Регистрация Вход
Библиотека /
Поиск по библиотекеМоя библиотекаИскать книгу(обмен)

Том Уэйтс. В переводе Макса Немцова

Том Уэйтс. В переводе Макса Немцова


--------------------------------------------------------------- Перевод © М.Немцов, 1995 Origin: Speaking In Tongues (Лавка Языков) ----------------------------------------------------------------------------

Дни поэзии и прозы Версии М. Немцова


Пора закрываться Сердце субботней ночи Полуночники в столовке Мелочь Голубые валентинки Рыбмечтромбоны Псы дождя Дикие годы Фрэнка Чужая погода Черный всадник

* ПОРА ЗАКРЫВАТЬСЯ (1973) *


МАРТА


Оператор, номер мне, уж столько лет прошло вдруг не вспомнит голос мой, ведь много утекло алло, алло, это марта? это твой том уэйтс я звоню с междугородной, не бойся -- деньги есть лет сорок не видались мы, развеян горький дым мы выпьем вместе кофе и про все поговорим и расцветали розы в дни поэзии и прозы марта, я был только твой, а ты была моей завтра мы не ждали мы упаковали все печали до ненастных дней я сейчас -- намного старше, ты не молода как твой муж и как детишки? и я женился, да хорошо, что за тобой есть крепкая стена мы были молоды и глупы, чья теперь вина... я всегда был так порывист -- и до сих пор таков ведь главным было походить на прочих мужиков наверное, жить вместе было нам не суждено марта, марта, я люблю тебя давно... я вспоминаю тихий вечер, и мы с тобой дрожим...

ГРЕЙПФРУТ ЛУНЫ


Грейпфрут луны звезда сияет сияет мне с небес мотив уныл и сердце тает я чахну по тебе стоит услышать эту музыку и разрывает грудь грейпфрут луны звезды сияние -- им вспять не повернуть я все шел без направлений путь мне был стеной ты принесла мне вдохновенье -- но какой ценой и когда слышу эту музыку то рвется все навзрыд грейпфрут луны звезды сияние -- мне их никак не скрыть и вот курю я сигареты взыскую чистоты и сползаю как и звезды, в омут пустоты но когда слышу эту музыку готов на стену лезть грейпфрут луны звезды сияние -- лишь их я вижу здесь

* СЕРДЦЕ СУББОТНЕЙ НОЧИ (1974) *


АЛМАЗЫ НА КАПОТЕ


Алмазы на капоте -- эти слезки с неба я втягиваюсь в город по шоссе за мной железный шлейф дождя и ветер норовит зацепить и вот в такие ночи, когда трасса грохочет мне всегда хочется петь коротыш желает сбить ритм мне обходит меня чуть правей катя неустанно при суточной луне а висконсинский стопщик с лысой башкой хотел бы вернуться в висконсин домой но там в пятнадцать футов снега морозней, чем у землекопа в заду там холод, как у землекопа в заду океан замаячил -- приехали, значит уж сан-клементе на пути и ухари воскресные прут мимо а спинка-то -- сухая в кино, видно, были оранжевый неон театр переполнен за край горячо рубимыми юными рабынями греха маленький рай пошла писать метрополия развилки -- туда, сюда залетные голуби шпарят на полную номера -- не нашего штата спешат все куда-то мореманы жмут на скоростную сто первую не проспи а в сонных глазах -- одна полоса поля из бетона до звона восьмерки на запад, пятерки на юг развязки лезут друг на друга а твой стоп-сигнал тебя обогнал подмигивает умно в эфире -- только белый шум хорош -- есть время подумать и бурчит в желудке от самокрутки хоть ужин был бы нужней и летя по тем полночным джунглям ты вспомнишь свою встречу с ней еще квартал мотор устал и шепчет "вот и дом" шепчет "вот и дом" (В Поисках) ДУШИ СУББОТНЕЙ НОЧИ Ты ее заправил сам за рулем в твоем старом олдсмобиле с милой вы вдвоем мчитесь по бульвару ищете души субботней ночи в пятницу зарплата и звенят карманы вот ты видишь огни и они желанны а ты с пивом в бардачке в поисках души субботней ночи ты пригладил перья сбрил следы всей недельной бороды каждый день соскреб и все о.к. ведь ты знаешь, что суббота - это твой апогей постоишь на красный на зеленый -- врежь такой ночи в твоей жизни не было допрежь и ты гонишь по бульвару ищешь ты души субботней ночи уж не кии ли стучат там в баре шумно телефон звонит -- наверное, твой шурин официантка подходит улыбаясь в глаза -- тебе ли, или просто навернулась слеза а в переулке зябко чуть-чуть тошнит и ты грезишь о субботах что давно прошли и, шатаясь, ты бредешь прямиком к душе субботней ночи спотыкаясь, ты бредешь напрямик к душе субботней ночи ПРИЗРАКИ СУББОТНЕЙ НОЧИ (После Закрытия в Пиццерии Наполеоне) Вот лоха трясет таксист, пытаясь огрести всю ночную выручку и моряк, дошедший до ручки что тратит факты своей жизни точно мелочь на незнакомок застрял в кабинке с порнушкой за радушные 25 центов и последний гнутый бычок в пачке кента он грезит об официантке с глазами как на рекламе кофе -- что надо с бедрами из мармелада и желтыми волосами всмятку монарх, затаренный липовыми алмазами, он говорит "айрин" а та смахивает мыльно-жидкую прядку с глаз а заправочный бекон подгорает сталью подпоясанный служитель позванивает клапаном подачи кричит "заливай, но установи -- там может течь карбюратор, а может змеевик" окончательные утренние номера на прилавках городской крикун выкликает, зажав никели в лапах колбаску в кляре, 69 центов глазунью поджарьте и пачку кента адам с евой на бревне потопить их -- как не фиг делать рагу позажаристей, позажаристей -- никак не могу поверить, знаете ли и ранняя заря, ретируясь из города растряхивает ковровый саквояж брильянтов на созревшую стоянку, полную сумеречных куп-де-виллей и под присмотром светает того, кто в кучки сметает призраков субботних ночей

* ПОЛУНОЧНИКИ В СТОЛОВКЕ (1975) *


НИКТО


Никого Никого не смог полюбить я так как я мог бы ведь не хватит не хватит мне сил любовь так горька а жизнь глубока но стыл в угольках угасший пыл Нет, никто нет, никто не полюбит как я б полюбил ведь не хватит не хватит им сил ведь не хватит им сил Нет, никто нет, никто так не полюбит как я б полюбил сил не хватит тебя полюбить ах, было их сколько еще будет их сколько но ведь все они только смогут сердце разбить нет, никто нет, никто не полюбит как я бы любил ведь не хватит не хватит им сил ведь не хватит им сил

* МЕЛОЧЬ (1976) *


БЛЮЗ ТОМА ТРОБЕРТА (В Копенгагене Море по Щиколотку) Трачен, как сдача, ночью не плачу получил то, за что платил ладно, до встречи, Фрэнк, вечер -- не вечер а пару баксов займи, чтобы Вальсом с Матильдой, вальсом с Матильдой, чтоб нам вальсом с Матильдой уйти Я невинная жертва слепых проездов я устал со всей той солдатней ведь никто не лопочет, все сломано напрочь и стельки промокли уже а нам вальсом с Матильдой, вальсом с Матильдой, нам ведь вальсом с Матильдой идти а псы с цепи рвутся такси не вернутся да и на хрен они нужны просил же -- прикончи а ты нынче ночью лишь рубаху порвал на мне Старый Бушмиллз шкивает и ты нож втыкаешь в свой профиль в цветном окне чтобы вальсом с Матильдой, вальсом с Матильдой, вновь нам вальсом с Матильдой идти как ее целовал я образок как терял -- знает лишь однорукий бандит, да китайское пугало, знак на углу да стриптизки, которым пора пойти вальсом с Матильдой, вальсом с Матильдой, вместе вальсом с Матильдой пойти ни к чему сострадание твердят беглецы -- им на улицах не помечтать и бредни облав, и фарцы былой славой все хотят чем-то руки себе занять -- и вальсом с Матильдой, вальсом с Матильдой, и все вальсом с Матильдой опять любой юнга обхает спроси вертухаев ставших немощным старичьем что Матильда виновна в сотнях покойных она вечно маячит за плечом вальсом с Матильдой, вальсом с Матильдой, всюду вальсом с Матильдой пойдем и чемодан свой разбитый в приют притащи ты -- рана не заживет вовек не примадонна, твой одеколон -- рубаха, пропахшая кровью и виски так прощайте же, дворники охранники пламени и Матильде -- сладких снов

ПОДХОДИ


Чтобы получить стихи к песне "Подходи", высылайте оплаченной почтой фотографию самого себя, два трупика ползучих чарли и подписанный себе конверт с маркой по адресу: Отель "Тропикана Мотор", Голливуд, Калифорния, Молодому Тому Уэйтсу Просьба предоставить 30 дней на доставку ПИАНИНО НАЛИЗАЛОСЬ (А НЕ Я) (Вечер с Питом Кингом) Пианино нализалось а галстук задремал в Нью-Йорк музыка свалила усилок в углу поссал ковру надо срезать чубчик а прожектор -- как из зоны ход телефон стреляет закурить а балкон по головам ползет а пианино нализалось пианино нализалось меню инеем покрылись осветитель фиг что видит окривел на оба глаза у настройщика в ушах рога но свою мать он слышит сразу а пианино нализалось пианино нализалось вышибала зашибает шибко он -- дохляк, но давит жиром у хозяина ушиб ума и повадки конвоира а пианино нализалось пианино нализалось а барменшу не отыщет и миноискатель она вас в упор не видит точно перед нею -- скатерть касса распустила слюни а салфетки обалдели на пожар глазеют стулья урны сдали в богадельню а пианино нализалось пианино нализалось пианино нализалось а не я, не я, не я, не я, не я

ПРИГЛАШЕНИЕ НА БЛЮЗ


Вот стоит у кассы в фартучке с подносом и лопаточкой вчерашние заказы и авансы для заказчиков с каблучков до самой шеи вся она -- как сгусток чувств это ж просто приглашение на блюз ты стоишь, совсем как Кэгни а она -- как Рита Хэйуорт за прилавком привокзальной пивной может, она не вышла замуж одинокой ей куда уж -- будь терпеливей, откроется шлюз она спросит: как вам сделать половинку или с верхом все равно не выгорит поставить ради смеху на парня с чемоданчиком в нечищеных ботинках на усталом сиденье он умчит -- я остаюсь но это ведь всего лишь приглашение на блюз а ты взгляд отвести не можешь и не знаешь, сколько ложек сахара в том кофе, что тебе льет, с кем-то хохоча, она: ах, пощадите, мистер Перси что ж мне делать в вашем Джерси с драндулетом, что от мужа мне достался невзначай старый сон -- как наважденье как похмельный юз мне осталось приглашение на блюз но у нее деньжата были и мужики ее любили и кадиллак ее мог ждать и к роскоши не привыкать но он ушел к той дуре светской а ее лишь ночью трескал но и когда поддатым был о любви не говорил и ей достался по решенью от машины ключ и плюс туфельки да приглашение на блюз междугородний мой уходит в десять местным доберусь, надеюсь сдам-ка я билет да тут слегка подзадержусь комнатку сниму над лавкой и устроюсь на заправку ужинать мне можно здесь какого ж черта я боюсь странное ощущенье еду или остаюсь впрямь принять то приглашение на блюз?

* ГОЛУБЫЕ ВАЛЕНТИНКИ (1978) *


КРАСНЫЕ ТУФЛИ У КИОСКА


в красных туфлях у киоска дождь забрызгал весь никель пролился шабли по пристройкам маленькая сойка в красном платье, грустной ночью коктейль с тающим льдом пудра с треснувшим дном ждет парижская ночь в пузырьке от духов грустным духом у журналов велел ждать его ему надо закончить кое-чего надень плащ свой возьми сумку темный взгляд и туфли не забудь суета -- тьмой на остановке и зонтики сбились в печальный букет наш цезарь-то попался его определили он менял все футляры под прилавком в ювелирном своем чтоб спереть бриллиант своей сойке он так любил, когда на ней эти туфли она ждет у киоска не опаздывает он так просто на луну воет пес цепью гремит а холодное звяканье капель о никель - как паскудный звонок что цезаря выдал скоро дождь смоет память с тротуаров забрызгает кафе -- грустный никель пьяный дед мороз ждет в подсобке скоро новый год стоит грустной луне из-за туч выйти только -- видно сойку у киоска в красных туфлях значит, встретимся мы у киоска встретимся мы у киоска мы пойдем погулять пойдем погулять в красных туфлях

ОТКРЫТКА НА РОЖДЕСТВО ОТ ШЛЮХИ ИЗ МИННЕАПОЛИСА


эй, чарли, я в тяжелом живу над книжной лавкой там порнухой торгуют на авеню эвклид перестала колоться бросила виски мой муж играет на тромбоне и пашет на шоссе он говорит мне, что любит хоть не от него ребенок говорит, воспитает его как родного сынка подарил мне кольцо что носила его мама и мы ходим с ним на танцы по субботам всегда а я, чарли, тебя вспоминаю как хожу мимо заправки -- как солидолом ты мазал шевелюру себе я храню ту пластинку - "литл энтони и империалз" но кто-то спер мою вертушку ну что ж тут поделаешь? чарли, я чуть не рехнулась когда марио попался я уехала в омаху с родными пожить но все, кого я знала там либо померли, либо сели и я вернулась в миннеаполис уже надолго в этот раз счастье, видно, мне улыбнулось впервые с тех пор, как все случилось мне б сейчас все те деньги что мы тратили на газ я б купила стоянку старых тачек -- но не на продажу а меняла б машины себе каждый день, по настроенью смотря эй, чарли, ради бога хочешь знать всю правду? нет у меня мужа и тромбона нет тоже а мне надо занять денег на адвоката а нет нигде меня отпустят под честное слово на валентинов день

РОМЕО В КРОВИ


ромео в крови весь, а по виду и не скажешь тусовка на углу -- как обычно ромео крут, облокотясь на капот гасит сигарету в руке для всех пачуко на заправке и в притоне у ромеро где глядят, кто дальше плюнет вечер, как обычно, не спешил они тихонько сбились в кучку в свете тормозных огней слушают, как ромео ножом шерифчика пришил все чжатся, слыша сирены но ромео смешно -- ведь даже всем легавым на свете не спасти это говно он не доживет ведь до лета за то, что братана убил и бросил его как собаку на дороге без ножа и ромео грит: чувак, дай мне закурить и все лезут доставать а фрэнки даже решается его по спине потрепать напоследок швыряет бутылку в цистерну для молока они все б могли быть как ромео кишка не была бы тонка а ромео в крови весь, но не определишь он поет вместе с радио с пулею в груди оглаживает бамперы все знают наперед -- все сразу станет четко, лишь ромео придет а ромео в крови весь он морщится едва, на дверцу опирается, кровь хлещет в башмаки кто-то мчится к телефону толпа мигом собралась он заводит машину стирает он кровь со стекла и рвет сквозь светофоры и радио орет а пацаны штаны подтягивают с горя стараясь выглядеть как ромео под сломанным серпом луны болбочут по-испански о своем герое а ромео в крови весь, предъявляет свой билет он и лезет на балкон кинотеатра он умрет, даже не пикнув как мечтал уже давно как ангел с пулей в сердце как кэгни в том кино ромео в крови весь

29 ДОЛЛАРОВ


черная крошка в платье красном ночью жарко и сломан каблук черная крошка, что тебе делать здесь тебя уже ждет тот, кто вовсе тебе не друг холодно в чикаго но и в эл-эй не солнцепек в кармане лишь 29 баксов да старый кошелек я уже вижу, как стервятник в голодных улицах кружит ты озираешься, не зная как тут выйти на местный бродвей откуда бы ты ни была он скажет -- сам он из тех мест изящно даст тебе понять что он вырос в соседнем дворе а тебе надо бы налево он говорит, что путь далек а у тебя лишь 29 баксов да старый кошелек немного робеешь ты он джентльмен, он не нахал твой бывший муж пилил на саксе а он как раз на басу у слая играл тебе кадиллак его нравится -- а у него таких аж три и то, что ты его тут встретила тебе повезло, посмотри всю жизнь считала центы в баре и хуже мог быть лишь паек а теперь аж 29 баксов да старый кошелек у вас фароа на мафоне дымится сладкая трава ты уже веришь, что, уехав из чикаго, ты была как никогда права и ты уже все это любишь ну что за четкий он кот говорит, знает отель где-то в голливуде что тебе как раз подойдет какой он, к черту, благодетель там себе-то он вернет должок во сто крат больше, чем 29 баксов и старый кошелек а улицы проголодались в зубах у них ты, как в тисках и кто-то готовит ловушку тебе, хоть заря уже близка улицы мертвы лишь туман крадется к реке черным крошкам ошибаться суждено от дома вдалеке цыпленочек уже в горшке и опоздавшим невдомек им остались лишь 29 баксов да старый кошелек ну, сирены -- как эпилог менты обычно здесь не спешат сперва допьют свой кофе по пути к месту происшествия они теперь стремятся быть как полицейские в кино им не поймать своих хвостов не стоит им звонить, друзья малышке просто повезло там медсестре хирург изрек потеряла лишь полпинты крови 29 долларов и старый кошелек

ВСТРЕЧНАЯ ПОЛОСА


дохлого кота швырни на рельсы стоит зацвести борцу в кюветах возьми камни из канавы петушиный глаз промой водой из трюма клянись -- не вложишь нас срежь пуговицы с желтой куртки перо орла искателя сокровищ кровь, что так черна и в стеклянный наперсток выжми досуха глаза а мамаша и папаша пусть целуют тебя в зад отрави всю воду в колодце снов развесь пугал по платанам головами вниз нажги медовых месяцев и в наволочку ссыпь золу в детском парке ждут меня ножи и ты меня дождись все молитвы придуши и сотри стихи свяжи колючей проволокой с лестницы спихни чтоб снять со штор кошмары тебе я вырежу наган -- ведь со спины подлазят эти суки постоянно из телеги предков отсоси бензин весь заправим тачку джонни спокойно, бабки есть надушись слегка и лентой волосы стяни тише -- псов смотри не разбуди с края неба молнию попробуй сорвать и сунь в сундук из кедра что тебе тут объяснять? притащи-ка руль от мерседеса, не таясь и ложись со мною рядом с трассой прямо в грязь и ты вся вздрогнешь горло ночи разодрав рви ногтями мою спину зубы мне в плечо вонзай моей девочке давно поря слинять -- ты станешь женщиной моею так, бэби ж, втрескайся в меня потом из моей двустволки шарахнем по шарам четвертому июля салют мы разгонимся по трассе спустим чьи-то башли все и рванем с тобою в рино -- но по встречной полосе

СО СВИСТОМ МИМО КЛАДБИЩА


я прибыл ночным экспрессом под спальным купе в аккурат прямо на крыльях сороки в хулиганскую ночь но в шкаф с бельем вломился я на выезде из кокомо заварил себе каши с ментами взялся в драке помочь со свистом мимо кладбища на трещину ногой всю жизнь в обнимку с бойлером нищий, но живой я допускаю -- ты видела как я спал под штабелем шпал валяй, спроси у князя тьмы что за дым вдруг валить из труб стал прикончу шакала на ужин и выцежу крови флакон чтоб не таскаться по грязи сопру себе фургон ты видела мои фары ты слышала мой гудок я созываю гончих чтоб погонять тебя, дружок вчера я пер по миссиссиппи а сегодня как глотка сухой я в такси родился нет возврата мне домой теперь я езжу в батон руж чтоб ведьму там найти и цапну себе парочку когда пойдут дожди я зрел былую славу в осушении канав ты ж видишь только паровоз а думаешь -- весь состав что ты принимаешь за солнце лишь проблеск моей седины кольцо на пальце у меня -- в честь дня рождения страны когда мне чуть-чуть одиноко и слезный мой капает кран -- то посреди недели точно будет океан я въехал в город экспрессом под спальным вагоном как раз прямо на крыльях сороки в хулиганскую ночь я сдерну с небы радугу на шею повязать я правды в жизни не сказал так как могу я врать? я пру со свистом мимо кладбища на трещину ногой живу в обнимку с бойлером хоть нищий, зато живой

КЕНТУККИ-АВЕНЮ


а бьюик эдди грэйса весь пулями прошит чарли дилайл влез на дерево, но его зовут домой миссис стормилл сторожит свой газон с кухонным ножом у меня полпачки лаки-страйка есть -- ну что, пошли со мной? давай орехов в карманы наберем и с крыши бобби гудмансона прыгать пойдем хильда не прочь сыграть в стрип-покер когда мамки дома нет джо навински врет, что лизался с нею взасос у дики фолкнера перо есть и он любит нас пугать что эвкалиптус-то -- горбатый южный ветер пыль унес но я привяжу тебя как шарик покажу старой ссадины след не наступи в битые стекла, лучше башмаки надень -- ты идешь или нет? а вон пожарная машина твой дом, наверное, горит пошли на станцию к бродягам гремучих змей лопатой бить грохнем целое окно в старом доме за крыльцом потом натырим там черники и намажем ей лицо из кошелька у мамы доллар на перстень с черепом стащу дам поносить тебе на шее -- лишь шнурок отыщу ронни арнольду вслед плюнем и раздразним его школьной машине шины вспорем да не ори ты ничего я найду ржавый гвоздь и вырежу имя твое на руке покажу, как можно тихо залезть на аптеку спицы с кресла-инвалидки и крылья сорок привяжу тебе к ногам я и к плечам у бати украду ножовку браслеты спилим с ног твои на кукурузном поле их мы ночью спрячем с ключом от церкви мы запрыгнем на товарняк как на диван по водостоку мы вместе уйдем осенью в нью-орлеан

МАЛЕНЬКАЯ ПУЛЬКА ИЗ МИЛОГО СТВОЛА


ну и льет же, ну и хлещет а свитера-то нету и в небраску не вернешься никогда но поспорить я готов у рекламных щитов в голливуде ничего не прося есть девчонка непременно с миленькими мечтами что стоит, промокшая вся а в тихой улочке есть некий гилберт-отель пара букв в его рекламе не горит лучше все ж, чем остановка когда льет дождь, то там наверняка отбою нет от тех девчонок у которых в джинсах есть лишь миленькие сны -- и тех не счесть ну и хлещет, ну и шпарит старик -- в угаре когда пора ложиться спать сирены слышу я опять все мои сны -- из хрома, но домой мне нет пути давно пусть лучше сдохну я во сне как мэрилин монро и сны все вышвырну под дождь он польет их все равно а портье здесь -- колченогий он слышал о чужих напастях по меньше мере сотни раз расчетный час -- десять утра, -- он тверд в своих правах иди наверх вся в милых мечтаньях и в голубых снах ну и шпарит, ну и хлещет реклама не горит что такое -- голову девчонке в голливуде задурить? не верь тем, кто цепляет бабочку по ночам и прячет за очками глаза нужна лишь маленькая пулька да голубенький ствол чтоб алым ленты зацвели в волосах нет-нет, это не менты -- годовщина страны ведь прошла какая-то дура раздавила сглупа вишенку из голубого ствола

ВАЛЕНТИНКИ


она открытки мне шлет аж из самой филадельфии в честь годовщины будто бы того, кем я когда-то был а мне кажется, открытки -- это ордер на арест я начал чжиться, когда иду под дождь и вечно пробую бежать даже костюм сменил но не думал, что ты и здесь меня найдешь чтоб валентинки мне слать как снов забытых вязь как камешки мне в башмаки как этих давних улиц грязь ты в моих воспоминаньях -- как чертополох в губах вор, что может розы запросто помять выжженное обещанье прячу я под пиджаком отвернувшись, вижу я тебя опять шлет валентинки она хоть я и всегда в бегах они для умершей любви как панегирики ну так зачем храню их все я вот в этой тумбочке -- чтоб безумье не снимало тяжести с плеч? знаю -- лучше обходить мне все, куда б я ни шел со слепым и глупым сердцем что давно дало течь но ты открытки мне шлешь чтоб греха не забывал никогда мне не смытьсвоей вины как кровавых пятен с рук и нужно очень много виски против жути этих дней и свое сердце рву на части я по ночам и каждый валентинов день хочу я сдохнуть все сильней ведь не забудешь: ту открытку обещал я тебе написать тебе написать тебе написать...

* РЫБМЕЧТРОМБОНЫ (1983) *


ПОД ЗЕМЛ Черный стук костей мир идет в постель много новостей под низом город темных рыл я его отрыл целый мир я открыл ПОД ЗЕМЛЕЙ они бдят и не спят -- пар стоит даже лютой зимой а в люки старых шахт люди не спешат целый мир я открыл ПОД ЗЕМЛЕЙ корни тянут там к разным городам и дрожат у дам подошвы сапог за цветной чертой черной мостовой я открыл целый мир ПОД ЗЕМЛ

СХОД НА БЕРЕГ


С охреневшим, значит, взором и лиловым сердечком за щекой я скатился по выгребному трапу втаренный получкой пристегнутой под ручкой и часами на увольнительную, тикающими офигительно под гонконгской моросью на кубинских каблуках я погрчб по канаве к Банку Крови кинув все свои ксивы на Тайкондероге мне уже сильно нужно было побриться и вот я слопал на углу холодный чау-мейн перекинулся в бильярд с лилипутом пока дождь не перестал капать и купил себе рубашку с длинным рукавом и лошадками на передке жвачки, зажигалку и ножик и новую колоду карт (с девчонками на крапе) и сел, и написал письмо своей жене я написал: Бэби, дом так далеко без тебя мне нелегко я один тут не смогу я так тебя люблю Ну, я, конечно, крепился старался дополнительно выжимая все соки из паршивой увольнительной пропустил холодного в Драконе с филиппинским стриптизом и поболтал о бейсболе с лейтенантом за сингапурским слингом мне было любопытно, как это та же самая луна над вот этим Чайнатауном скверным может так же глядеть на Иллинойс и тебя там видеть сверху ты же знаешь, я тебя люблю а мой дом так далеко без тебя мне нелегко я один так не смогу я тебя люблю Сход на берег... Сход на берег...

ДЖОНЗБУРГ, ИЛЛИНОЙС


Мы вместе росли и о ней мои мысли вот видишь, в блокноте -- она Она была с фермы и знаешь, наверно я выколю имя ее Нет жизни без нее всегда был я у нее одной она жила рядом с МакГенри в Джонзбурге, Иллинойс

16 ПАТРОНОВ ИЗ 36-ГО


Я всадил 16 патронов из 36-го и Черная Ворона пролезла в дырку в облаках скормил все свои заначки вьючному мулу пустил себе на лестницу маримбу из ломбарда и на ствол одуванчика облокотился на ствол одуванчика облокотился плюнув на ладоши перышки взъерошил Набил себе в сумку свинячьих отрубей как оглашенный, дудел на французской трубе загнал пинками того мула на верхушку сосны пинками того мула на верхушку сосны дыру запузырил поболе барабана вырезал себе финку из длинного локтя пущу тебя на растопку Черная Ворона, 16 патронов из 36-го Я проспался в канаве нахнокал обед выдрал седушки -- стал красным Корвет выдрал седушки -- стал красным Корвет Лайонел, и Дэйв, и Мясник -- на троих встретимся в суставах костлявых пихт а на струнах Уошборна портянки висят и мы с этим мулом пролезли в дыру мы с этим мулом-таки влезли в дыру пущу тебя на растопку Черная Ворона, 16 патронов из 36-го Теперь мотает, бедолага у меня он срок навьюченный на мула ну чем не курорт он навьючен на мула - ну чем не курорт я луплю по струнам чтоб сошел с ума он играю я погромче, пусть цепями гремит я играю погромче, пусть цепями гремит пущу тебя на растопку Черная Ворона, 16 патронов из 36-го

МЕСТЕЧКО БЕЗ СМЕХА


Здесь от пекла не скрыться, унылые лица не отыщешь и воду ты для скотовода здесь не освежиться никак новичку что скот гонит из Мельбурна в Аделаиду В поездах -- рестораны, паровозы -- быстрее и вокзал в Сервистоне тихонько хиреет Ничего нет грустнее местечка без смеха а начальство решило, что лавка здесь -- это пустая потеха нет водки, нет трюмной воды старожилам Солнце сушит товар в обувном магазине только бьется колибри в закрытой витрине Тут чахлый кустарник укрывал этот старый колодец шестьдесят с лишним лет но 21 марта -- и он закипает и заклятие Паттерсона холмы овевает паровоз ксилофонит перрон он проехал можно сдохнуть от жажды в местечке без смеха ни бурбона, ни ржавой воды хотя старожилы боролись с начальством, да лопнули жилы 21 марта, убогое солнце сияет лишь проклятие Паттерсона холмы овевает паровоз ксилофонит вот вокзал он проехал можно сдохнуть от жажды в местечке без смеха

В НАШЕЙ МЕСТНОСТИ


Яйца с беконом скачут по сковороде пес скулит и елозит у каланчи опрокинул вчера снова мусорный бак и строители вечно доспать не дают В нашей местности В нашей местности В нашей местности В пятницу -- траур в субботу -- пикник Сэй свой наган под прилавком хранит а все грузовики так кошмарно гремят и масло не возят теперь по домам В нашей местности В нашей местности В нашей местности Мамбо так пнул барбоса что тот улетел дети ходят без сладкого -- рынок сгорел одеяла газет на ветру шелестят эта чертова топь засосала меня В нашей местности В нашей местности В нашей местности Филиппинские девки на паперти ржут а окошко разбито и хозяина нет Мясника взяли в армию что с него взять и рабочий курочит тротуары опять В нашей местности В нашей местности В нашей местности

ДИКИЕ ГОДЫ ФРЭНКА


Осел, значит, Фрэнк в Долине и повесил свои дикие годы на гвоздь, который вогнал в лоб жене торговал подержанной конторской мебелью на Сан-Фернандо-Роуд и взял под свою ответственность кредит в 30.000 долларов под 151/4% годовых на первый взнос за домик с двумя спальнями его жена -- траченный кусок некогда блиставшей тусовки готовила хорошие кровавые мэри и по большей части помалкивала у нее была маленькая чихуахуа по кличке Карлос с каким-то сифилисом на шкуре и совершенно слепая. У них была абсолютно современная кухня с духовкой-самочисткой (полный комплект) Фрэнк ездил на маленьком седане они были так счастливы Однажды вечером Фрэнк возвращался домой с работы, остановился у винной лавки взял пару Хайла Мики выпил в машине по пути к заправке Шелл, купил там галлон газолина в канистре, оросил всч в своем доме, запалил отогнал машину на другую сторону улицы, весело смеясь, наблюдал, как оно всч пылает оранжевое, как в День Всех Святых, и красное, как кирпичная труба, после чего врубил радио на станцию с хит-парадом выехал на Голливудскую Трассу по направлению к северу Никогда эту собаку терпеть не мог

РЫБМЕЧТРОМБОН


Вернулся, значит, он с войны с веселухой в голове и пришпоренной тачкой на ходу с парой ног, трепетавших крылышками мотылька да с собачкой, что с мозгами не в ладу сошелся с музыкантшей Армии Спасения в рог скручивался ее рыбмечтромбон залег на дно озера Десяти Конченных -- хорошо, что обрел здесь дом он Вернулся, значит, он с войны с веселухой в голове и задумал фейерверки он везде он знал, что он в ответе с нержавеющим мачете и пинтой Баллантайна каждый день пролил там он столько только голливудских слез сняв мансарду над хранилищем замков охмурил за всю дурищу из-под Кратчфилда и так провел он 27 годков Потом собрал все ожиданья, навострился в Калифорнию с банджо-мухобойкой за спиной в райской ботве - счастливый тигр и бензедрин -- чтоб доползти ...снимали с эвкалипта всей толпой лейтенант ему кенариху взял и долго что-то ей втирал и Честерфильдом лунный луч ловил и вот за всех прекрасных дам впаяли двадцать по рогам Дохляк по жизни выбился из сил Кто видел, как он с трупаками шпарил мамбо кто видел, как на стенке он висел ведь каб не эти басни, он зачах бы в одночасье а может, его б не было совсем Кто видал, как он заехал в Бирмингем уходящим вдаль товарняком а если вы решите переврать меня наврете все равно, клянусь Христом

ВНИЗ, ВНИЗ, ВНИЗ


Он катился вниз дьвол дал ему много имен он катился вниз цепляясь за последний вагон он катился вниз катился прямо вниз всегда жевал табак и пил из ванны джин всегда жевал табак и пил из ванны джин он катился вниз катился парень вниз прямо вниз Что ж, он катился вниз дьявол прыгал на его голове он катился вниз ночевал на говенном гумне он катился вниз и с дьяволом в постели курил он катился вниз не слушал то, что я говорил он шел вниз, вниз, вниз, вниз дальше вниз Так он катился вниз а сатана шептал, что не так он катился вниз и с воплями слетел чердак вниз, вниз, вниз катился парень вниз Он весь изолгался и всегда только врал он весь изолгался и всегда только врал он катился вниз катился парень вниз прямо вниз

СОЛДАТСКИЙ СКАРБ


Фраки есть и скатерти литавры и стол в башмаках уже не походить кегли и купальники кольца и кларнет в радио нужно лампу сменить портной и жестянщик солдатский скарб сапог -- в нем подошва цела медалька за храбрость ружьч для меня всему, что в этом хламе грош цена Шины и запонки и книжки с трофеями хоть тормоз и гонит но хуже -- пешком Гантели и галстуки нож заржавел вот а капот можно вмять молотком лудильщик и плотник солдатский скарб сапог -- в нем подошва цела медалька за храбрость ружье для меня всему, что в этом хламе грош цена

ПОЛУЗНАКОМЫЙ АЛКАШ


И от тебя меня тошнит и от тряпок твоих щас пропишу тебе так что не узнаешь своих ведь ты мне дуру гнала Попалась мне голышом с полузнакомым алкашом Пришел домой я вчера приняв четверть бухла Сказала: к матери пойду - но где, к чертям, ты была Ты шлялась где-то по ночам меня считая малышом с полузнакомым алкашом ты в Оклахоме уже и простывает твой след все так же хмуришь лобок собаки гавкают вслед я у тебя на хвосте -- я переводик нашел отправленный вчера тебе твоим алкашом

КОСИЧКИ БЕДЫ


Я таскал за косички беду прятался в вереске у самой трясины подальше от главных дорог выдавая волчьи билеты по ветру от проклятых ищеек и таскал за косички беду залегал под кипарисом прикидываясь камнем пока кровь не перестанет я сдувал флюгер с какой-то старой таверны разводил огонь в скелете заднего сиденья допотопного Такера и таскал за косички беду я глиною мазал то место куда шершень жало вогнал ворочался в канаве всю ночь напролет я без сна и таскал за косички беду вывешивал промокшую куртку под дождь на колючий забор холодной и ржавой водою заливал свой жалкий костер таскал за косички беду к рассвету ручей разливался, хоть выколи глаз мне во мгле и я плыл вниз по теченью на полусгнившем бревне я таскал за косички беду таскал за косички беду таскал за косички беду

* ПСЫ ДОЖДЯ (1985) *


КЛАДБИЩЕНСКАЯ ПОЛЕЧКА


Дядя Вернон Дядя Вернон Независим как Кабан на льду В скотобойнях Он -- большая шишка И все пляшут Под его дуду Дядя Билли С дядей Вилли Миллион зашибли За войну Но канальи -- Скупердяи Хрен когда тебе Хоть грош дадут Тетя Мэйм Свихнулась В шее И в парадных Стала проживать А по радио Крутят оперы А она всех Посылает в Ад Дядюшка Том Был пилотом Франции Душа не Вынесла Он теперь Букмекер и воришка И в испускании Водички слаб Дядя Фил Наследства не оставил Опухоль -- с яйцо И все растет Кралю взял себе С Пуэрто-Рики На протезе Коль народ не врет Дядя Буль Не может без пилюль Он с эмфиземою И слеп как крот Надо разузнать Где его денежки Да скорее А не то помрет

ТАНГО ПОКА ЛБЫ ЦЕЛЫ


Ты сыграй мне Тарантеллу Чтоб собачий вой стоял Кубинцы нам щас спляшут Хоть бы дьявол их задрал Они танцуют танго Пока лбов не разобьют Пока все свои кошмары На шурупы разберут Дай мне выпасть из окошка С серпантином в волосах Сдай тузов козырных Пока все не рассказал Не признался в том, что было Не наврал про то, как жил Ты спать меня навечно уложи Пусть играют мои песни А розы валятся горой Ты в Новый Орлеан отправь Меня и тыл прикрой И в рожу живодеру Харкни от меня, не трусь Мой кларнет засунь под койку Я покуда не вернусь Ты одень ее как куколку И глаз с ней не спускай Как флагом, сковородкой В выходные помахай Перо мне заточи, а сам Затихни до зари Распишись мне на капоте И билетик подари Меня выкинь из окошка С серпантином в волосах Сдай тузов козырных Пока всем не рассказал Я признаюсь в том, что было Но навру про то, как жил Ты спать меня навеки уложи Спать меня навечно положи

АЛМАЗЫ И ЗОЛОТО


Битые стекла Ржавый костыль Там, где раньше фиалки цвели Помаши ручкой рельсам Безумным псам лета И всему, что знал и любил То, что делают здесь за алмазы То за золото делают ведь Но калеки сдаются не сразу И спят в придорожной траве С лестницы шлепнешься Дырку найдешь Безумен как шляпник И тощ точно грош На поле выйди -- Холмы зелены Мечту укради мне Пропой свои сны Наполеончик Коленки разбил Но за Розу садится в седло А апостолы Павлы Хари бреют в канавах И шкуляют обноски его То, что делают здесь за алмазы И за золото сделают ведь Но безумцы сдаются не сразу И храпят в придорожной траве

УГОЛ 9-Й И ХЕННЕПИН


Что ж, угол 9-й и Хеннепин И у всех пончиков имена Звучат, как у проституток И следы от зубов луны -- На небе, наброшенном на все это брезентом И сломанные зонтики -- как Дохлые птицы, и пар Валит от решеток, будто Весь этот чертов город готов взлететь на воздух А все кирпичи исшрамлены тюремными татуировками И все ведут себя хуже собак И кони надвигаются по Скрипичной Улице И Голландец валится с ног И номера все провонялись дизтопливом И ты впитываешь в себя Сны всех, кто когда-либо здесь ночевал А я заблудился в окне Я прячусь в лестничной клетке Болтаюсь в шторах И сплю в твоей шляпе И никто здесь не приносит В бар ничего мелкого Все начали тут очень хорошо Вот только объяснили им плохо А у девчонки за стойкой вытатуированы слезинки По одной на каждый год, что его нет рядом, говорит она Этакая ветшающая красотка, но С ней ничего серьезного, чего 100 долларов не могли бы подлечить В ней такая зазубренная грусть Что становится только острее С лязгом и грохотом Проходящего мимо Южного Тихоокеанского А часы оттикивают свое протекающим краном Пока тебя не переполнит протухшей водой, горечью и руинами тоски И не перехлестнет через край На первого встречного, готового слушать И я видел все это Я видел все это Сквозь желтые окна Вечернего поезда

* ДИКИЕ ГОДЫ ФРЭНКА (1987) *


НЕВИНЕН ЛИШЬ ВО СНЕ


Роса уж на болотах Совы в звоннице пустой Где та, что меня ласкала И клялась в любви святой Клялась в любви святой Не унять тоску такую Зелень -- гладью на полях Из своей памяти краду я Но невинен я в этих снах В этих снах Невинен я в этих снах Я дал ей обещанье Браслетку подарил Сказал, что не покину И сердце ей разбил Сердце ей разбил По погосту мы бежали Хохотали вчетвером Клялись, что будем вместе Покуда не умрем Покуда не умрем

КОГДА ПРИДЕТ ВЧЕРА


Ты хочешь денежек в кармане и шляпу на сто лет чтоб одеяло грело обед ждал на столе но сегодня небо плачет и завтра -- дождь с утра и нужно ждать, когда придет вчера Я еду в Нью-Йорк-Сити на поезде ночном коль хочешь -- оставайся и дождись меня потом пока же небо -- серо и затра -- дождь с утра и нужно ждать, когда придет вчера Если к радуге хочешь ты прийти умей прощаться и прощать Сбудутся все сны где-то впереди там, где воспоминанья лежат И вот дорога развернется луна начнет сиять хочу, чтоб ты запомнила когда исчезну я что небо плачет вновь и завтра -- дождь с утра и нужно ждать, когда придет вчера Небо в слезах сейчас и завтра -- дождь с утра и нужно ждать, когда придет вчера Всего лишь ждать, пока придет вчера

БОЛЬШЕ ЧЕМ ДОЖДЬ


Больше чем ливень сегодня мочит нас Больше чем буря Больше чем буря Больше чем морок когда трезвеешь Одна морока Одна морока В чьих там карманах полно монет? Где там букеты для дам? Вождей помятых на бабках нет Ничто не светит всем нам Больше чем круто -- вот каково сейчас И больше чем тоска над головой Больше чем морок когда трезвеешь Нет больше танцев Нет больше танцев Больше чем круто -- вот каково сейчас Одна морока Одна морока В чьих там карманах полно монет? Где там букеты для дам? Вождей помятых в помине нет Ничто не светит всем нам Больше прощанья с тобой нам предстоит И больше чем тоска над головой

ЧУЖАЯ ПОГОДА


Песня для Марианны (1987) За Ла-Маншем -- чуждый климат Не видать мостов с реки Странно -- женщины спасают То, что топят мужики Он -- туманы и ненастья Он -- паршивейший прогноз Роза вянет прямо в пальцах Человек коньяк принес По свету по всему Люди Лгут только о погоде По свету по всему Все одно Все одно Хляби сверзились на сушу И в твоих словах -- вода Все в порядке, дорогуша -- Я не плачу в городах А с такой любви, как наша Мерку лучше снять в гробу Я зонтов не покупаю Мне один всегда дадут По свету по всему Люди Лгут только о погоде По свету по всему Все одно Все одно Ты поймешь -- это начало Ты поймешь -- это конец Снова станем мы чужими Лишь туман сползет с небес По свету по всему Люди Лгут только о погоде По свету по всему Все одно Все одно

ЧЕРНЫЙ ВСАДНИК


(Литье Волшебных Пуль) Стихи Тома Уэйтса, тексты Уильяма Берроуза По мотивам "Вольного Стрелка", народной сказки Августа Апеля и Фридриха Лауна, и "Смертельного Стрелка" Томаса де Куинси (1993) Когда на меня впервые вышел Роберт Уилсон и Театр "Талия" из Гамбурга с тем, чтобы я занялся "Черным Всадником", я был заинтригован, польщен и испуган. Времени это требовало обширного, а расстояние, которое мне пришлось бы преодолевать туда и обратно, было проблематично, но после встречи в отеле "Рузвельт" в Голливуде я убедился, что мне брошен волнующий вызов, а от возможности поработать с Робертом Уилсоном и Уильямом Берроузом просто грех было бы отказаться. Я видел только одну постановку Уилсона, "Эйнштейн на Пляже" в Бруклинской Академии Музыки, и она меня втянула в сон такой силы и красоты, что и много недель спустя я все еще не мог проснуться до конца. Сценические образы Уилсона позволили мне заглянуть в окна и увидеть ошеломляющую красоту, изменившую мне глаза и уши навсегда. Уилсон -- изобретатель, путешествующий в глубочайшие чащобы разума и духа в поисках открытий, и процесс его работы невинен и уважителен. В своих мастерских на первом этапе он требует от всех участников войти в его мир и так же ценить то, что они туда приносят, как и то, что оставляют снаружи. Я несколько волновался насчет нашей совместимости, поскольку его процесс казался мне уже таким развитым, а я был в новой для себя стране, поскольку работал в Гамбурге, Германия, Дождливые Улицы, церковные колокола и железнодорожный вокзал. К моему удивлению, наши отличия стали нашей силой. Каждое утро я приносил на репетицию песни и музыку, над которыми работал предыдущим вечером в студии у Герда Бесслера. Я выбрал Грега Коэна, чтобы он работал над аранжировками со мною вместе, формовал музыку, подбирал оркестр, собирал звуки и записывал черновые пленки за ночь до репетиции. Грег -- мультиинструменталист, с которым я имею удовольствие работать и на гастролях, и в студии уже лет пятнадцать или даже больше. "Музыкальная Фабрика" Герда Бесслера -- то место, где родилось большинство идей партитуры. Герд Бесслер -- необычайный музыкант и звукоинженер, и значение его опыта и предыдущей работы в Театре "Талия" трудно было переоценить. Именно его неистощимая энергия и верность спонтанности и духу приключений на его "Музыкальной Фабрике" сыграли свою роль, и вместе мы каждый вечер придумывали свежий материал, чтобы утром принести его на репетицию. Грег Коэн был бесстрашным сотрудником и помог мне вырасти музыкально, к тому же, запас его идей был неистощим, когда (часы долги, кофе остыл, булочки черствы и некуда прилечь). Герд, Грег и я были сердцевиной музыкального отдела на ранних стадиях постановки, и мы вместе обрабатывали пленки вот таким вот грубым образом, даже и не предполагая, что они когда-нибудь выйдут в свет, а это давало всем нам невинность и свободу наплевательского отношения к общепринятой технике звукозаписи, ведь мы вынуждены были работать под дулом пистолета, чтобы приносить на карнавал Уилсона каждое утро что-либо завершенное. Хотя в эту подборку включены и другие записи материала, сделанные в Калифорнии четыре года спустя, дух записи вот в этой манере совместно с Грегом Коэном и Гердом Бесслером в Гамбурге был ключевым камнем общего ощущения песен. То, что нас при сочинении и аранжировке вдохновляли театральные образы Уилсона, было бесценным для всего процесса -- мечта любого автора песен. "Оркестром Черного Всадника" ("Группой Дьявольского Рубато") были Ханс-Йорн Брандененбург, Волкер Хемкен, Хеннинг Штоль, Кристоф Мойниан, Дитер Фишер, Джо Бауэр, Франк Вульфф и Штефан Шафер. У них у всех карьеры были различными: кто-то пришел из строго классического мира, кого-то обнаружили играющим на станции, -- и им пришлось несколько привыкать к моему грубому образу работы, а мне пришлось учить язык, чтобы с ними общаться и все же сохранять живьем спонтанность. Их слышно на некоторых песнях этого сборника. Но записываться с ними больше оказалось сложно из-за времени и расстояния. Все они героически были преданы этому делу, внесли огромный вклад и стали тем театральным оркестром, о котором я всегда мечтал. В Калифорнии, возможно, четыре года спустя, я собрал другой оркестр, основанный на тех же принципах, что и "Группа Дьявольского Рубато", с тем же самым инструментарием, чтобы вновь посеять гамбургские семена. Он представлен во многих песнях: "Счастливый День", "Русский Танец", "Собью Луну", "Масляная Ночь", "Госпельный Поезд (Орк.)", "Охотник-Мазила", "Правильные Пули" и "Черный Ящик". Группа, образованная в Калифорнии, вся состояла из сан-францисских музыкантов, и, хотя мы начали работатьпо нотам, медленно я начал осознавать, что для эффективного продолжения работы нам необходим более грубый подход, и вскоре мы забросили большую часть партитуры и стали работать по пленкам и собственной интуиции. Все участники группы "Западное Рубато" были полны решимости "офранкенштейнить" музыку и превратить ее в нечто вроде прекрасного крушения поезда. Мы записывались в холодном сарае, с плохим светом и без перекуров -- для того, чтобы вдохнуть в музыку новую жизнь. "Госпельный Поезд (Оркестровка)" был записан после изматывающего дня дисциплины, пьеса гавкалась так, будто ее играет гаражная банда, а весь оркестр обезьянничал как паровоз, несущийся в Преисподнюю, то был волнующий момент для всех нас, и даже фаготист хотел послушать его еще разок. Все они -- бесстрашные музыканты, желающие и стремящиеся работать. С Гамбургским Оркестром, группой из Калифорнии и первоначальными записями, сделанными с Грегом Коэном и Гердом Бесслером, мы пытались найти музыку, которая могла бы сном войти в чащобу образов Уилсона и быть абсурдной, ужасающей и хрупкой. Я надеюсь, что эти три вещи донесены в настоящем собрании песен. Актеры в постановке "Черного Всадника" театра "Талия" были такого калибра, который мне в жизни никогда не встречался: бесстрашные, неутомимые, безумные и способные заходить очень глубоко при зачастую сложных обстоятельствах (холодный кофе, черствые булочки и некуда прилечь), они взяли песни и оживили их, и песни оживили их самих. Я никогда не работал композитором, который должен оставаться за пределами представления, и учить их песням было для меня таким же образованием, как и для них. Они походили на состарившихся детей и изумляли меня своей готовностью и силой воображения -- в этом сборнике пою я, но в каждом моем исполнении есть вещи, которым я научился по их интерпретациям. Уильям Берроуз был непоколебим как металлический стол, и его текст стал той ветвью, на которой болтался наш узелок. Его разрезанный текст и открытый процесс поиска языка для этой истории стали той рекой слов для меня, из которой я мог черпать стихи для песен. Он дал пьесе мудрость и голос, вплел их в нее целиком. Неким образом это странное сборище людей смогло создать восхитительную театральную постановку, ставшую небывало успешной в Гамбурге, в Театре "Талия", и объездила весь мир, идет до сего дня и оказала мне честь сделать меня своей частью. Том Уэйтс Лос-Анжелес, сент. 1993

ЧЕРНЫЙ ВСАДНИК


Жил да был один старый лесник, со своей женой и дочерью. И когда пришла пора дочери его выходить замуж, выбрал он ей охотника, ибо старел он и не желал, чтобы дело его умерло. Но дочь его уже любила другого, и, к несчастью, не был он охотником, а служил конторщиком, и отец ее никак не хотел благословлять их союз. Но дочь во что бы то ни стало решил выйти замуж только за того, кого любила, поэтому сказала ему: "если сможешь доказать свою меткость охотничью, отец мой позволит нам жениться". И вот ушел конторщик в лес, и взял ружье с собою, и мазал он, куда бы ни целился, и принес домой одного лишь стервятника. Отец не одобрил их брака, и всч уже казалось без толку, но конторщик был полон решимости восторжествовать. И когда ушел он в лес в следующий раз, явился ему дьявол и предложил горсть волшебных пуль, и пулями этими мог поразить он всю дичь, в какую бы ни целился, даже с закрытыми глазами. Но дьявол предупредил его, что "некоторые пули тут для тебя, а некоторые -- для меня". А день свадьбы, между тем, все ближе и ближе, и конторщик заволновался, ибо должно было состояться в тот день состязание в стрельбе, и он боялся, что волшебных пуль ему не хватит. Хоть и предупреждали его, что "сделку с дьяволом только глупец заключает", вышел он на развилку дорог, и дьявол предстал пред ним, как и раньше, и дал ему еще одну волшебную пулю. В день свадьбы прицелился конторщик в деревянную голубку, и под взглядом дьявола описала пуля круг среди толпы гостей и попала точно в цель -- но не в голубку деревянную. В невесту попала, в любовь его единственную, и закончил конторщик дни свои в приюте для умалишенных, неистовствуя в яростном безумии своем среди остальных психов на карнавале дьявола.

СЧАСТЛИВЫЙ ДЕНЬ


(Увертюра) Дамы и господа, Гавань Чудес Гарри горда представить вам сегодня в Большом Шапито -- Человеческие Диковины. Правильно, вы увидите Трехглавого Младенца, вы увидите мозг Гитлера, увидите Лию Графф -- германскую карлицу, сидевшую на коленях у Дж. П. Моргана. Вы увидите Присциллу Бахано -- женщину-мартышку, Жо-Жо -- песьелицего мальчишку, Джима Милтона Малоуна -- человека-скелета. Да, дамы и господа, вы увидите Грэйс МакДэниэлс -- женщину с лицом мула, а она -- самая приятная женщина на свете. Сегодня вечером в Большом Шапито, никогда раньше не демонстрировались, и если у вас непорядки с сердцем, мы вас предупреждали, будьте любезны. Не забудьте навестить наш бар с закусками в Чарльстонском Гроте. Торг там неуместен. Не имеет силы там, где запрещено законом. Вы увидите Тюльку -- мальчишку-тюленя с ластами вместо рук, вы увидите Джонни Эка -- человека, родившегося без тела. Он ходит на руках, у него свой оркестр, и он -- отличный пианист. Увидите Герда Бесслера -- живую подушку для булавок, и не забудьте, что сегодня -- дамский вечер в Гавани Чудес у Гарри. Вы увидите Ко-Ко -- девочку-птицу, Мортандо -- человека-фонтана, подходите чуточку поближе, дамы и господа, и не робейте, залезьте поглубже к себе в карманы. Вы увидите Радиона -- человеческий торс. Из глубины джунглей Африки. Дамы и господа, Гавань Чудес Гарри. Дамы и господа...

ЧЕРНЫЙ ВСАДНИК


Давай махнем вместе с Черным Всадником Я жду тебя давно Приляг в гнездо к черному стервятнику Кровь пьется как вино Садись в седло же разве негоже снять с себя кожу и поплясать в одних костях Так садись скорей к Черному Всаднику Повеселимся всласть Подходите поближе, дамы и господа, готовьте билетики на проверку, детям до двенадцати лет скидка... Сниматься с якоря с Черным Всадником Твоя кровь -- как заряд Вас брошу в Гарлеме с Черным Всадником Где пули так блестят Таков урок взведешь курок закружит кровь как ленты в волосах Садись в седло к Черному Всаднику Повеселимся всласть Давай махнем вместе с Черным Всадником Вот он тебя зовет Садись в седло к Черному Всаднику Тебя подарок ждет Здесь яств не счесть мы будем есть почту за честь поднять твой скальп как бокал Садись скорей же к Черному Всаднику Повеселимся повеселимся повеселимся всласть

НОЯБРЬ


(Вариация на тему) Ни звезд, ни огней Ни машин, ни теней Ноябрь Когда верите вы В кучку мертвой листвы Да в луну цвета старых костей Не бывает молитв ноябрю Они стынут во рту Они тут не живут Ах, успел бы успех -- Мы прикончим их всех, Ноябрь Загнал меня в бурелом Треплет блеклым флажком Не охота ли юшку пустить И апрелю меня уже не спасти Ноябрь Мертворожденная цепь От промокших насквозь сапог на крыльце До холодных и скользких ворон С почерневших кирпичных откосов Что не каркнут ни разу -- Их промозглая юность прошла К ноябрю нет вопросов Ничего он на ветер не бросит А допроситесь -- просто устанет И вас расстреляет Вместо ответа Дожить бы до лета Ноябрь

ПРАВИЛЬНЫЕ ПУЛИ


Вот огонек в лесу зажегся Хари лыбятся из дупл Как хорошо, что ты нашелся Ты ведь не будешь слеп и глуп Зря ты жопу себе студишь С трехлинейкой до земли Так и синицы не добудешь Хоть сто раз в нее пали Ведь безрассудство нужно только Чтоб дырявить облака Все дело -- в правильных патронах И первый я тебе дарю А ты в лесу поосторожней -- Стекла, гвозди, ржавый хлам Если ж не хочешь быть порожним То пули я тебе продам К чему дурить, гляди бодрее -- Я глаза тебе открыл Сверкают пули, точно ложки Ведь я их заговорил А шестьдесят желаний мелких -- То ж пустяк, а не цена Представь -- своя златая рыбка Причем полно, а не одна Я так хочу, чтоб ты был счастлив И других желаний нет И к ложке будет своя миска И смажу я тебе мушкет И содрогаюсь я от мысли Что ягдташ твой будет пуст Я ветер сдую с твоего дула И дом твой счастлив будет пусть

РАЗВЕ НЕГОЖЕ


(Эдгар Лесли) Как услышишь ты маримбу Музыка начнет стонать Разве негоже снять с себя кожу И в костях потанцевать Слишком жарко для комфорта И мороженого не достать Ну разве негоже снять свою кожу И в костях потанцевать Как бамбуковые бэби -- На югах их не сосчитать Конечно же можно снять с себя кожу И в одних костях потанцевать

УЖ ВОТ ТАК


(Уильям Берроуз) Уж вот так живот бурчит Уж вот так пчела жужжит Так нас держат на игле Уж вот так к нам липнет клей Уж вот так картошка мнется Зуб о зуб вот так уж трется Рынок к дьяволу несется Уж вот так рвет кожу кнут И осечку так дают Соус пятна оставляет Уж вот так Луна убывает

ШИПОВНИК И КУСТ РОЗ


Я как-то у ручья прилег Мне сон навеял ветерок: Что весь гленн Бреннанов зарос -- Шиповник и куст роз Есть в лесу дерево -- Но где, вот вопрос Я свил гнездо из твоих волос Смотри, как за весну подрос Шиповник и куст роз Не знаю уж, сколько носила земля Но в гленне Бреннанов родился я А там цветут среди берез Шиповник и куст роз Сорвал я розу, поспешил Мне в палец впился острый шип Как в жизни, все переплелось -- Шиповник и куст роз Их расцепить я захотел А в сердце пуля холодела Их за зиму не взял мороз -- Шиповник и куст роз И как сойду в землицу я Спокоен и тверез Любовь взойдет От твоих слез -- Шиповник и куст роз

СОБЬЮ ЛУНУ


Собью луну Высоко в небесах Ради тебя я Стану грошами Тебе на глаза Ради тебя я Поедем на ярмарку Сумку сложи Вот тебе роза Ленту повяжи Собью луну Прямо с небес Ради тебя я Убью луну Тебе Стервятник кружит Его не убьешь Ради тебя я Стану цветами Когда ты умрешь Ради тебя я В твоих волосах Гнездо хочу свить Хочу целовать тебя И рядом не быть Луну собью Прямо с небес Ради тебя я Луну убью Тебе Ах, ты же знаешь, что я тебя люблю, малютка моя. Ну почему же ты мне не звонишь? Ты ведь знаешь мой номер -- 392-77-04. Звони в любое время...

ОХОТНИК-МАЗИЛА


(Уильям Берроуз) Охотника-мазилу мотает на ветру И ружье его -- как звук раннего утра У каждой серной пули -- свой норов и подруб И в каждом патроне -- премудрость Побойся изощренных выдвижных подруг Найти дорогу в лес им так нетрудно Вильгельм ждет не дождется Колченога увенчать А шиповник свою розу Придушил опять А спина его станет гибкой веткой для меня -- И гнуться, и качаться утомится Пока Дьявол пляшет польку С тесачищем в кулаке А стрелок где-то в кронах таится И пока стервятник кружит А змея голубку ест Вильгельм режет себе пальцы Чтоб могли в перчатку влезть

РАЗВИЛКА


(Уильям Берроуз) Ну что, Георг был хорошим послушным мальчиком для начала, но где-то в нем текла дурная кровь, полез он сдуру за этими волшебными пулями, а от них дорога --прямиком к Дьяволу и его работе, прямо как от марихуаны рукой подать до героина. Ты думаешь, что можешь взять пули, а можешь и не брать, правильно? Оставлю вот только несколько про черный день. Да только у всех у нас такие черные дни наступают, когда палишь в белый свет как в дерьмо. Чем больше этого колдовства тебе надо, тем больше у тебя черных дней без него. Поэтому в конце концов и выходит, что все твои дни -- черные без этих пуль. Либо колдовство, либо шиш. Хватит уж дурака валять, да себя обманывать, парень, ты завис, завис как свинцовое грузило. Вот где старина Георг и оказался. На развилке дорог, льет пули Дьявола. А человек-то вообще прикидывает, что раз пули -- его, значит, и попадать должны туда, куда он хочет. Да только не всегда так выходит. Видишь ли, некоторые пули -- особые, для одной только цели, для одного оленя там или для одного человека. И куда бы ты ни целился, именно там пуля и закончит свой полет. А как только наведешь ружье, в аккурат сразу же обращается оно в прутик лозоходца и целит туда, куда пуля хочет. (Георг Шмид двигался конвульсивными рывками, как бы в припадке эпилепсии, лицо его искажалось, а глаза были дики, словно у заарканенной кобылицы, он пытался удержать свои ноги, но что-то тянуло их вперед. И вот он уже подбирает черепа и чертит круг.) Я полагаю, старина Георг не вполне отдавал себе отчет, во что ввязывается, затмение на него нашло, и в затмении пришел он на развилку.

ГОСПЕЛЬНЫЙ ПОЕЗД


Давайте, люди все на борт Поезд отходит опоздавших не берет Боже, да не слушайте вы дьявола Он найдет, чем вас задеть курящих этот поезд не возьмет этот поезд... Давайте же, люди начинается морось все по Вагонам, это госпельный поезд Не слушайте вы дьявола Не слушайте вы дьявола Сатана вас обманет Сатана вас обманет Я сказал, Сатана вас обманет а курящих этот поезд не возьмет этот поезд этот поезд уууу уууу Давайте, люди: все на Борт Поезд отправляется и еще одного возьмет Господу доверьтесь уууу ууууу

СЧАСТЛИВЫЙ ДЕНЬ


Прекрасную девушку я знал давно в испанском городке но ее променял на красотку одну и с ней виделся накоротке а красотка та с сердцем как слюда все хотела держать меня на поводке так не плачь по мне я уеду -- и пусть а счастливым днем вернусь Ты парням передай -- я живу хорошо больше нет заморок и обид пусть поют обо мне мне домой пути нет много миль мне еще пройти предстоит А вон мисс Келси -- у ней я с уроков сбегал старый Джонни О`Тул -- его в пул обдувал так не плачь обо мне я уехал -- и пусть но когда-нибудь вернусь Когда я был мальчишкой Отец сажал меня, бывало, на колени И говорил мне Он много чего мне говорил Он говорил: сын В этом мире есть много того Чего тебе никогда не пригодится Но когда тебе будет хреново И ты растеряешь остатки снов Ничто не сравнится с костром в лесу И банкой бобов Вон мисс Келси пришла у ней я с уроков сбегал Старый Джонни О`Тул Его в пул я обдул Так не плачь по мне Я уеду -- и пусть А счастливым днем вернусь

ПОСЛЕДНЯЯ РОЗА ЛЕТА


Мне нравится Как на ветру Трепещут облака Уходит лето Оставляя Слезы на щеках Сушу я зимние носки И чувствует мой сад -- Любимой розы лепестки Не прирастут назад Хоть снег лежит Привычка жить Меня к нему Ведет И вместе со мною Он очень Тихо поет Когда роза Моя отцветет

Наша библиотека является официальным зеркалом библиотеки Максима Мошкова lib.ru

Реклама