]^^^ ,[1]-[1;1:] Решение Правительства Республики от 10 августа 1940 г. На основании освободить Александра Массакаса от обязанностей 1-го секретаря в Брюсселе с резиденцией в Берлине. По поручению министра иностранных дел заместитель премьер-министра Х.Круус Госсекретарь К.Террас Решение Правительства Республики от 10 августа 1940 г. На основании освободить Карла Аста от обязанностей пресс-атташе в Стокгольме. По поручению министра иностранных дел заместитель премьер-министра Х.Круус Госсекретарь К.Террас Решение Правительства Республики от 10 августа 1940 г. На основании освободить Акселя Линкхорста от обязанностей атташе в Стокгольме. По поручению министра иностранных дел заместитель премьер-министра Х.Круус Госсекретарь К.Террас Решение Правительства Республики от 10 августа 1940 г. На основании освободить Эдгара Пярла от обязанностей 1-го секретаря в Стокгольме. По поручению министра иностранных дел заместитель премьер-министра Х.Круус Госсекретарь К.Террас Решение Правительства Республики от 10 августа 1940 г. На основании освободить Аугуста Коэрна от обязанностей советника в Копенгагене. По поручению министра иностранных дел заместитель премьер-министра Х.Круус Госсекретарь К.Террас 231 Ид АВП СССР, ф. 06, on. 2, n. 34, <). 52, л. 45-46. ("Полпреды сообщают...", с. 502.) Из ноты наркома иностранных дел СССР В.Молотова аккредитованным в Москве иностранным посольствам и миссиям от 1 1 августа: По поручению Правительства Союза Советских Социалистических Республик имею честь довести до Вашего сведения следующее: Верховный Совет Союза Советских Социалистических Республик постановил принять в состав Союза Советских Социалистических Республик 3 августа с.г. Литовскую Советскую Социалистическую Республику, 5 августа с.г. Латвийскую Советскую Социалистическую Республику и 6 августа с.г. Эстонскую Советскую Социалистическую Республику в соответствии с их просьбами. Таким образом, Литва, Латвия и Эстония являются составными частями Союза ССР, на основе полного равенства с другими Советскими Социалистическими Республиками, со всеми вытекающими отсюда правами и обязанностями. В связи с этим отныне непосредственные дипломатические отношения Литвы, Латвии и Эстонии с другими государствами прекращаются. Советское правительство ожидает поэтому, что <...> миссии в Каунасе, Риге и Таллинне закончат ликвидацию своих дел к 25 августа с.г. Равным образом теряют силу экзекватуры, выданные прежними латвийским, литовским и эстонским правительствами иностранным консулам, которым надлежит ликвидировать их консульские учреждения к тому же 25 августа. <...> Вместе с тем дипломатические и консульские представительства Литвы, Латвии и Эстонии в других государствах прекращают свою деятельность и передают свои функции, а равно принадлежащие им архивы и имущество, соответствующим полномочным представительствам или консульствам Союза Советских Социалистических Республик. Из РЦХИДНИ, ф. 17, о. 3, д. 1026. Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(б) номер 19 от 14.08.40 п. 208 "О государственном и хозяйственном строительстве Литовской ССР, Латвийской ССР и Эстонской ССР" (постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР) ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР предлагают руководствоваться при разрешении указанных ниже вопросов следующим: 1. Об образовании высших государственных органов советской власти I. Рекомендовать правительствам Литовской ССР, Латвийской ССР и Эстонской ССР в августе с. г. (20-25 августа) созвать Чрезвычайную сессию Народного Сейма с следующим распорядком дня: а) Доклад Конституционной комиссии о проекте новой Конституции. б) Об образовании высших государственных органов советской власти. При рассмотрении вопросов об образовании высших государственных органов советской власти надлежит, ввиду принятия новой Конституции, провозгласить Сейм временным Верховным Советом республики, избрать Президиум Верховного Совета и Председателя Верховного Совета и его заместителей. II. Образовать Совет Народных Комиссаров республики. Персональный состав кандидатов в совет Народных Комиссаров подлежит дополнительному согласованию с ЦК ВКП(б). 2. О валюте Считать необходимым временно установить две валюты. Перейти к одной (советской) валюте после проведения ряда подготовительных мероприятий. В целях устранения разрыва между двумя валютами, обсудить целесообразность некоторой инфляции латвийской, литовской и эстонской валют, как одной из мер перехода к одной валюте. 232 3. О национализации пароходных обществ Считать целесообразным в ближайшие дни провести национализацию пароходных обществ. Имея ввиду, что национализация не обязательно влечет за собой бесплатное отчуждение имущества, но может включать в себя также элементы выкупа, - установить уплату за национализируемые пароходы их собственникам 1/4 стоимости этих пароходов. 4. О национализации торговых предприятий Считать необходимым, в крупные торговые предприятия, подлежащие национализации (с торговым оборотом свыше 200 тыс. лат, соответственно - лит или крон), направить в первую очередь, через профессиональный союз торговых служащих уполномоченных, которые смогли бы впоследствии стать во главе этих предприятий. Национализацию провести после того, как эти уполномоченные ознакомятся с данными предприятиями и войдут в курс его работы. 5. О национализации домов Считать необходимым осуществить национализацию крупных домовладений после предварительного учета и тщательного ознакомления с домовладениями, подлежащими национализации, а также после того, как в эти домовладения будут направлены уполномоченные, которые смогут впоследствии осуществить управление этими домами. 6. Об административном делении Сохранить ныне существующее административное деление: уезды, волости и т.д. 7. О посольстве в Москве Посольства Литвы, Латвии и Эстонии ликвидировать, учредив постпредства. 8. О связи с гражданами Литвы, проживающими в США Считать целесообразным для поддержки связи Литовской республики со своими гражданами, проживающими в США, в составе советского полпредства в США иметь представителей Литвы. 9. О пограничной охране на границах Литовской, Латвийской и Эстонской ССР с РСФСР и БССР Временно оставить пограничную охрану в нынешнем виде. 10. О возвращении в Литву, Латвию и Эстонию литовцев, латышей и эстонцев, проживающих на территории СССР - вне пределов Литвы, Латвии и Эстонии Считать целесообразным осуществить это планомерным образом. 11. О промышленности Считать необходимым составить список заводов и фабрик, работу которых можно довести до полной мощности. Иметь в виду необходимость максимального развития в Прибалтийских республиках промышленности и увеличения городского пролетариата. Обратить особое внимание на необходимость развития в дальнейшем самолетостроения, судостроения, бумажных фабрик, целлюлозных фабрик, фанерной промышленности, цементных заводов. 12. О крупных помещичьих хозяйствах Считать целесообразным крупные помещичьи хозяйства не дробить, а при наличии соответствующих данных превращать в образцовые государственные хозяйства. 13. О помощи кредитом, кормами, удобрениями и сельскохозяйственным инвентарем Считать необходимым оказать соответствующую помощь. Предложить правительствам Литвы, Латвии и Эстонии, нуждающимся в этой помощи, предоставить свои обоснованные заявки. Признать целесообразным, в целях оказания помощи безземельным и малоземельным крестьянам, организацию прокатных пунктов с.х-машин и совместной обработки земли и уборки урожая (супрега, Т03'ы). 14. О завозе в Литву, Латвию и Эстонию сырья и топлива для промышленных предприятий Считать необходимым оказать помощь сырьем и топливом промышленным предприятиям Литвы, Латвии и Эстонии. Предложить правительствам Литвы, Латвии и Эстонии предоставить свои конкретные предложения. 15. Об экскурсии крестьян Литвы, Латвии и Эстонии на Сельскохозяйственную выставку 233 Считать целесообразным организацию экскурсии небольшими группами. 16. О декаде искусства Литвы, Латвии и Эстонии в Москве Считать целесообразным проведение декады искусства Литвы, Латвии и Эстонии в Москве в 1941 г. Одобрить предложение латвийской делегации о проведении в Москве декады латвийского искусства весной 1941 г. Из РЦХИДНИ, ф. 17, о. 3, д. 1026, Протокол заседания Политбюро ЦК ВКП(б) номер 19 от 15.08.40 п. 242 "О мероприятиях по вопросам печати в Латвии, Литве и Эстонии" Утвердить предложение т. Вышинского: 1. об отзыве из-за границы всех представителей латвийской печати; 2. о командировании для организации работы в Латвийской ССР представителей отдела печати НКИД, ТАСС и Главлита; 3. об указании руководителю ТАСС на необходимость полного обслуживания редакции газет, издающихся в Латвийской ССР; 4. аналогичные меры провести также по Эстонии и Литве. Из: Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers 1940, vol. Ill, Washington, p. 362-363. (пер. с англ.) Из записи беседы полпреда СССР в США К.Уманского с и.о. государственного секретаря США С.Уэллесом от 15 августа: Посол сказал, что есть еще один безотлагательный вопрос, который необходимо обсудить на совещании и о котором он уже предусмотрительно упомянул господам Атертону и Гендерсону. После инкорпорации Литвы, Латвии и Эстонии в состав Советского Союза были прекращены дипломатические отношения этих стран с другими странами. Посол получил распоряжение от своего правительства принять во владение имущество и архивы дипломатических представительств и консульств трех Балтийских государств. Естественно, он знаком с заявлением господина Уэллеса, которое тот сделал 23 июля в отношении Балтийских государств и которое он уже обсуждал с господином Уэллесом. В этом заявлении, однако, не отмечено, собирается ли американское правительство и далее признавать находящиеся в США дипломатические представительства и консульства указанных стран. Посол не смог также отыскать ни одного заявления по этому поводу. В ответ на его расспросы господа Атертон и Гендерсон сказали, что по их сведениям и не было опубликовано ни одного такого рода официального заявления. В связи с этим перед послом была поставлена задача охранять интересы и имущество литовских, эстонских и латвийских граждан и принять во владение находящиеся в США консульства и архивы. Он попросил помощи американского правительства для выполнения этой задачи. Представляя свою просьбу, он хотел бы обратить внимание на то, что ситуация в Балтийских государствах ни в коем случае не может быть сравнима с ситуацией в известных странах, которые абсолютно другим способом утратили свою независимость, в качестве одного из возможных прецедентов могла бы быть, например, приведена Австрия. Г-н Уэллес ответил, что он уверен, что в американском правительстве сформирована точка зрения по этому вопросу. Сделанное от имени правительства заявление, а также лично его, Уэллеса, замечания по вопросу о Балтийских государствах в предыдущих беседах с послом не позволяют сомневаться в том, что США не могут признать поглощения этих государств Советским Союзом. В дополнение к прежде сказанному США продолжают признавать дипломатические представительства и консульства Балтийских государств в своей стране. Г-н 234 Уэллес не видит аналогии в ситуации с Балтийскими государствами и Австрией. Он мог бы сослаться на множество более близких ситуаций. Он хотел бы напомнить послу, что довольно долгое время после оккупации Чехословакии войсками другого государства советское правительство продолжало признавать ее дипломатическое представительство в Москве. Посол ответил, что захват Чехословакии нельзя сравнивать со вступлением Балтийских государств в Советский Союз. Налицо различие: малые государства воссоединяются с большим, частью которого они являлись исторически. Речь шла о том, что три Балтийских государства всегда входили в состав его великой страны. В связи с этим необходимо обратить внимание на то, что заявление правительства США от 28 июля 1922 г., где сообщалось о решении признать три упомянутых Балтийских государства, содержало известные оговорки, в которых выражался протест против отчуждения этих государств от территории России. Г-н Гендерсон заметил, что г-н Уманский не совсем корректно передал сущность той декларации. Хотя она и содержала заявление американского правительства, направленное против отчуждения от территории России, в то же время в нем был подчеркнут тот факт, что признание Балтийских государств не являлось отходом от политической линии американского правительства, поскольку республики Литва, Латвия и Эстония были созданы их исконным населением и сумели сохранять стабильность на протяжении долгого времени. Г-н Уманский сказал, что он опасается, что отношение американского правительства к Балтийским государствам затрудняет достижение цели, во имя которой, по его разумению, и проводятся данные переговоры, а именно - улучшить отношения между США и Советским Союзом. Столь долго, сколь американское правительство будет адресовать Советскому Союзу обращения такого же рода, как этот заряд динамита в вопросе о замораживании балтийских активов, который был предложен на прошлом совещании, невозможно способствовать достижению улучшений в отношениях между двумя странами. Эти обращения не являются ни по форме, ни по содержанию таковыми, какие обычно адресуют одно другому дружественные правительства. В одном из обращений он заметил такие оскорбительные выражения, как "принудительное ограничение", "использование силы". Г-н Уэллес утверждал, что упомянутые обращения носили исключительно фактологический характер и, если учесть обвинения в адрес правительства США, прямым ответом на которые они явились, то последние нельзя считать оскорбительными. Он обратил внимание на то, что советские меморандумы правительству США по вопросам о балтийских активах никак нельзя считать сделанными в дружеском тоне. Американское правительство не привыкло получать обвинения в проведении подпольных акций или в нарушении международных законов. Г-н Уэллес пожелал все-таки не тратить время на обсуждение подобных вещей, поскольку все это не служит каким-либо конструктивным целям. Понятно, что в отношениях между двумя государствами имеются некоторые проблемы, решить которые сейчас невозможно. Есть и другие трудности, справиться с которыми, очевидно, все-таки можно. Цель этой беседы - устранить, насколько это возможно, все препятствия на пути к хорошим отношениям. Из "Военно-исторического журнала" (Москва), 1989, No 6, с. 16-21. НАРОДНЫЙ КОМИССАР ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО 17 августа 1940 г. No0/2/105022 ВОЕННОМУ СОВЕТУ ПРИБАЛТИЙСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА Копии: заместителю народного комиссара обороны СССР армейскому комиссару 1 ранга т. МЕХЛИС заместителю народного комиссара обороны СССР армейскому комиссару 1 ранга т. ЩАДЕНКО начальникам центральных управлений НКО (по особому списку) 235 На основании решения ЦК ВКП(б) и Совета Народных Комиссаров СССР приказываю: 1. Корпусам присвоить наименование: а) Эстонскому корпусу - 22-й стрелковый корпус; 6) Латвийскому корпусу - 24-й стрелковый корпус; в) Литовскому корпусу - 29-й стрелковый корпус. Красной Армии иметь: 53 человека - 1594 " - 350 " - 358 " - 579 " - 208 " Итого - 3142 человека 69 человек - 1410 " - 436 " - 673 " - 95 " - 130 " - 148 " - 92 " - 94 " - 33 " - 6000 человек - 12000 человек 2. В составе каждого корпуса по действующим штатам Управление корпуса Корпусной артиллерийский полк Корпусной зен[итный] артиллерийский дивизион Корпусной батальон связи Корпусной саперный батальон Корпусную авиаэскадрилью По две стрелковые дивизии в каждом корпусе. Дивизию иметь в составе: Управления дивизии Трех стрелковых полков каждый по Одного легкого артиллерийского полка Одного гаубичного артиллерийского полка Одного разведывательного батальона Одного батальона связи Одного саперного батальона Одного дивизиона ПТО Одного зенитно-артиллерийского дивизиона Кадра автороты подвоза и кадра медико-санитарного батальона Итого в дивизии В двух дивизиях Всего с корпусными частями в каждом корпусе В трех стрелковых корпусах В составе Латвийского и Литовского корпусов сверх одному кавалерийскому полку по 1175 человек каждый. - 15 142 человека - 45 426 человек указанных выше частей иметь по 3. На формирование корпусов обратить все войсковые части и учреждения, входящие в состав Эстонской, Латвийской и Литовской армий со всем вооружением, транспортом и военным имуществом. Излишнее военное имущество после преобразования армии в исправном виде сдать по актам в армейские склады. 4. Для укрепления кадров командного и политического состава обязать Наркомат обороны выделить частично на командные и политические должности командный и политический состав Красной Армии из числа соответствующих национальностей и русских. 5. Ввести в преобразованных корпусах программы и уставы Красной Армии, обязав Наркомат обороны перевести их на соответствующие национальные языки. 6. Преобразованные корпуса включить в состав Красной Армии и подчинить: 22-и стрелковый корпус Эстонской ССР, 24-й стрелковый корпус Латвийской ССР и 29-й стрелковый корпус Литовской ССР - командующему войсками Прибалтийского военного округа. 7. В 22, 24, 29-м стрелковых корпусах сохранить существующую форму одежды, предложив снять погоны и ввести знаки различия начальствующего состава Красной Армии. 8. В течение двух месяцев после преобразования корпусов в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 января 1939 года о порядке принятия военной присяги всему личному составу указанных корпусов принять военную присягу. 9. Для осуществления учета военнообязанных и разрешения вопросов прохождения обязательной военной службы гражданами Эстонской, Латвийской и Литовской ССР 236 Наркомату обороны образовать в Таллинне, Риге и Каунасе республиканские военные комиссариаты, а в районах (уездах) районные (уездные) военные комиссариаты, обратив на формирование их существующие органы местного военного управления. 10. Существующие военно-учебные заведения преобразовать в нормальные пехотные училища Красной Армии, в системе которых иметь по одному батальону для подготовки комсостава национальных частей. 11. Армейские склады, мастерские, аэродромы, лагеря, полигоны, госпиталя и прочие учреждения включить в состав соответствующих военных округов. Вооружение, боеприпасы и военное имущество, находящееся в складах и мастерских, принять Главным управлениям Наркомата обороны, оставив в них вооружение и имущество, необходимое для развертывания национальных корпусов, лишнее вывезти постепенно на центральные склады Наркомата обороны. 12. Весь казарменный и жилищный фонд передать в ведение соответствующих военных округов. Командующим Ленинградским и Прибалтийским военными округами по согласованию с правительствами соответствующих союзных республик установить дислокацию стрелковых корпусов. 13. Командующему войсками Прибалтийского военного округа генерал-полковнику Локтионову внести предложения по реорганизации Эстонской, Латвийской и Литовской армий на рассмотрение правительств Эстонской, Латвийской и Литовской ССР и поставить их в известность об образовании Прибалтийского военного округа на территории Эстонской, Латвийской и Литовской ССР. Во исполнение изложенного ПРИКАЗЫВАЮ: 1. Командующему войсками Прибалтийского военного округа генерал-полковнику Локтионову поставить в известность правительства Эстонской, Латвийской и Литовской ССР об образовании Прибалтийского особого военного округа для руководства войсками, расположенными на территории Эстонской, Латвийской и Литовской ССР. В соответствии с принятым решением Вам внести на утверждение правительств союзных республик предложения по преобразованию армий Эстонской, Латвийской и Литовской ССР и о результатах срочно донести. 2. Военному совету совместно с правительствами указанных республик составить план реорганизации армии, в котором указать порядок преобразования армий в стрелковые корпуса с точным указанием, какие части реорганизуются и какие подлежат расформированию, и представить мне на утверждение. Для учета вооружения, боеприпасов и всего военного имущества создать комиссии в каждой армии - Эстонской, Латвийской и Литовской. Председателями комиссий назначить: заместителя] начальника штаба 8-й армии - в Эстонскую армию, заместителя] начальника штаба округа - в Латвийскую армию, заместителя] начальника штаба 11-й армии - в Литовскую армию. Начальникам Главных и Центральных управлений выделить своих представителей для участия в комиссиях по приемке всего имущества, вооружения и боеприпасов в Эстонской, Латвийской армиях. 3. На формирование корпусов обратить все войсковые части и учреждения, входящие в состав Эстонской, Латвийской и Литовской армий со всем вооружением, транспортом и военным имуществом по штатам военного времени. Излишнее военное имущество после переформирования армий в корпуса в исправном виде сдать по актам в армейские склады. 4. Командующему войсками Прибалтийского особого военного округа принять под охрану склады и жилой фонд Эстонской, Латвийской и Литовской армий. В месячный срок представить в Генеральный штаб Красной Армии перечень тыловых учреждений, подлежащих сохранению и расформированию, где указать, по какому штату их необходимо содержать. 5. Совместно с правительствами союзных советских республик проверить и очистить от неблагонадежных элементов кадры Эстонской, Латвийской и Литовской армий. На командный состав Эстонской, Латвийской и Литовской армий, как на подлежащий оставлению в армии, так и на неблагонадежный, подлежащий увольнению из армии, выслать личные дела в Управление кадров Красной Армии. 237 6. Начальнику Управления кадров и начальнику Главного управления политической пропаганды Красной Армии для укрепления командного и политического состава 22, 24 и 29-го стрелковых корпусов выделить частично на командные и политические должности командный и политический состав Красной Армии из числа соответствующих национальностей и русских. 7. Существующие военно-учебные заведения реорганизовать в нормальные пехотные училища Красной Армии, оставив по одному пехотному училищу в каждой союзной республике, а остальные военно-учебные заведения расформировать. Личный состав обратить на укомплектование училищ. В каждом училище иметь по одному батальону для подготовки комсостава для 22, 24 и 29-го стрелковых корпусов. Училища содержать по штату. 8. Преобразованные корпуса и пехотные училища включаются в состав Красной Армии и входят в подчинение военного совета Прибалтийского особого военного округа. В стрелковых корпусах обучение вести по программам и уставам Красной Армии, которые будут переведены на соответствующие национальные языки союзных республик. Начальнику Управления боевой подготовки Красной Армии обеспечить перевод основных учебных программ, боевых уставов, наставлений на эстонский, латвийский и литовский языки и обеспечить корпуса учебными материалами. 9. Начальникам Главных и Центральных управлений НКО взять на учет вооружение, боеприпасы и военное имущество, находящееся в складах и мастерских, оставив только вооружение и имущество, необходимое для развертывания 22, 24 и 29-го стрелковых корпусов, излишнее сдать в армейские и центральные склады. 10. Главному интенданту Красной Армии взять на учет весь жилой фонд военных ведомств Эстонской, Латвийской и Литовской армий. При передаче и приеме не допускать отчуждения жилого фонда военных ведомств гражданским организациям и хищения инвентаря и оборудования. 11. Для осуществления учета военнообязанных и разрешения вопросов прохождения обязательной военной службы гражданами Эстонской, Латвийской и Литовской ССР сформировать в г. Таллинне, Риге и Каунасе республиканские военные комиссариаты по штату No 3/803 -- 1 разряда, использовав для занятия технических должностей благонадежный личный состав существующих органов местного военного управления. Военному совету Прибалтийского особого военного округа 1 сентября 1940 года представить в Генеральный штаб Красной Армии соображения по организации областных и районных (уездных) органов местного военного управления. 12. В течение двух месяцев после сформирования 22, 24 и 29-го стрелковых корпусов в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 января 1939 года о порядке принятия военной присяги всему личному составу указанных корпусов принять военную присягу. 13. Указанные оргмероприятия закончить к 20 сентября 1940 года. О ходе выполнения директивы доносить в Генеральный штаб Красной Армии к 1, 10 и 20-му числам каждого месяца. С.ТИМОШЕНКО Б.ШАПОШНИКОВ Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза Начальник Генерального штаба Красной Армии Маршал Советского Союза Из АВП РФ, ф. 06, on. 2, n. 2, д. 15, л. 90-94. ("Документы внешней политики.,.", т, 23, кн. 1., с. 524-525.) Из беседы наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова с вице-министром иностранных дел Королевства Швеция Э.Богеманом от 19 августа: 238 Богемам, явившийся на прием вместе с Ассарссоном, заявляет, что его переговоры с тов. Микояном благополучно приближаются к концу. Шведское правительство, придающее большое значение развитию экономических отношении с СССР, сделало немало жертв для того, чтобы переговоры имели хорошие результаты. Богеман предполагает, что он сможет убедить свое правительство принять договор в том виде, в котором он намечается. Его задача была бы облегчена, если бы он мог заявить своему правительству что-либо определенное по вопросу о шведских имущественных интересах в Эстонии, Латвии и Литве. Эти интересы весьма значительны для Швеции. Правительства трех Прибалтийских республик должны по займам Шведскому правительству и отдельным шведским компаниям 35 млн. крон. Кроме того, имеются коммерческие долги на сумму 5 млн. крон. В Эстонии, Латвии и Литве есть фабрики, принадлежавшие шведам, ныне национализированные. Номинальная стоимость этих фабрик, без учета амортизации, составляет 30 млн. крон. Эти цифры являются лишь предварительными и нуждаются в дальнейшем уточнении. Шведское правительство готово прийти к соглашению по вопросу о возмещении ущерба шведским имущественным интересам в Прибалтике. Богеман желал бы получить заверения, что этот вопрос будет благоприятно рассмотрен правительством СССР. В доказательство доброй воли Шведского правительства Богеман ссылается на беспрепятственный перевод золота Прибалтийских стран из Швеции в СССР. Швеция так поступила с золотом потому, что она имела полную уверенность в том, что Советский Союз будет соблюдать ее права и интересы. Тов. Молотов отвечает, что Шведское правительство не пожалеет, что оно именно так поступило с золотом. Относительно шведских претензий тов. Молотов заявляет, что он не знаком с их характером и размерами. Вопрос должен быть предварительно изучен. Некоторые суммы из шведских кредитов Прибалтийским странам, вероятно, были использованы против СССР, и понятно, что говорить об этих суммах мы не можем. Правительства Эстонии, Латвии и Литвы еще не рассматривали вопроса о шведских претензиях. Некоторые уступки в этом вопросе возможны и желательны. Тов. Молотов обещает вмешаться в это дело и выяснить отношение правительств Прибалтийских республик к шведским претензиям и возможность некоторых уступок с их стороны в пользу Швеции. Что же касается торговых переговоров, то самое лучшее, если они будут завершены. Следует надеяться, что торговый договор будет выгоден обеим странам, если будет реализовано то, что в настоящее время намечается. Богеман говорит, что он, очевидно, не может настаивать на том, чтобы все шведские претензии были удовлетворены полностью. Шведское правительство хотело бы, чтобы вопрос о претензиях обсуждался в благожелательном направлении путем переговоров в Смешанной советско-шведской комиссии, которую оно предлагает образовать. Богеман оспаривает слова тов. Молотова о том, что шведские кредиты могли быть частично использованы против СССР: Швеция давала кредиты для вполне определенного строительства. Например, в Латвии на шведские кредиты построена гидросиловая установка, являющаяся лучшей в Европе, в Эстонии на шведские деньги была построена фабрика по обработке сланцев и т. д. Тов. Молотов говорит, что он сначала должен сориентироваться в этом деле, а затем уже будет видно, как его следует вести. Богеман высказывает предположение, что при выяснении вопроса с представителями прибалтийских правительств тов. Молотову будет полезен список шведских претензий. Такой список Богеман может тов. Молотову вручить сейчас. Тов. Молотов уклоняется от принятия списка, ссылаясь на то, что он понадобится на 2-й стадии рассмотрения вопроса, т.е. тогда, когда будет выяснено мнение правительств Эстонии, Латвии и Литвы и представители НКИД вступят по этому вопросу в контакт с теми лицами, которых для этого назначит Шведское правительство. Прежде всего, необходимо выяснить, как относятся к необходимым уступкам правительства Эстонии, Латвии и Литвы. Тов. Молотов обещает ускорить рассмотрение этого вопроса. 239 Иг. "Riigi Teutaju", 1940, N 107, lk. 1389-1390. (пер. с зет.) Преамбула Закона об амнистии от 21 августа 1940 г. С принятием Эстонской Советской Социалистической республики в состав Союза Советских Социалистических Республик в руководстве эстонскими вооруженными силами произошел большой перелом, поскольку в дальнейшем решение вопросов организации государственной обороны, в том числе и касающихся Эстонии, будут входить в обязанности Правительства Союза Советских Социалистических Республик, и прежние эстонские вооруженные силы станут лишь одной из частей большой и славной Красной Армии. Чтобы достойно отметить это затрагивающее вооруженные силы историческое событие, правительство Эстонской Советской Социалистической республики сочло целесообразным в широком масштабе отменить наказания и прекратить уголовное преследование за преступления, совершенные военнослужащими до принятия Эстонской Советской Социалистической республики в состав Союза Советских Социалистических Республик и, таким образом, дать всем эстонским военнослужащим возможность самоотверженно служить в рядах доблестной Красной Армии. По этим причинам издан следующий Закон об амнистии. <...> Из АВПРФ, ф. Об, on. 2, n. 2, д, 15, л. 95-99. ("Документы внешней политики...", т. 23, кн. 1., с. 530-533^ Из беседы наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова с послом Германии в СССР Ф.Шуленбургом от 23 августа: В начале беседы Шуленбург благодарил тов. Молотова за статьи, помещенные в советской прессе в связи с годовщиной заключения советско-германского пакта о ненападении, и выразил свое удовлетворение тем, что ход событий полностью оправдал возложенные на этот пакт правительствами обеих стран надежды. Тов. Молотов ответил, что советская печать и мнение Советского правительства единодушны в отношении к советско-германскому пакту о ненападении, и отметил роль Шуленбурга в деле подготовки к заключению этого пакта. Затем Шуленбург сообщил тов. Молотову, что он имеет поручение от Германского правительства передать контрпредложение на предложение, переданное тов. Молотовым Шуленбургу 7 августа с.г., об организации двух смешанных советско-германских комиссий: одной по имущественным вопросам немцев, переселенных из Эстонии и Латвии, и второй -- по переселению лиц немецкой национальности из Литвы. Ввиду того что в Эстонии и Латвии осталось значительное число немецких подданных и лиц немецкой национальности, которых германское правительство желает теперь переселить в Германию, оно предлагает организовать две комиссии, одну -- специально по переселению лиц немецкой национальности из Литвы и оставшихся лиц немецкой национальности из Эстонии и Латвии и вторую -- по всем имущественным вопросам лиц немецкой национальности во всех трех Прибалтийских странах. Местом работы комиссий, особенно второй, предлагается избрать Ригу. При этом Шуленбург вручил тов. Молотову две памятные записки по этому вопросу. На вопрос тов. Молотова, сколько же лиц немецкой национальности германское правительство собирается еще переселить из Эстонии и Латвии, Шуленбург ответил, что точных данных у него нет, но, по сведениям бывшего германского посланника в Эстонии, насчитывается до 3000 лиц немецкой национальности и несколько сот германских подданных, оставшихся в Эстонии после переселения. При этом Шуленбург высказал свое предположение, что часть немцев в Эстонии и Латвии оставалась там по распоряжению Германского правительства для участия в экономически важных для Германии предприятиях. 240 Тов. Молотов ответил, что он обсудит контрпредложение Германского правительства в НКИД и даст на него ответ. После этого Шуленбург сообщил тов. Молотову, что, несмотря на указания, данные Советским правительством, местные власти в Эстонии назначили правительственных уполномоченных на две немецкие фабрики и включили два предприятия, принадлежащие немцам, в список национализированных предприятий. Тов. Молотов ответил, что, насколько он помнит, он передавал Шуленбургу предупреждение, что правительственные уполномоченные будут назначены также и на предприятия, принадлежащие немцам. Что же касается включения двух немецких предприятии в список национализированных, то это не массовое явление, т.к. предприятий, принадлежащих немцам в Эстонии, безусловно, больше, и тов. Молотов проверит вопрос, поставленный Шуленбургом. В связи с предыдущим вопросом Шуленбург поставил перед тов. Молотовым вопрос о восстановлении в должности директора предприятия по добыче сланцевого масла Меритса, отстраненного эстонским комитетом по делам национализации за отправку в Германию акций этого предприятия. При этом Шуленбург вручил тов. Молотову две памятные записки по этим вопросам. Тов. Молотов ответил, что он не слыхал об отстранении Меритса и должен проверить этот вопрос. В дальнейшем Шуленбург сообщил, что им еще не получен ответ Германского правительства на отказ Советского правительства разрешить деятельность германских консульств в Таллине, Риге и Каунасе, и просил разрешения оставить германское консульство в Дерпте до окончания переселения оставшихся немцев из Эстонии. Тов. Молотов ответил, что Советское правительство не может в данное время разрешить деятельность германских консульств в Прибалтийских республиках, как в свое время немцы не разрешили этой деятельности советским консульствам в Варшаве и Кракове. Кроме того, мог бы создаться нехороший прецедент, так как многие державы, как Япония, Англия, США, Швеция, просят разрешения на продолжение деятельности их консульств в этих республиках. Шуленбург заметил, что тов. Молотов прав и что в вопросе консульской деятельности, говоря о Варшаве и Кракове, найден общий язык.<...> В конце беседы тов. Молотов передал Шуленбургу меморандум о возвращении 13 эстонских и 1 латвийского судна, ранее задержанных немцами, и сказал, что этот вопрос еще не получил своего соответствующего разрешения. Шуленбург сказал, что он передаст меморандум Германскому правительству. Из Архива Военно-Морского Флота РФ. 23 августа 1940 г. СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО Председателю Совета Народных Комиссаров Союза ССР Тов. МОЛОТОВУ В.М. Докладываю, до сих пор вопрос о разрешении съезда семьям начальствующего состава, проживающего в базах Эстонии и Латвии, не получил разрешения. Между тем в большинстве баз и гарнизонов имеется свободная, предназначенная для расселения семейств, площадь. Прошу разрешения перевести в базы и гарнизоны Советской Эстонии и Латвии семьи начсостава Краснознаменного Балтийского Флота для расселения в специально выделенных для этого помещениях, без предъявления требований о предоставлении дополнительной жилплощади. Народный Комиссар Военно-Морского Флота ССР Адмирал (Кузнецов) 241 Из Архива Военно-Морского Флота РФ. 24 августа 1940г. СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО Председателю Совета Народных Комиссаров Союза ССР Тов. МОЛОТОВУ В.М. До выхода постановления о службе граждан Эстонской и Латвийской ССР в Красной Армии и Военно-Морском Флоте, прошу разрешить на эстонских и латвийских кораблях, переданных согласно постановления СНК СССР No 1427-560 ее от 13 августа 1940 г. Краснознаменному Балтийскому Флоту, использовать эстонских и латвийских моряков командного и рядового состава на вспомогательных судах при нашем руководящем составе, а также отдельных специалистов младшего начальствующего и рядового состава на подводных лодках с немедленной заменой остального состава подлодок нашими младшими командирами и краснофлотцами. Что касается Береговой обороны Эстонии, то все батареи уже приняты нами с заменой эстонского состава нашими командирами и краснофлотцами и включены в состав Краснознаменного Балтийского Флота. Прошу утверждения. Народный Комиссар Военно-Морского Флота Союза ССР Адмирал (Кузнецов) ИзАВПРФ, ф.0129, on. 24, n. 138а, <). 2, л. 35-37а. ("Документы внешней политики...", т. 23, кн. 1; с. 583-539.) Из беседы заместителя наркома иностранных дел СССР С.А.Лозовского с временным поверенным в делах США в СССР У.Тарстоном от 26 августа: Я вызвал американского поверенного в делах и вручил ему ответ советского правительства на меморандум правительства США от 12 августа по вопросу о задержке федеральным резервным банком золота, закупленного Госбанком СССР у центральных банков Литвы, Латвии и Эстонии. Выслушав английский перевод нашего меморандума, Тарстон заявил, что он немедленно передаст меморандум Советского правительства в Вашингтон своему правительству. Затем Тарстон поставил передо мной два вопроса: 1. О разрешении выехать вместе с мужем жене американского поверенного в делах в Таллинне, эстонке по национальности, Эльфриде Летберг; 2. О беспрепятственном вывозе из Риги принадлежащих американской миссии оборудования, мебели и архивов. Я сказал американскому поверенному в делах, что поручу соответствующим отделам разобраться в поставленных им вопросах. На этом беседа кончилась. Приложение: текст меморандума. Лозовский Приложение Изучив меморандум Правительства Соединенных Штатов Америки от 12 августа 1940 года по вопросу о задержании американскими учреждениями купленного Госбанком СССР у центральных банков Эстонии, Латвии и Литвы золота, Советское Правительство считает полностью подтвержденным указание советского меморандума от 20 июля 1940 г. об ответственности Правительства Соединенных Штатов Америки за причиняемые СССР действиями американских учреждений убытки. 242 Попытки Правительства США обосновать свои мероприятия, направленные против законных прав и интересов СССР, утверждениями, что Правительства и народы стран Прибалтики якобы лишены были возможности законно распорядиться принадлежащим им имуществом, находятся в полном противоречии с фактами, лишены, таким образом, основания и поэтому не могут служить оправданием указанных действий американских властей. Ссылки меморандума Правительства Соединенных Штатов Америки на приказ исполнительных властей США, на право контроля и т. д. не могут служить основанием для нарушения прав собственности и интересов Советского государства. Что же касается упоминаемых в меморандуме Правительства США исполнительных приказов от 10 апреля, 10 мая и 17 июня 1940 г., то они не имеют никакого отношения к настоящему делу, и ссылка на них показывает лишь нежелание соответствующих учреждений и Правительства США принять целиком зависящие от них меры по обеспечению своевременного исполнения поручений банков Эстонии, Латвии и Литвы и Госбанка СССР, основанных на их законных правах. Исходя из всего вышеизложенного. Советское Правительство полностью настаивает на своем заявлении от 20 июля с.г. о возвращении Советскому Союзу купленного им золота у центральных банков Эстонии, Латвии и Литвы. 'Из "Военно-исторического'журнала" (Москва), ^989, N 6, с. 16-21. СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО Экз. No 1 ПРИКАЗ ВОЙСКАМ ПРИБАЛТИЙСКОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО ОКРУГА No 0010 27 августа 1940 г. г. Рига На основании директивы Народного комиссара обороны СССР за No 0/2/105022 от 17 августа 1940 года ПРИКАЗЫВАЮ: 1. Народные армии Эстонской, Латвийской и Литовской ССР к 15 сентября 1940 года преобразовать каждую в один стрелковый территориальный корпус, который содержать в организации, штатах и пунктах дислокации согласно приложению. Стрелковые территориальные корпуса включить в состав Прибалтийского особого военного округа с непосредственным подчинением военному совету округа. 2. К тому же сроку сформировать: а) по одному пехотному училищу по штату No 19/12 в гг. Таллинн, Рига и Ковно. Один батальон в каждом училище иметь для подготовки начсостава национальных частей; б) республиканские, городские и уездные военные комиссариаты в количестве и пунктах согласно приложению. 3. Непосредственное руководство преобразованием народных армий в стрелковые корпуса, формированием училищ и органов местного военного управления возлагаю: а) по Латвийской ССР - на начальника штаба округа; б) по Эстонской ССР - на военный совет 8-й армии; в) по Литовской ССР - на военный совет 11-й армии. Начальнику штаба округа, командующим 8-й и 11-й армиями привлечь к работе по формированиям начальников родов войск и служб округа и армий. 4. Допустить к исполнению обязанностей: Командира 24-го стрелкового корпуса генерала Клявиньш. Комиссара 24-го стрелкового корпуса бригадного комиссара Смирнова С. Н. Начальника штаба корпуса генерала Иэске. Командира 22-го стрелкового корпуса генерала.* Фамилия не указана - Прим. изд. 243 Комиссара 22-го стрелкового корпуса старшего батальонного комиссара Орлова Н. С. Начальника штаба корпуса генерала.* Командира 29-го стрелкового корпуса* Комиссара 29-го стрелкового корпуса бригадного комиссара Царева А.В. Начальника штаба корпуса генерала Жемайтис. К временному исполнению обязанностей республиканского военного комиссара: Эстонии* Латвии - майора т. Малаховского В. А. Литвы* Списки руководящего состава на остальные соединения и части корпусов будут сообщены дополнительно. 5. На формирование корпусов обратить все войсковые части и учреждения, входящие в состав Народных армий Эстонской, Латвийской и Литовской ССР со всем вооружением, транспортом и военным имуществом согласно плану комплектования. Излишнее военное имущество после укомплектования стрелковых корпусов, военных училищ, военных комиссариатов в исправном виде сдать по актам в армейские склады. 6. Укомплектование корпусов, училищ и военных комиссариатов личным составом и всеми видами материально-технического довольствия произвести в сроки по календарному плану. Переброску личного состава при укомплектовании производить преимущественно походом, организованно, с точным соблюдением требований приказа НКО СССР No 0231-39 года. Заявку на потребный подвижной состав для перевозки имущества представить к 5 сентября с. г. начальнику штаба округа. 7. При укомплектовании корпусов личным составом частей Народных армий произвести отбор достойных к службе в Красной Армии. Изучение начальствующего состава армий провести комиссиям, назначенным военным советом округа по шифр-телеграмме от 21 августа 1940 года No 927, 928, 931. Изучение рядового и младшего начсостава проводить в процессе комплектования специально выделенными в каждой дивизии комиссиями, утверждаемыми начальником штаба округа и военными советами армий. 8. Для учета вооружения, боеприпасов и всего имущества создать комиссии в каждой армии. Определить перечень тыловых учреждений, подлежащих сохранению и расформированию, указать, по какому штату и где содержать остающиеся. Перечень представить на утверждение 12 сентября 1940 года. 9. Армейские склады, мастерские, лагеря, полигоны, госпиталя и другие учреждения со всем вооружением, боеприпасами и военным имуществом принять указанными выше комиссиями, включив в состав округа, и представить на каждое из этих учреждений в штаб округа подробный акт для определения их дальнейшего использования. Акты представить 15 сентября 1940 года. Весь казарменный и жилищный фонд, земельные угодья включить в состав округа и принять комиссиям, организуемым КЭО** округа по месту нахождения этих фондов. Распоряжением начальника штаба округа по Латвийской ССР, командующих 8-й и 11-й армиями по Эстонской и Литовской ССР принять под охрану все крупные склады и жилой фонд. 10. Оставить личному составу стрелковых территориальных корпусов форму одежды, существующую в Народных армиях, сняв погоны и введя знаки различия начальствующего состава Красной Армии. Начальнику штаба и начальнику управления политической пропаганды округа дать указания о приведении частей корпусов в течение двух месяцев после сформирования к военной присяге в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 января 1939 года. * Фамилия не указана - Прим. изд. ** Квартирно-эксплуатационныи отдел - Прим. изд. 244 11. Для обеспечения равномерного укомплектования и достижения боевой готовности частей корпусов допустить переброску из одной дивизии в другую младшего командного и рядового состава дефицитных специальностей, проведя это мероприятие после основного укомплектования дивизий и выявления некомплекта специалистов. На весь состав, рядовой и начальствующий, оказавшийся после сформирования стрелковых корпусов, училищ и военных комиссариатов в излишке, и рядовой состав, выслуживший в соответствии с "Законом о всеобщей воинской обязанности" установленный срок, представить в штаб округа сведения к 20 сентября для решения вопроса о его использовании. 12. Боевую и политическую подготовку в стрелковых корпусах, военных училищах и военных комиссариатах организовать по программам Красной Армии, жизнь и быт - по уставам Красной Армии. К регулярным занятиям приступить немедленно. Обратить особое внимание на организацию твердого внутреннего порядка и дисциплины. 13. Части стрелковых корпусов и военные комиссариаты до особого указания состоят на денежном, продфуражном и вещевом довольствиях за счет бюджетных средств 1940 года, предусмотренных на содержание Народных армий в каждой республике. 14. О ходе выполнения этого приказа доносить штабу округа 30 августа, 5, 9 и 15 сентября. Командующий войсками округа Член военного совета округа генерал-полковник ЛОКТИОНОВ корпусный комиссар СУСЛИКОВ Начальник штаба округа генерал-лейтенант КЛЕНОВ Из Архива Военно-Морского Флота РФ. Народный Комиссар Военно-Морского Флота Союза ССР 6 сентября 1940 г. СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО Председателю Совета Народных Комиссаров Союза ССР тов. МОЛОТОВУ В.М. Прошу разрешения: 1. С боевых кораблей Эстонского и Латвийского флотов и из частей береговой обороны на подступах к Риге, весь личный состав (командный и рядовой) заменить нашим командным и краснофлотским составом Краснознаменного Балтийского Флота. 2. На всех гидрографических и крупных портовых вспомогательных судах, производящих выходы в море, как правило, весь командный состав и 50% обслуживающего (рядового) состава заменить нашим личным составом. 3. На плавучих средствах войсковых частей (посыльные суда и катера береговой обороны и авиации) весь эстонский и латвийский состав заменить нашим личным составом. 4. На всех мелких портовых судах, производящих работу в гаванях (гаванские буксиры, краны, баржи, портовые катера), оставить личный состав Эстонской и Латвийской ССР. 5. Предоставить мне право зачисления в кадры Военно-морского Флота отдельных лиц из бывших офицеров эстонского и латвийского флотов, могущих быть полезными для нашего флота. При этом докладываю, что в частях Береговой обороны Эстонии весь эстонский личный состав заменен уже нашим личным составом (командирами и краснофлотцами Краснознаменного Балтийского Флота). Народный Комиссар Военно-морского Флота Союза ССР Адмирал (Кузнецов) 245 Из: "Документы внешней политики...", т. 23, кн. 1., с. 579.} УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР 7 сентября 1940 г. 1. В соответствии со статьей 1 Закона "О гражданстве Союза Советских Социалистических Республик" от 19 августа 1938 года установить, что граждане Литовской, Латвийской и Эстонской Советских Социалистических Республик со дня принятия этих республик в состав СССР являются гражданами СССР. 2. Граждане Литовской, Латвийской и Эстонской Советских Социалистических Республик, находящиеся к моменту издания настоящего Указа за пределами СССР, не лишенные гражданства советскими правительствами указанных республик, обязаны не позднее 1 ноября 1940 года зарегистрироваться как советские граждане в полпредствах или консульствах СССР путем личной явки или посылки специального заявления по почте с приложением национального паспорта. Указанные лица, не зарегистрировавшиеся как советские граждане в полпредствах и консульствах СССР до 1 ноября 1940 года, могут быть приняты в гражданство СССР на общих основаниях в соответствии со статьей 3 Закона "О гражданстве Союза Советских Социалистических Республик". 3. Лица без гражданства, принадлежащие к национальным меньшинствам, которые в условиях политических режимов, существовавших в Литве, Латвии и Эстонии до установления в них советской власти, не могли приобрести литовского, латвийского и эстонского гражданства, приобретают гражданство СССР в порядке, предусмотренном статьями 1 и 2 настоящего Указа. Остальные лица без гражданства, постоянно проживающие на территории Литовской, Латвийской и Эстонской Советских Социалистических Республик, могут приобрести гражданство СССР на общих основаниях в соответствии со статьей 3 Закона "О гражданстве Союза Советских Социалистических Республик". 4. Лица, лишенные советского гражданства на основании декрета Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров РСФСР от 15 декабря 1921 года и находящиеся в настоящее время на территории Литовской, Латвийской и Эстонской Советских Социалистических Республик, приравниваются к лицам без гражданства, указанным во второй части статьи 3 настоящего Указа. Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.Калинин Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. А.Горкин Из РЦХИДНИ, ф. 17, о. 22, д. 3857. Протокол заседания секретариата (зачеркнуто слово БЮРО) номер 1 от 9 сентября 1940 года Присутствовали: т.т. Сярэ, Каротамм, Лауристин, Руус, Сепре, Резов Об утверждении структуры аппарата ЦК КП(б) Эстонии т.т. Сярэ, Резов Образовать следующие отделы ЦК КП(б) Э: 1. Отдел кадров, 2. Оргинструкторский отдел, 3 Отдел партийной пропаганды и агитации, 4. Сельскохозяйственный отдел, 5. Военный отдел и сектора 1 Хозяйственно - финансовый сектор, 2 Особый сектор. Секретарь ЦК КП(б) Э подпись (Сярэ) печать 246 Из Архива Военно-Морского Флота РФ. 9 сентября 1940 г. СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО Председателю Совета Народных Комиссаров Союза ССР тов. МОЛОТОВУ В.М. Строительство оборонительных сооружении на островах Эзель (Саарема), Даго (Хиумаа) и Моон (Мухумаа), имеющих большое стратегическое значение в обороне Финского и Рижского заливов, и наличие там войсковых частей несомненно интересует и будет интересовать иностранные разведки. Нужно быть уверенным, что иностранные разведки оставили на островах своих резидентов из числа невыехавших немцев и местного населения, большинство которых являются кулаками, зажиточными хуторянами и торговцами. Реакционность этой части населения подтверждается еще и тем, что во время войны с белофиннами наибольшее количество добровольцев к финнам было завербовано и отправлено с островов. Все вышеизложенное вызывает необходимость быстрейшего очищения вышеуказанных островов от сомнительных элементов и установления строгого пограничного режима, с введением пропусков на въезд и выезд и установления соответствующих документов на право проживания на островах. Проект постановления СНК СССР представляю. Народный Комиссар Военно-морского Флота Союза ССР Адмирал (Кузнецов) ИзРЦХИДНИ, ф. 17, о. 22, д. 3857. Протокол заседания бюро ЦК КП(б) Э номер 2 от 12 сентября 1940 года Присутствовали: т.т. Сярэ, Каротамм, О.Лауристин, Руус, Сепре, Арбон, Веймер, Унт, Кумм, Варес, Резов, Таркпеа Об установлении партийного стажа членам ЭКП(б) в связи с вхождением компартии Эстонии в ВКП(б) т.Сярэ Просить ЦК ВКП(б) считать стаж членов ВКП(б) со времени вступления в ЭКП(б) тех членов ЭКП(б), которые были членами партии со времен пребыания партии в подполье, т.е. до 20-го июня 1940 г. Распространить данный порядок на 150 человек членов партии, которые работали в подполье и продолжительное время находились в тюрьмах. Членам КП(б) Э, которые вступили в КП(б) Э после 21-го июня 1940 года, установить стаж со времени их принятия в партию. Просить ЦК ВКП(б) утвердить настоящее решение. О составе пленума ЦК КП(б) Э т. Сярэ а) Установить персонально следующий состав членов ЦК КП(б) Э: 1. Сярэ Карл - 1 -и секретарь ЦК КП(б) Э 2. Каротамм Николай - 2-й секретарь ЦК КП(б) Э 3. Руус Нээме - Секретарь по пропаганде и агитации 4. Лауристин Йоганес - Председатель СНК ЭССР 5. Варес Йоганес - Председатель Президиума Верховного Совета ЭССР 6. Кумм Борис - Нарком Внутренних дел ЭССР 7. Арбон Херман - Председатель СПС 247 8. Таркпеа Эрих - Секретарь ЦК ЛКСМЭ 9. Сепре Оскар - Председатель плановой комиссии ЭССР Ю.Веймер Арнольд - Наркомлегпром ЭССР 11 .Кердо Пауль - Наркомфин ЭССР 12. Лауристин Ольга - Инструктор ЦК КП(б) Э по культуре и женским организациям Об утверждении проекта состава бюро ЦК КП(б) Э т. Сярэ Ввести в состав бюро ЦК КП(б) Э т.т. Сярэ К., Каротамм И., Руус Н. (вписано чернилами), Лауристин И., Варес И., Кумм Б., Таркпеа Э. Утверждение заведующих отделами ЦК КП(б) Э т.Сярэ Утвердить заведующими отделами следующих т.т.: 1.Резов Александр - зав.инструкторским отделом 2. Рауд Арнольд - зав. отделом школ 3. Абен Александр - зав.сельскохозяйственным отделом Утверждение резолюций, принятых на совещании представителей партийных организаций городов и уездов т. Каротамм Утвердить постановление по следующим вопросам: а) о задачах парторганизаций в связи с проведением земельной реформы; б) об очередных задачах партийной пропаганды и агитации; в) о структуре партийных организаций городов и уездов и структуре обмена партийных билетов. Утверждение секретарей ГК и ЦК КП(б) Э т.Сярэ Утвердить секретарями ГК и ЦК КП(б) Э следующих т.т. Секретарем Нарвского ГК КП(б) Э - т. Паун А. - члена партии с 1923 г. Секретарем Таллиннского ГК КП(б) Э - т. Окк Федора - члена партии с 1920 г. Секретарем Тартуского ГК КП(б) Э - т. Сасси Вальдемара - члена партии с 1922 г. Секретарем Вируского ГК КП(б) Э - т. Штамм Альфреда - члена партии с 1922 г. Секретарем Ярвамаского ГК КП(б) Э - . т. Сяремат Эдуарда - члена партии с 1933 г. Секретарем Валгамааского ГК КП(б) Э - т. Ойнас Йоганнеса - члена партии с 1923 г. Секретарем Вырумааского ГК КП(б) Э - т. Кухлберг Аугуста - члена партии с 1922 г. Секретарем Вильяндиского ГК КП(б) Э - т. Абори Оскара - члена партии с 1938 г. Секретарем Пярнуского ГК КП(б) Э - т. Pea Владимира - члена партии с 1919г. Секретарем Ляянемааского ГК КП(б) Э - т. Шер Оскара - члена партии с 1933 г. Секретарем Петсерского ГК КП(б) Э - т. Овсянникова - члена партии с 1940 г. (вписано чернилами очень неразборчиво, возможна ошибка в написании) Харьюского ГК КП(б) Э - т. Тоомине Карла Просим ЦК КП(б) настоящее решение утвердить Секретарь ЦК КП(б) подпись Сярэ, печать ИзАВПРФ,/ф.06,оп.2,п.15,^Н7^л.1б^7^^^^^^^^^^^^ /^М1Ж^"^ ("Документы внешне ч "(MMW^^.:.", w'i^^.iill.^c.l:^^^ ^^-^ ^[i[][1/:;1:]. .. [ii:]^[] йй;" [:111];';[81] [:1] Из памятной записки наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова министерству иностранных дел Германии от 21 сентября: 248 2. Германское правительство в обоснование отсутствия с его стороны консультации с Правительством СССР по венским решениям ссылается на то, что будто бы и Правительство СССР не консультировалось с Германским правительством о своих мероприятиях в Прибалтийских странах, в частности в Литве, а в отношении Бессарабии и Северной Буковины сделало только очень кратковременное уведомление. Советское правительство не может раньше всего не отметить, что за все время действия Договора от 23 августа 1939 года Германское правительство ни разу не заявляло о том, что Советское правительство нарушило свои обязательства, предусмотренные Договором, и не консультировалось с Германским правительством по упомянутым выше вопросам. Советское правительство считает, что лучшим способом установления взаимного понимания и обеспечения наиболее полного и эффективного осуществления предусмотренных Договором обязательств является своевременное заявление о всех возникающих претензиях, если эти претензии действительно имеют место. Советское правительство должно отметить, что в течение всего года действия Договора от 23 августа 1939 года такого рода заявлений и претензий от Германского правительства оно не получало. Переходя к затронутому вопросу по существу, Советское правительство считает нужным сказать, что упомянутое заявление Германского правительства находится в противоречии с действительным положением дела. Советское правительство не только в предварительном порядке информировало Германское правительство о предположенных им мероприятиях в Прибалтийских странах, и в частности в Литве, но даже имело от Германского правительства 17 июня с.г. сообщение, что проводимые Советским правительством в этих государствах мероприятия Германия рассматривает как мероприятия, касающиеся только Советского Союза и указанных государств. Такое заявление со стороны Германского правительства было вполне понятно Советскому правительству, поскольку еще в августе 1939 г. Германия признала особую заинтересованность Советского Союза в отношении Прибалтийских государств, а проведенные в отношении этих государств, и в частности в отношении Литвы, мероприятия Советского Союза ни в чем не выходили за пределы советско-германского Пакта от 23 августа 1939г. Из: "Nazi-Soviet Conspiracy and the Baltic Slates...", p. 47-48. (пер. с англ.) ("Baasidelepingust annektsioonmi...", Ik. 144-145.) ЗАЯВЛЕНИЕ Я, чрезвычайный посланник и полномочный министр Эстонской республики в Москве Август Рей, в руки которого 16 июня текущего года в 14.30 по московскому времени Наркоминдел СССР В.Молотов передал ультиматум для предъявления правительству Эстонской республики, настоящим сообщаю: В письменном тексте вышеупомянутого меморандума его авторы опустили два наиболее существенных пункта, высказанные мне устно господином Молотовым для передачи правительству Эстонской республики. Содержание этих пунктов было следующим: 1. Ответ на ультиматум должен поступить до 23 часов текущего дня, т.е. 16 июня, время московское, или, в течение 8,5 часов, включая время, которое было необходимо мне для установления телефонной связи с моим правительством, а также время, требовавшееся для сообщения мне ответа и передаче его господину Молотову. 2. Прямая угроза о том, что если к назначенному времени не последует ответа, подтверждающего подчинение ультиматуму, части Красной армии, сосредоточенные на границе с Эстонией, получат приказ о вступлении на территорию Эстонии и подавлении военной силой всяческого сопротивления. Текст ультиматума и заявления, высказанные мне устно и приведенные в параграфах 1 и 2, я передал своему правительству, как только установил с ним телефонную связь. 249 Латвийский министр Ф.Коциньш на следующий день говорил мне, что Молотов сделал ему устные заявления, точно такие же по сути, как приведенные в параграфах 1 и 2. Он также без промедления передал их своему правительству вместе с текстом ультиматума. Настоящее заявление сделано мною для того, чтобы вышеупомянутые факты были зафиксированы в письменном документе. Подтверждаю корректность заявления личной подписью и готов подтвердить его под присягой. Стокгольм, 26 сентября 1940 г. А.Рей ИзАВПРФ, ф. 094, on. 24, n. 327, д. 5, л. 765-767. ("Документы внешней политики...", т. 23, кн. 2., ч. 1, с. 88-89.) Из беседы полномочного представителя СССР в Королевстве Иран М.Е.Филимонова с посланником Великобритании в Иране Р.У.Буллердом от 16 ноября: Разослано: т. Молотову, т. Деканозову Сегодня в полпредстве принял английского посланника. По прибытии Буллерд справлялся, какими новостями я располагаю. На вопрос, что он имеет в виду, спрашивая о новостях, Буллерд дал понять, что его интересуют новости, связанные с поездкой т. Молотова в Берлин. Такая смелая и прямая постановка вопроса, естественно, вызвала настороженность с моей стороны. Я ответил, что т. Молотов, вероятно, уже возвратился в Москву. Что касается его пребывания в Берлине, то об этом достаточно хорошо и своевременно информировал ТАСС по радио. В свою очередь я спросил Буллерда, какие он имеет новости. В ответ на это Буллерд достал из кармана ежедневные английские новости, передаваемые по радио. В лондонском сообщении за 16/Х1.40 г. написано на английском языке следующее: "Сегодня в Лондоне было подтверждено, что 22 октября английский посол в Москве сделал Советскому правительству далеко идущие предложения с целью устранения недоразумений и установления временного соглашения (модуса вивенди) между Английским и Советским правительствами. Эти предложения включали, во-первых, готовность признания де-факто присоединения балтийских государств к Советскому Союзу, во-вторых, гарантию в том, что СССР примет участие в работе мирной конференции, которая будет созвана по окончании настоящей войны, в-третьих, торжественное заверение в том, что Англия никогда не присоединится к какой-либо державе или группе держав для нападения на СССР. Это последнее предложение может рассматриваться как предложение заключить постоянный пакт о ненападении. По-видимому, до сих пор еще не получено ответа на эти предложения, которые, несомненно, хорошо были известны Молотову задолго до предложения посетить Берлин". Сообщая об этом, Буллерд интересовался, какова будет политическая ситуация Советского Союза после возвращения т. Молотова в Москву. На вопрос, что он имеет в виду, Буллерд своим ответом старался дать понять, что он интересуется вообще политическими вопросами и будто ничего конкретного не имеет. Напоминая, что он знакомит меня с новостями, Буллерд спрашивал, что нового мне известно о результатах поездки т. Молотова в Берлин и какое мнение по этому вопросу существует в советских кругах. В своем ответе я сослался на сообщения ТАСС, передаваемые по поводу поездки т. Молотова в Берлин, и, кроме того, сказал, что СССР, как это известно всему миру, являясь сторонником мира, проводил и проводит свою мирную политику. СССР строит свое хозяйство под надежной и крепкой охраной своих границ. На это Буллерд заметил, что, говоря о мирной политике Советского Союза, нельзя забывать о событиях в Финляндии, в Польше, Бессарабии и балтийских государствах, связанных с вопросом территорий. Мною было разъяснено Буллерду, что финляндские события произошли исключительно по вине финляндских правителей. Как известно, государства Латвия, Эстония и Литва сами добровольно и по воле их народов обратились в Верховный Совет Союза Советских Социалистических Республик с просьбой о принятии их в состав Советского Союза. <...> 250 Все упомянутые случаи достаточно хорошо и убедительно освещены в советской печати. Советский Союз никогда не проявлял и не проявляет никаких захватнических целей, не в пример некоторым другим странам, поэтому намеки Буллерда о территориальных стремлениях Советского Союза ничего не имеют общего с политикой Советского Союза. Из АВПРФ, ф. 059, on. I, n. 326, д. 2239, л. 159-161. ("Документы внешней политики...", т. 23, кн. 2., ч. 1, с. 221.) Из телеграммы народного комиссара иностранных дел СССР В.М.Молотова полномочному представителю СССР в Великобритании И.М.Майскому от 21 декабря: Между Уманским и Уэллесом произошло 12 бесед. Кроме того, Уманский имел беседы с Хэллом, Моргентау и другими. Одновременно произошли также встречи Штейнгардта с Вышинским и Лозовским. Результат этих длительных разговоров следующий: <...> 2. Никакого соглашения не достигнуто: а) об имущественных претензиях американцев на территориях Западной Украины, Западной Белоруссии, Бессарабии, Латвии, Литвы и Эстонии; б) о латвийском, литовском и эстонском золоте, находящемся в банках США; в) о латвийском и эстонских пароходах, находящихся в портах США; г) о латвийских, литовских и эстонских посольствах и консульствах на территории США; д) о выезде из СССР советских гражданок и граждан, ставших женами и мужьями американских граждан. ИзАВПРФ,ф^оп.2,^ ("Документы внешней я^шп^й,,.",ж^З,* Из беседы народного комиссара иностранных дел СССР В.М.Молотова с послом США в СССР Л.А.Штейнгардтом от 26 декабря: Тов. Молотов, вызвав Штейнгардта, спросил посла, не имеет ли тот какой-либо информации о состоянии вопросов, связанных с прибалтами и находящихся в стадии разрешения между правительствами СССР и США. На вопрос Штейнгардта, имеет ли в виду т. Молотов вопрос о секвестре золота и о кораблях, т. Молотов заявил, что вообще его интересует, нет ли нового в отношениях Соединенных Штатов к вопросам, связанным с вхождением прибалтийских республик в состав СССР. Тов. Молотов заявил, что его, в первую очередь, интересует состояние переговоров, связанных с пароходами, принадлежавшими гражданам Литвы, Латвии и Эстонии и находящимися в настоящий момент в американских портах. По имеющимся сведениям, этот вопрос не получил разрешения. Имеются, например, такие факты, как перемена названия пароходов, перемена флагов, увод пароходов в южноамериканские страны, с которыми у СССР нет дипломатических отношений. Все эти действия предпринимаются самовольно бывшими посланниками и представителями прежних правительств прибалтийских государств, причем все это происходит при покровительстве американских властей. Не касаясь других вопросов, связанных с вхождением прибалтийских республик в состав Советского Союза, заявил далее т. Молотов, не может ли Штейнгардт информировать советское правительство о возможности улучшить положение вещей хотя бы в этом одном конкретном вопросе? Можно ли ожидать каких-либо практических шагов в разрешении этого вопроса? Будут ли продолжаться подобные действия и впредь или можно надеяться на более благоприятные перспективы в разрешении вопроса о судах? Тов. Молотов заявил, что подобные действия не могут не вызвать протеста со стороны советского правительства, и он, т. Молотов, интересуется, будут ли подобные действия продолжаться впредь или можно ожидать каких-либо изменений? 251 Воспоминания, мнения и свидетельства очевидцев Из: "Минувшее. Исторический альманах", Т. 7, Москва, Открытое общество Феникс, 1992, с. 148-149. Памятные заметки об оккупации Эстонской республики О.Тийф* 30 августа 1939 г. Советским Союзом были сосредоточены на границе с Эстонией в районе Нарвы и Ямбурга ("Кингисеппа") 10-я дивизия, 16-я дивизия, 24-я моторизованная дивизия, 110-й артполк, в районе Ирборски (Изборска) и Пскова 56-я дивизия, 30-я дивизия, 161-я дивизия, 2-я и 20-я танковые бригады, 96-й и 133-й артполки, на аэродромах вблизи границ Эстонии - 10-я, 55-я и 78-я авиационные бригады и 15-й, 35-й и 80-й авиационные полки, всего 160000 человек, 700 орудий, 600 танков, 650 боевых самолетов. У нас было в то время под ружьем 14 000 человек, мы имели 100 орудий, 30 танков и 60 устаревших самолетов. Из: A.Rei "The Drama of the Baltic Peoples" ("Драма бакинских народов"), Stockholm, Kirjastus Vaba Eesti, 1970, р. 255-267. (пер. с англ.) Угроза советской агрессии, всегда нависавшая над Балтийскими государствами, теперь неожиданно вышла на первый план. Подходящий повод советскому правительству приступить к выполнению давно разработанных планов предоставило непредвиденное происшествие. 17 сентября 1939 года, как раз в день неожиданного вероломного нападения Советского Союза на Польшу, польская подводная лодка Огге1 зашла в Таллиннскую гавань, ссылаясь на проблемы с мотором, которые вынудили ее сделать остановку в нейтральном порту. Судну было разрешено остаться в гавани при условии, что оно не покинет ее до тех пор, пока эстонские власти не решат его судьбу. Чтобы обеспечить соблюдение этого условия, на борту был поставлен вооруженный караул. Однако экипажу удалось починить мотор и, опасаясь, как бы Эстония не интернировала лодку, он принял решение бежать. Ночью было совершено внезапное нападение на часовых, которых поместили под замок, после чего подводная лодка ускользнула под покровом темноты. Тридцать шесть часов спустя неподалеку от шведского острова Готланд двое эстонских часовых были освобождены и отправлены назад в весельной лодке. До меня еще не дошло никакой информации об этом происшествии, когда во вторник, 19 сентября, утром я узнал о нем из "Правды". Согласно сообщению советского телеграфного агентства ТАСС, опубликованному в то утро в прессе, польские подводные лодки, так же как и подводные лодки других держав, скрывались в гаванях Балтийских государств по тайному соглашению с некоторыми лицами в правительственных кругах. 18 сентября польская подводная лодка, которая якобы была интернирована в Таллиннской гавани, сбежала в неизвестном направлении. Согласно ТАСС, было основание предполагать, что побег совершен с попустительства эстонских властей. Едва я успел прочитать сообщение ТАСС, как мне позвонили из Кремля и сообщили, что г-н Молотов желает немедленно меня видеть. Не имея ни информации, ни инструкций от своего О.Тийф - депутат Государственной думы Эстонии в 1932-1938 гг., заместитель премьер-министра Эстонской республики в сентябре 1944 г. - Прим. сост. 252 правительства, все, что я мог - это хладнокровно настроиться на предстоящую беседу, которая обещала быть какой угодно, только не приятной. Г-н Молотов начал довольно угрожающе, заявив, что польская подводная лодка совершила побег либо с попустительства эстонских властей, либо при поддержке некоторых должностных лиц, "традиционно симпатизирующих полякам и Польше" и действовавших по собственной инициативе. Советскому Красному флоту придется ознакомиться с тем, что происходит в водах у побережья Эстонии. Я ответил, что, поскольку у меня еще нет никакой информации и инструкций по этому вопросу и мне известна только версия, переданная в сообщении ТАСС, я не в состоянии решать, можно ли обвинить эстонские власти в нарушении каких-либо действующих соглашений между Эстонией и Советским Союзом или положений международного законодательства. Я пообещал вернуться к вопросу после того, как получу инструкции от своего правительства. За несколько дней до этого в Москву для переговоров о торговом соглашении на будущий год прибыл представитель министерства иностранных дел Эстонии. Это была обычная процедура - в Советском Союзе из-за государственной монополии во внешней торговле переговоры о таких соглашениях должны были проводиться ежегодно. На этот раз в высшей степени желательным было существенно увеличить как импорт из Советского Союза, так и экспорт туда. Учитывая, что торговля обеих стран была сильно затруднена войной на Западе, то, по-видимому, было в общих интересах, и поначалу казалось, что вероятность достичь благоприятного для обеих сторон соглашения довольно высока. В Народном комиссариате внешней торговли, где я должен был представить заместителю народного комиссара Степанову представителя министерства иностранных дел Эстонии, нас принял сам народный комиссар Анастас Микоян, который весьма доброжелательно заверил нас в искреннем стремлении советского правительства значительно расширить торговлю с Эстонией. Однако, принимая во внимание, насколько внешнеторговая политика Советского Союза руководствовалась политическими мотивами, казалось несомненным, что после инцидента с подводной лодкой Orzel в позиции советского правительства наметится резкая перемена к худшему. Поэтому я был по-настоящему озадачен, услышав, что даже во второй половине того самого дня, когда состоялся мой неприятный разговор о польской подводной лодке с г-ном Молотовым, никакой перемены в позиции советских представителей на переговорах в Комиссариате внешней торговли замечено не было. Вопреки моим ожиданиям, в течение последующих двух дней казалось, что благожелательное отношение советских представителей не только не убывало, а даже заметно росло. Это было настолько необычно, что я начал беспокоиться, так как подозревал, что за этим кроется какая-то неприятность. В четверг, 21 сентября, было достигнуто соглашение по всем вопросам. Экспорт из Эстонии в Советский Союз и импорт оттуда должны были возрасти примерно на 350% по сравнению с предыдущим годом. Среди товаров, включенных в список импорта и экспорта, были такие, которые трудно было импортировать откуда бы то ни было или же экспортировать куда бы то ни было еще. Соглашение казалось исключительно благоприятным, хотя, конечно, было вполне естественно, что две страны, внешняя торговля которых осложнена войной, пытаются облегчить временные общие трудности, увеличив объем торговли друг с другом. Подлинные копии соглашения были подготовлены и проверены в пятницу, 22 сентября, утром, было назначено время, когда я подпишу их от имени Эстонии в Комиссариате иностранных дел. Совершенно неожиданно мне позвонили по телефону из министерства иностранных дел Эстонии и сообщили, что соглашение будет подписывать лично министр иностранных дел К.Сельтер, который получил приглашение с этой целью приехать в Москву и принял его. В этом сообщении я увидел подтверждение своих худших опасений: оно сразу же напомнило мне о том, что случилось с президентом Чехословакии после того, как шесть месяцев тому назад он был приглашен Гитлером в Берлин. Я не мог понять, почему министр иностранных дел не смог найти благовидный предлог, чтобы отклонить приглашение. Поскольку визит был уже намечен, думать о его отмене не приходилось. <...> ' К сожалению, как я узнал впоследствии, г-н Сельтер сам спровоцировал приглашение, намекнув советскому посланнику, что он не прочь поехать в Москву и лично подписать неожиданно выгодное соглашение. Назначенный министром иностранных дел в мае 1938 года, прежде никогда даже не занимавшийся политикой, он не имел опыта в этой области, и его мнение в вопросах внешней политики 253 Г-н Сельтер прибыл в Москву 24 сентября после обеда. Его принимали с обычными почестями: железнодорожный вокзал был украшен национальными флагами двух стран, военный оркестр исполнял национальные гимны. Г-же Сельтер вручили роскошный букет замечательных роз. Вскоре после прибытия г-н Сельтеру сообщили, что г-н Молотов примет его в 9 часов вечера. Но приказу господина Сельтера, сразу же после того, как эстонские представители отправились обратно на родину, я составил отчет о состоявшейся в тот вечер беседе, а также о переговорах, которые последовали три дня спустя и привели к заключению 28 сентября так называемого Пакта о взаимопомощи. Я записал существенные детали переговоров со всей скрупулезной точностью, на которую был способен, и, в то же время, как можно более сжато. Этот документ, подписанный мною 1 октября, содержит (опуская менее важные детали) следующее: "Едва упомянув о торговом соглашении, г-н Молотов сразу затронул вопрос, ради которого г-н Сельтер был приглашен в Москву. То, что он сказал, полностью противоречило заявлению, сделанному Литвиновым 4 апреля 1934 года представителям трех Балтийских государств. "Советское государство никогда не требовало пересмотра существующих договоров и никогда не собирается требовать этого", - заявил по этому поводу Литвинов. Теперь же г-н Молотов начал разговор такими словами: "Нынешняя обстановка на Балтийском море представляет угрозу для безопасности Советского Союза, как это особенно наглядно продемонстрировало бегство польской подводной лодки из Таллиннской гавани. Необходимо изменить status quo балтийского региона таким образом, чтобы Советскому Балтийскому флоту не приходилось чувствовать себя запертым в уязвимой позиции в узком конце Финского залива. Советский Союз превратился в мощную державу с высокоразвитой промышленностью, обладающую крупной военной силой. Status quo, установленный 20 лет назад, когда Советский Союз был ослаблен гражданской войной, не может долее рассматриваться как соответствующий нынешней ситуации и нормальный. Правительство Советского Союза больше не может терпеть это опасное положение и твердо решило изменить его". Нельзя было не удивиться тому, как единственная польская подводная лодка могла представлять столь серьезную угрозу для безопасности такого могущественного государства, каким стал, по собственному заявлению г-на Молотова, Советский Союз. Не останавливаясь на этом вопросе, г-н Молотов продолжал: "Советскому Союзу необходимы базы для авиации и флота на Балтийском море, которые позволили бы ему организовать действенную защиту Ленинграда и прилегающего к нему региона. I la территории Эстонии можно найти подходящие места для таких баз, и Эстония должна уступить их Советскому Союзу". Расставляя все точки над "i", г-н Молотов прибавил: "Если эстонское правительство не сумеет признать необходимости этих изменений. Советский Союз будет вынужден провести их другим путем, применяя более радикальные меры, которые могут оказаться неизбежными. Однако советское правительство желает урегулировать вопрос путем переговоров, и я прошу эстонское правительство не вынуждать Советский Союз избрать упомянутый мною иной образ действий, к которому советское правительство прибегать не хочет и который, без сомнения, был бы еще менее желателен для самой Эстонии". В ходе беседы, особенно вначале, г-н Молотов то и дело упоминал о бегстве польской подводной лодки из Таллиннской гавани, утверждал, что, по-видимому, эстонское оставляло желать лучшего. Несомненно, не его рук делом было то, что во время пребывания его на посту министра иностранных дел в отдельных кругах, немногочисленных, но не лишенных влияния, начали расти антибританские и прогерманские настроения, по поводу которых 11 июля 1939 года В.Х.Гальенн, британский консул в Таллинне, выразил ему свое возмущение. Однако упреки, адресованные ему господином Гальенном, были справедливы постольку, поскольку не было предпринято необходимых мер, чтобы обуздать эти круги, и в этом-то следует винить министра иностранных дел. Очевидно, он уже в то время симпатизировал гитлеровской Германии. Конечно, симптоматично, что почти до последнего дня войны он неизменно сохранял веру в окончательную победу Гитлера. На ту же мысль наводит и его любимое ежедневное чтение, печально известный орган нацистской печати "Volkischcr Beobachtcr". Его балтийские коллеги в Швейцарии, где он обосновался во время войны, будучи в ноябре 1939 г. назначен эстонским представителем в Лигу наций, так и не смогли поколебать его убеждение, что Гитлер окажется победителем. - Прим. авт. 254 правительство не является хозяином в собственном доме, и называл объяснения, предложенные г-ном Сельтером, неудовлетворительными. Время от времени ему вторил г-н Микоян, который, однако, принимал мало участия в обсуждении в целом. Подчеркивая, что вопрос исключительно срочный и не терпит отлагательства, поскольку в любой день могут произойти события с непредсказуемыми последствиями, г-н Молотов попросил г-на Сельтера, если ему это необходимо, посоветоваться с Таллинном и на следующий день, 25 сентября, в 4 часа пополудни, продолжить обсуждение, на что г-н Сельтер дал свое согласие. Однако, вскоре после нашего возвращения в эстонскую дипломатическую миссию, позвонили по телефону из Кремля и попросили г-на Сельтера вернуться в Кремль в полночь, так как г-н Молотов хотел бы вручить письменный проект подлежащего заключению соглашения, который мог бы послужить основой для обсуждения. Согласно этому проекту, обе договаривающиеся стороны обязались предоставлять друг другу всяческую помощь, в том числе и военную, в случае угрозы нападения или прямого нападения на одну из сторон какой-либо третьей европейской державы, и Эстония должна была предоставить Советскому Союзу право иметь базы для военно-морского флота в эстонских гаванях и ряд аэродромов для авиации на эстонской территории. Вручая проект г-ну Сельтеру, г-н Молотов объяснил, что он и г-н Микоян составили его на скорую руку, так как решили, что подобный проект будет полезной основой для обсуждения и поможет скорее достичь соглашения. Г-н Молотов заверил нас, что Советский Союз не желает ни навязывать Эстонии коммунизм и советский строй, ни ограничивать, хотя бы в малейшей степени, ее независимость и суверенитет. Общественный и политический строй, правительство, парламент, дипломатические представительства Эстонии и др. останутся неизменными, так же, как и внутренние дела эстонского государства, в которые Советский Союз не станет вмешиваться, заявил он. Советский Союз интересуют главным образом острова Сааремаа и Хийумаа (Эзель и Даго), поскольку они подходят для военно-морских и военно-воздушных баз. Участки, необходимые для этих баз, могут быть предоставлены в аренду или концессию. В ответ на просьбу г-на Сельтера более детально интерпретировать проект, г-н Молотов сначала упомянул, что гавань Таллинна - подходящее место для военно-морской базы. Когда г-н Сельтер указал на трудности и неудобства, которые могут возникнуть из-за размещения иностранной военно-морской базы в торговом порту столицы другого независимого государства, г-н Молотов заметил, что не обязательно, чтобы в аренду была предоставлена именно Таллиннская гавань, просьба состоит в том, чтобы Балтийский флот Советского Союза мог, если понадобится, немедленно использовать определенные эстонские гавани в качестве военно-морских баз. Подчеркивая, что дело исключительно срочное и не терпит отлагательства, г-н Молотов высказал предположение, что г-н Сельтер мог бы связаться с Таллинном по телефону и телеграфу, чтобы подписать договор не теряя времени. Однако после твердого заявления г-на Сельтера о том, что вопрос ни в коем случае не может быть решен без его устного отчета президенту республики и правительству и что по возвращении домой он сделает все от него зависящее, чтобы правительство дало определенный ответ без промедления, г-н Молотов согласился на возвращение г-на Сельтера в Таллинн". В последовавшие два дня на трагическом совещании в Таллинне президент республики, правительство и специальные комиссии парламента по национальной обороне и по иностранным делам вынуждены были после основательного обсуждения прийти к печальному выводу, что попытка оказать вооруженное сопротивление Советскому Союзу в случае, если он использует для навязывания своих требований военную силу, была бы и безнадежной, и бессмысленной. Хотя казалось несомненным, что вслед за Эстонией Кремль предъявит те же требования и угрозы Латвии, Литве и Финляндии, эти четыре государства едва ли объединились бы в альянс, чтобы оказать согласованное сопротивление угрожавшей им всем агрессии. <...> Что касается способности эстонской армии противостоять нападению Красной Армии, не приходилось спорить, что даже если бы был обеспечен бесперебойный приток оружия и боеприпасов из производящих их стран, для Красной Армии при ее огромном превосходстве в численности и вооружении было бы вопросом нескольких недель, если не дней, сломить сопротивление эстонской армии. Прежде всего и главным образом именно проблема снабжения 255 полностью исключала возможность длительного сопротивления. Принимая во внимание огромные размеры, в которых современные сражения требуют оружия и боеприпасов, приходилось считаться с непреложным фактом, что имеющиеся запасы были бы исчерпаны за пару недель. После этого ружьям и пулеметам пришлось бы умолкнуть, ведь ни в Эстонии, ни в соседних небольших государствах не было сколь-нибудь значительного промышленного производства боеприпасов, не было и возможности достать оружие и боеприпасы за границей. Все страны, снабжавшие Балтийские государства оружием в мирное время, сами лихорадочно вооружались, так как или уже воевали, или же видели в этом единственную возможность не оказаться вовлеченными в войну. Даже морское сообщение было практически перерезано. Ко всему этому следует прибавить, что партия современных истребителей, заказанная в Англии и подготовленная к отправке летом 1939 г., в последний момент была реквизирована британскими властями, которые сами остро нуждались в этих самолетах. В результате, эстонская армия была бы вынуждена сражаться без прикрытия истребителей, так как эстонская авиация, неудовлетворительная ни по численности, ни по качеству, была бы за несколько дней сметена советской. В таких обстоятельствах единственными результатами сопротивления оказались бы истребление элиты нации, т.е. самых бесстрашных и стойких ее представителей, и массовая депортация остального населения, развеявшая бы его по всей Сибири и другим глухим углам России. Это было бы равносильно добровольному самоубийству нации. Какие бы горькие страдания и жестокие испытания не ожидали эстонский народ, если бы он уступил угрозам советского правительства, было все же основание надеяться, что пока сохраняется его физическое существование, сохраняется возможность того, что настанут лучшие времена и принесут возрождение национальной свободы. Народу же, который подвергнется уничтожению, будущее не сулит ничего. Надлежало следовать высшей заповеди - сохранить физическое существование нации. Другими словами, альтернативу национального самоубийства необходимо было исключить. Поэтому не было иного выхода, как только уступить неумолимой судьбе и подчиниться требованиям советского правительства. Решено было направить в Москву делегацию для ведения переговоров с советским правительством. Перед делегацией была поставлена единственная достижимая задача - сделать все возможное, чтобы спасти национальную свободу, насколько в человеческих силах сделать это в таких обстоятельствах. В делегацию, возглавлявшуюся министром иностранных дел К.Сельтером, входили спикер палаты депутатов профессор Ю.Улуотс и бывший министр иностранных дел профессор А.Пийп. Делегация вылетела в Москву из Риги в среду, 27 сентября. Стоит заметить, что когда самолет приземлился в советском аэропорту Великие Луки, на летном поле виднелся большой самолет с эмблемой Третьего Рейха, свастикой. Вскоре он взлетел. Как выяснилось, это был второй визит в Москву фон Риббентропа. Делегация прибыла в Москву около 6 часов вечера. Вскоре после этого к 9 часам делегацию вызвали в Кремль. Мой отчет дает следующее описание переговоров 27 и 28 сентября. "Молотов, с которым и на этот раз был г-н Микоян, открыл переговоры, заявив, что за это время произошел новый неприятный инцидент: советский пароход "Металлист" был торпедирован в районе Нарвской бухты неизвестной подводной лодкой". Здесь я должен прибавить, что ни у кого из эстонских делегатов не было ни малейшего сомнения в том, что вся история с торпедированием "Металлиста" была чистейшим вымыслом. Хотя г-н Молотов не упомянул польскую подводную лодку Orzel, он, несомненно, намекал на нее. Однако было совершенно очевидно, что единственной разумной целью, которую мог преследовать командир этой подводной лодки, было как можно скорее выбраться из Балтийского моря и, следовательно, взять курс на запад, что доказывалось и освобождением 20 сентября эстонских часовых в районе шведского острова Готланд. Было бы совершенно необъяснимо, если бы командир подводной лодки возле Готланда повернул обратно на восток, прямо по направлению к Нарвской бухте в восточной части Финского залива, и там 256 торпедировал советское торговое судно." Г-н Молотов и г-н Микоян, так же, как и сам Сталин, едва ли могли не обратить внимания на то, что никто из эстонских делегатов не поверил ни единому слову из истории с торпедированием "Металлиста", так как впоследствии они об этом больше не упоминали. Более того, советское торговое судно "Металлист" позднее видели в эстонских гаванях. Г-н Молотов тут же обнаружил и цель, с которой было сфабриковано "торпедирование" "Металлиста". Он продолжил: "Это новое обстоятельство вынуждает советское правительство дополнить предложение, врученное 24 сентября, новым требованием". Согласно врученному им новому проекту, Советский Союз претендовал на право разместить на эстонской территории до 35 000 человек армии и авиации для защиты баз флота и авиации, а также для защиты внутренней безопасности. После обсуждения, в ходе которого эстонская делегация выдвинула ряд аргументов против такого предложения, г-н Молотов предложил попросить г-на Сталина принять участие в переговорах. Сталин прибыл примерно в 9.15 вечера, взял на себя руководство переговорами и фактически решил все возникшие вопросы. Он заявил, что присутствие в Эстонии войск Советского Союза необходимо, чтобы дать эффективный отпор попыткам вовлечь Советский Союз и Эстонию в войну, но согласился, наконец, сократить до 25 000 человек численность войск, которые должны были быть размещены в Эстонии. Он также согласился ввести статью, согласно которой Советский Союз имел право держать свои вооруженные силы на территории Эстонии только во время продолжавшейся войны. В последующем обсуждении, которое дважды прерывалось, поскольку гг. Молотов и Сталин одновременно вели переговоры также с г-ном фон Риббентропом, речь шла в основном о том, какая из эстонских гаваней должна быть передана Советскому Союзу. Сталин в самом начале заявил, что после консультаций с военными экспертами установлено, что порт Палдиски" не пригоден к использованию в ближайшем будущем. Конечно, сказал он, можно построить военно-морскую базу в Палдиски, но это потребует времени, то же относится и к бухтам на островах Сааремаа и Хийумаа. Поэтому советскому военно-морскому флоту совершенно необходимо иметь право пользоваться Таллиннским портом, так как он пригоден к использованию в его нынешнем состоянии. После достаточно долгого обсуждения, кажется, был достигнут компромисс, согласно которому необходимо было как можно скорее построить в Палдиски и на островах Сааремаа и Хийумаа постоянные базы, однако временно, до сооружения базы в Палдиски, в течение не более 2 лет после подписания пакта, суда советского военно-морского флота должны иметь право заходить в Таллиннский порт за провизией, топливом и в целях укрытия. Это условие было внесено в конфиденциальный протокол, подписанный одновременно с пактом как приложение к нему. ~ В то же самое время, чтобы подтвердить выдумку о торпедировании "Металлиста", был разыгран неуклюжий фарс, о чем свидетельствует заявление эстонского майора А.Кергма, которое он сделал Комиссии по коммунистической агрессии, созданной в 1953 г. Палатой представителей США, и которое опубликовано в третьем отчете Комиссии. Майор Кергма, служивший в сентябре 1939 года начальником пограничной охраны Нарвского округа, приводит в своем заявлении следующие подробности: "Некоторые пограничники во время патрулирования вдоль побережья на запад от устья реки Нарвы незадолго до заката (дело происходило в конце сентября) заметили пароход, направлявшийся с востока на запад и тащивший за собой что-то, похожее на баржу. Хотя и пароход, и баржу было отчетливо видно даже без полевого бинокля, они, тем не менее, были настолько далеко от берега, что название корабля и его происхождение (флаг и т.д.) разобрать было невозможно. Внезапно с моря вблизи парохода и баржи неясно послышался взрыв, после которого баржа исчезла, очевидно, затонув. На следующий день волны поднялись высоко и вынесли на берег напротив того места, где произошел вышеописанный инцидент, обломки: доски обшивки, дверь, панель от какой-то небольшой телефонной станции и др. Все это не могло появиться ни из какого другого источника, кроме баржи, которая затонула накануне вечером, хотя казалось в высшей степени неправдоподобным, что на такой барже могла быть телефонная станция. Дверь была не похожа на те, которые обычно используются на лодках. Очевидно было, что эти предметы помешены на барже с какой-то особой целью". - Прим. авт. Небольшой городок Палдиски (Балтийский порт), расположенный в заливе примерно на 30 миль западнее Таллинна, был упомянут в ходе переговоров вечером 25 сентября как возможная альтернатива порту Таллинна. - Прим. чет. 257 Переговоры завершились около 11 часов вечера 28 сентября, а пакт, вместе с конфиденциальным протоколом и торговым соглашением, был подписан за несколько минут до полуночи. Пока печатались подлинные копии пакта, были поданы напитки и бутерброды, прозвучали тосты в честь переговоров. Небезынтересно отметить, что, когда Молотов спросил Сталина, не следует ли отложить назначенную встречу "с немцами" с полуночи до половины первого, Сталин довольно непочтительно ответил: "Нет, пусть им скажут, чтобы пришли в час - они могут подождать". Когда эстонская делегация покинула кабинет Молотова в час ночи, г-н фон Риббентроп и его свита ожидали в приемной. В ходе переговоров и Сталин, и Молотов заверили нас, что у Эстонии никогда не будет оснований сожалеть о заключении пакта. "Вы увидите, как твердо мы, большевики, придерживаемся того, под чем подписались. Порука тому - наше надежное большевистское слово. Наши слова и подписи - совсем не то, что слова и подписи буржуазных государственных деятелей". Недолго пришлось ждать эстонскому народу, чтобы увидеть, насколько надежными оказались большевистские слова и подписи. Примечание историка: Из: E.Medijamen. "Saadiku 'sawtm, ЙЖ^нмгУйеепнм./Я sacttkonKad, I918-194Q" ("Упасть посланника. МинИетерствй ^нNoщмнню^дел ипосалктва^в Отношения между Эстонией и Советским Союзом формировались во многом через голову посланника. При заключении договора о базах переговоры проходили вне традиционных дипломатических каналов. Бывший посланник в Москве позже критиковал эстонское руководство и непосредственно министра иностранных дел К.Селътера за приезд в Москву. По его мнению, от приезда в Москву следовало бы воздержаться, хотя остается непонятным, сделал ли что-нибудь сам посланник для осуществления такой возможности, поскольку у самого А. Рея были полномочия для заключения нового эстонско-советского торгового договора. Как известно, подписывать его в конце концов приехал К.Сельтер, а в результате его приезда как раз и начались переговоры по заключению договора о базах. В отчетах А.Рея в конце 1939 г. ясно просвечивает эта игра в кошки-мышки, которую Сталин затеял с Балтийскими государствами. Например, когда И.Лайдонер в декабре 1939 г. нанес визит в Москву, его принимали с подчеркнутой торжественностью. На организованном в его честь приеме представитель литовских вооруженных сил поблагодарил Сталина за возвращение Вильнюса. А.Рей направил в Таллинн дословный отчет об ответе Сталина: "У больших народов не больше права на жизнь, чем у малых, потому что каждый народ отличается каким-то своеобразием, ему есть чем обогатить сокровищницу культуры человечества. Поэтому каждый народ имеет право жить независимой жизнью, чтобы развивать свою национальную культуру". На том же приеме Сталин поднял бокал и в честь независимости Финляндии. Что он подразумевал, произнося этот тост, осталось для дипломатов Балтийских государств и Финляндии мучительной загадкой. Вряд ли Сталин просто ошибся, в ходе Зимней войны перепутав Эстонию и Финляндию. Чтобы отметить нормальные и даже союзнические эстонско-советские отношения, Лайдонер подарил Сталину к 60-летию (18? декабря 1939 г.) собственные фотографии. Хотя Сталин в ответ обещал подарить свои фотографии, посланнику А. Рею пришлось сильно постараться, чтобы заполучить их. И это было для Сталина маленькой возможностью продемонстрировать свое превосходство. 258 Из: H.Laretei. " Saatuse mangukanniks" ("Игрушкой в руках судьбы"), Tallinn, Abe, 1992, lk. 203-208. (пер. с жт.) Период военных баз Во время переговоров по договору о базах быть послом в Швеции оказалось нелегко. Самым трудным было отсутствие информации не только у меня, но и у всех эстонских посланников. По причинам, которые до сих пор остались для меня непонятными, посланникам не предоставляли никакой информации о ходе переговоров. Это шло вразрез с основными , правилами дипломатической службы. Эффективная работа посланника предполагает, что он : информирован обо всем, что происходит в центре - т.е. в министерстве иностранных дел и правительстве - в области внешней политики, да, по правде говоря, и в других областях. " Разумеется, он использует эту информацию, согласно полученным инструкциям или по ^ собственному усмотрению, и несет ответственность за то, чтобы не причинить вреда своему t государству. " Слухи о переговорах о базах распространялись, как пожар, и каждый день ко мне I обращались другие посланники и работники посольств, спрашивая, что происходит. Не имея | ин4юрмации, я не мог ничего им сказать. Однако в подобных случаях молчание всегда I пробуждает сомнения, которые не шли на пользу ни Эстонии, ни вопросу, стоявшему на повестке дня. Я решил поехать в Таллинн, чтобы получить информацию и, позвонив по телефону, попросил разрешения на это. Министр иностранных дел находился с делегацией в Москве, но помощник министра Каазик под свою ответственность разрешил мне приехать. Тогда я вылетел в Таллинн. [ В дни, когда в Москве шли переговоры, я постоянно сидел в кабинете помощника министра, откуда поддерживалась телефонная связь с Москвой. В то же самое время по соседству, в кабинете министра иностранных дел заседало правительство, там же находился и генерал Лайдонер. Поэтому у меня была возможность поговорить также с членами правительства и с генералом Лайдонером и услышать их мнения о положении дел. Находясь там, я узнал и такое, что меня ошеломило. Мы с Каазиком были вдвоем в его кабинете, когда позвонили из Москвы. Каазик снял трубку, и я увидел, как он вдруг побледнел и сделался очень серьезным. Когда разговор закончился, я спросил Каазика, что случилось. Каазик объяснил, что министр иностранных дел отдал распоряжение ходатайствовать о получении для него и его жены виз для поездки в Германию. Мы с Каазиком были очень удивлены. Ведь нам было известно, что Москва контролирует каждый телефонный звонок, записывая его на пленку. Мы попытались представить, как могло повлиять на дальнейший ход переговоров известие, что эстонский министр иностранных дел собирается по возвращении бежать из Эстонии, и какое впечатление это произвело бы за границей, если бы об этом стало известно. Мы пришли к выводу, что отдавать такие распоряжения по телефону совершенно недопустимо, так как об этом немедленно дадут знать членам советской делегации. Это был не единственный ошибочный шаг, предпринятый министром иностранных дел. Вскоре после моего возвращения в Стокгольм он позвонил мне из Таллинна и отдал распоряжение открыть на его имя текущий счет в Энскильда-банке. А деньги он, мол, переведет позже. Уже обсудив с Каазиком, какое впечатление могло бы произвести намерение министра иностранных дел покинуть Эстонию, я категорически отказался выполнить распоряжение. Сказал, что если сегодня открыть подобный счет в здешнем банке, уже завтра всему дипломатическому корпусу будет известно, что министр иностранных дел Эстонии готовится к бегству. После этого я сразу же положил трубку. Наиболее спорный вопрос по поводу заключения договора о базах -- правильно ли было отдавать Советскому Союзу базы без сопротивления. Мнения здесь расходятся. Одни считают, что вооруженное сопротивление потребовало бы больших жертв, и по всем расчетам нам бы не удалось сопротивляться долго. Другие утверждают, что в случае сопротивления правительство республики во главе с президентом покинуло бы Эстонию и было бы признано за границей как правительство в изгнании. Не совершена была бы нашим правительством, по-видимому, и ошибка, которую сделала Польша, послав в Варшаву своего Миколайчика и создав коалиционное правительство, которое, впрочем, просуществовало недолго. Если бы правительство уехало, оно могло было бы использовать и денежные суммы, находившиеся за 259 границей, что заметно облегчило бы нашу борьбу за рубежом. Не возникло бы и разногласий в зарубежной борьбе, поскольку ею централизованно руководило бы правительство. Все эти рассуждения - по большей части мудрствование задним числом, основанное главным образом на том, что наши потери в случае сопротивления были бы не больше потерь в результате депортаций. Однако в период переговоров предвидеть депортации было невозможно. И все же есть один аргумент, говорящий в пользу сопротивления, с которым трудно поспорить. Его выдвинул в шведском риксдаге министр иностранных дел Унден, который вообще-то относился к Эстонии не слишком доброжелательно: "Сопротивление, конечно, потребовало бы жертв, но оно сохранило бы здоровье души народа". Нельзя скрывать, что отсутствие сопротивления вызвало большое разочарование и чувство ожесточения среди молодежи, выросшей в свободной Эстонии, которую учили, что свободу, завоеванную в Освободительной войне, в случае необходимости следует защищать и с оружием в руках. Несмотря на это, нельзя обвинять президента Пятса и правительство, решивших избежать кровопролития. Попытки прозондировать почву, предпринятые вслед за предъявлением требования о базах, показали, что нам неоткуда было ждать помощи, а наши собственные силы обороны были слишком незначительны, чтобы оказать сопротивление. Из: П.Судоплатов. "Спецоперации. Ay&fHKO^uJRpe^lbW ОЛМА^ПРЕСС, 1997, с. 148-155. ' [:];. ^ :::[!] - '-У;.^.[!] ^. [l:l::h]"[l:IJII;::] ^ , [1!]. '.[!] - [\] [!] ^ Закордонная разведка НКВД накануне войны В октябре 1939 года, вместе с Фитиным, начальником разведки, и Меркуловым, заместителем Берии, я принимал участие в совещании у Молотова в его кремлевском кабинете. Там находились также начальник оперативного управления Генштаба генерал-майор Василевский (в 50-х годах министр обороны), заместитель наркома иностранных дел Потемкин, зампред Госплана Борисов, начальник штаба ВМФ адмирал Исаков, начальник погранвойск генерал Масленников и начальник военной разведки, кажется, генерал-майор Панфилов. На повестке дня стоял один вопрос - защита стратегических интересов в Прибалтике. Молотов хотел услышать наши соображения. Советские войска уже находились там в соответствии с договорами, подписанными с правительствами Литвы, Латвии и Эстонии. Открывая совещание, Молотов заявил: - Мы имеем соглашение с Германией о том, что Прибалтика рассматривается как регион наиболее важных интересов Советского Союза. Ясно, однако, - продолжал Молотов, - что хотя германские власти признают это в принципе, они никогда не согласятся ни на какие "кардинальные социальные преобразования", которые изменили бы статус этих государств, их вхождение в состав Советского Союза. Более того, советское руководство полагает, что наилучший способ защитить интересы СССР в Прибалтике и создать там надежную границу -это помочь рабочему движению свергнуть марионеточные режимы. Из этого заявления стало ясно, каким именно образом мы толковали соглашения с Гитлером. Однако поздней осенью 1939 года появился новый стимул для активизации наших политических, экономических, военных и разведывательных операций в Прибалтике. От наших резидентур в Швеции и Берлине мы получили проверенную и надежную информацию о том, что немцы планируют направить высокопоставленные экономические делегации в Ригу и Таллин для заключения долгосрочных соглашений. Таким образом, Прибалтика оказалась бы под политическим и экономическим зонтиком Германии. Телеграммы из Берлина и Швеции были отправлены за двумя подписями - посла и резидента, что бывало крайне редко и означало: информация имеет важное политическое значение. Полученные в Москве, они с визами Молотова и Берии препровождались Фитину и мне по линии НКВД с приказом Берии немедленно представить по этому вопросу предложения. Телеграммы такого уровня, за подписью послов и резидентов, обычно направлялись нескольким членам правительства. 260 Фитин ознакомил с телеграммой Гукасова, начальника по работе с националистическими и эмигрантскими организациями в районах, примыкающих к нашим границам. Кстати, именно Гукасов год назад потребовал от партбюро расследовать мое персональное дело. Сейчас, все еще с подозрением относясь к моей лояльности и, возможно, все еще держа на меня зло, он не передал мне указание Берии и самостоятельно подготовил предложения по противостоянию немецким спецслужбам в Латвии, Литве и Эстонии и в обход меня направил их Фитину. Его план заключался в том, чтобы использовать лишь агентурную сеть в трех республиках Прибалтики, состоявшую из русских и еврейских эмигрантов. Разразился скандал. Вызвав Фитина и меня и выслушав сообщение Фитина по записке Гукасова, Берия спросил мое мнение. Я честно ответил, что его у меня нет, я не получал никаких указаний и не в курсе германских намерений в Риге; в настоящее время я занимаюсь совершенно другими делами. Берия взорвался от ярости и велел срочно еще раз принести телеграммы. Тут он увидел, что на них нет моей подписи, а у нас было обязательное правило визировать любой секретный документ, проходящий через руки того или иного должностного лица в разведке и направленный для проработки. Гукасова тут же вызвали на ковер - и Берия пригрозил снести ему голову за невыполнение его приказа. Гукасов в ответ, понизив голос, в доверительном тоне (он был уроженец Тбилиси) сказал буквально следующее. Он действительно не показал мне телеграммы, так как получил информацию от начальника следственной части Сергиенко о наличии материалов, в которых говорится о моих подозрительных контактах с врагами народа -бывшим руководством разведки. Берия резко оборвал Гукасова: надо бросать идиотскую привычку лезть со своими предложениями и раз и навсегда зарубить себе на носу, что приказы должны выполняться беспрекословно и незамедлительно. - Европа сейчас в огне войны, и задачи разведки в нынешних условиях, - подчеркнул Берия, - стали совершенно иными. - И тут же процитировал Сталина, потребовавшего активного включения оперативных сотрудников разведорганов в политические зондажные операции с использованием любых конфликтов в правящих кругах иностранных государств. - Это, - подытожил Берия, - ключ к успеху в свержении нынешних правительств марионеточных государств, провозгласивших свою так называемую независимость в 1918 году под защитой немецких штыков. - Из этой тирады мы сразу поняли, что он имеет в виду государства Прибалтики. - Немцы и раньше и теперь, - продолжал Берия, - рассматривают их как свои провинции, считая колониями германской империи. Наша же задача состоит в том, чтобы сыграть на противоречиях между Англией и Швецией в данном регионе. - При этих словах он повернулся в мою сторону. - Обдумайте все как следует и немедленно вызовите в Москву Чичаева. Потом доложите ваши соображения с учетом необходимых материальных средств. Срок - три дня. Самоуверенная, дерзкая постановка вопроса отражала то новое мышление, которое демонстрировали Сталин, Молотов и Берия после подписания пакта, который явно прибавил им веры в собственные возможности. В регионах, уже официально вошедших теперь в сферу наших интересов, мы начинали кардинально новую активную политику, с тем чтобы повлиять на внутренний курс правительств этих государств. <....> Судьба прибалтийских государств, которую первоначально определяли в Кремле и в Берлине, во многом похожа на судьбу восточноевропейских, предрешенную в свое время в Ялте. Сходство тут разительное: и в том и в другом случае предварительным соглашением предусматривалось создание коалиционных правительств, дружественных обеим сторонам. Нам нужна была буферная зона, отделявшая нас от сфер влияния других мировых держав, и мы проявляли готовность идти на жесткую конфронтацию в тех районах, где к концу войны находились войска Красной Армии. Снова повторюсь, задачу построения коммунизма Кремль видел главным образом в том, чтобы всемерно укреплять мощь советского государства. Роль мировой державы мы могли играть лишь в том случае, если государство обладало достаточной военной силой и было в состоянии подчинить своему влиянию страны, находящиеся у наших границ. Идея пропаганды сверху коммунистической революции во всем мире была дымовой завесой идеологического характера, призванной утвердить СССР в роли сверхдержавы, влияющей на все события в мире. Хотя изначально эта концепция и была идеологической, она постепенно стала реальным политическим курсом. Такая возможность открылась перед нашим государством впервые после подписания Пакта Молотова - Риббентропа. Ведь отныне, как 261 подтверждали секретные протоколы, одна из ведущих держав мира признавала международные интересы Советского Союза и его естественное желание расширять свои границы. Из: H.Laretei. " Saatuse mdngukanniks...",lk. 203-208. (пер" с зет.) Еще сложнее, чем во время переговоров, стало положение всех эстонских посланников в период существования баз. Эстония в то время придерживалась во внешней политике курса лояльного выполнения договора о базах, чтобы не провоцировать Советский Союз предъявлять новые, более тяжелые требования. Поэтому за границей эстонские дипломаты старались производить впечатление, будто Эстония является хозяином в собственном доме. Защищать такую позицию посланникам было трудно, так как за границей положение в Эстонии расценивали как оккупационный режим. Особенно очевидным это стало тогда, когда советские военно-воздушные силы начали бомбить Финляндию с самолетов, взлетавших с баз, расположенных в Эстонии. Поначалу мы пытались отрицать это, однако, сообщениям из Финляндии, где бомбардировки с эстонских баз вызвали огромное негодование, доверяли больше, чем нашим опровержениям. Спрашивали, как Эстония, если она является хозяином в собственном доме, допускает бомбардировки братского народа бомбардировщиками, прилетающими из Эстонии. Бомбардировка Финляндии сразу восстановила общественное мнение Швеции против Эстонии. Даже наши лучшие друзья больше не верили, когда я пытался объяснить положение согласно полученным из Эстонии инструкциям, и государственный антиквар Швеции профессор Курман как-то сурово и резко бросил мне в лицо: "Что вы несете!" Это антиэстонское настроение особенно остро проявилось на открытии сельскохозяйственной конференции в большом зале филармонии, куда были приглашены и дипломаты. Меня посадили рядом с послом Советского Союза г-жой Коллонтай, а по обе стороны от нас оставили 3-4 пустых кресла. Тем самым нас словно бы поместили на позорную скамью перед полным залом народа и изолировали от общества, сделав из нас "союзников". Это сильно подействовало и на г-жу Коллонтай, и она со вздохом прошептала мне: "Трудно в такое время быть послом". Замалчивание истинного положения дел, разумеется, логически проистекало из стремления не раздражать Советский Союз, но от этого ноша посла не становилась легче, а с течением времени все это возымело и негативные последствия, поскольку соответствовало советской пропаганде, которая подчеркивала добровольный характер договора о базах и его лояльное выполнение обеими сторонами. Тем самым у мировой общественности создалось впечатление, будто бы в разговорах о добровольном присоединении Балтийских государств есть зерно истины. Хотя иностранные посольства можно было осторожно информировать о реальной ситуации, зная, что через них информация не получит огласки, но именно по этой причине она не могла повлиять и на общественное мнение. Только незаконно объявленные выборы нового Государственного собрания, превращение Эстонии в социалистическую республику и ее присоединение к Союзу ССР развязали эстонским посланникам руки для распространения верной информации. Однако к тому времени ущерб уже был нанесен. Вопрос, на что была направлена политика периода баз, обсуждался по разным поводам. У меня была возможность получить информацию об этом из первых рук во время моей последней встречи с президентом Пятсом в Таллинне в апреле 1940 г. Во время этой беседы с глазу на глаз, продолжавшейся два часа пятнадцать минут, Пяте объяснил, что правительство убеждено в том, что в сентябре того же года разразится война между Германией и Советским Союзом. "Осталось всего полгода, и если мы, лояльно выполняя договор, не дадим повода Советскому Союзу предпринять какие-нибудь более решительные шаги, то мы спасены", - были слова Пятса, дававшие предельно ясную картину направления тогдашней политики правительства. Со своей стороны, я как наблюдатель из-за рубежа высказал опасения, что дело может принять худший оборот, и предложил направить за границу возможно больше членов правительства, чтобы они могли образовать предусмотренный законом кворум и на худой конец действовать как правительство в изгнании, а также перевести деньги, которые обеспечили бы им возможность действия. Хотя Пяте не дал на это вразумительного ответа, я 262 понял, что этого нельзя сделать, не привлекая внимания Советского Союза и не вызывая сомнении. Это означало бы отклонение от однажды взятого политического курса. Встретившись позже с министром иностранных дел Пиипом, я попросил его направить за границу хотя бы одного хорошего специалиста по международному праву, назвав, между прочим, имя профессора Николая Каазика. Это не было сделано, очевидно, из тех же соображений, однако позже Каазику посчастливилось бежать, и он принимал участие в составлении ряда меморандумов для разъяснения юридического статуса Эстонии и беженцев. Его преждевременная смерть стала большой потерей в нашей зарубежной борьбе. Надежда на войну между Германией и Советским Союзом была не единственной причиной, определявшей политический курс того времени. При ближайшем рассмотрении встает целый ряд вопросов, на которые, опираясь на имеющиеся в нашем распоряжении данные, ясный ответ найти невозможно. Вероятно, большая часть этих вопросов так и останется без ответа, так как те, кто мог бы дать его, уже отошли в мир иной. С периодом баз совпало заключение мирного договора с Финляндией. По данным шведов, большая заслуга в заключении мира принадлежит советскому послу в Швеции г-же Коллонтай, о которой известно было, что она с самого начала осудила нападение на Финляндию и со своей стороны сделала все, чтобы достичь мирного договора. В дипломатических действиях Советского Союза того времени осталось, однако, совершенно непонятным, почему в процессе мирных переговоров с Финляндией, несмотря на тесные контакты со шведским министерством иностранных дел, использовалось также эстонское посольство. Однажды ко мне пришел пресс-атташе Карл ACT и рассказал, что представитель ТАСС в Стокгольме позвонил ему и попросил о встрече. ACT сказал, что туда, прямо в логово, он не пойдет, и что если у них есть какое-то дело. пусть приходят к нему сами. ACT принял представителя ТАСС у себя дома и сразу после этого, поздно вечером, пришел ко мне, захватив полную запись беседы. По его просьбе жена, присутствовавшая во время беседы, тоже делала заметки, чтобы запись получилась максимально точной. Из сообщения представителя ТАСС выяснилось, что Советский Союз согласился бы заключить мир с Финляндией, если бы был уверен, что Швеция сохранит нейтралитет, и что русские ждут от Швеции соответствующего заявления. Я сказал об этом непосредственно министру иностранных дел Швеции Гюнтеру, и через несколько дней в газетах действительно появилось заявление премьер-министра Ханссона о нейтралитете Швеции. Прочитав его, мы с Астом пришли к выводу, что оно вряд ли удовлетворит Советский Союз. Представитель ТАСС действительно попросил Аста о новой встрече и обратил внимание на то, что заявление очень туманно. Я и об этом сообщил министру иностранных дел, и вскоре после этого появилось новое заявление, на этот раз от имени короля, которое, по-видимому, удовлетворило Советский Союз, так как Аста по этому вопросу больше не беспокоили. Не прошло и четырех-пяти дней со времени последней встречи Аста с представителем ТАСС, как из Финляндии пришло известие об отъезде делегации в Москву для мирных переговоров. В какой мере на ход переговоров повлияло посредничество эстонского посольства, сказать невозможно, так как вся история производила впечатление весьма непонятной и загадочной. Из: K-Pusta. "Saadiku pdevik" ("Дневник посланника"), Tallinn, Olion, 1992, lk. 206-208. (пер. с зет.) Я уже нанес свои первые визиты на Тоомпеа, когда адъютант президента позвонил в гостиницу "Бристоль" и сообщил, что президент высказал пожелание встретиться со мной завтра, 21 марта, в замке Кадриорг. Пяте выглядел сильно постаревшим и жаловался на боли в спине, которые не позволяли вставать с кресла. Он хотел сообщить мне, что ввиду серьезности данной ситуации мы должны забыть старое и объединить все наши усилия для того, чтобы спасти то, что еще можно спасти. Он хотел, чтобы я отправился посланником в Рим, поскольку Италия, по всей видимости, не должна была участвовать в войне и тем самым становилась важным действующим лицом при решении дальнейшей судьбы Эстонии. <...> 263 Наш разговор продолжался два часа. Президент сказал, кроме того, что, поскольку уж я встретился с премьер-министром Улуотсом и министром иностранных дел Пиипом (которые выходили из кабинета Пятса, когда я входил в него), он должен заметить, что оба они более оптимистичны, чем он, в отношении России. Нападение со стороны России, судя по всему, неизбежно, и тогда положение Эстонии может оказаться еще хуже, чем в 1918 году. Поэтому он высказал пожелание, чтобы мы, зарубежные представители, опять организовали зарубежную делегацию, как в 1918 году, и чтобы я поговорил об этом с Яаном Тыниссоном и убедил его поехать за границу во главе этой делегации, в первую очередь в Швецию, где его так хорошо знают со времени правления короля Густава. На мои вопрос, почему он сам не сделает это предложение Тыниссону, Пяте ответил, что у Тыниссона могло бы возникнуть подозрение, что от него хотят избавиться по внутриполитическим причинам. Что же касается полномочий и кредитования этой делегации, то он обещал позаботиться о том, чтобы все организовать. Днем раньше я беседовал с премьер-министром Юри Улуотсом. Его объяснения звучали так, как будто он пытался убедить самого себя в своем собственном оптимизме. Он рассказывал о своей поездке с Пиипом в Москву и особенно о прощальном обеде у Сталина, который их щедро угощал и объяснял, почему у Советской России нет причин нападать на Эстонию и силой менять внутренний режим. "Эстония - сельскохозяйственная страна, которая кормит всю Ленинградскую область. Почему мы должны нарушать эту экономику? Эстонцу нужно лишь немного частной собственности, чтобы работать. Было бы бессмысленно менять его образ мышления силой..." Так рассуждал Сталин, после чего Улуотс спросил у меня, не считаю ли я, что он рассуждал по-деловому. Я смог лишь ответить, что весь наш опыт общения с коммунистами показывает несоответствие их диалектики действительному поведению. Пийп был явно озабочен и считал, что вся ситуация невероятно запутана. <...> На обратном пути я сделал остановку в Тарту, чтобы сообщить Тыниссону о предложении Пятса насчет делегации и самого Тыниссона. Он выслушал мое сообщение и ответил спокойно: "Я озабочен ситуацией не меньше, чем президент Пяте, но я уже стар и не хочу, чтобы у моего народа сложилось впечатление, что я покинул его перед угрозой беды. Хотя я одобряю план делегации и советую Вам, представителям Эстонии за рубежом, сразу же приступить к его осуществлению". Не помог и совет госпожи Хильды еще раз обдумать это предложение - старый Яан остался при своем мнении. Он проводил меня на поезд и повторил еще раз, что его решение принято после основательных размышлений, а не является результатом минутной слабости. Мне он пожелал веры и удачи и сказал, что больше мы не увидимся. Из: LRaamot "Mdlestused" ("Аосп^шинания"), &. 2, Stockholm, VaUs-Eestija EMP, 1991, lk.l72.(nep.C3CM) [!] [1!] ^'^\^^^, .;[;],[;:],.[::::8], ^[:1] .',. f,/^ ' , [!] [:] - [:] [:] Некоторые события, связанные с началом оккупации Эстонии Советским Союзом, в хронологическом порядке 16 июня 1940 года. Советский Союз предъявил посланнику Эстонской республики в Москве ультиматум, который содержал многочисленные необоснованные обвинения в адрес Эстонии. Ультиматум было решено принять. 17 июня. Началось вступление советских войск в Эстонию. 19 июня. В Таллинн в качестве эмиссара Советского Союза прибыл член Политбюро Андрей Жданов, который незамедлительно приступил к созданию нового правительства и начал организацию перехода Эстонии к советскому государственному строю. 21 июня 1940 года. В Таллинне была организована коммунистическая демонстрация. Президент Пяте распустил правительство Ю.Улуотса (приказ No 55) и утвердил правительство Йоханнеса Вареса (приказ No 56) в том составе, который был приемлем для Жданова. Хотя Пяте формально сохранил должность президента, ему, по существу, приходилось выполнять распоряжения Жданова. 264 22 июня. Приказом президента No 57 генерал Лайдонер был освобожден от обязанностей главнокомандующего и с действительной военной службы, начиная с 22 июня 1940 года. 5 июля. Государственная дума была распущена, были объявлены выборы нового состава Думы. 14-15 июля по требованию Жданова состоялись выборы в Государственную думу, которые проводились согласно требованиям коммунистического режима. 22 июля. Коммунистическая Государственная дума приняла обращение к Верховному Совету СССР с просьбой принять Эстонию в состав Союза ССР в качестве одной из союзных республик. 23 июля. Государственная дума национализировала землю, предприятия и финансовые учреждения и приняла к сведению информацию об отставке президента К.Пятса. 30 июля 1940 года. Константина Пятса депортировали в Советский Союз. 6 августа 1940 года. Эстонская ССР была принята в состав Советского Союза в качестве 16-й союзной республики. Из: Н.Мае . "Kuidas koik teostus. Minu malestused" ("Кдк^се осуществилось. Мои воспоминания"), Stockholm, Valis-Eestija 1ШР,1993^NoШ51.(п^ Пяте расказал мне об ультиматуме русских. Сказал, что в середине недели в Таллинн приедет Жданов и что он отозвал из Москвы в Таллинн Рея, чтобы тот сформировал новое правительство, которое было бы для русских приемлемым. Затем я передал ему то, о чем сообщил мне курьер и о чем я слышал в Германии. Пяте сказал, что теперь, видимо, уже поздно. Теперь он уже не может покинуть родину, не может он и принять какое-либо решение до переговоров со Ждановым. Он ожидает Рея, чтобы получить более точную информацию о том, что же произошло. Пока у него какие-либо известия из Москвы отсутствуют. Кроме того, он хочет услышать требования Жданова. Спросил, согласен ли я поехать вместо него в Германию вести переговоры. Он даст соответствующие полномочия и, на основании наших предыдущих контактов, уверен, что я приду к правильному решению. Я согласился. <...> Все произошло так. Приехал Жданов, приехал и Рей. Поскольку Жданов не принял правительства Рея, то нельзя было сообщить в открытую, для чего Рей приехал в Таллинн. Затем последовала "революция" и "мощная" манифестация на площади Свободы. Мы пошли на нее посмотреть. Д-р Рютман, Пукк и я. Площадь Свободы была пуста, только сзади, где-то около церкви Яани стоял автомобиль и вокруг него - сотня-другая людей. На крыше автомобиля какой-то человек размахивал красным флагом и держал речь. Мы огляделись. Внезапно оратор слез с крыши автомобиля и туда взобрался русский офицер в форме. Пукк вздрогнул и сказал, что теперь дело серьезное, раз Красная Армия вмешивается в открытую, и предложил нам пойти вместе с ним в контору, которая находилась поблизости, на углу улицы Суур-Карья. Пукк думал, что другие наверняка тоже туда явятся. Когда мы туда добрались, министр внутренних дел Юрима рассказал, как накануне поздно вечером к нему пришел какой-то русский комиссар и не снимая фуражки потребовал, чтобы ему выписали официальное разрешение провести завтра на площади Свободы демонстрацию. Юрима объяснил, что проведение всяческих собраний под открытым небом запрещено приказом главнокомандующего, поэтому он такого разрешения дать не может, это может сделать только главнокомандующий. Комиссар сказал, мол, садитесь за стол и сейчас же пишите нужное разрешение, "иначе я вас арестую". И министр внутренних дел нашего независимого государства не отправил русского ни к его послу через министра иностранных дел, ни к главнокомандующему или президенту, а сел за стол и написал противозаконное разрешение. Положение было вполне ясным, если русский комиссар в мундире, не снимая фуражки, мог угрожать ему арестом. Потом все пошло очень быстро. Из тюрем освободили заключенных красных. <...> По прибытии танков процессия двинулась к Пятсу, в сторону дворца Кадриорг. На следующий день у власти было правительство Вареса, и я подумал, что стою перед лицом серьезных Х.Мяэ - руководитель Эстонского самоуправления в период оккупации Эстонии Германией (1941-1944 гг.). - Прим. сост. 265 событии, вопреки своим ожиданиям, и что о тонкостях, которые обсуждались в понедельник, теперь не может быть и речи. Из: A.Roolaht. "Nil see oil... Kroonika iihest unusttis^Wva nwetud ofostust" ("Так это бьпло ... Хроника одной эпохи, преданной забвению"), Tallinn, ^erwoiUket, 1990, с. 354-35S. {пер. с -лет.) [1] . [:] : [1]' [::] ^' :' ~ ^ [::;;] [;1] ' [111] . : -[1]; [1] , , Как на самом деле происходило установление диктатуры пролетариата в Эстонии, можно прочитать и сейчас в номерах "Paevaleht" за 20, 21 и 22 июня 1940 года; они увидели свет без цензуры, и приведенным в них фактам можно доверять. Оттуда я узнал, что оратором, выступавшим на площади Свободы, был секретарь-делопроизводитель таллиннского профсоюза портных Оскар Пярн. В конце его речи прозвучала благодарность "Красной Армии и ее вождю Ворошилову". Наконец, поприветствовали еще Сталина, Молотова и Жданова, затем последовали продолжительные овации. Потом через бульвар Каарли ко дворцу Тоомпеа, а оттуда - по Пикк Ялг, улице Пикк, бульвару Мере и Нарвскому шоссе ко дворцу Кадриорг двинулась процессия. Ее все время сопровождали броневики. После того, как президент уехал с Тоомпеа, разошлось также большинство членов правительства. Поэтому-то двери и окна Белого зала были открыты настежь. Картина, открывшаяся взору очевидцев, была необычной, ведь мы не видели красных флагов на улицах с 1924 года. На лестнице православного собора, находящегося напротив дворца, собралось множество любопытствующих, следивших за ходом процессии, они пели эстонский гимн и скандировали: "Да здравствует свободная Эстония!" Но на пригорке улицы Команданди стоял броневик Красной Армии, дуло его пулемета было угрожающе направлено в сторону дворца Тоомпеа. Довольно скоро от колонны демонстрантов отделилась группа людей во главе с Неэме Руусом и Максимом Унтом, которые прошли в Белый зал и потребовали от премьер-министра Юри Улуотса формирования нового, народного правительства. Улуотс ответил, что осуществление подобных государственно-правовых актов, то есть роспуск старого правительства и назначение нового, не входит в компетенцию находящегося у власти премьер-министра - это может сделать только президент республики. Больше говорить было не о чем, Руус и Унт ушли. После этого движение процессии продолжилось. Премьер-министр Улуотс курил одну папиросу за другой. Время от времени он выходил на балкон дворца и наблюдал за движением процессии. Почему он стоял там один, неизвестно. Рядом с ним должен был бы стоять, по крайней мере, адъютант. Министр иностранных дел Пийп сидел в углу Белого зала и плакал. Наш начальник, министр без портфеля Антс Ойдермаа, которого, как видно, ничем нельзя было выбить из колеи, смотрел из окна на проходящую процессию и говорил мне и Раудма: "Ребята, дело в ж...! Это конец! Они теперь пойдут к президенту. Берите с собой барышню Кааренд и поезжайте в Кадриорг. Пяте, наверное, захочет сказать речь. Пусть Кааренд запишет ее, а вы сделайте репортаж. Юрима хотел, чтобы я провел здесь совещание редакторов ежедневных газет о том, как публиковать все это в завтрашних выпусках..." Из: "1940s, в Эстонии...", с. 93-94, 116-117. Выписка из биографии Максима Унта Я вступил в контакт с посольством Советского Союза в 1932 или 1933 году. Оттуда я получал подпольную литературу от тов. Клявина, которую распространял. Я распространял подпольную коммунистическую литературу. Я передавал различные данные посольству Советского Союза, например, о перевороте Пятса, военные и другие через тов. Клявина и других. Я предоставлял данные также через тов. Истместьева.* <...> П.Изместьев. - Прим. сост. 266 18 июня 1940 года я получил приказ по телеграфу и телефону явиться в Таллинн, который сразу же и исполнил. В Таллинне я встретился с тов. Сяре. Я знал о нем и раньше. У меня были встречи и с тов. Лауристином. Вызвали меня тов. Руус и Истместьев. Вечером 18 июня я встретился с тов. Бочкаревым, который спросил меня, согласен ли я стать министром внутренних дел. Я сказал, что, если мне доверяют, то я возьму это задание на себя. 19-го июня я встретился с тов. Ждановым два раза и, кроме этого, с тов. Бочкаревым. 20-го июня было две встречи с тов. Ждановым, а также с тов. Бочкаревым, и вечером того же 20-го июня тов. Жданов дал мне задание организовать в течение ночи митинг и демонстрацию к 21 июня. Получив распоряжение, я сразу же приступил к его выполнению и сообщил тов. Сяре об этом. Ночью все приготовления были проведены как в Таллинне, так и в провинции, и 21 июня надо было установить власть, что и было мною сделано. После этого я много раз сталкивался с тов. Ждановым. С этого времени я работаю над поручениями, которые на меня возложила партия. М.Унт Из воспоминаний А.Резева Чувствовалось, что т. Бочкарев имел представление о лицах демократического уклона или в какой-то мере находящихся в оппозиции с пятсовским режимом. Помимо К.Сяре и И.Лауристина, он поддерживал связь с А.Руусом, М.Унтом и др. <...> Что касается личного состава правительства И.Вареса, думается, что при его составлении руководствовались внутри- и внешнеполитическими соображениями. Сколько мне известно, в этом вопросе мнение И.Лауристина и других членов руководящего партийного центра не запрашивалось. Может быть, советовались по этому вопросу с Сяре, который в это время был уже в Таллинне и выдавал себя за представителя Коминтерна. Записано в 1951 г. Из: "1940. aasta sundmused NigolAndreseni kirjapanekus" ("События 1940 года в изложении Ниголя Андрезена."), "Rahva Haiti" (Таллинн) от 21-22 июля 1989 г. (пер. сэст.) 20 июня ближе к вечеру за мной приехал П.Изместьев, чтобы отвезти меня в посольство Союза ССР, как он сказал, по приглашению А.Жданова. Я знал о том, что А.Жданов в Таллинне. А.Жданов принял меня вместе с послом Никитиным, и наши переговоры продолжались около двух часов. Жданов сказал, что в Эстонии необходимо создать новое, по-настоящему демократическое правительство, а затем начал расспрашивать меня о способностях и деятельности отдельных людей. Он спросил мое мнение о И.Варесе как о премьер-министре. Я ответил, что очень доверяю Й.Варесу, однако мне известно, что ему чужда всякая административная деятельность, и боюсь, что у него могут возникнуть затруднения. Профессора Нуута я лично не знал, но будучи наслышан о нем, дал ему позитивную оценку. "Кто больше известен в народе, Нуут или Семпер? - прозвучал вопрос. "По моему мнению, Семпер", - ответил я без колебаний. Насколько я знаком с профессором Круусом? Я ответил, что мало встречался с ним лично, охарактеризовал его как историка, сказал о его антипятсовских выступлениях. Все это Жданову было известно. Мог бы я порекомендовать Крууса в члены правительства? Я побоялся это делать и сказал об этом, я не был близко знаком с Круусом. Так мы обсудили еще многих, среди них был ряд военных, о которых я ничего сказать не мог: у меня вообще не было знакомых военных, особенно среди высшего командного состава. Далее меня попросили охарактеризовать И.Нихтига (которого я немного знал и сыну которого той весной давал уроки). Я ответил, что он аполитичный делец. Под конец меня спросили, какое министерство я сам мог бы возглавить. "Я об этом не думал", -ответил я. "Пора было бы подумать", - и он предложил мне министерство иностранных дел. "Это же самая незнакомая для меня область, - ответил я, - если я с чем и попаду впросак, то в 267 первую очередь с этим министерством". "Не беда, - утешил Жданов, - газеты читаете, во внешней политике ориентируетесь, а это главное..." <...> Здесь мне вспоминается еще одна направляющая беседа, в которой я принимал участие. В конце июня-начале июля я был у Жданова и, покончив с неотложными делами, сказал ему, что мне необходима долгосрочная ориентация, например, в течение какого времени мы должны подготовить вхождение Эстонии в Советский Союз. Жданов поправил меня, не столько в языке, сколько по существу, вместо "вхождение" сказав "присоединение", и тем самым сделал ударение на методах этого присоединения. Это помогало хорошо сориентироваться, хотя я сам и не говорил на эту тему, кроме как с А.Абеном после его недавнего возвращения из Швеции. Я вкратце известил его, что ближайшая цель нашей политики - осуществить присоединение Эстонии к Советскому Союзу, с чем он также полностью согласился. Ноябрь,1955 Из: "Eesti riikja rahvas II maailmasojas" ("Эстонское государство и эстонский народ во второй мировой войне"), 3 kd., Stockholm, Kirjastus EMP, 1956,1k. 26-30. (пер. с зет,) Захват радиовещания А.Каськ Государственное радиовещание было одним из тех учреждений, которые столкнулись с коммунистическими захватчиками уже утром 21 июня, когда инсценировка государственного переворота едва началась. Было оно и одним из тех учреждений, которые были захвачены непосредственно с применением вооруженного насилия. <...> На площади Свободы представление уже шло. На краю площади со стороны церкви Яани стояла группа из нескольких сот человек довольно сомнительного вида: бородатые печорцы, которых редко можно было увидеть в Таллинне, плохо одетые мужчины и женщины. В их числе встречались и рабочие в рабочей одежде, которые понемногу, поодиночке начали размахивать над собравшейся группой красными флагами. Большую часть находившихся на площади составляли просто любопытные, державшиеся в стороне от участников государственного переворота и стоявшие на тротуарах и под деревьями в небольшом парке вокруг церкви Яани. На краю площади перед церковью располагались три броневика Красной Армии, их окружали вооруженные красноармейцы. Немного офицеров прогуливалось в толпе демонстрантов, откуда они время от времени возвращались к броневикам. На площади находился грузовик с открытой платформой. После прибытия на место сотрудников радио на платформу встал рыжеволосый коммунистический деятель с непокрытой головой и произнес речь, пронзительно и прямо-таки истерически вскрикивая. Как выяснилось впоследствии, оратором был деятель таллиннского профсоюза портных Пярн. Устами того же портного было высказано требование об отставке правительства и о формировании нового правительства. Не изменил он тона и тогда, когда ему под нос сунули микрофон, и из громкоговорителя понесся искаженный криком, дребезжащий голос. Демонстранты слушали равнодушно и по окончании речи никак не выразили своих чувств. В толпе зрителей раздались ругательства в адрес оратора, особенно рьяно делали это рабочие, отколовшиеся от демонстрантов. Вообще, зрители, похоже, не верили, что за разворачивающимся представлением последует что-то еще. Все привыкли к свободе и к тому, что каждый может говорить то, что считает нужным. Хотя такую хулу и глумление в адрес правительства слышали в первый раз, все же люди, казалось, были уверены в том, что организованная демонстрация не удалась и не достигла намеченой цели. Частично такое мнение могло быть обусловлено неизвестностью в отношении будущего и тем обстоятельством, что все представление производило сравнительно убогое впечатление: на него не реагировали положительно, а из группы, собравшейся под красным флагом, некоторые прямо-таки демонстративно уходили. У организаторов представления хватало дел и приказов, которые они отдавали до тех пор, пока не начали двигаться в сторону дворца Тоомпеа, куда им, видимо, надлежало отправиться в предусмотренном порядке. 268 Радиотехники собрали громкоговорители и поехали обратно в студию в здании театра "Эстония". Там их ждало новое распоряжение - установить громкоговорители перед дворцом Кадриорг, где находился президент республики Пяте, которому участники "государственного переворота" торопились предъявить свои требования. Состоявшиеся там выступления и беспорядки персонал радио мог слушать уже из студии, так как техники подсоединили микрофоны к общегородской линии радиосвязи и все представление по инициативе техников было записано на пленку. <...> В то утро в кабинете министра внутрених дел находились главные редакторы всех таллиннских газет и директор ЭТА Карл Корнел. Атмосфера была немного нервной, ведь участники понимали происходящее лучше, чем обычные граждане. Колонна демонстрантов как раз направилась от дворца на Тоомпеа к Кадриоргу. Министр внутренних дел Аугуст Юрима дал короткий обзор предыстории происходящей в городе демонстрации. Согласно его объяснениям, войска на советских базах уже несколько дней назад начали собираться в две большие группы, эти группы находились во всеоружии и были готовы выступить. В то же время со стороны размещавшихся на базах войск в правительство поступили обвинения в том, что в уезде Мартна в Ляанемаа с ведома эстонских властей было совершено нападение на оружейный склад Красной Армии и оттуда были похищены оружие и боеприпасы. Одновременно русские передали информацию о лицах, скрывающих оружие, как похищенное со склада, так и насильно отнятое у отдельных красноармейцев. При обыске у упомянутых лиц действительно были найдены оружие и ручные гранаты. Хотя, по-видимому, здесь имела место провокация, поскольку и прошлое замешанных лиц, и поведение при допросе были более чем сомнительными, положение представлялось крайне опасным и трудным, так как, раз оружие найдено, значит, у русских есть формальное основание для обвинений. Министр внутренних дел убеждал собравшихся по-прежнему сохранять спокойствие и просил избегать в газетах любых выражений, которые могли бы каким-то образом вызвать раздражение у русских или дать им повод для предъявления новых обвинений. После того, как министр внутренних дел закончил доклад, директор ЭТА К.Корнел сделал обзор касавшихся нас телеграмм из информационных бюро зарубежных стран. Однако это ничего не прибавило к общей картине: соодержание этих телеграмм было уже раньше знакомо присутствующим, так как по распоряжению правительства все участники постоянно получали для публикации немаркированные телеграммы в запечатанных конвертах. Все мы знали, что стоим перед колоссальным могуществом и агрессией Советского Союза в одиночку и можем надеяться только на свои силы. После ответа на отдельные вопросы министр внутренних дел сообщил, что премьер-министр профессор Юри Улуотс выразил желание побеседовать с собравшимися и сейчас прибудет. В своей речи премьер-министр был неожиданно оптимистичным. Он описал шествие демонстрантов к дворцу Тоомпеа и высказал мнение, что эта шайка еще не решает судьбу нашего государства и народа. Он был глубоко убежден, что перед дворцом в Кадриорге демонстранты стыдливо и молча разойдутся, стоит президенту Пятсу сказать им несколько отеческих слов. Вероятно, он надеялся на большой авторитет президента, ведь действительно, своими словами президент мог повлиять на колеблющуюся и равнодушную позицию демонстрантов. Далее премьер-министр рассказал, что у руководства Исамаалийта возникла идея в свою очередь организовать шествие, которое продемонстрировало бы действительные настроения народа и позицию поддержки нынешнего правительства и государственного строя. Это, несомненно, была бы мощная демонстрация, и в ней приняли бы участие десятки тысяч людей. Такое шествие оказалось бы действенным противовесом и сокрушительным ударом для нескольких сотен бунтовщиков. На замечание главного редактора Харальда Таммера о том, что в нынешней обстановке проведение еще одной уличной демонстрации может означать кровопролитие, премьер-министр ответил, что он такой возможности не предвидит и что он лично оставил мысль о другом шествии лишь по той причине, что за короткое время нельзя организовать настолько крупное шествие, чтобы оно оказало желательное воздействие. К обеду демонстранты ушли от дворца в Кадриорге и направились к центральной тюрьме освобождать коммунистов и предателей родины. В работе радио возник перерыв до начала вечерней трансляции. Настроение было нервным и напряженным, ведь следовало ожидать 269 появления участников переворота и на радио. Соответствующие сообщения поступали от самих демонстрантов, так как, по окончании буйства перед дворцом в Кадриорге, несколько находившихся поблизости от микрофонов деятелен, разговаривая между собой, упомянули, что теперь они пойдут брать радиостанцию, добавив чудовищную угрозу, что сегодня жены работников радио напрасно будут ждать возвращения своих мужей домой. <.. .> За несколько часов до начала вечерней трансляции из таллиннской комендатуры на защиту радиостанции прислали четырех вооруженных солдат, которые как-то нерешительно разместились в приемной. Хотя присутствие родных эстонских солдат действовало ободряюще, особенно на служащих-женщин, директор радио во избежание бессмысленного кровопролития решил отослать солдат обратно. События в городе зашли уже так далеко, что четверо солдат не могли защитить одно учреждение. Участники переворота во главе с бывшим служащим таллиннской городской управы Паулем Уусманном прибыли на место примерно за полчаса до начала вечерних передач. Вооруженные винтовками и пулеметами, они, толкаясь, ворвались в помещения радио. Особенно бросался в глаза один рябой деятель, по виду похожий на босяка, который, очевидно, чтобы придать себе вид вояки, обмотался десятком метров ленты от советского пулемета, набитой боевыми патронами. На женщин появление этого деятеля произвело довольно-таки сильное впечатление, так что многие из них заплакали, но мужчинам, кое-что смыслившим в оружии и войне, этот мерзавец в кепке казался отвратительным. И его вооружение вызывало усмешку, ведь он был с винтовкой, зарядить которую пулеметной лентой или торчавшими оттуда патронами было непростой военно-технической задачей. В приемной, где находились выпускающий за своим контрольным пультом и дежурная телефонистка, Пауль Уусманн решительно заявил, что вечерняя трансляция отменяется и не начнется в предусмотренное время. Очевидно для того, чтобы придать своим словам больше веса, он достал из кармана пистолет парабеллум, но тут же засунул его обратно в карман. У вечернего выпускающего достало смелости спросить, по чьему поручению и каким полномочиям Пауль Уусманн отдает приказы. На это Уусманн ответил, что он говорит от имени эстонского трудового народа, который сегодня якобы захватил всю власть в государстве. Выпускающий пожал плечами и ответил, что как должностное лицо он не может выполнять распоряжения посторонних и официально подчиняется директору радио. Если последний прикажет отменить трансляцию, он выполнит его распоряжение. <.. .> Дальнейшее развитие событий не заставило себя долго ждать. В приемную во главе новой вооруженной шайки ворвался коммунистический деятель Арнольд Веймер, который был в то же время служащим таллиннской городской управы. Если Пауль Уусманн вел себя еще более или менее сдержанно и никому прямо не угрожал, то Арнольд Веймер был просто настоящим мятежником. С пеной на губах, пыхтя и хрипя от возбуждения, он бросился прямо в кабинет к директору Олбрею. Получив тот же ответ, что и Уусманн, Веймер дошел почти до истерики и угрожающе кричал, что, если от него требуют полномочий, то их подъедет к зданию радио не меньше тысячи. Этим он намекал, видимо, на советские танки и броневики, которые патрулировали таллиннские улицы. Он куда-то позвонил и вскоре после этого к зданию театра "Эстония" подъехало множество советских броневиков. Вместе с броневиками на радио прибыл высокопоставленный офицер Красной Армии, который не выказывал особого интереса к захвату радио, по крайней мере, ничего об этом не упоминал. Он потребовал точный список находящихся в Эстонии радиостанций и вскоре уехал. Перед отъездом он переговорил наедине с Арнольдом Веймером. Никто не слышал, о чем они говорили, так как это происходило вдалеке от всех, в дальнем углу коридора. Прибытие броневиков и появление новых вооруженных мятежников не оставляло больше никакого сомнения относительно того, что новая власть в случае какого-либо сопротивления готова применить оружие. Этого не скрывал и Арнольд Веймер, у которого после посещения офицера Красной Армии прибавилось воинственности. Пришлось подчиниться и передать радио в распоряжение коммунистов. Разумеется, при этом не состоялось никакой официальной передачи, просто директор и служащие отступили, а приказы и распоряжения начали отдавать коммунистические вожаки Арнольд Веймер и Пауль Уусманн. 270 Из: "Eesti riikja rahvas AmaWimtsc^s.t."flk^3^ 21 июня в штабе вооруженных сил А.Кургвель Во время июньских событий 1940 г. я жил на Палдиском шоссе, как раз напротив полицейского участка. Когда наши защитники коммунизма представили свои новые требования, и можно было ожидать, что наши внутренние враги начнут активно действовать, я снял комнатушку в Нымме, поскольку семье было бы там намного спокойнее, чем в Таллинне. Утром 21 июня от Палдиского шоссе до улицы Пагари было уже трудно пройти, привычная дорога через Ратушную площадь и улицу Пикк была недоступна: улицу перекрывали посты Красной армии. Обстановка в штабе была напряженной, уже с первого дня поступали сообщения о предстоявшем "бунте", и их становилось все больше. Во 2-м отделе часто звонили телефоны, поступали новые сообщения и сведения об обстановке. Начальнику отдела приходилось постоянно бывать с докладами у командира штаба, военного министра или у главнокомандующего вооруженными силами. Мне тоже частенько приходилось спешить туда, чтобы передать начальнику отдела новые сообщения. Будучи там, я, по распоряжению главнокомандующего вооруженными силами, связался по специальной телефонной линии с Кадриоргским дворцом, поскольку главнокомандующий хотел говорить с президентом страны. Мне пришлось остаться на месте и, таким образом я услышал то, что главнокомандующий говорил президенту. Разговор шел о навязанном со стороны Жданова назначении правительства Вареса-Барбаруса, с чем президент еще не был согласен. Главнокомандующий советовал уступить, потому что, как он отметил, другой возможности у нас нет, мы должны избежать вступления в конфликт с частями Красной армии, ведь это было бы для них хорошим поводом, чтобы начать битву, которая стала бы катастрофой для нашего народа; но мы не отдадим нашу власть в руки "улицы", свое оружие армия не отдаст. Главнокомандующий, как во время этой беседы, так и позже, был внешне спокоен, однако его внутреннее напряжение было заметно. Как-то, когда генералы и полковники стали беспорядочно сновать вокруг его рабочего кабинета, он, видимо нехотя, повысил голос, сказав, что те, кто больше не в состоянии владеть собой или кому нечем заняться, могут идти в свои комнаты и сидеть там, не мешая тем, кто еще в состоянии работать. Услышанный мной разговор главнокомандующего с президентом пригодился мне, когда я должен был отвечать прибывшим из 2-го отдела на их расспросы об информации. Вскоре с улицы Луизе, из бывшего помещения немецкой гимназии, позвонил по телефону начальник военной школы полковник Соодла. После приказа о выселении из Тонди военная школа размещалась там, и возле ее здания собирались подозрительные лица, требовавшие оружие. С ними было несколько человек, одетых в красноармейские мундиры. Полковник Соодла спрашивал, имеются ли распоряжения относительно того, как поступать, если эта ватага станет слишком активной. Конечно, в задачи 2-го отдела и, тем более, начальника отделения не входило отдавать распоряжения военным частям. Их должны были отдавать через оперативный отдел. Я не знал, пытался ли полковник Соодла, бывший когда-то сам начальником 1-го отдела, вступить с ним в связь. Я проинформировал полковника Соодла о точке зрения главнокомандующего, сообщив одновременно, из какого источника поступила эта информация. Такую же информацию я дал позднее дежурному офицеру связного батальона капитану Марипуу, который задавал по телефону аналогичный вопрос, находясь в школьном здании на улице Рауа, куда был помещен батальон после приказа о выселении из своих казарм. Можно полагать, что возникшая вечером того же дня в связном батальоне перестрелка со стремительно ворвавшимися людьми, в которую позже вмешались бронемашины Красной армии, отчасти была вызвана этой информацией. На основании этой информации я действовал и в третий раз. Это случилось в тот день, когда наступила очередь для захвата здания министерства обороны и штаба вооруженных сил на улице Пагари. За дверьми здания собралась толпа людей, требовавших впустить их внутрь. Я не помню, как случилось, что в моем рабочем кабинете в одно и то же время находились 1-й помощник начальника штаба генерал-майор А.Касекамп, начальник 2-го отдела полковник Саарсен, начальник 1-го отдела полковник Лутс, комендант штаба майор Вяльме и еще 271 некоторые офицеры, среди которых помощник командира отделения капитан Рейнло. Я получил приказ связаться с представителем советских вооруженных сил полковником Цукановым. Цуканову я сказал примерно следующее: советские власти вызвали брожение в массах, теперь они хотят захватить штаб, но мы не можем передать власть "улице"; пусть он как официальный представитель Красной армии распорядится держать "мятежников" в узде. Полковник Цуканов обещал немедленно прийти в штаб лично. Кроме того, я предупредил его, что с нашей стороны будет открыт огонь, если вместе с ним попытаются войти и "мятежники", что мы не хотим подвергать его опасности и поэтому ему следует учитывать такую возможность. Комендант штаба, как он сам потом рассказывал, слушая этот разговор, ощутил прилив энергии, поспешил с четвертого этажа здания, где проходил разговор, вниз к команде и отдал приказ открывать огонь в случае, если толпа попытается прорваться вместе с полковником Цукановым. До этого у него не было никаких указаний, стрелять или нет, теперь он был взбодрен тем, что услышал, по крайней мере, что-то определенное. Положение казалось критическим, находившиеся в моем рабочем кабинете офицеры проверяли личное оружие, т.к. нападение могло произойти в любой момент. Поскольку у некоторых не было пистолетов, я распределил имевшиеся в сейфе резервные пистолеты отделения А. Помощи от красноармейцев никто не ждал, ведь все это "народное восстание" было преднамеренно инсценировано их властями. Промелькнула мысль о семье. Я позвонил в Нымме и попросил позвать к телефону жену. Рассказал ей в двух словах о положении, что, по всей видимости, из него нет выхода, и попрощался навсегда. Как мне рассказывала позднее жена, этот разговор был таким коротким, шел в таком будничном тоне и казался таким неожиданным в спокойный солнечный день в Нымме, что, еще не поняв глубину его содержания, она сама сказала "прощай" и повесила трубку. И только тогда до нее дошло, что это, кажется, конец! Из: "I940. aasta wndmused Nigol Andresew kirjapane^^,M^(nep.c^cm.) При передаче министерства тогдашний министр иностранных дел А.Пийп созвал руководящих работников и представил их мне. <...> Не считая церемонии приема для дипломатического корпуса, моим первым заданием было наладить товарообмен с Германией, так как в сферу деятельности министерства иностранных дел входила и внешняя торговля. Немецкий посланник Фровейн вручил мне ноту, согласно которой дополнительно к вывозимой в Германию по условиям эстонско-немецкого торгового соглашения целлюлозе требовалось большое количество необработанной древесины. Вывоз дешевой необработанной древесины не приносил выгоды экспортеру. При этом Германия была главным заказчиком эстонской целлюлозы. Уже раньше стало известно о перебоях с грузоотправками на целлюлозной фабрике. Я ответил посланнику только, что мы не можем отправить необработанную древесину, будем придерживаться торгового соглашения. На это Фровейн возразил, что тогда Германия прекратит закупку целлюлозы. В тот же день на мой запрос посольство СССР (Бочкарев) сообщило мне, что СССР примет всю произведенную в Эстонии целлюлозу. Я поставил об этом в известность рабочий совет целлюлозной фабрики, а министр экономики одновременно отдал распоряжение, чтобы фабрику не останавливали. С самого начала я договорился с посольством СССР о том, что мы с тов. Бочкаревым в случае необходимости будем советоваться без формальностей. Кстати, в переговорах мы обращались друг к другу "товарищ". А.А.Жданов подчеркнул, что всегда готов к обсуждению любых вопросов, и этим предложением я нередко пользовался. <...> Началась смена руководящих работников в сфере министерства экономики. Президент Эстонского банка Яаксон не согласился с передачей золота Союзу ССР. Я вызвал Яаксона к себе и предложил ему в течение получаса либо выполнить распоряжение, либо подать заявление об уходе. Яаксон уволился. Так же быстро я устранил заместителя заведующего Государственной типографией (заведующий был болен, его я освободил в связи с уходом на 272 пенсию), который сказал, что не станет печатать ни одного правительственного распоряжения. После этого аппарат хорошо заработал. <...> Одной из основных моих служебных обязанностей в министерстве иностранных дел был прием немецкого посланника. Он приходил 2-3 раза в неделю и, как правило, предъявлял сразу несколько меморандумов или нот. Два требования были особенно примечательными. Работники немецкого посольства намеревались посетить могилу немецких военнослужащих, погибших в 1918 г. на Сааремаа. Они просили моего согласия на это и разрешения фотографировать. Я обратил внимание на то, что указанные участки эстонское правительство уступило в аренду Советскому Союзу, и поэтому посланник должен обратиться по тому же вопросу в посольство СССР. Другое обращение было еще более наглым. Были случаи, заявил посланник, когда жизнь сотрудников немецкого посольства в Эстонии оказывалась под угрозой и их даже убивали (такое случилось весной 1939 г., когда был убит из ревности один эстонский немец, работавший у немецкого консула). Поэтому он просит согласия эстонского правительства на ввоз нескольких сотен автоматических пистолетов и другого оружия. Я ответил, что правительство взяло обеспечение безопасности работников иностранных посольств на себя. Если вы куда-либо выезжаете, пожалуйста, известите, мы дадим охрану. Мы не можем дать согласие на ввоз оружия или создание вооруженных отрядов при посольствах. Чем меньше времени оставалось до созыва нового состава Государственной думы, тем активнее становились некоторые посольства, особенно американское, посол которого находился в Риге, в Таллинне был секретарь посольства. Первое настоящее столкновение с секретарем американского посольства у меня произошло после того, как Америка реквизировала эстонское золото и другое имущество. Я заявил по этому поводу протест и вызвал к себе секретаря американского посольства к 24 часам. Так уж получилось, что текст ноты протеста не был готов к нужному времени, и мне пришлось заставить вызванного подождать минут десять. Некоторые товарищи потом надо мной посмеивались, будто бы я показал американскому представителю, что "мы великая держава, а вот кто вы, - непонятно". Затем в Таллинн приехал сам посол очень вольно расспрашивая, перейдем ли мы теперь окончательно к России или останемся чем-то вроде Монголии. "Как вы осмеливаетесь задавать подобный вопрос?" - спросил я в свою очередь, и посол повел себя сдержаннее. <...> Вскоре после того, как было сформировано правительство Й.Вареса, в Таллинн приехал один из членов редакционной коллегии шведской коммунистической газеты "Ny Tid" (кажется, его звали Йохансон), для которого я организовал длительную автомобильную поездку в сельскую местность. Он написал о поездке серию хороших статей. Из других иностранных журналистов здесь были еще один американец, который (по переданному Бочкаревым сообщению из Москвы) исказил положение в Эстонии, и финн Кохонен, для которого я из-за своего отъезда в Москву не смог ничего особенного сделать. Сразу после моего вступления в должность мне позвонили из Стокгольма из редакции "Socialdemokraten" (позднее "Morgonbladet"). Я отвечал на вопросы сдержанно, как в то время было принято. Беседа была напечатана в газете без провокаций. Из: A.Rei. "The Dramaof'the Baltic Peoples...", p. 302-306. (пер. с англ.) Насилие под маской законности Хотя выборы превратились в бессмысленную игру, поскольку в каждом избирательном округе в Эстонии осталось по одному кандидату, а в каждом избирательном округе в Латвии и Литве - по одному списку кандидатов, избирательная кампания продолжалась все с тем же неистовым безумием. По приказу Москвы правительство предпринимало все возможные шаги, чтобы обеспечить как можно большее участие в выборах и число поданных голосов. Пытаясь не допустить, чтобы массы охваченных духом протеста избирателей остались дома вместо того, чтобы идти к кабинам для голосования, и таким образом испортили бы всю мизансцену, прибегали к угрозам, посулам, обману и другим средствам. В дни выборов к домам избирателей направляли легковые автомобили, чтобы отвозить их на избирательные участки, 273 были оборудованы так называемые "передвижные кабины для голосования", чтобы совершать объезд больниц, богаделен и т.д. С той же целью под предлогом "упрощения" закона о выборах создали целый ряд возможностей для их фальсификации. В Эстонии, например, отмена правила, по которому избирательный бюллетень должен вручаться на избирательном участке лично избирателем, открыла почти неограниченные возможности воздействовать на ход голосования с помощью мошенничества, угроз, давления и т.д. Отменили и правило, согласно которому избиратель должен был предъявлять документ, направленный ему вместе с избирательным бюллетенем и подтверждающий, что он находится в списке граждан, обладающих избирательными правами, которые могут голосовать в данном округе. 9 июля Центральный избирательный комитет постановил, что взамен этого достаточно паспорта или любого другого официального документа. Таким образом, нужно было лишь с помощью какого-либо документа так или иначе установить личность избирателя, никакого доказательства того, что он имеет право голосовать в данном округе или что он вообще является гражданином, обладающим избирательным правом, не требовалось. Но и этого оказалось недостаточно: уже во время голосования Центральный избирательный комитет направил в избирательные комиссии телеграмму с приказом допускать к голосованию даже тех, кто вообще не мог предъявить удостоверяющих личность документов, если кто-то из членов комиссии заявлял, что знает его лично. Это давало возможность в сговоре с коммунистами, входившими в избирательные комиссии, направлять коммунистических агентов под вымышленными именами на голосование в несколько избирательных участков. Доказательств того, что все эти возможности обмана в полной мере использовались, было в избытке. Естественно, для чего их и придумывали, как не для того, чтобы пустить в ход? Согласно официальным отчетам, усилия по обеспечению как можно более высокого участия в выборах увенчались блестящим успехом: как сообщалось, в Литве в голосовании участвовали 95,1% тех, кто имел право голоса, в Латвии - 94,8%, в Эстонии - 84,1%, а процент голосов, поданных за кандидатов Союза трудового народа, составил 99,19 в Литве, 97,8 - в Латвии и 92,8 - в Эстонии. Ни на одних выборах, ранее проводившихся в этих государствах, не было достигнуто таких высоких показателей, и советская пропаганда очень гордилась этим достижением. Однако, даже если сомнительные цифры были истинными, а не сфабрикованными, хвастаться этими показателями все же не было оснований. "Уклонение от выборов будет вызывающим шагом: в нынешнем положении пассивность может расцениваться как враждебность по отношению к рабочему народу, пассивными могут оставаться лишь те, кто выступает против трудящихся", - было написано, например, 14 июля в редакционной статье "Рахва Хяэль", официальном органе эстонского марионеточного правительства. <...> Тем, кто не хотел быть смещенными с должности, лишенными любой возможности найти работу или обреченными на всякого рода гонения, не исключая тюремного заключения и смерти, естественно, приходилось избегать того, чтобы их занесли в список "врагов народа". Как в таких условиях возможно было массовое уклонение от выборов? <. -> Ни угрозы, ни другие предпринятые меры не способны были оказать воздействие, желательное для Москвы. Циничное попрание законности, справедливости и порядочности в инсценировке пародии на выборы так глубоко взволновало умы людей и пробудило чувство такого непреодолимого отвращения, что сотни тысяч предпочли опасность преследования участию в омерзительном спектакле. Следовательно, то, что не удалось получить с помощью угроз и других предпринятых мер, приходилось подделывать. Истинный процент участия в выборах и поданных голосов необходимо было "скорректировать" или, иными словами, фальсифицировать. Уже в то время, в июле 1940 года, ни для кого не было секретом, что по приказу марионеточного правительства как подчиненные, так и верховные, или центральные избирательные органы широко прибегали к фальсификациям. Теперь это подтверждают данные под присягой показания ряда беженцев из Балтийских государств, опрошенных в качестве свидетелей Комиссией по коммунистической агрессии Палаты представителей США. Чтобы подготовить почву для этих манипуляций, подсчет голосов производился за закрытыми дверями, хотя статью закона о выборах, согласно которой он должен происходить публично, не отменили. Ничто не препятствовало процессу фальсификации, требуемой Москвой: в избирательных комиссиях заправляли коммунисты и им сочувствующие, а 274 некоммунисты, входившие в состав комиссий, были напуганы атмосферой беззакония, царившей в стране, и угрозами, ежедневно звучавшими в адрес тех, кто отважится выступить против "победоносного марша трудящихся". "Местные коммунисты получили приказ продемонстрировать участие в выборах на 90%", - свидетельствует один их тех, кто был связан с выборами в Эстонии. Другой свидетель добавляет: "В сельской местности, где людям легче было уклоняться от голосования, часто приходило голосовать всего 40-60%." Обобщая показания свидетелей, отчет констатирует: "В случаях, когда избирательные комиссии давали истинные результаты голосования, окружной комитет "корректировал" данные в сторону увеличения. Так многие избирательные округа достигли в конце концов 100% участия, хотя на самом деле на выборы пришло всего 50-60% избирателей". <...> Тайна голосования на избирательных участках практически не соблюдалась. Рядом с входившими в комиссии коммунистами везде сидели политруки Красной Армии, которые строго следили за поведением избирателей и делали письменные заметки. Даже воспользовавшись отделенным ширмой углом для того, чтобы положить бюллетень в конверт перед вручением его комиссии, можно было навлечь на себя опасность попасть в список подозреваемых или "врагов народа". В то же время, не заходя за ширму, было почти невозможно вычеркнуть имя кандидата или написать что-то на избирательном бюллетене, заменить один бюллетень другим, не положить бюллетень в конверт или как-нибудь иначе выразить желание голосовать против кандидата и остаться при этом незамеченным членами комиссии. В таких обстоятельствах величайшего восхищения заслуживают 43 400 граждан Эстонии, которые все же отважились так или иначе выказать свое осуждение кандидату и комедии "выборов" по-советски. Согласно официальной информации, 43 399 голосов были признаны недействительными, все эти аннулированные голоса - знак того, что они были отданы против намеченного кандидата. На самом деле проголосовать против кандидатов отважилось значительно больше избирателей, поскольку некоторые избирательные комитеты объявили действительными большое количество - тысячи - бюллетеней, относительно которых не могло быть сомнений в намерении избирателей выступить против кандидатов (например, бюллетени, на которых было зачеркнуто или вырезано имя кандидата, приписаны слова "против", "нехороший" и т.д.). Многие избирательные бюллетени содержали пометки, составленные весьма саркастически или язвительно, выражавшие крайнее отвращение избирателей к унизительному спектаклю и их полное презрение к кандидатам и коммунистическим правителям, которые рассматривались как изменники своей страны. Из: "1940 год в Эстонии...", с. 152-153. Выписка из фонограммы телепередачи "Депутаты Государственной думы свидетельствуют " от 7 декабря 1989г.: Вопрос: Избирательная платформа была популярной, но почему она не была реализована? Лембит Люйс (заместитель министра социальных дел, в дальнейшем - народный комиссар): "Это было за два дня до выборов. Неэме Руус (министр социальных дел) сказал мне, что в Эстонии не удастся установить народно-демократический строй по примеру Монголии (как раньше было обещано - Прим. изд.). Он сказал, что нам следует войти в состав Советского Союза. Я спросил: "Как же это так вдруг? Ведь были выборы, была и избирательная платформа". Он ответил, что ничего нельзя сделать, таково требование Жданова, и мы не имеем возможности противостоять этому. Одно из двух: либо мы будем согласны, либо нам здесь придется очень плохо. Ситуация чрезвычайно усугубляется. Другого выхода сейчас нет. Позже я слышал, что перед заседанием Государственной думы ее члены были вызваны в ЦК (КПЭ - Прим. изд.), и там им разъяснили, что следует голосовать за установление советского строя и вступление в СССР. Меня в ЦК не вызывали. Очевидно, считалось достаточным, что Неэме Руус мне уже все разъяснил". Из материала, направленного в адрес комиссии Президиума Верховного Совета Эстонской ССР по выработке историко-правовой оценки событий 1940 года в Эстонии: 275 17 июля 1940 года по требованию эмиссаров Советского Союза в столицах Прибалтийских республик впервые появились лозунги о вступлении в состав СССР. Рабочий завода "Ф.Крулль" Э.Леэт вспоминает: Я принимал участие и в митинге на площади Вабадузе 17 июля. Когда мы колонной шли с рабочими на митинг на площадь Вабадузе, нам дали с собой свернутый в трубку лозунг, который не было разрешено разворачивать. Когда мы пришли на площадь, нам приказали развернуть лозунг, и его текст нас очень удивил. А именно, в нем требовалось "Вступить в состав Советского Союза". Из: "Eesti riikja rahvas II ntaailmasojas... ", Ik, 139-140, ^8Ш1Ш. (пер. с энс/п.) <0 Банке Эстонии> К. Тунгал В первые дни мая (1940 г. -Прим. сост.) в руководство банка неожиданно пришел какой-то человек еврейской внешности, который назвался Симакиным и представился представителем Госбанка Советского Союза. Это было совершенной неожиданностью как для руководства Банка Эстонии, так и для его сотрудников. Шло время военных баз и пришедшее новое лицо приняли со смешанным чувством. Представитель очень интересовался нашими внешними долгами. Особенно его интересовали долги перед Германией, какие мы заказывали оттуда товары и сколько нам еще надо было заплатить. Как известно, начиная с сентября 1931 г. контроль всех внешних платежных средств государства был под надзором Банка Эстонии. Он оставался у нас до 4-5 июня 1940 г., затем исчез так же внезапно, как и появился, ничего не сообщив и не попрощавшись. Первым шагом правительства Иоханеса Барбаруса-Вареса в отношении Банка Эстонии было увольнение тогдашнего руководства и назначение комиссара, которым оказался прежний бухгалтер Городского банка Зигфрид Пант. Сотрудникам Банка Эстонии Зигфрид Пант был известен как честный и корректный человек, патриот Эстонии, который, будучи комиссаром нового правительства и выполняя свои прямые обязанности, защищал Банк Эстонии больше, чем интересы "красного правительства". Сотрудники Банка Эстонии были поэтому по-настоящему обрадованы, хотя и старались скрыть это. Позже "правительство республики" назначило еще нескольких "помощников" комиссара. 15 июля 1940 г. на стадионе Кадриорга в Таллинне состоялись международные соревнования по футболу между Эстонией и Латвией. Их организатором было Эстонское спортивное общество "Калев" в Таллинне. Как известно, эти международные соревнования закончились большой патриотической демонстрацией с сине-черно-белыми флажками и с исполнением гимна Эстонии. Из руководства Банка Эстонии в руководство спортивного общества "Калев" входили директор Кристиан Каарна, помощник директора Людвиг Паркас и сотрудник отдела внешних связей Вольдемар Рыке. В следующую ночь после массовой демонстрации на стадионе Кадриорга Людвиг Паркас и Кристиан Каарна были арестованы у себя дома. Месяцем позже на улице арестовали Вольдемара Рыкса. <0 событиях на стадионе Кадриорга> Г.Пярнпуу Руководство Центрального спортивного союза Эстонии было арестовано почти в полном составе, главным образом в связи со спонтанной народной демонстрацией 18 июля 1940 г. на таллиннском стадионе, где проходили соревнования по футболу между Эстонией и Латвией. Эти международные соревнования, которые были последними в республике, собрали, как известно, на стадионе Кадриорга, свыше 10000 зрителей. Хотя в последнее время латыши в футболе были сильнее нас, команда Эстонии в белых майках играла с необычайным воодушевлением и выиграла со счетом 2:1, причем уже в первой половине матча эстонская команда вела со счетом 1:0. Первый гол от Эстонии забил Р.Куремаа, второй - Й.Сименсон. В 276 состав команды со стороны Эстонии входили Карп, Тепп, Неерис, Матсалу, Парбо, Пийсанг, Сименсон, Ууккиви, Куремаа, Вейдеманн, Касс. Во второй половине матча игра была весьма напряженной, народ горячо сопереживал. К тому же энтузиасты спорта находились в каком-то наэлектризованном состоянии, поскольку некоторые места в ложе были заняты уже новыми государственными и спортивными деятелями, там сидели Н.Руус, А.Пирсон, А.Антсон и др., которым ранее приходилось бывать на больших спортивных мероприятиях, не выделяясь из толпы на задних рядах трибуны. Откуда-то появились маленькие сине-черно-белые бумажные флажки, которые передавались по трибуне из рук в руки. Теперь, если команда Эстонии шла в наступление, то ее успешные атаки сопровождались неслыханными ранее на стадионе поощрительными криками и размахиванием флажками. Сборная команда Эстонии играла, будто окрыленная какой-то волшебной силой, и в результате победила. Когда команда уходила с поля, в одном из углов трибуны начали петь гимн, который, конечно, пели и перед матчем, но теперь к гимну присоединился хор из 10 000 голосов. Народ не желал расходиться, когда все же начали покидать стадион, раздалось несколько призывов: "Пойдем к президенту!" Часть народа двинулась в направлении Кадриоргского дворца, часть направилась в сторону города. Дойти до дворца демонстранты не успели, безоружных патриотов спорта разогнали бронемашины Красной армии, двигавшиеся по дорожкам Кадриорга близ дворца президента. Последствия этой спонтанной демонстрации были очень тяжелыми. Большинство руководства Футбольного союза Эстонии, а также почти все руководство Центрального спортивного союза Эстонии арестовали и увели на допрос. Немногие вернулись после этого посещения штаб-квартиры НКВД. Из: A.Ots. "Miks kaotasime iseseisvuse. Eestluse probleeme eksiilis" ("Почему мы потеряли независимость. Проблемы эстонского сознания в изгнании" ), Stockholm, Vdlis-Eesti & EMP, 1982, lk. 95-97. (пер. с зет.) Уничтожение К.Пятсом администрации Эстонской республики Сразу после прихода к власти правительства Вареса президент Пяте, по предложению коммунистического премьер-министра и для создания новой коммунистической администрации, начал уничтожение администрации Эстонской республики периода независимости с массового увольнения руководящих государственных служащих. Он сделал это несмотря на заявление эмиссара Советского Союза Жданова о том, что "с назначением Вареса премьер-министром в Эстонии ничего не меняется. Советский Союз соблюдает условия пакта о взаимопомощи и не вмешивается во внутренние дела Эстонии". Пяте сам рассказал об этом посланнику Аугусту Рею и члену Государственной думы Михкелю Юхкаму, о чем я уже подробнее писал в книге "Люди на поворотах истории". Требованием ультиматума Советского Союза было: 1) "Сформировать новое правительство, которое способно и готово честно выполнять пакт о взаимопомощи, заключенный между Советским Союзом и Эстонией, и 2) беспрепятственно пропустить советские войска в Эстонию". Однако статья 5 пакта о взаимопомощи четко определяла: "Проведение в жизнь настоящего пакта ни в какой мере не должно затрагивать суверенных прав договаривающихся сторон, в частности, их экономической системы и государственного устройства". Но тем не менее президент Пяте, подхалимствуя перед коммунистами, начал, по предложению премьер-министра Вареса, "освобождать" (читай: увольнять) от должностей всех государственных служащих из числа руководства периода независимости, мотивируя определениями "по личной просьбе" или "по собственному желанию". Хотя все приказы об увольнении, подписанные К.Пятсом, были опубликованы в "Рийги Театая", на родине многими уволенными это осталось незамеченным. И лишь в изгнании, 40 лет спустя, листая эти "Рийги Театая", я узнал, что К.Пяте уволил по личной просьбе: 1. Помощников министров, директоров отделов министерств, заместителей директоров, советников и чиновников по особым поручениям всех министерств Эстонии. 277 2. Уездных старейшин, префектов и комиссаров полиции всех уездов Эстонии. 3. Всех высших военачальников Эстонии и командиров воинских частей, начиная с генералов и полковников, и более низких по званию специалистов. 4. Членов правления и исполнительных директоров всех государственных предприятий Эстонии - президента Банка Эстонии, руководителя Государственной типографии и др. 5. Всех посланников и консулов Эстонской республики он отозвал из-за границы на родину. Однако они, предвидя и опасность увольнения, и возможность ареста, не вернулись на родину, за исключением Яана Латтика из Литвы. Непокорных посланников он уволил со службы, а их посольства в зарубежных государствах передал местным полпредам Советского Союза. Посланник в Швеции Ларетей искал политического убежища в этой нейтральной стране, которое было ему предоставлено, в то время как ведение дел в посольстве, с согласия шведского социалистического правительства, взял на себя посол Советского Союза. Политическое убежище в Швеции нашли также эстонский посланник в Италии Леппик и посланник в Москве Рей, после второй оккупации туда приехал и Варма из Финляндии. Только посланник в Лондоне Торма оставался на месте, поскольку британское правительство отказалось признать оккупацию Эстонской республики Советским Союзом. О